ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
383

Sweet Home Chicago

Дата публикации: 26.02.2013
Дата последнего изменения: 26.02.2013
Автор оригинального текста: Frazy Grant aka snusmoomrik
Автор (переводчик): Frazy Grant aka snusmoomrik;
Пейринг: J2; Дженсен / Джаред;
Жанры: АУ; романс; юмор;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Примечания: стиллы к 7.12 вынесли автору мозг. Фотография Джея со встречи с журналистами довершила грязное дело. Исторические факты возмутительно перемешаны, по тексту разбросаны весьма специфические намёки и отсылы к сериалу, а один факт, который вы просечёте сразу, перенесен на несколько десятков лет назад. Простите, автор не мог от него отказаться. А вообще - бутлегеры, палёный виски и Sweet Home Chicago, сами понимаете. Кроссдрессинг, дабкон. АУ. Дженсен: http://s018.radikal.ru/i523/1201/e9/c4044a535f18.jpg http://s018.radikal.ru/i521/1201/b9/123e6d1f8c7b.jpg Джаред: http://s018.radikal.ru/i503/1201/aa/2cba952a3d1b.jpg
Саммари: просто маленькая картинка из псевдогангстерской жизни
Глава 1

- Так что мне не интересно, Падалеки, - сказал Босс, - как хотите, но вы будете там сегодня вечером, ты и Дженсен-чёртов новичок-Эклз, и приглядите за этим парнем.
- Простите, Босс, - говорю я, а у самого пятки холодеют, - со всем уважением, Босс, но тут только два варианта: либо я его убью, либо он меня.
- Если бы я не обещал твоей матери заботиться о тебе, Джаред, то давно превратил бы тебя в кучку костей. Лично. - И посмотрел так, что я понял: превратит. Несите яйца в ломбард. - Вон отсюда и через две минуты с этим придурком у меня!
Меня просто ветром сдуло, так он рявкнул!

Побежал я вниз, а сам думаю: как бы не придушить этого надутого индюка, да живым дядюшке Джеффри... ой, Боссу, конечно! - доставить.
Я ведь не такой придурок, как вы подумали. Я ещё круче. Все знают, что Боссу и слова сказать нельзя, потому что ты - неизвестно кто, а он - Большая Шишка Джеффри Дин Морган. Ну, для меня-то он всегда был дядюшкой Джеффри, а для вас - всегда останется Большой Шишкой Джеффри Дином Морганом. Но я веду себя так, будто он и для меня - Большая Шишка. Ну, стараюсь так себя вести.
Да, бегу я по лестнице и думаю: как бы этого засранца Эклза не придушить. Или не приложить головой об стену. Или не впечатать смазливой мордой в пол. О-о-о! Я не такой садист, как вы подумали. Я собак люблю. А у меня их две вообще-то. И они большие. Не такие большие, как я, но их две. И они забираются ночью ко мне в постель. С ними тепло. Конечно, у меня всё в квартире изгрызено и всё в собачьей шерсти, но я привык. А вот ребята - не очень. Особенно новенькие.
Так что я не садист. Просто представьте себе: стоит в прихожей такой несгораемый шкаф в сером пальто и шляпе, воротит от вас смазливую морду и цедит сквозь зубы:
- Ты что, полнолуния дождаться не мог? Или у тебя сезонная линька?
Это вместо "здравствуйте"! Без году неделя, а ведёт себя, будто я к нему пришёл просить денег на его похороны.

Ну да, как я не чищу костюмы - всё равно весь в клочьях шерсти. Только все уже это давно знают, а борзых новичков я умею обламывать. Так что пусть скажет спасибо дя... Боссу. Я только наладился его уронить на пол половчее, пока он во мне дырку глазищами не проделал, как бежит Тупой Ленни и кричит:
- Джей, тебя Босс требует!
Вообще-то Ленни не тупой, но до того, как он стал телохранителем Босса, он был боксёром. Ну, вам ясно, да? Его однажды здорово отмутузили и бросили подыхать в Маленьком Аду на Кросби. Не туда сунулся. А у дя... Босса - нюх на людей. Вот как Ленни поправился и зарастил все свои поломанные кости, Босс забрал его к себе и сделал телохранителем. Только с лицом у Ленни что-то приключилось после той взбучки - видать, его здорово обо что-то приложили. Нос у него свёрнут на сторону и левый глаз полностью не открывается, поэтому он выглядит, будто до конца не проснулся и плохо соображает, где находится. Хотя соображает он хорошо.
Так вот, бежит Тупой Ленни и орёт, что меня требует Босс.

Эх, ну отчего бы ему не прибежать через полчаса! За это время произошло бы два хороших события: я бы пустил в расход Эклза и существенно пополнил свой карман. Потому что когда он сказал, что у меня линька, ребята сразу стали делать ставки.
Полчаса мне бы хватило. И несите яйца в ломбард.

Я сам виноват, что всё так затянул. Просто злить его оказалось так же здорово, как и соседского кота. Такой крепкий рыжий котяра. Если его дёрнуть за хвост, он выпускает когти и шипит, как проколотая шина. Точь-в-точь, как Дженсен. Только тот выпустил не когти, а кольт. А вообще - один в один. Даже глаза зелёные такие же. Только веснушек у кота нет... Или есть?

- Твою мать, Падалеки, ты меня слышишь? - заорал Тупой Ленни.
Эх, не успел я. Пришлось бежать к Боссу. А Эклз так гнусно усмехнулся, что я понял: вернусь - прикончу без церемоний и брачных танцев. Даже в ломбард нести будет нечего. Разве что шляпу...

- Джаред!
Я и не заметил, что уже в кабинете у Босса и он говорит что-то важное. Даже расстроился, когда услышал, что он хочет испытать новичка и поставить его в пару со мной. Потому что убью ведь! А я уже говорил, что у Босса - нюх на людей. И он сказал, что убивать Дженсена-грёбанного-Эклза нельзя, потому что сначала нужно его испытать. А когда я спросил, дескать, если сейчас нельзя, то потом ведь будет можно? Когда испытаем... Босс наорал на меня и приказал Эклза к нему привести. Будто я Тупой Ленни.
Вот поэтому я и думал, как бы его не придушить, пока по лестнице бежал.

Ну надо же! Пока меня Босс распекал, он уже с ребятами в карты дуется!
Когда я рявкнул:
- Эклз! Со мной к Боссу - живо! - его сияющая физиономия немного потускнела и мне стало легче.
Хотя пока мы с ним по лестнице поднимались, у меня руки сами к смит-вессону тянулись...
Так что когда мы ввалились к Боссу, Эклз уже совсем не сиял.
Босс никогда не разводит церемонии, и сейчас не стал.

- Слушайте меня, парни, - сказал он, - и не думайте открывать рты, пока я не закончу. Есть у меня дельце на Стейт-стрит. Одна канарейка мне начирикала, что сегодня ночью нас почтит своим присутствием Фрэнки Муравей. Он, конечно, знать не может, что меня предупредили. Будет - тут Босс усмехнулся, - весь вечер выигрывать. И не только выигрывать. Так вот, мне он нужен живым и тёпленьким, с поличным. Конфирмацию не устраивать! - тут он пристально посмотрел на меня и мне стало неуютно. - Халявным виски не накачиваться. - Он посмотрел на нас обоих. - Брать только тогда, когда у него что-то будет на кармане. И убедитесь сначала. Он изворотливый сукин сын. Вам всё понятно?
Я кивнул, Эклз кивнул тоже.
Тогда Босс продолжил:
- Он не должен ничего заподозрить. Тебя, Джей, он не знает в лицо. Когда он сбежал от меня, прихватив всё, что нашёл в сейфе, ты был совсем мальчишкой. Ребят на дверях я предупредил - дескать, они тебя не знают. Тебя, Эклз, он тоже не должен знать, но я хочу подстраховаться. На каблуках ходить умеешь?
Вот тут я прямо очумел. Эклз, кажется, тоже. Но сначала он кивнул, а потом... покраснел! Наглец Эклз покраснел. На каблуках?!...
- Очень хорошо. Мои девочки помогут тебе приодеться. Будете с Джаредом изображать парочку...
- Но... Босс! - Эклз краснел, бледнел, потом опять краснел. О, как мне это нравилось! Я даже рот руками зажал, чтобы не заржать.
- Почему бы мне не отрядить вместе с Джеем кого-то из моих девочек, а тебя посадить где-то в задних комнатах? Ты это хотел спросить, Дженсен?
Эклз через силу кивнул и открыл было рот, но Босс продолжил:
- Мне нужно, чтоб рядом с Муравьём была парочка крепких ребят. Никаких задержек. Так что считай это своим первым заданием, Эклз. Приведи мне Фрэнка - и я скажу тебе "Добро пожаловать!"
Настроение у меня стало просто прекрасным. Эклз! На каблуках и в бабских тряпках! Несите яйца в ломбард.

- Откроешь рот - пристрелю, - сказал Эклз, как только мы выкатились от Босса.
- Да на чёрта ты мне сдался, - говорю я, - мне б только сегодняшнее дельце закончить поскорее.
Буду я ему объяснять, что меня ждёт крошка Трейси. Горячая штучка! Почти как я. Ну да, я ещё и очень скромный.
Так что мне хотелось поскорее завалить этого Муравья и засунуть руки под блузку Трейси. Она - самая шикарная брюнетка, которую я видел в своей жизни.
Но буду я ему это объяснять?
- Что, Падалеки, - осклабился Эклз, - всё же я прав? Ты не дождался полнолуния и тебе срочно нужно помочь... опасной бритвой?
Да только настроение он мне испортить не мог. Судите сами.
Халявный виски - раз. Босс сказал - не накачиваться, но накачиваться я и не собираюсь.
Меня ждёт Трейси - два.
И - самое приятное - Эклз на каблуках - три.
Так что я сказал:
- Опасная бритва понадобится тебе, Эклз. Если не хочешь, чтобы ноги тебе брили девочки Босса. Потому что шёлковые чулки, Эклз, должны ложиться на ногу гладко...

От кулака в глаз я увернулся удачно, да ещё успел его руку перехватить. Он зашипел мне в лицо:
- Что, Падалеки, у тебя большой опыт по надеванию чулков?
Надо же, у него не только на носу веснушки, но и на лбу, и на щеках...
- Нет, - сказал я, улыбаясь от уха до уха. - У меня большой опыт по стаскиванию чулков. С женских ножек. А вот тебе, Эклз, понадобится не только бритва, а ещё и пудра. Тонны пудры!

- А, вот вы где, мальчики!
Ну что за день такой сегодня, а?
Я уже понял, что Эклза мне убивать нельзя... пока нельзя, но ведь придушить немножко можно? Тем более, он так удобно подставился. А тут заявляется Ангелочек Му и пялится на нас своими синими глазищами.
Вообще-то у Босса всегда много девочек, но я их запоминаю плохо, всё равно каждую неделю меняются, а неизменными остаются лишь Ангелочек Му и Носатая Пэг. Ну, Ангелочек - и так понятно, она красивая, тихая и глупая. Похожа на ангелочка с рождественской открытки. А Пэг - ужасно умная и выглядит, как швабра, на которую напялили чёрный парик и бриллиантовое колье.
- Привет, Ангелочек! - говорю я, - мы как раз собирались к вам...
Тут она защебетала всякую чушь и потащила нас с Эклзом за руки в эту провонявшую духами девчачью комнату. А там и рта мне раскрыть не дали - как всегда, штук десять крошек разной масти. Ох и кобель дядюшка Джеффри...

- Малыш Джей! - заорали все крошки одновременно и повисли на мне, будто стайка макак.
Набросились они на меня со всех сторон и давай обжимать, совать пальцы в ямки на щеках и тискать, будто болонку Носатой Пэг... У Носатой Пэг есть болонка - крохотная, истеричная лохматая щётка на коротеньких ножках и все девицы её постоянно тормошат и таскают на руках...

Э-э-э... Я сказал - дядюшка Джеффри? Вы не слышали. Я этого не говорил, а вы не слышали. А я не расскажу никому о той маленькой официантке. Никому. Даже вашей жене. Идёт?

Я только и успевал уворачиваться от накрашенных ртов и цепких пальчиков с острыми ногтями. Нет, я не против крошек, но, во-первых, мне не хочется объясняться с Боссом, а во-вторых...
- Что?! - заржал Эклз, - Малыш Джей? Я не ослышался?
- Для тебя я мистер Падалеки, - ответил я, аккуратно отлепляя от себя крошек по одной.
- Девочки, займитесь лучше мистером Эклзом, он очень нуждается в вашем внимании.
Тут Эклз скис, когда на него уставились десять пар любопытных женских глаз, и даже слегка побледнел, что меня страшно обрадовало.

Пока я болтал с Ангелочком - вернее, болтала она, а я слушал, и поедал клубничные пастилки, которые она всегда для меня оставляла, Эклз скрылся под ворохом женских тел, бросив на прощание душераздирающий взгляд. И мне ни капельки не было его жалко. Ни капельки!
Хватился только тогда, когда пастилки закончились, а Ангелочек стала говорить с большими паузами. Стало быть, времени прошло очень много. И тут шевелящаяся груда женских тел распалась, являя миру мистра Эклза - изрядно помятого и недовольного, но вполне живого. Он был в полурасстёгнутой рубашке, свёрнутом на сторону галстуке и со следами разноцветной губной помады по всей физиономии. Ага. Девочкам Босса попался свежий парень.

- Слушай меня, Малыш Джей, - Носатая Пэг всегда такая деловая, мне даже нравится. - мы тут с девочками прикинули размерчик, думаю, мы сможем помочь. Но шмотки шмотками, а вот туфли такого размера я просто не найду! Так что поежзайте за обувью, мальчики. Вернётесь - мы в полном вашем распоряжении.
- Э, нет, Пег! - говорю я. - Это вы полностью в распоряжении Дженсена, меня-то не надо в бабские шмотки впихивать!
Тут все девчонки разом запищали, что меня-то они бы уж никак не обидели и расфуфырили бы по высшему классу, а Пэг стала ржать и сказала, что она даже думать об этом не может, потому что нигде нет женской одежды такого размера.
К этому времени Эклз уже почти пришёл в себя и даже нашёл пальто и шляпу.

- Ну что, - спросил я уже на улице, - куда двинем?
Эклзу было всё равно, похоже.
- Ты думаешь, я разбираюсь в бабских шмотках?
- Ну, тогда пройдёмся по Петле, - говорю я, - обойдём несколько магазинов, подберём тебе какие-нибудь калоши...
Руку его я уже научился перехватывать, не глядя.
- Не кипятись, - говорю, - Эклз. Побереги силы. Мне ещё всю ночь пялиться на твою мерзкую физиономию.
- Как и мне - на твою, - огрызнулся он, но сбавил обороты. - Поехали!
Я и не подумал, что у него есть машина. Да ещё и такая! Новёхонькая Шеви Импала, чёрная, блестящая красотка.
Эклз прямо преобразился: засиял улыбкой, погладил машину по блестящему боку и замурлыкал:
- Скучала по мне, Детка?
Я прямо рот открыл от таких нежностей.
И чёрт меня за язык потянул!
- Эклз, - говорю, - ты бы ещё её в выхлопную трубу трахнул на радостях...
- Эй! - заорал я, когда он всё же исхитрился приложить меня затылком о стену, - лицо не трожь! Вот завтра утром - пожалуйста. Я тебе сам физиономию начищу... Если живы будем.
- Будь уверен, - сказал он очень тихо и с угрозой. Сгрёб меня за отвороты пальто и навалился на меня всей тушей, прямо носом в нос упёрся. - Ради этого я выживу.
- Вот и договорились, - я его руки от себя отцепил, а сам думаю: какого чёрта я ляпал?
Эх, слишком мне понравилось его из себя выводить.

В первом же магазинчике нас взяли в оборот две продавщицы, хорошенькие такие пташки.
Но я уже видел, что Эклз сегодня объелся женского внимания, поэтому зыркнул на девушек так, что они сразу скисли и залепетали своё обычное "чем можем быть полезны господам?"
Эклз небрежно так заявил:
- Хочу сделать жене сюрприз. Купить туфли на каблуках.
Я прыснул, Эклз злобно на меня покосился.
- О, - защебетали пташки, - как это мило! А у нас есть мерка?
- Мерка? - уставился на них Эклз.
- Мерка. Ну, вы снимали мерку с её ножки?
- Э-э-э...
Меня начал разбирать нешуточный смех, а Эклз сделал из лица кирпичную стену и заявил:
- У нас с ней один размер обуви.
Тут я заржал в голос, а этот засранец громко сказал:
- Прошу простить моего младшего братишку, дамы. Бедняжка тронулся умом, когда выпал из кроватки головой вниз.
Сам того не понимая, Эклз развязал мне руки.

Пока его заваливали коробками с обувью, я успел съесть почти все мятные и лимонные пастилки, которые лежали в вазочке на конторке и пощипать носящихся мимо меня цыпочек за разные симпатичные местечки. Кто же отругает бедного слабоумного мальчика? К тому же, вполне симпатичного. И скромного, конечно же.
Так что я наслаждался тремя вещами сразу: пастилками, мягкими местечками цыпочек и видом покрасневшего Эклза, закатавшего брюки и сующего ногу уже в сотую по счёту пару туфель.
Потом я даже немного заскучал: пастилки закончились, цыпочки начали обходить меня по широкой дуге, а помрачневший Эклз метал громы и молнии: ни одна пара обуви ему не подходила.
Наконец в самой последней коробке обнаружилась пара чёрных лакированных туфель, в которые Эклз смог влезть, не развалив их по швам. И не только влезть, но и встать на ноги.
У меня прямо челюсть отвисла: не каждый день видишь крепкого парня шести футов ростом в костюме, шляпе и женских туфлях-лодочках на чёрт знает какой высоты шпильке. Похоже, пташки впечатлились сильнее меня: они глупо хихикали в уголочке.
А я себе представил, что будет, если такой шкаф, как Дженсен, наступит вот этой шпилькой мне на ногу. А он же всю ночь будет возле меня топтаться...
- Ну как? - спросил он, а сам ухмылялся, как аллигатор.
- Отлично, братишка! - ответил я. - Дженни будет просто в восторге!
Эклза перекосило, он скинул туфли и вытащил бумажник.

Мы вышли из машины, лениво переругиваясь, как вдруг Эклз швырнул коробку на землю, схватил меня за шиворот и рванул на себя. Я собрался заорать, но он зашипел:
- Заткнись!
И мотнул головой куда-то в сторону.
Пока я сообразил, куда смотреть, он уже выхватил из багажника Импалы парочку Томми-ганов и один сунул мне в руки.
И тут я увидел.

Из-за угла выезжал серый Форд, а из его открытых окон торчало несколько пушек.
И ещё я увидел Ленни, придерживающего дверь парадного, а из двери выходил дядюшка Джеффри...

- Джей, давай! - заорал Эклз.
И мы дали.
Ленни в момент затолкал Босса обратно в дом, а мы стали палить по этим бойцам в Форде: у нас было всего несколько секунд форы, но этого хватило. Вокруг был грохот и дым, но я заметил, что ни один выстрел Эклза не ушёл в "молоко". Только хоть мы и перестреляли почти всех, машина оставалась на ходу. И вот тут я едва не остолбенел: мы с Эклзом одновременно пальнули по шинам, Форд занесло и он врезался в стену.
- Всё, - сказал я, - несите яйца в ломбард.
- Тонко подмечено, Малыш Джей, - отозвался Эклз.
Я уже говорил, что у Босса нюх на людей?
Может, оно и к лучшему - что я не успел придушить Эклза?

Потом мы стояли над изрешеченным авто, а Дженсен сказал:
- Я знаю, чьи это люди.
- Чьи, Эклз? - спросил Босс.
Как только мы всех перестреляли, он вырвался из лапищ Ленни и подошёл, чтобы лично осмотреть машину.
- Желтоглазого Фрэдрика, - ответил Эклз.

- Вот как... - протянул Босс. - Он брезгливо поддел ботинком вывалившегося из машины тощего парня и перевернул его на спину.
- Да это же... - я чуть не сел от удивления.
- Да, - кивнул подошедший Ленни, - он самый.

С месяц назад Босс с треском выгнал плюгавенького бухгалтеришку, который тянул по мелочи из кассы. Но Босс никогда ничего не сделает, пока сам не убедится. Только когда лично поймал его за шелудивую лапу, выписал пинка под зад и захлопнул дверь. А пригрел его, значит, Желтоглазый. А у Желтоглазого с Боссом - давние счёты. Теперь, значит, ещё один прибавится. Дела...

- Поздравляю с первыми костями. - Тут Босс положил руку на плечо Эклзу. - И добро пожаловать, сынок. А теперь идите, парни, и принесите мне Фрэнки Муравья, тёпленького и готовенького. А потом можете хоть залиться халявным виски.

Тут уж девочки бросились на нас обоих и сил сопротивляться не было никаких. Дженса они куда-то уволокли, а я рухнул в кресло и сказал крошкам, что собираюсь вздремнуть, пока они будут делать из Дженса красотку.

Снилось мне, что я лежу в тёплой ванне и мне было ужасно хорошо. А потом на бортики ванны уселись очень милые цыпочки и мне стало ещё лучше, потому что они принялись гладить меня и щебетать какие-то дурацкие девчачьи нежности. Только уж больно громко...
- Просыпайся, Малыш Джей, - пищали они наперебой и мне ужасно захотелось нырнуть и не выныривать. Пока не высплюсь, по крайней мере.
Потом писк и шаловливые ручки стали совсем уж назойливыми и я понял, что это не во сне. Я открыл один глаз и увидел то же самое: кучу цыпочек, которые меня теребили и тискали.
- Просыпайся, Малыш Джей, - повторила Ангелочек. - Мы немножко привели тебя в порядок, пока ты отдыхал.

Оказалось, пока я дрых, они меня побрили, причесали, а вдобавок намазали волосы брильянтином, который я ненавижу. Да ещё и вычистили костюм.
Когда я по очереди целовал всех в щёчки, как они затребовали, в комнату вошла такая роскошная блондинка, что я едва не позавидовал Боссу. И где он таких берёт?
Цыпочка была потрясающая: с зелёными глазищами, пухлыми розовыми губами, шикарной причёской и отличной фигурой. Правда, у неё были кривоватые ноги, но я готов поклясться, что это были самые сексуальные кривые ноги, которые я когда-либо видел.
- А ты не теряешь времени даром, Малыш Джей, - сказала блондинка знакомым хрипловатым голосом и я едва не упал со стула: матерь божья, это был Эклз!
Да, похоже, нам обоим не удалось избежать опасной бритвы и цепких ручек девчонок Босса.

Выглядел Дженсен так, что я не на шутку обалдел. Сукин сын оказался тем ещё красавчиком... И той ещё красоткой. Такую цыпочку я бы склеил с удовольствием. И не один раз, пожалуй.
Мерзавец Эклз отлично видел, что я проникся и ухмылялся в своей обычной глумливой манере.
- Смотри, не навернись со своих копыт, Эклз, - ничего более умного мне в голову не пришло.
- Но ты ведь поддержишь даму, правда, Джей? - Эклз подошёл ко мне на своих каблучищах и оказался почти вровень со мной.

Девчонки вокруг запищали, а Носатая Пэг сказала:
- Сегодня у тебя будет самая потрясающая девушка, Джей, где бы ты с ней не появился.
- А у неё будет самый потрясающий парень, - тихо добавила Ангелочек.
Но я услышал.
И кто бы с ней собирался спорить?

Заведение на Стейт-стрит оказалось шикарным. Как и все заведения Босса. Он по мелочам не разменивается. И пусть вас не обманывает обшарпанная дверь и ободранный фасад. Внутри всё по высшему разряду. Я понимаю, почему Фэнки Муравей нацелился именно сюда. Публика здесь собирается денежная. И ещё: он не знал, что это отличное местечко принадлежит Боссу.

На входе меня придержал Тощий Бэн и кивнул вслед Эклзу:
- Джей, ты никак склеил Мэри Пикфорд!
- Завидовать вредно, - сказал я, - и вообще - ты меня не знаешь.
- Понял, Малыш Джей, - ответил он издевательски, - я тебя не знаю.
Я ткнул его под рёбра и пошёл вылавливать Дженсена.

Нашёлся он сразу же - я увидел белые завитушки его заёмной причёски в окружении кучи набриолиненных проборов и блестящих лысин. Ну да, чему тут удивляться? Похоже, никого из джентельменов не смущало, что восхитительная блондинка едва ли не на голову выше их и у неё не слишком нежный голосок. Что ж, некоторые любят погорячее.
Я подошёл поближе и кашлянул.
И тут Эклз отмочил штуку. Он медленно повернулся ко мне, скользнул по мне взглядом, будто и вправду был роковой красоткой, надул губы и протянул капризно:
- О-о-о, Малыш Джей! Не будь таким ревнивцем, дорогой!
И кокетливо захлопал ресницами. Да, крошки Босса не пожалели косметики - я прямо слышал, как его ресницы стукаются друг о друга.
И вот тогда я понял этих похотливых старых козлов, окруживших Эклза. Не знаю, как он это делал, но ему явно надо было стать актёром. Вот ведь знал я, что у него под юбкой вовсе не то, что там должно быть у знойных цыпочек, а едва не купился!
- Прошу простить меня, господа, но я похищу у вас крошку Дженни, - пропел я и улыбнулся как можно слаще.
Я ухватил Эклза за локоть и поволок его к игровым столам.
Я знал, что потом получу - и за "крошку", и за "Дженни", но выражение его лица того стоило.

- Полегче, горилла, - процедил он сквозь зубы, - я чуть не хлопнулся с каблуков!
При этом он продолжал любезно скалиться, так что со стороны мы выглядели мирно воркующей парочкой.
- Неправда, - ответил я, одаривая его таким же ослепительным оскалом, - я вовсе не похож на гориллу, я чертовски великолепен и тебе неслыханно повезло, детка!
Он закатил глаза, а я добавил, понизив голос:
- Хватит балагана, Эклз, пойдём заниматься делом.

Да, похоже, Босс просчитался, если хотел, чтобы мы с Эклзом не привлекали лишнего внимания. По-моему, тут не осталось ни одного человека, который бы на нас не пялился. С другой стороны - если мы не прячемся, значит, нам и скрывать нечего, верно? Да, логика всегда была моей сильной стороной.

Мы перемещались от стола к столу и везде делали ставки по маленькой. Эклз вёл себя непринуждённо и так стрелял глазками и крутил задом, обтянутым атласной юбкой, что за нами постоянно таскался хвост лысин и кошельков.
Меня это немного нервировало, поэтому я между делом опрокинул стопочку-другую виски - исключительно для восстановления душевного равновесия. Не нравится мне, когда кто-то пытается приударить за моей крошкой. Пусть даже эта крошка стреляет с двух рук, не глядя и писает стоя.

- Джаред, - Эклз пихнул меня в бок, - ты заснул? Смотри!
Точно. Это был Фрэнки Муравей. Я узнал его по фотокарточке, которую показывал нам Босс. Фрэнки выглядел немаленьким парнем, но до меня не дотягивал, конечно же.
Он не сидел за столом постоянно, а перемещался по залу, как и мы: делал ставки и пил.

- Теперь смотрим в оба, - сказал я и Эклз кивнул.
Фрэнки на самом деле оказался мастером.
Я прекрасно знал, что он играет не слишком чисто, да и наверняка уже что-то где-то потянул, но только уследить за его руками не мог.
Как мы на него не смотрели - поймать на горячем его не удавалось. Ещё этот паршивец Эклз успел, как и я, тяпнуть горячительного и теперь вёл себя, как проститутка у "Нимфии". Сосредоточиться мне это никак не помогало. Даже пришлось пару раз шлёпнуть его по заду, будто он и вправду был слишком расшалившейся цыпочкой. А он только пьяно ржал и вис на мне всем своим щедрым весом. Из-за этого я едва не упустил из виду Фрэнки: он направлялся в мужскую комнату.
- Эклз! - я встряхнул его, - соберись! Упустим Фрэнки. Он пошёл в туалет. За ним, живо!
- А? - Эклз был настроен игриво. - Ты хочешь помочь ему подержать?
- Придурок! - Я схватил его за руку и поволок вслед за Фрэнки. - Он запросто может упорхнуть через чёрный ход!

Эклз посмотрел чуть более осмысленно и мы рванули из зала в коридор.
Пока мы бежали по коридору, я думал, что делать. Если Фрэнки чист или уже где-то сбросил добро, я выставлю себя идиотом, а он закатит скандал и у Босса появится лишний неоплаченный счёт. Ясно, что никто этому не обрадуется.
Но если у него на кармане окажется хоть одно чёртово стибренное сегодня колечко - можно смело нести яйца в ломбард.
Поэтому, когда мы ворвались вслед за ним в туалет, я не раздумывал; тем более, он очень удобно стоял в кабинке с расстёгнутыми штанами. Я ткнул его под колени и он соскользнул на пол, приложившись головой об унитаз. Крышка его сама по голове навернула, я и не прикасался, честное слово!

- Ты что делаешь, идиот?! - заорал Эклз. - А вдруг ты его прикончил? Босс мне голову открутит.
- Эй, Дженни, спокойно! - я уже говорил, что научился перехватывать его руку?

Он рвался и бил копытом, едва огнём не плевался и орал, что я придурок, что ужасно его вывожу из себя с первого взгляда, что я пьян, как скотина и четыре раза ущипнул его за задницу - он считал! - а теперь ещё я прикончил человека, который, может, и не повинен ни в чём.
Я орал на него в ответ и не собирался выпускать из рук, потому что он извивался, как бешеный и всё норовил дать мне в глаз.

- Эй, - вопил я, перекрывая его, - а если Фрэнки уже успел нахапаться добра? Так бы и дал ему смыться? Босс бы тебя точно по головке не погладил за это!
- Но ты же не знаешь, нахапался он или нет!
- Давай проверим, - я отпустил его руки и ляпнул, не сдержавшись, - Дженни!

То, что я на самом деле перебрал, я понял, когда Эклз едва не вынес моей спиной стену кабинки, придавил всем своим весом и засипел мне в лицо:
- Слушай, ты, щенок-переросток! Ты нарвался! За "Дженни" получишь отдельно, даже не сомневайся!

А у меня будто короткое замыкание в голове произошло.

Вроде бы это Эклз, а вроде бы и потрясающая красотка с зелёными глазами и пухлыми губами. Вы бы думали, когда вас прижимает к стене горячая красотка? Вот и я не думал - взял да поцеловал этот слишком болтливый рот. И пусть через минуту я получу за это в глаз.

Ух! Что там я говорил о болтливых красотках? Целовался он так, что я едва не спустил в штаны. Э-э-э... Ну да, я с мужчинами не целовался раньше, конечно, но ведь никто из них и не прижимал меня к стене в туалете над остывающим трупом Фрэнки Муравья, верно? И никто из них не был Эклзом, который сейчас ещё был роскошной цыпочкой в атласных шмотках и лакированных туфлях. И никто из них так не бесил меня с первого взгляда.

Тут Дженс от меня отлип, а труп Фрэнки подал признаки жизни. Дженс, не глядя, приподнял крышку унитаза и навернул Фрэнка по голове, возвращая его в состояние трупа. Боюсь, теперь уже по-настоящему.

- Так на чём мы остановились? - спросил он, раздвигая мне ноги коленом.
Я не остался у него в долгу и сунул палец ему в рот: его губы выглядели слишком развратно от этой размазавшейся розовой помады.
Он меня тут же укусил, а я пропихнул палец поглубже ему в рот, раздвигая его челюсти, и сказал:
- Мы остановились на том, Дженни, что слишком болтливым красоткам нужно затыкать рот...
Тут он выпихнул мой палец изо рта и заржал:
- Ты полон сюрпризов, Малыш Джей! Вот уж не думал, что у тебя левая нарезка!
Я пожал плечами:
- Я и сам не думал... Да и что у тебя - левая нарезка, тоже не думал...

А вот сейчас я точно в глаз получу.
Но Дженс вдруг ухмыльнулся:
- А думать вредно, Малыш Джей!
И облизнулся так, что мне стало жарко. Бесить он меня не перестал, вы не подумайте.
А он теперь сам целоваться полез.

Через пару минут мы уже вовсю мяли друг друга под одеждой и лизались, как озабоченные маньяки. Он урчал, будто котяра, и языком пересчитывал мои зубы, да ещё и залез руками под рубашку.
Я содрал с него блузку и наткнулся руками на кружевной лифчик, набитый ватой. Вот так расстарались девочки! А вот когда я лифчик с него содрал, у меня прямо в голове помутилось: плечи у него широкие, как и должно быть у мужика, а кожа такая - белая, нежная и в веснушках, мать её! Да ещё у него под этой бабской шмоточкой соски такие маленькие, розовые и торчат, точно, как у горячей цыпочки, а во мне же виски - должно быть, уже озеро плещется! Ну, я и присосался к нему, а он выматерился сквозь зубы и вцепился в мои волосы.

Пока я его облизывал и тёк себе в штаны, он схватил меня за руку и опять засунул мой палец себе в рот. А языком и зубами он делал такое, что я понял: он не только пальцы ртом обрабатывать умеет.
- Ох, какие губы, - промычал я, - как раз для моего члена!
- Не дождёшься, детка! - прорычал Эклз и толкнул меня вниз. Юбка у него задралась, а под ней, знаете, кружевные трусики, такие же, как и лифчик. Белые. И из них выпирает здоровенный хрен! И мокрый уже. Сука.

Ну, думать он мне долго не дал, зато дал что-то другое - ткнул членом в губы и обхватил рукой затылок.
А мне уже всё равно было, что он со мной делает - только бы это не прекращалось! Он пихался горячим членом мне в горло и матерился так, что я даже слегка протрезвел: такого я и от набравшегося Тупого Ленни не слышал, а уж тот мастер обкладывать подушками.

Тут я почуял, что Эклз начинает дёргаться, а на язык мне попало пару горьких капель, но он оттащил меня от себя и рванул за шиворот, впился в мои губы, как ненормальный, а потом прохрипел:
- Нет, малыш, так точно не пойдёт!
И развернул спиной к себе.
- Эй, ты что задумал, Джен? - Мне не слишком понравился такой поворот событий.
- Не беспокойся, малыш, тебе понравится, - он обнял меня сзади и обхватил руками вокруг тела, в два счёта расстегнул пояс и стянул вниз брюки.
При этом он куснул меня за лопатку прямо через рубашку, и я представил, что там осталось мокрое пятно и след от розовой помады. И чёрт меня дёрнул обернуться.

Эклз был потный, до пояса голый, с задранной юбкой и торчащим из бабских трусиков членом, да впридачу - в шёлковых чулках и туфлях. И ухмылялся так, будто сейчас меня сожрёт. Горячая штучка с членом и без сисек. Грязная горячая цыпочка. И чему я радуюсь?

Тут Эклз, всё так же вжимая меня в стену, дотянулся рукой до умывальника, чтобы зачерпнуть зелёного мыла из жестянки и от души плюхнуть мне мокрой лапой между половинок задницы. Вот тут я взвыл, скорее, от страха, чем от боли.
А он держал меня железной хваткой и совал мне в задницу скользкие пальцы. Кажется, было больно, я не помню, потому что он целовал меня в шею и кусал за плечи прямо через рубашку.
Потом он приставил к моей заднице член и прошептал так, что все волоски на теле встали дыбом:
- Привет, Малыш Джей!
И пихнулся в меня.
И только он меня раздвинул чуток, а сам всё так же скользкой от мыла лапой проехался по моему члену, я заорал и кончил, а он заорал за мной следом и у меня по ногам потекло.
Он упёрся лбом в мою спину и задышал, как загнанная лошадь.
А я переваривал ощущения. И подумал, что это не так плохо, если тебя поимеет горячая детка с членом. Особенно если эта детка кончит, не успев вставить, как следует.

- Эй, придурок, - позвал Эклз расслабленным голосом.
- Что, Дженни, затрахал тебя? - ухмыльнулся я.
Он развернул меня к себе за подбородок и смачно поцеловал в рот.
Минут через пять мне удалось выпихнуть его язык и я сказал:
- Неси яйца в ломбард, Эклз.

Если бы у Фрэнки оказалась не такая крепкая башка, мы бы его точно убили. А так у него был здоровенный шишак на затылке и половина лица заплыла синяком. И он всё ещё был в отключке. Мы связали его на случай, если он очнётся в неподходящий момент и как следует обыскали.
Вот тут меня чуть не раздуло от гордости: он был плотно нафарширован кольцами, жемчужными колье и бриллиантовыми серьгами, словно гусь - каштанами.

Я отмылся, как мог, от мыла, помады и всего остального, и постарался привести себя в порядок. Эклзу пришлось хуже, чем мне - нежные женские тряпочки не рассчитаны на то, что происходило в туалете последние полчаса. Я одолжил ему своё пальто и мы вышли через чёрный ход, прихватив с собой упакованного Муравья.

Фрэнки мы сгрузили прямо на пол в кабинете у Босса и, судя по его взгляду, лучше бы Фрэнки было не очнуться, а окочуриться прямо с крышкой унитаза на голове. Но Фрэнки меня занимал мало - каждый должен получить по заслугам.

Девочки принялись над нами охать и ахать, Эклз ушёл переодеваться и мне, как всегда, пришлось отдуваться самому.

Когда я вырвался от них и вышел на улицу, увидел именно то, что ожидал увидеть: Эклз в пальто и шляпе стоял, прислонившись к своей Импале и всем своим видом показывал, что он - несгораемый шкаф.
Только теперь он мог обмануть кого угодно, но не меня. Потому что завтра вечером я как следует натяну его на капоте его блестящей Детки. Сначала его ухмыляющийся рот, а потом его крепкую задницу.
Так что убивать я его пока не буду.
Знаете, что? До завтрашнего вечера слишком долго ждать.
Так что несите-ка яйца в ломбард.
А я немедленно займусь детальным изучением этой наглой горячей штучки.



Сказали спасибо: 72

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?

Поиск
 по автору
 по названию




Авторы: ~ = 1 8 A b c d E F g h I J k L m n o P R s T v W X y z а Б В Г Д Е Ж З И К м Н О П С Т Ф Х Ч Ш Ю

Фанфики: & ( . « 1 2 3 4 5 A B C D F G H I J L M N O P R S T U W Y А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я

наши друзья
Зарегистрировано авторов 1366