ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
821

Любовь и комиксы

Дата публикации: 06.07.2013
Дата последнего изменения: 11.07.2013
Название оригинала: Comicbook Geek
Автор оригинального текста: bewaretheides15
Автор (переводчик): Art Bohemia; Маленькая сосна;
Ссылка на оригинал: bewaretheides15.livejournal.com (Part 1), bewaretheides15.livejournal.com (Part 2)
Разрешение на перевод: получено
Бета: Орикет
Пейринг: J2; Джаред / Дженсен;
Жанры: АУ; колледж-AU; флафф; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Примечания: Командный перевод на АУ-фест
Саммари: Дженсен – болезненно застенчивый студент, изучающий живопись. Каждую неделю он приходит за комиксами в книжный магазинчик, где работает Джаред.

 banner

 

Part 1


Джаред бессмысленно теребил страницу книги в мягком переплете, заминая уголок то в одну, то в другую сторону. За последние двадцать минут он так и не удосужился перевернуть хотя бы один листочек, да и саму книгу он наверняка держал вверх ногами.

- Я вернулась.

Кэти провозгласила это с таким же энтузиазмом, с каким сообщила бы, что у нее генитальный герпес, обошла прилавок и принялась проверять кассу. Джаред, не особо прислушиваясь, бормотнул что-то похожее на ответ и, украдкой скосив глаза, начал осматривать проходы между стеллажами.

В дальнем углу под вывеской «Графические романы» виднелся колючий темно-русый затылок и рука, что-то поспешно набрасывающая в бессменном блокноте.

- Эй! - Джаред вздрогнул от легкого подзатыльника Кэти.

- Я вернулась, говорю. Можешь валить отдыхать, - она отбросила назад челку и одарила его своей фирменной гримаской «без тебя справлюсь, балбес». Джаред был уверен, что ей стоит запатентовать это выражение лица. Тратить время на препирательства ему не хотелось, уж лучше продолжать шпионить за секцией, поэтому Джаред поспешил заверить:

- Да ничего. Я еще, пожалуй, задержусь чуть-чуть.

Джаред надеялся, что его интерес к секции графических романов был не слишком заметен, но, видимо, все же «слишком» и «заметен», потому что взгляд Кэти проследовал туда, словно по развешенным указателям. Она раздраженно простонала и закатила глаза так, что Джаред реально испугался, как бы у нее там чего не повредилось.

- Супер, - она фыркнула и добавила: - Пойду я, лучше, пополню наши запасы, пока ты тут строишь из себя малолетнюю дурочку.

Кэти удалилась, наглядно иллюстрируя каждым движением извечную женскую фразу «боже, мужчины - такие идиоты». Джаред впечатлился и даже мысленно пообещал себе понаблюдать за ее жестами и попробовать повторить - вдруг пригодится.

Значит, малолетняя дурочка? Грубовато, но справедливо.

Джаред и сам знал, что выглядит жалко с этим своим маленьким увлечением. Высокий, с чувством юмора, по всем меркам симпатичный, он никогда не испытывал особых трудностей с тем, чтобы пригласить кого-нибудь на свидание или затащить в постель. Но что-то в Дженсене сдерживало его. Джареду казалось, что он пытается приручить дикого зверька: нерешительного, непостоянного и до смерти медлительного. И уж совершенно не в кассу оказывался тот факт, что каждый раз при встрече Джаред сдыхал от желания перетащить Дженсена через стойку и впиться в его офигенный рот поцелуем. Желательно с языком и прочими извращениями. Если бы не высокая вероятность того, что Дженсен от смущения заработает инфаркт, Джаред так и сделал бы, ей-богу.

Так что влип он по уши и жил теперь от одного дженсеновского загула по комиксам до другого. Он ждал эти еженедельные визиты с диким волнением, даже изменил свое расписание так, чтобы вторая половина дня в среду обязательно оказывалась рабочей.

Почти все, что Джаред знал о Дженсене, собиралось по кусочкам из невнятных односложных ответов на доставучие пламенные расспросы и случайных зацепок. Фактически и имя-то Дженсена ему удалось выяснить лишь потому, что магазин давал скидку студентам местного колледжа, и, чтобы ее получить, следовало предъявить студенческое удостоверение. Джаред мысленно окружил крошечную неудачную фотографию Дженсена на удостоверении рамочкой из розовых сердечек и прочих романтических финтифлюшек. Да, фигня про малолетнюю дурочку явно попала в точку.

Большинство, наверное, уже сдались бы. За полтора месяца его мучений Дженсен заговорил всего пять раз, и то - по одной фразе за раз, но Джаред кайфовал от каждого слога. Его ослиное упрямство объяснялось просто – Джаред был уверен, что нравится Дженсену. Краснеет ведь, когда Джаред ему улыбается, а? От улыбок Кэти не краснеет - Джаред проверял.

А еще Дженсен разрешил Джареду просмотреть свой блокнот с набросками. Вот так Джаред и выяснил, что тот изучает живопись. Переспросил потом, конечно, и Дженсен только смущенно кивнул в ответ. Ну, хорошо, может, “разрешил посмотреть” - слишком громко сказано, Дженсен просто оставил блокнот на прилавке, пока рылся в своем бумажнике, а Джаред, кажется, начал перелистывать без спроса. Но Дженсен его не остановил, так что, выходит, разрешил. Даже улыбнулся, когда Джаред похвалил его зарисовки, и внутри от этой улыбки как будто сладкая патока разлилась.

Честно говоря, по-дурацки все это выглядело. Они едва знакомы, а Дженсен на него действует, как магнит - на стружку. Причем, Джаред даже сомневался, что тот способен внятно говорить, а про ориентацию или хоть какую-то симпатию вообще ничего не известно. Но, похоже, сердцу Джареда ни фига не докажешь такими логичными рассуждениями, и как только Дженсен показывался в дверях, оно начинало трепыхаться как чокнутая бабочка.

Блин, вот помяни дьявола... э-э... то есть ангела, а-аа, да без разницы!

Дженсен появился из-за длинного ряда книг со стопкой комиксов в одной руке и блокнотом в другой. Он смотрел вниз на свои черные кеды - ага, кеды, Дженсен, конечно, гик, но не выпендрежник (Джаред зачастую сам себе выдумывал подобные объяснения). Дженсен не поднял головы даже у кассы, вручая Джареду собранный урожай комиксов. Джаред забрал журналы и осмелился легонько задеть испачканные грифелем пальцы Дженсена - чуть-чуть, только чтобы почувствовать тепло кожи. Дженсен дернулся назад, как от ожога, подпихнул кончиком пальца очки в проволочной оправе обратно, повыше на переносицу, его щеки покраснели под россыпью веснушек, и Джаред чуть не сдох от желания лизнуть их.

Их магазинчик не знал переоборудования еще со времен всемирного потопа. Джареду приходилось вручную вбивать коды для каждой покупки, но когда приходил Дженсен, это было только в радость - так удавалось немного продлить эти классные моменты.

Джаред на полном автомате нажимал истершиеся клавиши и поглядывал на Дженсена. Тот стоял, все еще опустив глаза, закусив полную нижнюю губу, и коротко обстриженным ногтем отковыривал с прилавка отслаивающиеся наклейки. Джаред мгновенно запаниковал: вдруг он переборщил со своими приставаниями? Обычно Дженсен хоть немного улыбался, когда торчал возле кассы.

Джаред перевернул последний журнал, чтобы посмотреть штрих-код, и на пол за кассой слетела какая-то бумажка. Джаред бросил комикс на стопку и с недовольным ворчанием, злясь больше на себя за спешку, чем на какой-то дурацкий промо-флаер - или что там еще лежало - полез под прилавок и нашел заблудившуюся бумажку.

К тому времени, как он поднялся с пропажей, Дженсен, прижав к груди комиксы, находился уже на полпути к выходу, а на прилавке лежали сорок долларов. Сердце Джареда ухнуло в бездонную пропасть.

meeting

Нажать на кнопку, открывающую кассовый ящичек, и переложить туда купюры оказалось страшно сложным, тело действовало почти без участия с его стороны. Джаред не мог сказать, как долго он простоял, уставившись на помигивающие циферки, прежде чем осознал, что в руке у него все еще та самая бумажка.

Листок оказался из плотной бумаги, не такой, как страницы в журналах, слегка шероховатой и неровной по краям. Похоже на то, что его вырвали из блокнота Дженсена.

Джаред положил его на прилавок и увидел, что это комикс. Неаккуратно нарисованные от руки рамки и угловатые, будто курица лапой царапала, подписи только подчеркивали, насколько тщательно сделаны сами рисунки. Прорисовано было здорово, но до Джареда только через минуту дошло, что человек, стоящий за прилавком - он сам. В комиксе он улыбался парню с коротким ежиком волос, в очках с тонкой оправой, вполовину не такому симпатичному, как реальный Дженсен, что нисколечко не удивляло – тот наверняка понятия не имел о том, насколько соблазнительно выглядит в жизни.

Но если чего Дженсену-из-комикса и не доставало в наружности, то он восполнял это своим поведением. Он опирался на прилавок, улыбался и свободно приглашал на кофе Джареда-из-комикса (везет же засранцу нарисованному)... Джаред-из-комикса улыбался и проводил рукой по волосам. Джаред признался сам себе - жест схвачен очень верно, да и вообще было заметно, насколько больше труда потрачено на него, чем на изображения самого Дженсена. Лицо прорисовано досконально: точные карандашные штрихи выделили глаза, щеки, ямочки и другие черты - вплоть до кадыка, впадинки между ключицами, чуть выступающими над рубашкой. Джареда-из-комикса щедро одарили вниманием, и Джаред на секунду замер - в груди защемило при мысли о том, что
так корпеть над деталями мог только тот, кого он все-таки нехило зацепил.

Джаред-из-комикса не тормозил, само собой, и принимал приглашение, а Дженсен-из-комикса, ловкий сукин сын, наклонялся ближе, чтобы захватить в кулак - ого, неужели у него и правда такая обтягивающая одежда? - рубашку Джареда-из-комикса и притянуть его в поцелуй.

И опять было абсолютно ясно, кого рисовали с бОльшим старанием: тщательно очерченная ладонь Джареда обхватывала подбородок нарисованного Дженсена, лицо Джареда на переднем плане изображено так, что даже видно, как блестят губы. В то же время фигура нарисованного Дженсена представляла собой неопределенный набросок. Эта нечеткость мучила Джареда, внезапно ему до ужаса стало необходимым наполнить карандашно-бумажную тень жизнью - зацелованным ртом Дженсена, блестящим от языка Джареда, его полузакрытыми, затуманенными от возбуждения глазами. Безудержное воображение дорисовало картину, и слава богу, что прилавок скрывал сильный стояк.

Мать моя, он нравился Дженсену! Дженсен хотел пригласить его на свидание! Стеснительность Дженсена довела до того, что Джареду все время хотелось облапить его и уволочь домой, и от возбуждения он издал звук, явно не дотянувший пару октав до мужского голоса. Но Джареду было наплевать совершенно, ведь Дженсен хотел его поцеловать! Все, это был однозначно лучший день в его жизни!

Теперь осталось только сообразить, как добраться до Дженсена. Он позвонит кое-кому. Джаред был знаком практически со всеми в кампусе – один из плюсов общительности. Кто-нибудь из его знакомых просто обязан знать как вычислить - может быть, может быть, скрестим пальцы – его будущего бойфренда.

В конце концов, это просто его долг - Дженсен забыл свою сдачу.



Part 2


Дженсен валялся на кровати, вглядываясь в потолок, как будто ждал, что решения его многочисленных проблем сами нарисуются на неровной краске. Господи, ну что за лажа? Почему у него не получается быть спокойным? Невозмутимым? Твою мать, почему он по жизни не может вести себя как нормальный человек и не затыкаться наглухо, когда парень, о котором мечтаешь день и ночь - хоть до конца в этом и не признаешься - просто улыбается. Ну вот почему?

И почему, почему, почемупочемупочему он отдал Джареду этот идиотский рисунок?

Нечего тут и спорить, его повернутость на этом парне становится уже смешной. Он так больше не может - осталось учиться еще два года, а такими темпами с Джаредом, скорее, заговорит пожарный кран, чем Дженсен пригласит его на свидание. Но от этих мыслей идея с рисунком удачнее не казалась.

Зарисовки ведь даже не предназначались Джареду, это была просто шпаргалка, чтобы Дженсен мог наконец-то ответить хоть что-то связное на вопрос “как дела?”. А потом Джаред посмотрел на него и прикоснулся к руке, и мозг Дженсена ушел погулять, превратив его в садовую скульптуру, ну или что-то такое же бесполезное, но умеющее стоять столбом.

И он убежал. Обычное дело для него - сбежать, когда парень, о котором месяцами - месяцами! - мечтал, вдруг обнаруживает, что ты живой. Вот с Крисом такой хрени никогда не случается.

Дженсен удрученно вздохнул и раскинулся на всю ширину огромного матраса; комиксы протестующе зашуршали, захлопали страницами, когда он столкнул их ногами с покрывала. Он пообещал себе извиниться попозже перед Тёмным Росомахой - в ближайшем будущем его личная жизнь вряд ли будет отличаться разнообразием, так что стоит вести себя повежливей.

О чем он вообще думал?! Гей Джаред, там, или не гей - это конечно вопрос, но, в любом случае, парень вроде Джареда вряд ли влюбится в такого, как Дженсен. Он... он как греческий бог... или почти бог, можно сказать, дар, ниспосланный небесами, чтобы облагодетельствовать мир и Дженсена за компанию светом и красотой, и ему офигительно повезло, что Джаред работает в сфере обслуживания и время от времени должен ему улыбаться.

Ну ладно, может быть, он слишком сильно бьется головой о стену, но по большей части все так и есть. Джаред милый, общительный и популярный, самый дурацкий диалог на сцене может превратить в стихи, и еще он самый сексуальный человек, которого довелось увидеть Дженсену и в жизни, и на рисунках. А Дженсен - мрачный тип, который всегда сидит на задней парте и разрисовывает тетради каракулями.

Что он только не делал: таскался на все спектакли весенней постановки, потому что Джаред играл там главную роль, стал часто ходить в книжный за пределами кампуса только потому, что, оказывается, Джаред там работает и ему время от времени приходится смотреть на Дженсена, когда тот покупает что-нибудь. Да, все это, по меньшей мере, печально. Дженсен вообще более-менее регулярно разговаривает только с двумя людьми. И то - он прожил с обоими в одной квартире больше двух лет, а все равно нервничает и запинается. А еще очки и веснушки, и по-девчоночьи пухлые губы, и дурацкие кривые ноги, и... да нет, никогда такому не бывать. Джаред должен слегка свихнуться, чтобы ему пришло в голову провести время с Дженсеном, и уж оказаться совсем чокнутым, чтобы захотеть встречаться, да еще и заниматься кое-чем совсем неприличным, о чем Дженсен мечтал уже так долго.

Дженсен все это прекрасно понимал, а значит, по-хорошему, ему должно бы хватить мозгов, чтобы оставить все как есть. Но нет, надо было пойти и угробить единственный светлый момент за всю неделю - позволить Джареду увидеть дебильный рисунок! Теперь он и в глаза тому посмотреть не сможет, придется ходить в магазин в кампусе и привыкать к печальному отсутствию Джареда в его жизни, а все потому, что Дженсен - идиот.

Мда, жизнь - отстой.

Во входную дверь постучали. Скорее всего, это очередная девчонка разыскивает Криса, и Дженсен решил не заморачиваться с объяснениями, что никого нет дома, и вообще не открывать, но благое намерение сменилось утешительной мыслью: а вдруг это маньяк-убийца? Тогда его мучениям пришел бы конец.

Возмущенно рванув дверь, он обнаружил, что ошибся по обоим пунктам, потому что Джаред - абсолютно точно не девушка и вовсе не маньяк. У Дженсена возникло стойкое ощущение, что его легкие переместились в желудок и тихо там перевариваются.

- Привет, - сказал Джаред; от улыбки на щеках у него появились ямочки, и еще пара-тройка внутренних органов, которые, по убеждению Дженсена, не должны проявлять самостоятельность, вдруг отрастили крылья и попытались улететь.

У Дженсена получилось открыть рот и выдавить какой-то невнятный звук. Господи, ну почему?

Джаред тихо и, кажется, немножко смущенно засмеялся, большой красивой ладонью пригладил шелковистые мягкие волны волос. Ну, по крайней мере, они выглядели шелковистыми. Дженсен бы с радостью вызвался мыть Джареду голову всю оставшуюся жизнь только для того, чтобы выяснить, каковы они на ощупь. Только, по предварительным прикидкам, во время мытья пришлось бы разговаривать, а это было явно за пределами физических возможностей Дженсена. Давай, мямля, скажи уже что-нибудь!

- Э... - Джаред начал копаться в нагрудном кармане, покусывая нижнюю губу. Да что тут происходит, в самом деле? АЫЫЫ! Может, Джаред пытается его убить? К задаче он, конечно, подходит творчески. - Ты, э-э... - Джаред выудил комок мятых банкнот и мелочь - в его ладони это выглядело какой-то ерундой, - ты забыл свою сдачу.

Ага. Точно. Сдача.

Так вот он, конец, да? Ну что же, по крайней мере, Джареду хватило благородства придти и сообщить ему все лично - ну разумеется, хватило, Джаред, мать его, идеален! Ему, наверное, даже неловко, потому что Дженсен никогда больше не сможет пользоваться входной дверью из-за болезненных воспоминаний о том, что здесь его ласково бросили. Внезапно Дженсен даже обрадовался, что забыл очки в спальне - ему совсем не светило наблюдать эту кровавую бойню в высоком разрешении.

- Спа-спасибо, - чудом удалось произнести. Ну, если Джаред мог вести себя цивилизованно в такой ситуации, то и у Дженсена тоже получится. Он не зарыдает до тех пор, пока не запрется надежно в комнате, причем, на несколько дней.

- Всегда пожалуйста, - Джаред опять поправил волосы и закусил губу. А вот это жестоко, офигеть как жестоко.

Даже за миллион долларов Дженсен не мог бы объяснить, что случилось. Мозг словно отключился на пару секунд: вот Джаред стоит на крыльце, мягко улыбаясь своим ботинкам, и вот его рука уже обвила затылок Дженсена, а губы нежно, но уверенно касаются губ Дженсена. Ну и фиг с ними, вряд ли пропавшие секунды были важными.

Джаред мягко, едва-едва прихватывал ртом нижнюю губу Дженсена, будто пытаясь соблазнить его на что-то еще. Да-да, что-то еще - это было бы круто! Самый кончик соблазняющего и умелого языка Джареда дразнил губу Дженсена, и это, это... о!!!

 

kiss


Неожиданно тело Дженсена решило последовать своей собственной программе, забив на мозги окончательно, и бросилось к Джареду. К счастью, Джаред был большим и рослым - Дженсен пытался не дрожать как мышь, когда думал об этом - и они не рухнули на крыльцо, когда он запутался руками в волосах Джареда - ага, шелковистые, он так и знал! - при этом одной ногой зацепившись за его бедро и повиснув на нем чуть ли не всем весом.

Он исследовал языком каждое горячее и вкусное местечко обалденного рта Джареда, а Джаред отвечал ему с не меньшим энтузиазмом. Он втащил Дженсена в дом и захлопнул за ними дверь, чтобы их не обвинили в нарушении общественной морали, проскользнул свободной рукой под рубашку Дженсену, и тому пришлось побороться с желанием разорвать ее в стиле Халка.

- Господи, Дженсен, - слова прозвучали невнятно прямо ему в губы, потому что он ни на секунду не мог оторваться ото рта Джареда, - детка, ты меня убиваешь.

И как раз это заставило Дженсена на секунду прерваться, ни в коем случае не потому, что ему хотелось, а просто мозг поджаривался до хрустящей корочки: ведь Джаред - Джаред! - обратился к нему “детка”. К сожалению, это дало возможность Джареду использовать свои совершенные, зацелованные губы не по назначению - на разговоры.

- Подожди, подожди, - Джеред тяжело задышал, большим пальцем накрывая губы Дженсена, не давая ему возможности продолжать наслаждаться поцелуями. Но это все-таки палец Джареда, его можно было использовать. - Нам надо вместе выбраться пообедать или погово-ах! - Джаред сорвался с низкого хриплого тона на какой-то писк, когда Дженсен всосал палец-нарушитель в рот и увлеченно начал изучать шероховатые линии кожи, ее солоноватый вкус языком. - Черт, Джен, - застонал Джаред, предполагаемое раздражение в голосе стиралось тем, как жадно его губы двигались по тонкой коже шеи Дженсена, - не стоит нам торопиться. Ты мне нравишься, я пришел просто поговорить.

Он что-то еще говорил, но Дженсен с чистой совестью все прослушал, потому что именно сейчас Джаред ставил горячий алый засос высоко на его горле. Дженсен вздрогнул всем телом, когда понял, что эта отметка будет видна каждому, кто соизволит посмотреть на него. Стояло от этого, как никогда в жизни.

Он нашел в себе силы оторваться от пальца Джареда только после того, как тот схватился за короткие волосы Дженсена и оттянул его назад.

- Найди мне кровать или мы делаем это прямо здесь, - застонал Джаред, кивая в сторону разномастной мебели в гостиной. Дженсена устроила бы любая горизонтальная поверхность, хотя он понимал, что тут их застанут с вероятностью девяносто восемь процентов. Но прямо сейчас его это совершенно не волновало. Тяжеловато как-то сопротивляться такому дикому и развратному рычанию, и, пока его окончательно не развезло, он, вместо того, чтобы упасть на пол и раскинуться так, как того требовали ноющие яйца, неистово закивал, схватил Джареда за руку и понесся по коридору, через кухню в заднюю комнату, которую считал своей спальней.

Едва дверь захлопнулась, Дженсен оказался качественно прижатым к ней всем весом и напором Джареда. Кирпичи в стенке и то не так плотно укладывали. Джаред - наконец-то реальный, ненарисованный - задрал на нем серую “змеиную” рубашку, ага, ту самую, с блестками, за которую Данниль дразнила его геем. Можно было, конечно, повестись и снять ее, но он - гей, и рубашка сработала просто отлично!

Джаред, как лижущийся котенок, проложил поцелуи вокруг пупка, вниз по дорожке волос и восхищенно выдохнул:

- Потрясающий...

Дженсен посмеялся бы над той пургой, которую прогнал Джаред - ага, он сказал о нем “потрясающий” - если б хоть чуть-чуть мог дышать.

Затем - твою мать, дышать-то надо, если уже наплевать на то, что он говорить не может - Джаред расстегнул Дженсену ширинку. Джаред Падалеки, персональное божество Дженсена, парень, которого он рисовал десятки раз...

Вот засада! Джаред-то здесь, в комнате Дженсена, где полно папок с набросками, зарисовками и почеркушками, включая и те, где Дженсену пришлось использовать воображение для заполнения некоторых пробелов, чтобы запечатлеть Джареда обнаженным. И со стояком. Ну а что, Дженсен рисовал себе порно с Джаредом, и уже достаточно давно. Он был в настоящем отчаянии, что ж тут непонятного? Ему в жизни бы в голову не пришло, что Джаред появится тут, и возникнет риск, что он наткнется на что-нибудь такое. И как, черт бы все побрал, объяснить парню, в которого ты, на минуточку, влюблен, что ты не мерзкий сталкер, тебе просто нужно немножко визуальной помощи, чтобы дрочить. Ужасно, все ужа...

- Агхххххх...

Иисусе, рот Джареда. Член Дженсена во рту Джареда. Этому охренительному рту должны строить храмы, посвящать оды и баллады. Дженсена окружала обволакивающая, засасывающая жара, язык Джареда становился нежным и гибким, как будто поддразнивал снизу. Расслабив челюсть, он своими стонами и всасывающими движениями подстегивал Дженсена подаваться бедрами навстречу. Чувствуя, что достал головкой заднюю стенку горла, Дженсен услышал влажный всхлип, задыхающиеся звуки, но Джаред отказался выпустить его и, когда Дженсен попытался резко отстраниться назад и освободиться, Джаред подался вперед и вобрал его как можно глубже.

Электрический ток и сладкая патока разлились по венам Дженсена, его голова беспомощно уперлась в дверь. Ему показалось, что тело превратилось в напряженную пружину, сворачивающую свои витки все туже и туже с каждым втягивающим и отпускающим движением рта Джареда в попытках выдоить из него оргазм. Черт бы его побрал, но это сработало без труда, и все грозило закончиться слишком быстро - Дженсена неумолимо понесло к краю пропасти, и никакая пресловутая мужская гордость не могла остановить его.

- Джаред, - он задыхался, - я не могу, я сейчас… о…. твою ж!..

Ошеломляющий жар прокатился по его нервам, и перед глазами заплясали звездочки.

- Да, кончи, - Джаред, приоткрыв рот, ласкал головку поцелуями и втягивал его член между мягкими крышесносящими губами, - кончи для меня, Джен.

Джаред вряд ли имел в виду “прямо сию секунду”, но в этот момент доказывать члену Дженсена что-либо было уже бесполезно, потому что он извергся толстыми тягучими нитями, попадающими на подбородок Джареда и вниз по шее. Джаред со стоном закрыл глаза, откинулся с наслаждением, словно это лучшее, что он когда-либо чувствовал, и позволил следующему выплеску соскользнуть по кадыку, чтобы собраться в выемке шеи. Дженсену казалось, что, глядя на Джареда, можно кончать невообразимо долго, а тот, своей рукой вытягивая из него каплю за каплей, превращал оргазм в бесконечность.

Это... Он... Короче...

Дженсен сполз вниз по двери и, глухо застонав, мешком рухнул на колени Джареду. Джаред необидно рассмеялся, притянул его к себе, и Дженсен, дрожа от полученного удовольствия, приник к его припухшему рту с глубокими расслабленными поцелуями и языком размазал сперму на подбородке.

Тело Дженсена, как оказалось, больше соображало, чем он сам, и податливо терлось об очень настойчивое напоминание под джинсами о том, что Джаред не кончил.

- Ты хочешь... я могу... - почти предложил Дженсен, готовый практически на все, что мог бы попросить Джаред. Тот нежно прикусил губу Дженсена, посасывая ее совсем уж неприлично, отчего его мягкий член тут же начал возвращаться к прежнему состоянию. - Господи, трахни меня, - прошептал он и постарался заткнуться, целуя Джареда, прежде чем сделает еще какую-нибудь глупость, скажем, предложит родить ему детей.

Джаред опять застонал - звук задрожал у губ Дженсена. Большая ладонь шлепнула Дженсена по голой заднице.
- Боже, детка, давай в следующий раз. Сейчас не смогу. Мне... ох... просто дотронься до меня.

С небольшой заминкой Дженсен справился с огромным размером Джареда - черт, он совершенно его недооценил, считая, что свободно обхватит член. Он плотно сжал мокрую облизанную руку, позволяя Джареду беспокойным движением бедер втрахиваться в сжатый кулак. Сидя у него на коленях, Дженсен чувствовал каждое движение ног Джареда, силу воздействия каждого удара и то, как удовлетворенно подрагивал член каждый раз, когда он сильнее сжимал головку. Пока что можно было только воображать ощущения от того, как Джаред бы двигался у него внутри, вбиваясь до одури. В конце концов, Джаред сказал «в следующий раз», ему нравится то, что происходит, ему нравится Дженсен и он хочет повторить.


Запрокинув голову, крепко зажмурив глаза, Джаред не мог удержаться от блаженного “О!”. В сетчатку глаз Дженсена намертво впечаталось, как Джаред выгибает покрытую каплями спермы шею и бурно кончает, толчками выплескиваясь прямо на их рубашки. Если бы у него хватило силы воли выбраться из объятий Джареда и удержать карандаш в руке, он бы перенес все на бумагу, но сейчас хотелось только наслаждаться тем, что происходит наяву.

Их дыхание понемногу выравнивалось, правда, процесс несколько тормознулся у Дженсена, потому что Джаред снял рубашку, чтобы вытереть шею, и без рубашки он, конечно, возбуждал Дженсена еще больше. Они преодолели несколько футов до постели, и Дженсен тоже снял свою рубашку - так казалось правильнее. Джаред - к неисчерпаемому удивлению Дженсена - проявил в этом вопросе не меньший энтузиазм, чем сам Дженсен, когда занимался одеждой Джареда. Ну, естественно, частичная обнаженность быстро превратилась в полную, и Дженсен задумался, не свихнулся ли он, часом, на почве отказа, и это его воображение выкидывает такие шуточки, потому что все законы привычной реальности противоречили картинке “Голые Джаред и Дженсен прижимаются друг к другу в постели”.

И все-таки язык Джареда, юркий и возбуждающий, дразнил его собственный, Дженсен прижимался к его коже, горячей и бархатной, медленно встающий член Джареда упирался ему в косточку бедра, так что ему ничего не оставалось другого, как придти к выводу: всё это невероятное... ВСЯ ЭТА НЕВЕРОЯТНАЯ ХРЕНЬ ТВОРИЛАСЬ НА САМОМ ДЕЛЕ!

Из мысленной победной пляски Дженсена вырвал звук, не предвещавший ничего хорошего. По кухонному линолеуму прогремели ковбойские сапоги, следом за ним застучали шпильки, а он явно не успевал предотвратить того, что сейчас случится.

KrisDan

- Эй, чувак, ты видел мои... - начал Крис, еще не войдя в комнату. Дженсен слышал, как задребезжала древняя дверная ручка, штырек выскочил из гнезда, потому что Дженсен был слишком занят, чтобы до конца закрыть замок, и в финале прозвучал резкий выдох, когда Крис увидел их. Плохо, что так все обернулось, потому что теперь ему придется убить Криса за то, что тот видел Джареда обнаженным, это наверняка скажется на арендной плате... и:
- Черт! Господи! Блин, Дженсен, запираться же надо!
- Блин, идиот, стучаться же надо! - завопил он, и дверь со стуком захлопнулась.

Когда открылась дверь, Джареда подбросило так, что он свалился с Дженсена и почти упал с кровати. Теперь он смотрел во все глаза, одна бровь медленно поднялась вверх. Дженсен, запинаясь, принялся извиняться за своего дурацкого соседа по квартире, в животе скапливалась тяжесть: теперь Джаред решит, что “следующий раз” - не такая уж хорошая идея, в конце концов хорошенько все обдумает и поймет, что Дженсен никаким ракурсом не вписывается в Лигу Выдающегося Джареда.

Джаред засмеялся - очень низко, тягуче, так что слегка затрясся матрас.

- Ты умеешь кричать! - пояснил Джаред, как будто сделал чудесное открытие. Он улыбался уха до уха, ямочки практически ослепляли, Дженсен не был уверен, что понял юмор, но когда тебе улыбаются ТАК, физически невозможно не улыбнуться в ответ.

- Да, - признал он, потирая загривок, начиная находить смешное в ситуации теперь, когда вероятность того, что Джаред вдруг сдаст назад, уменьшилась.

Все еще тихо смеясь, Джаред вернулся на свое место на кровати и наклонился за поцелуем, которого Дженсен жаждал больше, чем пищи, крыши над головой и пива в холодильнике, и тут зазвонил проклятый телефон. Не будь он таким дорогим, давно расколотил бы его на мелкие кусочки! Со стоном Дженсен потянулся к тумбочке - будет же пищать, пока не проверишь текст - опять засада полнейшая! - но это оказалось еще не все.

То, что Джаред любопытный, он знал. Дженсен обнаружил этот факт в один прекрасный день, когда случайно оставил свой альбом в пределах досягаемости, и тогда очень порадовался своей паранойе, заставляющей хранить рисунки с Джаредом не в учебном блокноте. Но это любопытство - часть Джареда, и как же оно может не нравиться? Остается только надеяться на то, что Джаред так же воспримет его привычку тратить тридцать баксов в неделю на комиксы.

Как оказалось, у Джареда не существовало вообще никаких проблем с нарушением личного пространства, так что он спокойно прочитал смс-ку из-за плеча Дженсена, пока тот щурился и пытался различить расплывающееся послание от Данниль, гласившее: “Крис сказал, у тебя проститутка. Ты в курсе, что не можешь водить сюда проституток? Скажи, что Крис соврал”.

Джаред снова разразился хохотом, и надежда Дженсена на то, что когда-нибудь он и этот бог во плоти переспят, тихо увяла, выкопала себе могилку и легла умирать. Дженсен быстро схватил Джареда за руку и торжественно поклялся:
- Я никогда не занимался сексом с проституткой!

Ему позарез надо было убедить Джареда, что все очень серьезно.
- Я никогда не встречался с проституткой, ну, насколько я знаю. А мои соседи просто идиоты, правда!

Очень хотелось добавить, что эти идиоты умрут медленной и мучительной смертью. А еще друзья! Нет, так друзья не поступают. Он бы уже трахался с Джаредом, если бы у него не было вот таких “друзей”!

Джаред обхватил его лицо ладонями, наклонился и поцеловал так нежно, что он снова начал отчаянно надеяться, что это не прощание.

- Расслабься, - прошептал Джаред. - Ты еще с Чадом не познакомился.

Чад? Кто такой Чад? Твою мать, что же происходит? Джаред поднимается с кровати и втискивается в свои штаны? Нет, нет, нет! Все должно было пойти не так!

- Правда-правда, - Джаред очень спокойно, как будто не видя, что этим просто убивает Дженсена, застегнул молнию на джинсах. Но пуговицу он почему-то не застегнул. - Если бы сюда вошел Чад, мой сосед по комнате, он бы тебя достал вопросами, не проститутка ли ты сам, не знаешь ли случайно проституток женского пола и не мог бы ты любезно поделиться с ним телефончиками.

По-прежнему улыбаясь, Джаред открыл дверь спальни - как так можно радостно улыбаться, оставляя его тут, можно сказать, разбитого на кусочки? - и вышел на кухню. Без рубашки, естественно - она вся в сперме. А еще через секунду до Дженсена дошло, что Джаред не обулся. Потом он увидел на полу рядом с бумажником и высыпавшейся мелочью ключи от машины. Все это явно не принадлежало Дженсену.

Минуточку, что?

Дженсен перестал анализировать ситуацию, влез в какие-то боксеры, метнулся вслед за Джаредом и тут же нашел его в гостиной - тот представлялся изумленной Данниль.

- Я Джаред, - Джаред протянул ладонь, достаточно большую, чтобы в ней поместились обе ладошки девушки, - бойфренд Дженсена. Надеюсь, в будущем вы будете часто видеть меня.

- Я тоже надеюсь, - Данниль, затаив дыхание, пожала ему руку, прошлась взглядом по километрам голой груди и перевела его к низко сидящим, все еще не застегнутым джинсам. Дженсен подавил неожиданную волну раздражения и ревности, он застрял на слове “бойфренд” и не успел осмыслить остальное. – Погоди. Джаред? - вдруг удивленно моргнула Данниль, по-видимому, только приходя в себя - Дженсен мог ей только посочувствовать, он по себе знал, как Джаред действует на людей. – То есть, тот самый Джаред, который “Джаред”?

Джаред снова засмеялся, провел рукой по все еще немного влажным от пота волосам:
- Джаред Падалеки, вообще-то.

Данниль тоже засмеялась, затем посмотрела на Дженсена, снова на Джареда, снова на Дженсена, задавая взглядом вопрос, на который Дженсену ужасно не хотелось отвечать. Джареду совсем не нужно знать о том, что он немного «того» из-за него. Мда, не стоило тогда рассказывать про это Данниль.

- Ты разговариваешь с проституткой? - крикнул Крис из своей комнаты. Да что ж такое-то? Нет, его правда надо убить.

- Я не проститутка! - завопил в ответ Джаред весело, одновременно с возгласом Дженсена и Данниль:
- Он не проститутка!

- Хотя... если когда-нибудь передумаешь... - Данниль подмигнула Джареду, который обаятельно улыбнулся. Ну все, ее Дженсен точно прикончит!

- Эй, - досадливо вмешался он в разговор и машинально шагнул к Джареду, как будто имел право ревновать. Джаред повернулся к нему, улыбнулся еще шире, обнял, подтянул к себе и поцеловал в лоб.

- Думаю, в настоящий момент я занят, - Джаред подмигнул Данниль, но в голосе у него звучала нежность, такая же, как в глазах, когда они встретились взглядами с Дженсеном.

Данниль громко откашлялась и ухмыльнулась:
- Ну что ж, оставлю вас, мальчики, - за спиной Джареда она восторженно показала Дженсену поднятые вверх пальцы. Ну ладно, может, он еще подумает - убивать своих соседей или нет.

Из всего возвращения в спальню он запомнил только свои пальцы, переплетенные с пальцами Джареда, остальное - в тумане, хотя у него четко отпечаталось, как на этот раз, прежде чем позволить втянуть себя в поцелуй, он запер дверь на замок. Сейчас все прошло по-другому, без лишних разговоров и переживаний, тепло и уютно, спокойно. Это казалось очень странным, учитывая, что меньше часа назад Дженсен страдал, что Джаред никогда его не захочет.

Его вдруг осенило, и он выпалил прямо в губы Джареду:
- Бойфренд?

Джаред ведь определенно, совершенно точно назвался его бойфрендом.

Джаред склонил голову набок, вроде бы даже смутился и ответил:
- Ага, - Дженсен мог поклясться, что тот нервничает, - я... рискнул... Здорово рискнул, да? Подложил тебе свинью?

В его серо-карих глазах засветилось сомнение пополам с надеждой, пушистые ресницы затрепетали как крылья бабочек, прописавшихся с недавнего времени у Дженсена в животе, и тот выдал совершенно правильный, по его мнению, ответ:
- Это была огромная свинья! Просто замечательная свинья!

Из улыбки Джареда можно было сделать солярий, но он тут же спрятал ее в поцелуе, так что Дженсену позагорать не удалось. Они прекратили целоваться только для того, чтобы оказаться голыми в постели и сохранить зубы целыми, но сразу же вернулись к поцелуям.

Дженсена все еще подмывало спросить Джареда, уверен ли он и понял ли до конца, что тут происходит, но потом решил сам для себя, что, если Джаред уже пережил сумасшедших соседей по квартире, его неспособность разговаривать, когда тот рядом, и - до кучи - одержимость комиксами, одежду и очки, то он наверняка справится и со всем остальным. В любом случае, пока Джаред дразнил пальцами его губы и в это же время очень успешно оставлял засосы на его груди, он точно-преточно решил, что у него будет время это выяснить.

alone



Сказали спасибо: 367

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

20.10.2015 Автор: К.А.Н.

Спасибо! Чудесная история!

06.01.2014 Автор: Lynx58

Спасибо за перевод! Чудесный текст!

Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1372