ГлавнаяНовостиЛичная страницаВопрос-ответ Поиск
ТЕКСТЫ
1098

Быть живым

Дата публикации: 13.10.2014
Дата последнего изменения: 17.10.2014
Автор (переводчик): vishles;
Пейринг: J2;
Жанры: АУ; космо-AU; ООС; приключения; фантастика; экшен; юст;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: макси
Саммари: Далекое будущее. Человечество интенсивно осваивает космос. Единое правительство Земной Федерации стремится сохранить власть над крупными колониями и сильными богатыми корпорациями, однако те не всегда действуют в рамках закона. Одна из таких корпораций посылает своего лучшего агента на новооткрытую планету с тайной миссией. Соглашаясь на это задание, он и не подозревает, что рутинная на первый взгляд работа подарит ему открытия, которые разрушат всю его жизнь.

Пролог

 

Вечер был душным. Несмотря на позднее время, жара никак не оставляла город, давила горячечными ладонями на пыльные улицы, жадно высасывала последнюю влагу из осенних листьев, коконом сжималась вокруг Росса, не позволяя вдохнуть. Или это давит слишком тугая повязка на ребрах? Росс недовольно шевельнулся, расправляя плечи. В глубине души он всё еще злился на самого себя за то, что подставился под выстрел. Был недостаточно ловок, недостаточно быстр. Он ведь чувствовал приближение того охранника, но решил, что успеет нырнуть за угол. Не успел. Хорошо хоть луч прошел по касательной, даже ребра не задел, только сплавил разрезанные мышцы с одеждой. Росс успел выскочить из здания до того, как заблокировали все двери, успел поднять свой флаер, успел долететь до корабля и вырваться с планеты за несколько минут до объявления карантина. Его пытались завернуть с орбиты, но он притворился слепым и глухим и взял курс на Землю. Опять прошел по краешку. Опять победил.

Росс криво усмехнулся. Победил кого? Он не знал, как всегда. Пятнадцать лет он мотался по всей галактике. Десятки заданий, десятки разных планет, десятки трупов позади. Ради чего? Ему не считали нужным сообщать. Просто приказывали: привезти данные, выкрасть человека, совершить замеры. Корпорация «Зета» крепко держалась за свои секреты и не баловала объяснениями оперативников, даже лучших. А Росс был лучшим. Пока еще был. Он не провалил ни одного задания за все годы службы, и за это ему прощали мелкие промахи вроде вспоротого бока – ведь данные он привез. Куратор благосклонно улыбнулся, расчетливо похлопал по свежей повязке и разрешил «отдыхать до выздоровления, а когда тебе выздороветь – мы сообщим». Росс привычно удержался от ругательств, привычно выслушал скороговорку рекомендаций от доктора и, выйдя из здания корпорации, вдруг зацепился взглядом за парк напротив. Земная осень раскрасила листья деревьев, короткий день подошел к концу, и золотисто-багряные ветки приветливо манили на безлюдные дорожки в свете редких фонарей. Росс подумал, что всё равно не заснет под тем коктейлем, который влил в него заботливый доктор, так почему бы не прогуляться?..

Ночь набирала обороты, звезды светили всё ярче, Росс напрасно ждал прохлады. Второй час он сидел в глухом уголке парка, найдя скамейку, отгороженную от гравийной дорожки кустами – он не хотел общества, пусть даже маловероятного в это время суток. Впрочем, никто не тревожил его одиночество, такое привычное, дарящее ощущение безопасности, позволяющее наконец-то расслабиться. Тихий шелест веток убаюкивал, напряжение схлынуло, под повязкой слегка зудело – то ли от мази, то ли от пота. Росс решил, что пора возвращаться домой. Вот только пропустит припозднившегося гуляку, чьи легкие шаги приближались от центра парка... Внезапно Росса кольнуло предчувствие. Осторожно выпрямив спину, он пристально огляделся и вслушался в ночную тишину. С противоположной стороны дорожки тоже кто-то шел. Двое. Шаги тяжелые, небрежное шарканье подошв, глухой шепот. Похоже, гуляка нарвался.

Они встретились почти напротив скамейки, на которой сидел Росс. Ближайший фонарь ярко осветил молодую девчонку в легком платье и парочку небрежно одетых парней с сальными ухмылками на неприятных, угрюмых лицах. Девушка испуганно метнулась в сторону, но спохватилась слишком поздно – парни были уже рядом.

- Куда спешишь, красавица?

Пожалуй, в данном случае заводила не соврал – девушка действительно была симпатичной. Жаль, что вместе с красотой Создатель не одарил её мозгами. Если не умеешь себя защитить – не шляйся ночью по пустынному парку. Иначе тебя накажут. Росс не собирался вмешиваться, он не любил глупость в любом её проявлении и считал, что уроки – пусть даже жестокие уроки – идут на пользу слишком беспечно и бездумно живущим людям. Он уже определил, что парни не вооружены, значит, убийства не предполагается, ну а то, что те собирались сделать, научит девушку бережнее относиться к своей жизни. Цинично? Да. Но Росс не рыцарь в сверкающих латах, он жил в мире, где за небрежность наказывают, и верил, что это справедливо.

Девчушка что-то жалобно втолковывала подступающим парням, те скалились и отжимали её к деревьям подальше от фонаря. Развязка трагедии близилась; и тут на сцене появился еще один участник. Вначале Росс услышал быстрые шаги, а затем из-за поворота дорожки вынырнул высокий парень в военной форме. Впрочем нет, сразу поправился Росс, не в военной – в форме курсанта. Свет фонаря выхватил нашивки на рукавах: Военная Академия, лётный курс. Парень резко затормозил, цепко охватил взглядом компанию под фонарем и широко улыбнулся.

- О, да у вас тут весело, как я погляжу!

- Ага, развлекаемся, - лениво процедил один из обернувшихся бандитов. – И тебя не приглашаем. Так что вали отсюда, курсантик. Или есть возражения?

- Что вы, никак нет, никаких возражений! Уже исчезаю! – Продолжая улыбаться, летяга подошел ближе. – Вот только девушку свою заберу, а то время позднее, родители беспокоятся, ну вы же знаете этих стариканов, чуть что – в крик. Уже Охране звонят, еле уговорил их, что сам найду. Вот и нашел, и никаких неприятностей, правильно? Ну, пойдем, милая.

Девушка судорожно кивнула и сделала шаг вперед. Стоявший ближе к ней заводила схватил её за руку и дернул на себя, жестко обхватив за талию.

- Э, нет. – Прищурившись, он презрительно оглядел летягу сверху донизу. – Ты, похоже, не понял, парень. Это не твоя милая, это наша милая. И пойдет она с нами. А ты, курсантик, басни свои кому другому рассказывай. И вали, пока морда цела. Последний раз предупреждаю.

Летяга вздохнул и виновато пожал плечами – мол, извините, хотел как лучше. Быстро расстегнул, снял и отбросил подальше мундир. И, вновь ослепительно улыбнувшись, с веселым вызовом бросил:

- Ну что, потанцуем?..

Драка была недолгой. Летяга двигался удивительно умело, бил сильно, уворачивался ловко. Несколькими ударами он отбросил бандита, стоявшего ближе, и, подскочив к держащему девушку, с размаху ввинтил кулак тому под дых. Не ожидавший такой прыти, тот не успел закрыться и сполз на гравий, хватая ртом воздух. А летяга уже вернулся к первому. «Протанцевав» с ним еще пару кругов, он расквасил несостоявшемуся насильнику нос, подсечкой уронил того на дорожку и от души добавил ногой по ребрам. Росс сочувственно скривился, услышав протяжный стон. Он наблюдал за дракой с искренним удивлением – парень не выглядел бойцом, был длинным и по-юношески угловатым. Впрочем, учился курсант в Военной Академии, а там муштровали отлично, о чем бандитам следовало бы помнить. Росс помнил, поэтому в исходе боя не сомневался, только вот не ожидал, что поединок будет настолько быстрым и красивым. Да, курсант наверняка был отличником, во всяком случае, в прикладных дисциплинах. А еще он отлично умел обращаться с девушками.

- Испугалась, милая? – Обаятельно улыбаясь, он медленно подошел к остолбеневшей девчушке, с ужасом глядевшей на скорчившиеся тела. Та вздрогнула, и Россу показалось, что она сейчас развернется и наконец-то сбежит, но улыбка и веселые глаза подействовали сильнее инстинкта самосохранения. Девушка несмело улыбнулась в ответ и кивнула. – Не бойся, я никому не позволю обидеть тебя. А на этих отморозков не обращай внимания, они скоро очухаются и уползут в свои убогие норы. А я, представляешь, шел вот вечером домой и думал, что должно что-то хорошее случиться. И точно ведь, случилось!

- Хорошее?.. – в голосе девушки звучала ирония, она явно оживала.

- Конечно, хорошее! У меня есть возможность познакомиться с прекрасной девушкой, и возможно, она даже разрешит мне её проводить…

Росс мысленно закатил глаза. Исход вечера для этих двоих был вполне предсказуем, героический защитник девичьей чести без особого труда получит то, за чем охотились незадачливые полуночники. Слушать флиртующую парочку было скучно, сидеть неподвижно на скамейке надоело, к тому же Росса начинало знобить, и шов на боку ныл всё сильнее – видимо, заканчивалось действие докторских зелий. Он совсем уж было решился выползти из своих кустов и добавить динамизма общению расслабившейся молодежи, и тут увидел, что подобное желание возникло не только у него. Один из бандитов отдышался, смог, наконец, выпрямиться и встать, и даже успел в процессе подъема найти на обочине увесистый камень. Теперь он тихонько подкрадывался сзади к болтливому курсанту, примериваясь, как бы половчее раскроить тому череп. Росс словно наяву увидел, что сейчас произойдет: вот камень опускается на затылок летяги, парень медленно оборачивается, веселая улыбка застывает гримасой на молодом лице, а из глаз уходит яркий, жизнерадостный свет победы… Так не должно быть.

Росс резко наклонился, не обращая внимания на рвущую боль, зачерпнул в ладонь гравия и с силой метнул в голову нападавшему. Большую часть задержали ветки кустов, но и того, что пробилось, оказалось достаточно. Бандит вскрикнул, хватаясь за щеку, курсант удивленно обернулся и, отшатнувшись, вскинул руки. Камень скользнул по предплечью, нападавший потерял равновесие и улетел в придорожные кусты, подгоняемый метким пинком. А парочка наконец-то признала необходимость двигаться хоть куда-нибудь. Летяга поднял свой мундир и, протянув руку девушке, увел её к выходу из парка. Через пару минут постанывающий и матерящийся неудачник вылез из кустов, подобрал своего приятеля, и они, пошатываясь, ушли в противоположную сторону. И как-то вдруг наступила тишина.

Росс вздохнул полной грудью, поднимаясь со скамейки. Вышел к фонарю, оглядел разрытый гравий и примятую траву на обочине, осторожно потер дергающие резкой болью мышцы на боку под повязкой. Вслушался в шелест деревьев и далекий гул города. И внезапно возвращенное одиночество едкой горечью разлилось в груди.

Вызванный через месяц куратором, он без проблем получил медицинский допуск и, не колеблясь, согласился на новое задание.

1 часть

 

Россинант

 

«Россинант» (модель F-CI) без преувеличения можно было назвать древностью. Он напоминал гриб с длинной ножкой и слегка заостренной шляпкой. Из-под шляпки торчали многочисленные антенны и раструбы, придавая «грибу» слегка нездоровый вид, а уж когда выдвигались атмосферные стабилизаторы, корабль и вовсе приобретал очертания облака после ядерного взрыва. Видевшие F-CI на летном поле впервые, нервно вздрагивали и втягивали голову в плечи; встретить F-CI в космосе считалось дурной приметой; и лишь флотские ветераны, натыкаясь на аббревиатуру «F-CI», обрадовано улыбались, будто встретили надежного старого друга. Да, «эфки» успели повоевать и заслужить себе грозную репутацию «непотопляемых». Конструкторы отнесли их к классу тяжелых дестроеров, однако на самом деле «эфки» были ближе к крейсерам. Они несли толстенную, очень прочную броню, состояли из изолируемых отсеков, каждый из которых мог работать в автономном режиме, имели громадные трюмы под боезапас, а их огневая мощь ужасала каждого, кто хотя бы мимоходом сталкивался с F-CI. Корабли этой модели участвовали в подавлении восстания на Веге, были основной ударной силой в жаркой и кровопролитной войне с пиратским «Союзом Свободных», устранили нешуточную угрозу с Эпсилона. У F-CI было славное прошлое. Однако их время прошло. Современные военные корабли – легкие, подвижные, изящные – не нуждались в толстой броне, их защищали энергополя. Им не нужны были вместительные трюмы – основная огневая нагрузка приходилась на импульсные орудия. Новые технологии позволили конструкторам делать корабли не только функциональными, но и удобными. Экипажам не приходилось больше ютиться в тесных каютах со спартанской обстановкой, не было нужды в ограничениях на использование воды, просторные кают-компании утопали в зелени. Служба на флоте перестала восприниматься как героика избранных безумцев, теперь это была престижная, комфортная и безопасная работа. Тем паче, что обитаемый космос наконец успокоился, авантюристы осели на фронтирных планетах, а земное правительство слегка ослабило вожжи, позволяя колониям поиграть в самостоятельность. Устаревшие крепости F-CI остались не у дел. Однако запас их прочности был таков, что выбросить корабли на свалку казалось бессмысленной тратой ресурсов, и немногочисленные «эфки» переоборудовали под разведку и изучение новых планет. Это оказалось верным решением: каюты вмещали стандартный исследовательский корпус из двадцати-тридцати человек, в трюмах легко помещалось необходимое оборудование, а надежность корабля гарантировала защиту от возможных опасностей.

Для «Россинанта» эта экспедиция была третьей, и с первыми двумя он справился отлично. Не то чтобы от них был какой-то толк – ведь далеко не каждую планету можно и нужно приспосабливать под колонию. На большинстве планет просто не было ничего настолько ценного, что окупило бы затраты на обеспечение постоянного присутствия людей. Однако на этот раз ожидания были оптимистичными – найденная планета казалась земного типа, это была редкость сродни обнаружению бумажной книги в древних развалинах (не сверхценно, но, безусловно, приятно), и учёные довольно потирали руки, предвкушая великие открытия. Особенно воодушевились ксенобиологи, которым предстояло изучить псевдо-земную растительность, по данным предварительной разведки буйным ковром покрывающую планету. Прошла всего неделя полета, а био-парочка уже достала всю команду своими спорами, криками и беготней из каюты в каюту с подозрительными пробирками в руках. Им требовались то какие-то реактивы, то приборы, то справочники, а весь багаж экспедиции традиционно разместили в трюмах. Росс безуспешно ломал голову над вопросом, чем занимаются эти двинутые энтузиасты сейчас, когда до планеты еще добрых две недели хода, но, будучи ассистентом научной группы, он обязан был выполнять любые требования, касающиеся обеспечения условий для работы ученых. Поэтому каждый день Росс вынужден был плестись в трюм и рыться в ящиках со странным, иногда пугающим содержимым, попутно размышляя о том, не провалится ли его легенда, если в одно прекрасное утро научная группа недосчитается биологов.

Вот и сейчас он обреченно бродил по трюму В, разыскивая контейнер с цитометрами. В трюме был кто-то еще, Росс чувствовал присутствие другого человека, вероятно ремонтника – на потрепанном корабле постоянно что-то ломалось. Обойдя очередной штабель с ящиками, он наткнулся на идущего навстречу человека… и ошарашено застыл. Это был тот самый летяга из парка, молодой обаятельный курсант.

- А ты что здесь делаешь? – ошеломленный встречей, выпалил Росс.

- Временно приписан к службе карго, плановый осмотр груза, - хмуро ответил парень, видимо решивший, что «здесь» относится к трюму.

Пришедший в себя Росс медленно кивнул, внимательно оглядывая остановившегося парня. Тот ощутимо изменился за прошедшее время. Осунувшееся, какое-то серое лицо, настороженный взгляд, поникшие плечи. Сунув руки в карманы стандартного флотского комбинезона, он покачивался с пятки на носок и исподлобья глядел на Росса, вероятно ожидая, пока тот уберется восвояси. Наверное, так и надо было поступить – развернуться и уйти, предоставив парня его прихотливой судьбе. Но что-то останавливало Росса. Может быть, воспоминание о яркой, ослепительной улыбке в теплом осеннем парке, а может – странное предчувствие, мурашками пробежавшее по спине и гулким эхом заполнившее голову. Словно от следующего шага, от решения Росса зависит… больше, чем жизнь.

Росс не знал, что может быть важнее жизни. Но он хотел узнать.

Глядя парню в глаза, он улыбнулся и протянул незнакомцу руку.

- Привет. Меня зовут Дженсен Эклз.

 

***

Джаред Тристан Падалеки казался баловнем судьбы. Он родился в дружной, обеспеченной семье, родители его обожали, а он неизменно радовал их своими успехами. Небеса не наделили его большим талантом в какой-либо области, но компенсировали это легким, веселым нравом, живым пытливым умом и удачливостью. Он без проблем поступил в престижную школу, где быстро стал любимчиком учителей за прекрасные результаты по всем предметам и неподдельный интерес к новому. Однако Джаред не ограничивал свою жизнь тягой к знаниям. С детства у него было много друзей – Джаред умел веселиться, был выдумщиком и душой компании, и даже самая скучная вечеринка превращалась с ним в праздник. При этом он мог становиться серьезным, когда это требовалось, остро чувствовал несправедливость, горой стоял за друзей и всегда был готов протянуть руку помощи.

Окончив школу с отличием, он не слишком колебался в выборе дальнейшего пути. Звезды и космические просторы всегда манили его, и, посчитав гражданскую службу уж слишком спокойной, Джаред поступил в Военную Академию на лётный факультет. Удача и тут не оставила его, он легко переходил с курса на курс, стал одним из лучших студентов, и адмирал Шеппард, директор Академии, прочил ему блестящее будущее.

Всё рухнуло в один момент.

- Я познакомился с ней в парке. Классная девчонка, заводная. Она мне действительно нравилась, понимаешь? – Джаред сидел на койке в каюте Росса и, облокотившись о колени, покачивал в руках кружку. Закончив дела в трюме, они решили продолжить знакомство за обедом в кают-компании, после третьего стакана чая Росс намекнул, что у него есть в заначке кое-что покрепче, и вот на исходе дня они квасили самогон из двухлитровой пластиковой бутылки, и Джаред, уставившись в угол, рассказывал историю своей жизни.

- Я тоже ей сразу понравился, ну еще бы – я ведь отбил её у каких-то отморозков, представляешь? Герой, все дела. Ну, короче, мы встречались месяц. Веселились, зажигали в клубах, иногда она приглашала меня к себе домой, когда родителей не было. А о семье своей, кстати, ничего не говорила, ну да мне и дела не было, идиоту. – Джаред покачал головой и сделал большой глоток из кружки. – В общем, как-то вечером пришли к ней домой, завалились на диван в гостиной, сопим, получаем удовольствие, ну, ты понимаешь. И вдруг, в самый разгар, заявляется её папаша. Тут-то я и понял, чего она молчала про семью. Отцом оказался замдиректора Академии, гнусный такой хорек, всё кляузы строчил на нашего старика Шеппарда, мол – слишком много воли курсантам даёт. Короче, гнида такая штабная, ну ты знаешь, хотя откуда тебе…

Росс согласно пожал плечами и долил в кружки самогон. Он практически не пил, хотя время от времени демонстративно подносил кружку ко рту. Не то чтобы он чувствовал опасность в ослаблении контроля рядом с новым знакомым, просто не любил алкоголь. А Джареду явно нужно было расслабиться и выговориться, и это был самый легкий способ. Парень благодарно кивнул и, отхлебнув, продолжил:

- Скандал, в общем, был знатный. Папашка орет, Кинди рыдает, я натягиваю штаны. Дурдом. И тут он меня добил – оказывается, Кинди несовершеннолетняя. А мне, кретину, и в голову не пришло, думал – ей лет двадцать. Ну, классная девчонка, говорю же, умная, юморная, фигурка что надо. А этот хорек мне заявляет: всё, курсант, готовься, полетишь ты у меня в космос – до ближайшей Исправительной колонии, вот там тебя жизни научат. Тут Кинди как взвилась – аж слезы высохли. От меня, говорит, ты подтверждения не дождешься, парень меня спас и ни к чему не принуждал, а без моего подтверждения у тебя нифига не получится! Хорошая она, настоящая… Папашка притормозил малость, подумал и говорит: тогда женись. Прям завтра идите и расписывайтесь, иначе хана тебе, курсант. Тут уже я возмутился – какая, нафиг, роспись, мне двадцать три всего, какой идиот женится раньше сорока?! Да и Кинди мне, конечно, нравится, но не до такой же степени! Прикинул я по-быстрому – ну что он мне сделать может? Ну, посадит под арест на пару недель, кляузу напишет, ну, может с распределением после выпуска подгадить. Да и не страшно, отработаю положенный год и переведусь. У меня последний курс, до выпускных экзаменов два месяца, ну что еще он может успеть?.. Он успел.

Джаред судорожно вздохнул, выпрямился и залпом выпил кружку до дна. Опасно покачнувшись и чуть не промазав, он брякнул кружку на стол и, повернувшись, завалился на спину, вытянув длинное тело на койке и заложив руки за голову. Ноги не вместились по длине, ботинки свисали с изножья кровати, и Росс недоуменно подумал – а как же парень спит у себя? Койки-то стандартные, одинаковой длины. Табурет приставляет, что ли? Так он же приклеен к полу. Росс поерзал на табурете, прикидывая, можно ли его оторвать. Ну, допустим, он бы смог. А вот парень – вряд ли, во всяком случае, без инструментов. А кто ж ему даст инструменты для порчи казенного имущества? Выходит, так и мучается каждую ночь. Впрочем, если парень и спит, то явно урывками – вид у него измученный, а глаза были покрасневшими еще до того, как они начали пить. Сейчас и вовсе красные прожилки по всему белку, и Джаред время от времени тёр глаза и мучительно старался проморгаться. Ничего, парень, сегодня ты выспишься. Росс повернулся к столу и вылил в кружку Джареда остатки самогона.

- Кстати, откуда у тебя?.. – Джаред кивнул на опустевшую бутылку.

- Технари гонят, у них аппарат где-то рядом с реактором.

Джаред выпучил глаза и с ужасом посмотрел на свою кружку. Росс тихонько фыркнул и прикусил губу. Испуганный Джаред был забавен, к тому же из его глаз хоть ненадолго исчезла тоска. Однако парень мог обратиться к корабельному врачу для проверки, а Россу лишнее внимание ни к чему. Да и рассказ хотелось дослушать.

- Не дрейфь, они при мне проверяли, чисто там. Что ж я, сам себя травить буду? – Росс ухмыльнулся.

Джаред успокоился, одарил Росса эпитетом «придурок» и вновь уставился вверх, сверля взглядом днище верхней койки. Каюта была рассчитана на двоих, но Росс подсуетился, вовремя сломав одно из креплений, держащих верхнюю полку, и к нему никого не подселили. Крепление он починил на следующий день, но, естественно, не стал об этом докладывать.

- Так что дальше-то было? – спросил он, облокачиваясь на стол и подпирая рукой подбородок.

- Дальше? А дальше этот хмырь выпер меня из Академии. Вот так просто, за неделю всё провернул. – Джаред зло прищурился. – У него связи большие, как мне потом объяснили. Да еще старик Шеппард как назло уехал по делам именно в это время. Этот гад остался за главного. Накатал на меня донос, вписал туда красоты типа «неспособен к самоконтролю, своим поведением позорит высокое звание курсанта и будущего офицера, отказывается выполнять приказы старших по званию». И главное – почти правда, вот что обидно. Меня на комиссию вызвали, а что я скажу? Поведение действительно сомнительное, и приказ его я отказался выполнять. Рассказывать всё подробно – девчонку жалко, ей и так от отца досталось. Думал – Шеппард приедет, разберется… Да только этот гад успел раньше. Выкинул меня из Академии за месяц до выпуска. И как всё рассчитал, сука – не просто на улицу выкинул, тогда у меня бы время было что-то сделать, так нет же. Он мои документы перевел в управление гражданским флотом, типа – вот вам готовый специалист, к военной службе негоден, а вам сойдет, скажите спасибо. Я туда примчался, говорю: это ошибка, апелляцию буду подавать. А мне: подавай на здоровье, но только когда вернешься, потому как ты уже причислен к экипажу «Россинанта», а он вылетает через два дня. Если не прибудешь вовремя на новое место службы – мы тебя и из гражданского флота выгоним, будешь со своей апелляцией общественные флаеры водить. Что мне оставалось? – Джаред тяжело вздохнул. – Прибыл на место, огреб сразу ор в оба уха от капитана – в превентивных целях, характеристика-то со мной приехала, а наш Железный Капитан – бывший вояка, ему «опозорить честь офицера» – всё равно что нож в сердце. Он и слушать меня не стал, сразу заявил: к кораблю не допущу, и не надейся, будешь флаеры гонять, когда сядем; а пока марш помощником к боцману, нехрен без дела тут шляться. Ну, в принципе, у меня специализация как раз на класс Р – малые суда и истребители, но, знаешь, все равно мечтал на большом попробовать… Видать – не в ближайшие годы. Вот так вот. – Джаред криво улыбнулся, приподнялся на локтях и взял кружку. – Ну что, Дженсен, выпьем за мою дурость и за странные повороты судьбы?

Росс кивнул и стукнул своей кружкой о джаредову. Они допили самогон, летяга снова упрямо потер глаза и откинулся на подушку.

- Ничего, что я здесь валяюсь? Время-то позднее, пора мне, наверное.

- Ничего. Лежи. – Росс отодвинул кружки подальше и пересел на койку под бок к Джареду. Тот удивленно посмотрел на него.

- Чего ты?..

- Всё нормально, - откликнулся Росс и, протянув руки, резко надавил на точки за ушами Джареда. Парень закатил глаза, отрывисто хватанул ртом воздух и через несколько секунд отключился.

Росс вымыл кружки, спрятал бутылку, стянул ботинки с себя и гостя, и, легко подтянувшись, запрыгнул на верхнюю койку. Бывший курсант тихонько сопел внизу, корабль мчался к далекой планете, а Росс лежал и думал о странных поворотах судьбы. Что было бы, если б он не отвлек тогда бандита? Росс закрыл глаза и ясно увидел ночной парк и круг света под фонарем. Ослепительная улыбка, горящие вызовом глаза. «Ну что, потанцуем?». Быстрая драка, быстрый флирт, бандит, поднимающий камень... Он ведь не смог бы ударить сильно – не в той форме был, да и Джаред слишком высокий. Шишка на затылке, немного крови, может быть, легкое сотрясение. Джаред бы отбился, а девчушка обязательно доставила бы его в больницу. В Академию сообщили бы. И не было бы никаких тайных встреч, а вместо этого была бы перевязанная голова, и слава героя, и долгожданный выпуск через два месяца. Почему же удача Джареда не сработала, почему позволила Россу вмешаться и одним броском перечеркнуть такую спокойную, беспечную жизнь? Горстка гравия… такая мелочь…

Незачем об этом думать. Ему всё равно.

Росс зло стукнул кулаком по стене, перевернулся на живот и приказал себе заснуть.

 

***

Услышав странное шкрябанье за дверью, Росс открыл глаза и взглянул на панель внутренней связи над столом. Семь сорок четыре по корабельному времени. До чего неугомонный народ эти ученые. Росс лениво потянулся, в дверь снова заскреблись. Похоже, не уймутся.

Спрыгнув с полки, Росс споткнулся о кучу ботинок и чуть не въехал головой в стену. Тихо ругнувшись, он отпихнул обувь в сторону и наконец добрался до закрытой двери. Шлепнул по панели замка и смачно зевнул, пока дверь отползала в сторону. На пороге стоял Фил, один из биологов, и восхищенно заглядывал в закрывающийся рот Росса.

- Умеешь зевать, мужик, у меня б челюсть свернулась, - уважительно произнес Фил и хлопнул Росса по плечу. Дабы не провоцировать комплекс неполноценности у науки, тот подавил очередной зевок и, привалившись к косяку, вопросительно мотнул головой.

- Нам нужны тестеры и программы сравнительного анализа… - начал было Фил, и тут за спиной у Росса раздалось подозрительное хрипение. Фил резко умолк, заглянул ему за плечо и изумленно распахнул глаза. Меж тем хрипящее нечто в каюте, повозившись, жалобно простонало:

- Солнышко, дай воды…

- Сейчас, - отозвался Росс, не оглядываясь. В ответ раздался грохот.

Фил слегка покраснел и, хмыкнув, шагнул назад.

- Ладно, зайдешь, когда освободишься. Солнышко. – Ухмыляясь всё шире, Фил развернулся на пятках и рысью умчался в направлении кают-компании. Абзац.

Росс закрыл дверь и наконец обернулся. Н-да. Взъерошенный Джаред в одних трусах веселенькой расцветки сидел на койке и почесывал лохматую макушку, испуганно глядя на Росса.

- Головой долбанулся? – Росс невозмутимо прошел в маленькую душевую, по пути захватив кружку, и налил воды из-под крана.

- Да я это… - Джаред благодарно ухватил кружку и залпом выпил. – Я чё-то подумал спросонья, что я у Кинди заснул, вот и ляпнул. Ты извини! Я пойду сейчас, всё им объясню, я…

- Не суетись. Мне похрену, я вообще не об этом спрашивал, - улыбнулся Росс и уселся рядом с Джаредом. Тот удивленно вздернул брови и чуть подвинулся, освобождая больше места.

- А о чем? И что значит – тебе похрену?

- Я о грохоте. Ты головой о верхнюю полку ударился? – Джаред кивнул. – Давай посмотрю. А то звук был такой… гулкий.

Джаред фыркнул, но послушно подставил голову. Росс осторожно запустил пальцы в недлинные густые пряди волос, оглаживая и ощупывая макушку. Не обнаружив никаких следов, Росс взял на заметку осмотреть потом полку на предмет вмятин и опустил руки, легонько хлопнув Джареда по коленке.

- Жить будешь.

Вздрогнув, тот открыл глаза и, тряхнув головой, смущенно улыбнулся.

- Так почему тебе похрен?

- Ну, во-первых, я не женат, так что могу спать с кем хочу. Во-вторых, я действительно сплю с кем хочу, пол роли не играет, впрочем, кого сейчас этим удивишь. А учитывая, что поход наш долгий, подозреваю – они еще и не такое увидят. В общем, твой голый накачанный торс репутацию мне не испортит, не волнуйся.

Джаред покраснел и, схватив комбинезон, комком валявшийся у изножья кровати, начал одеваться.

- Я, понимаешь, проснулся ночью, а в комбинезоне неудобно, я привык спать голым, ну, я думал, что у себя, вот и разделся…

- А чего ж трусы оставил? – насмешливо спросил Росс.

- Не знаю… - Джаред неловко возился на койке, пряча глаза и пытаясь сидя впихнуть в комбинезон свою долговязую фигуру.

Росс, ухмыляясь, несколько минут слушал приглушенные чертыхания и наблюдал за мельканием локтей и коленей, затем поднялся и неторопливо стянул с себя футболку. Джаред испуганно застыл.

- Ты… что делаешь?

Встав напротив, Росс прищурился и, склонив голову набок, начал медленно расстегивать брюки.

- А ты как думаешь? – протяжный низкий голос густой патокой заполнил каюту.

Неподвижный Джаред, судорожно сглотнув, завороженно уставился на пальцы Росса. А тот, расстегнув замок, слегка развел края ширинки в стороны, неторопливо взялся за пояс брюк; большие пальцы мимолетной лаской погладили гладкую кожу живота… и замерли.

- Джа-ред… - тихонько протянул Росс. Парень поднял ошеломленный взгляд. – Ты серьезно настроен на стриптиз? А то я как бы в душ собрался. Но если ты настаиваешь…

- Придурок! – Джаред стукнул Росса по бедру и облегченно расхохотался, ероша волосы. – Я уж подумал, что ты сейчас потребуешь отработать вчерашний самогон! – Он наконец слез с койки и, шутливо отпихнув улыбающегося Росса, спокойно надел и застегнул комбинезон.

- Кстати, о вчерашнем, голова не болит? – поинтересовался Росс, наблюдая за обувающимся гостем.

- Не-а. Знаешь, вообще чувствую себя отпадно, даже удивительно. И выспался отлично, хотя абсолютно не помню, как засыпал. Ты случаем мне в кружку ничего не подсыпал? – Джаред застегнул ботинки и выпрямился, широко улыбаясь.

- Если б я к тем двум литрам еще и подсыпал, ты бы до приземления не встал, - съязвил Росс, хлопая по панели замка. – Ну давай, вали уже, солнышко, меня биологи ждут.

- Э нет, солнышко – это ты! И теперь все об этом узнают!

Оставив за собой последнее слово, хихикающий Джаред выскочил из каюты.

 

***

Предсказание Джареда сбылось на все сто. Новость о «солнышке» распространилась по кораблю быстрее пожара. Весь день, куда бы Росс ни пошел, на него пялились, рассматривали, подмигивали, шептались за спиной и откровенно флиртовали. Росс недоумевал и немного злился. Ему ведь требовалось «не привлекать внимания». С его-то внешностью это и в спокойной обстановке представляло сложность, а уж теперь…

Да, внешность у Росса подкачала. Он, к сожалению, был красив. Красив настолько, что в молодые годы не проходило ни дня, чтобы ему не приходилось кого-нибудь отшивать. В том числе и на заданиях, где это часто было неуместно, а иногда опасно. Он хотел даже сделать пластику, превратить себя в нечто более усредненное, но руководство корпорации категорически запретило, найдя и для этой особенности эффективное применение... Росс тогда был в ярости, но, в конце концов, смирился – у него не было выбора. С его службы не увольняются.

Со временем он перерос свою ослепительную яркость, научился маскироваться, на лице прибавилась пара шрамов, впрочем, не особо заметных. Доказав свое мастерство в других областях, он стал всё реже получать «особые» задания. Чаще требовалась незаметность, и к своим тридцати трем годам Росс хорошо научился сливаться с толпой.

Для этого задания он выбрал образ «угрюмого хмыря». Вся одежда была мешковатой, чтобы скрыть стройность и крепкие мышцы, походка – расхлябанной и тяжелой, движения – медлительными и неуклюжими. На лице ершилась неопрятная щетина, а светло-русые, с медной искринкой волосы на голове были вечно нечесаными и грязноватой гелевой паклей свисали на лоб. В сочетании с неприязненным, колючим взглядом образ производил вполне отталкивающее впечатление, и разглядывать его долго желающих не находилось. До сегодняшнего дня.

С чего вдруг на корабле возник такой недотрах – Росс не понимал. Однако факт оставался фактом – едва завуалированные предложения сыпались на него со всех сторон. Мужчины звали выпить или посмотреть новинки видеотеки, женщины томно вздыхали и жаловались на одиночество. Когда за ужином к нему подошел бородатый старпом и, смущенно улыбаясь, предложил партию в шахматы, терпение Росса лопнуло. Мысленно плюнув, он резко отодвинул тарелку и, буркнув что-то нелицеприятное, ушел спать.

На следующий день его вызвал Железный Капитан.

 

***

Досье на капитана Моргана было впечатляющим. Росс прочёл его от корки до корки и невольно восхитился этим мощным человеком, который прожил насыщенную, полную опасностей жизнь, с честью прошел через все испытания и ни разу не сдался. Джефф Морган окончил ту же Академию, в которой учился Джаред, и, начав службу энсином, за сорок лет дослужился до вице-адмирала и командира знаменитой эскадры Альфа – основной боевой силы Федерации. С его способностями прирожденного лидера и стратега Морган вполне мог бы стать и адмиралом флота, но взрывной характер и нежелание скрывать свою точку зрения слишком часто становились камнем преткновения в его отношениях с командованием.

Морган участвовал во всех войнах и заварушках, которые произошли за это время. Впервые о нем заговорили после инцидента на Кроносе, когда на планете обнаружили огромные залежи плутония и обезумевшие от жадности колонисты подняли восстание, пытаясь с оружием в руках доказать свое право распоряжаться богатствами новой родины. Молодой лейтенант Морган служил тогда вторым помощником капитана на десантнике «Прометей». Сбросив над колонией штурмовые боты, корабль ушел на орбиту ждать победных рапортов. А их всё не было. Ожидание становилось уже невыносимым, когда на связь вышел один из десантников и доложил, что они в кольце. Оказалось, что колонисты добыли где-то тяжелое вооружение, жестоко потрепали десантников и зажали их в тиски на окраине города. Взорванные штурмовые боты грудами металла лежали неподалеку, численность десанта всё убывала, выхода не было. И тогда лейтенант Морган уговорил капитана дать ему спасательную шлюпку. С горсткой экипажа он спустился на планету, под шквальным огнем умудрился приземлить шлюпку и спас двадцать восемь десантников, остававшихся в живых. К сожалению, самому лейтенанту не повезло. Он помогал штурмовикам грузиться, когда рядом взорвался снаряд. Едва живого и искалеченного до неузнаваемости, его положили в стазисное поле на «Прометее» и отвезли на Землю, не слишком надеясь, что он выживет. Однако Морган крепко держался за жизнь. Через три месяца он вернулся на флот, с новым званием, новым лицом и протезами вместо рук и ног.

Много славных подвигов и скандальных выступлений числилось за Морганом. Экипажи обожали его за мужество и неизменную готовность защищать «своих», начальство недолюбливало за несговорчивость и отсутствие пиетета к вышестоящим. Когда несколько лет назад Железный Капитан внезапно подал в отставку, многие не верили, что он уходит навсегда. Однако, наплевав на всеобщие ожидания, Морган спокойно отдохнул на старушке-Земле, наслаждаясь забытой природой, а когда заскучал – устроился в гражданский флот и с удовольствием принял командование «Россинантом», таким же потрепанным и несгибаемым, как он сам.

Росс подходил к каюте капитана со смешанными чувствами. С одной стороны, познакомиться поближе с великим Морганом, которого до этого он видел только мельком, было интересно. С другой, вызов к капитану судна – это серьезно, и Росс терялся в догадках. Неужели его легенда где-то дала сбой? Конечно, документы готовил не он, но специалисты в «Зете» были отличные, и раньше проколов не случалось. Впрочем, если б что-то обнаружилось, его бы тихо отвели к начальнику охраны, а не присылали вызов по интеркому. Значит, не легенда. Дел у капитана к ассистенту ученых никаких быть не может, драк на корабле он не устраивал, пил у себя в каюте, да и то только один раз… Джаред. Наверняка это связано с Джаредом. Какого чёрта Росс не ушел тогда молча из трюма?!

А вот и он, легок на помине. Росс злобно оскалился, увидев Падалеки, переминающегося с ноги на ногу у капитанской каюты. Идущий мимо «ассистента» стюард нервно шарахнулся в сторону и поспешил спрятаться в ближайшей подсобке. Росс тихо выругался и, замедлив шаг, пару раз глубоко вдохнул. Не хватало еще ввалиться к капитану со свежим трупом на руках. Росс представил лицо Моргана в то время, как он затаскивает в каюту тушку Джареда. И затаскивает, и затаскивает… Парень всё же нереально длинный.

- Как ты во флаер помещаешься с такими габаритами? – спросил Росс, подойдя ближе и приваливаясь к стене рядом с дверью. Джаред оглянулся, и его лицо осветилось улыбкой.

- Привет. Во флаере крепежи есть, сиденье можно передвинуть. А ты куда идешь?

- Команда поручила мне защиту твоей чести, так как Железный Капитан грозен и невоздержан в гневе.

Джаред задергал бровями и неуверенно хохотнул.

- А, ну тогда ладно. Уверен, ты спасешь меня.

- Без сомнений. Пуговку застегни.

Падалеки в полном недоумении уставился на Росса. Тот тяжело вздохнул и перевел взгляд куда-то в район джаредовой шеи. Через мгновение до Джареда дошло, и он суетливо начал поправлять воротник кителя.

- Спасибо. Только переоделся, ты же знаешь – я обычно в комбинезоне хожу…

- Воркуете, голубки? – На пороге каюты стоял капитан Морган и, прищурившись, оглядывал визитеров. Джаред покраснел и вытянулся во фрунт, Росс лениво отлип от стены, сунул руки в карманы и безразлично окинул взглядом начальство. Морган усмехнулся. – Ну, заходите, поболтаем.

 Каюта капитана была просторной и какой-то пустой. Стол напротив двери, над столом большой экран, несколько стульев для посетителей. В углу на подставке разросшийся представитель флоры со странными красноватыми листьями, в другом углу – дверь в личные помещения. И всё. Ни снимков в рамочках по стенам, ни звездных карт, ни памятных вещей. Строгая лаконичность, как белый мундир без единого украшения на подтянутой фигуре капитана.

Морган, всё еще усмехаясь в роскошные седоватые усы, приглашающе махнул на стулья и прошел к столу немного странной, раскачивающейся походкой. Развернувшись задницей к столешнице и сложив руки на груди, он весело сверкнул синими глазами на гостей.

- Допрыгались, любвеобильные сволочи?

Это было неожиданно. Росс оторопело замер на стуле, едва успев сесть, Падалеки не успел – и застыл в полуприседе, нелепо открыв рот и вытаращив глаза.

- Вольно, энсин. Избавь меня от иллюстраций вашего досуга, ты меня ничем не удивишь. – Ухмыляющийся Морган подождал, пока побагровевший до корней волос Джаред усядется, и продолжил: - На вверенном мне судне разброд и шатание. Народ утратил душевный покой, шляется по неубранным палубам и дрочит в непредназначенных для этого местах. Корабельный кок, замечтавшись, вывалил в суп полбанки черничного джема; двое офицеров дуэльно набили друг другу морды, не поделив прекрасную даму из инженерной службы. А началось всё с вас.

В каюте повисло молчание. Росс задумчиво смотрел в потолок, Джаред – на Росса, Морган – на обоих. Падалеки не выдержал первым.

- Кэп, разрешите доложить? – Дождавшись благосклонного кивка, Джаред глубоко вздохнул. – Это недоразумение. Я задержался в каюте у Дже… мистера Эклза, мы разговаривали и… разговаривали. Потом мне стало жарко, и я… мм… немного разделся… - Росс с Морганом синхронно фыркнули, Джаред снова мучительно покраснел. – В общем, нас застали совершенно случайно… Чёрт! В смысле, нас не застали… Чёрт! – Джаред окончательно запутался и нервно вытер рукой вспотевший лоб.

- Парень у меня просто переночевал. Никакого подрыва дисциплины, кэп. Всё чинно и спокойно. – Росс уверенно сложил руки на груди, копируя позу Моргана. Их взгляды столкнулись; спустя несколько долгих секунд капитан медленно кивнул и выпрямился.

- Пусть так и остается. Пока вы на моём корабле. – Ударение на «моём» было явственным.

Джаред недоуменно переводил взгляд с одного на другого, забыв о собственных бедах. Росс неторопливо приподнял голову и едва заметно кивнул Моргану, словно заключая соглашение; капитан с непроницаемым лицом внимательно рассматривал «ассистента». Напряжение, внезапно повисшее в каюте, разбил сигнал внутренней связи, мелодично тренькнувший от стола. Морган обернулся и нажал на кнопку.

- Кэп, это Вернер, - раздался голос старпома. – Реактор вышел на полную мощность, но…

- Подожди, - перебил его капитан и повернулся к гостям. – Вы свободны. Мистер Эклз, надеюсь, у нас еще выпадет случай пообщаться. И приведите себя в порядок, у вас слишком небрежный вид. – На этот раз выделив интонацией слово «слишком», Морган махнул рукой в сторону двери.

Выйдя из капитанской каюты, Росс досадливо скривился и направился к себе, на ходу задумчиво покусывая нижнюю губу. Морган был умен, и это представляло опасность. Если тот начнет целенаправленную слежку, задание окажется под угрозой, а устранение капитана вызовет слишком большой резонанс. Нужен отвлекающий маневр. Нужна тема, которая отвлечет внимание от Росса или хотя бы направит его в безопасное русло…

- Эй! – Возмущенный Джаред схватил его за плечо, заставив остановиться. – Какого чёрта?! Ты ничего не хочешь мне объяснить?

- В смысле? – Росс хлопнул ресницами, изображая удивление.

- В смысле – что это было? Что за гляделки с капитаном? Чего вы не поделили-то?

- Тебя, конечно! – Росс с удовольствием проследил за бровями Джареда, выделывающими очередной хаотичный танец. – Ты так увлекся рассказом о раздевании, что я подумал – он тебя прямо там разложит, можно сказать, на боевом посту. Ты разве не заметил эти хищные взгляды? Клянусь, я всерьез начал опасаться за твою девственность…

- Я не девственник!

- Ну, в определенном смысле… - Фраза повисла в воздухе, Джаред моргнул и в очередной раз покраснел. Ага, в точку. Росс удивленно покачал головой – этот детеныш смущается как дышит. Непонятно, как он в Военной Академии учился.

- Дженсен, прекрати издеваться. Я… - Джаред глубоко вздохнул. – Я, в общем, извиниться хотел. Понимаешь, вся история, похоже, из-за меня завертелась. Я вчера, как от тебя вернулся, сразу на работу пошел. А по дороге встретил этого твоего… ну, ученого. И он мне так снисходительно: странный вкус у тебя, мальчик, мог бы и получше найти. И рукой так презрительно вертит. Короче, взбесил он меня. Ну, я и выдал. Что остальные тебе и в подметки не годятся, что ты охрененный, ну и всё в таком духе… - Джаред неловко пожал плечами, отводя взгляд. – Понимаешь, он ведь тебя даже не знает толком. Какое он имеет право презрительно рукой махать?..

Росс молчал. Странное, непривычное ощущение разливалось внутри, холодило горло, заставляло дрожать кончики пальцев. Никто никогда не заступался за него. Никто и никогда.

- Ты… - Голос был хриплым. Росс резко выдохнул и дернул головой, пряча взгляд. – Не переживай. Всё нормально. Не за что извиняться.

- Нормально? – Джаред облегченно улыбнулся. – Это хорошо! Ну, я пойду тогда, у меня еще работа. Бывай, мужик. Увидимся! – И он заспешил по коридору, на ходу расстегивая китель и весело-фальшиво насвистывая.

Росс смотрел ему вслед и не мог заставить себя сдвинуться с места.

 

***

Оставшиеся две недели полета прошли удивительно быстро, и вот корабль уже завис на орбите, сторожко поводя носом, словно гончая, принюхивающаяся к добыче. По коридорам сновал народ, в трюмах суетилась запаленная команда карго, боцман пугал всех яростным сипением, сорвав в энтузиазме голос. Навигаторы спешно изучали планету, выбирая место для посадки.

Росс в каюте складывал свои немногочисленные пожитки. Сворачивая стандартный флотский комбинезон, он усмехнулся. Железный Капитан таки настоял на своем, прислав к нему стюарда с формой, шампунем и тюбиком пасты для бритья. Стюард, молодой парнишка, жался на пороге, умоляюще глядя на Росса, но уходить отказывался, повторяя, что ему приказано «проследить, чтобы мистер Эклз употребил всё по назначению». Росс развлекался, грозно хмурясь и рыча, стюард заламывал руки. В конце концов, сдавшийся Росс начал демонстративно раздеваться посредине каюты, думая этим отпугнуть парня, но слава «охрененного» прилипла к нему крепко, и стюард лишь восторженно сверкнул глазами, непроизвольно облизывая губы. Пришлось вытолкать его из каюты силой. Однако парень так и не ушел, слоняясь по коридору и постукивая в дверь, пока обновленный Росс не открыл. Зараза-капитан удивительно точно угадал размер, комбинезон сидел на нем как влитой. Скрыть широкие плечи и стройную талию больше не было возможности, к тому же исчезнувшая щетина и смытый с волос гель перестали скрадывать классические черты лица и отвлекать внимание от больших ярко-зеленых глаз. Увидев на пороге Росса, стюард восхищенно застыл и дрожащим голосом протянул «О-о-о…». Дни, оставшиеся до прибытия, Росс провел, запершись в каюте.

И вот корабль готовился к приземлению. Последние два дня Росс, натянув свои прежние шмотки, мотался по кораблю, подготавливая багаж экспедиции к выгрузке. Всем было не до него – наконец-то – и Росс наслаждался относительной свободой, возвращаясь в осточертевшую каюту только для сна. Он даже успел поболтать с Джаредом, столкнувшись с ним в одном из трюмов. Джаред сиял – ему снова предстояло подняться в небо, пусть даже на простом флаере. Мельком поинтересовавшись самочувствием Росса, он взахлеб начал рассказывать о планах полетов и особенностях аппаратов, до которых его, наконец, допустили для ознакомления. Росс слушал с улыбкой, кивая в нужных местах. Они встречались несколько раз еще до затворничества Росса, вызванного мнимым недомоганием, и всегда их разговоры проходили по одной и той же схеме: Джаред с горящими глазами сыпал подробностями своих учебных полетов и пересказывал забавные летные байки, Росс вздергивал брови и качал головой, демонстрируя изумление. С Джаредом было легко. Выговорившись в тот первый вечер, он, кажется, оставил в прошлом все свои огорчения и несбывшиеся надежды, неизменно пребывал в хорошем настроении и почти не задавал вопросов. Кроме того, он был одним из немногих, кто счастливо избежал всеобщего помешательства на сексе, и Росс был готов часами слушать неумолкающий треп, благодарный уже за одно то, что не нужно напрягаться, подыскивая цензурный ответ на очередное несвоевременное предложение.

Росс вздохнул, застегивая сумку с одеждой. Спокойное время полета подошло к концу. Его ждала новая неизведанная планета, работа с учеными во временных лагерях вдали от точки приземления «Россинанта», а главное – задание. Вряд ли они будут часто видеться с Джаредом. Потом короткий перелет обратно на Землю, и их пути разойдутся окончательно. Странный поворот судьбы, который свел их в осеннем парке, подарил Россу теплое ощущение чего-то искреннего и настоящего. Но жизнь не стояла на месте. Короткая передышка закончилась, впереди ждала работа.

Росс расправил плечи и, подхватив сумку, вышел из каюты.

 

СЧ-12-40-98-Т

 

В кодовом реестре Службы Регистрации Космических Объектов новая планета значилась как «СЧ-12-40-98-Т». «Т» означало «терра-подобная», остальное было порядковым номером. Естественно, это название не могло продержаться долго. Уже на корабле его сократили до «СЧ». Возможно, планета носила бы гордое название «Светоч» или хотя бы «Сверчок», но одним из первых, кто вышел приветствовать новую землю, случился боцман. Навернувшись с верхней ступеньки трапа, он смачно впечатался шлемом в терраподобность, наградив окрестности таким количеством креативных эпитетов, что свидетели происшествия милосердно выбрали самое ласковое. Так планета стала «Сучкой». Конечно, это не являлось официальным названием, в любом случае давать имя новой родине предстояло первым колонистам, что, кстати говоря, частенько становилось поводом для нешуточных споров с применением кулачно-челюстной аргументации. Однако исследовательская экспедиция имела право на мнение и высказала его в лице боцмана.

Название прижилось быстро – оно было коротким и исчерпывающим. Планета отличалась капризным нравом: шквальные ветра, неожиданные проливные дожди с градом, животные с невразумительной раскраской и склочным характером. Однако, отвесив очередную оплеуху, Сучка тут же делала щедрый подарок: ливень сменялся теплыми солнечными лучами, плоды на некоторых деревьях оказались хоть и мелкими, но съедобными и удивительно вкусными, а первый увиденный рассвет на планете изумил всех величественной красотой и богатством оттенков сияющего неба.

Основной лагерь разбили неподалеку от «Россинанта». Предварительные данные разведки о пригодности местного воздуха для дыхания быстро подтвердились, и всё же в атмосфере планеты имелись какие-то примеси, действие которых на организм человека с ходу определить не удалось, поэтому было принято решение не рисковать всей экспедицией. Большинство продолжало изучение планеты в скафандрах, снимая их только в недрах «Россинанта», а подальше от основного установили второй, экспериментальный лагерь, где небольшая группа ученых изображала подопытных кроликов, живя и работая без скафандров. Это была обычная практика в подобных экспедициях – земное правительство любило представлять колонистам отчеты не только с цифрами и формулами, но и с живыми свидетельствами первопроходцев, типа: «местный таракан укусил меня за палец и ничего страшного не произошло». Популярностью пользовались именно истории с «тараканами», то есть случаи непосредственного взаимодействия с местной флорой и фауной, поэтому логичным выбором для опыта «in vivo» становились биологи.

Росс продирался сквозь джунгли, держа на отлете руку с электроловушкой. В ловушке бесновалось и верещало нечто ярко-зеленое с пурпурными пятнами, похожее на помесь ящерицы и петуха. Гребешок у твари воинственно топорщился, кривые лапы скребли по днищу, а тёмные глазки сверкали обещанием страшной мести. Росс верил, поэтому поглядывал на тварюшку с некоторым опасением. Между прочим, красочный отчет для колонистов уже можно было составлять: за прошедшие от посадки девять дней Сучка успела попробовать на вкус всех членов их маленького лагеря. Фила цапнула за кисть местная «мартышка» – верткое существо, похожее на земных обезьян; Марк, второй биолог и руководитель их команды покрылся сыпью в результате близкого общения с ядовитой лианой на окраине лагеря. Мигель, невысокий субтильный парень с длинными волосами, оказавшийся микробиологом и вирусологом, вышел вечером подышать свежим воздухом, и ему серьезно поцарапал лодыжку какой-то местный аналог крота. Во всяком случае, все дружно склонились именно к этой версии, так как животное поймать не удалось, а пробраться в огороженный силовым полем лагерь теоретически можно было только под землей. Самому Россу удавалось пока избежать серьезных травм, хотя он был единственным, кто наматывал километры по местным лесам, добывая образцы для исследований. Пробы воды и грунта в разных местах, части растений, различные животные и насекомые – собирать всё это было непросто; и неудивительно, что, несмотря на осторожность и защитный костюм, на теле Росса изобиловали синяки и царапины. Кубарем улетая в очередной овраг, он обкладывал Сучку; пролезая через колючий кустарник, материл ученых; а вечерами, смазывая лечебной мазью синяки и ссадины, проклинал свою легенду, оказавшуюся не столь беспроблемной, как мнилось ему на Земле. Несмотря на большой опыт оперативной работы, он до сих пор не сталкивался с необходимостью лазить пешком по новооткрытой планете и сейчас завидовал черной завистью остальным ассистентам, которые с другими группами ученых цивилизованно летали на флаерах и, приземляясь, работали в изолированных надежных скафандрах. Он посчитал, что выполнить его задание будет проще в небольшом лагере, и потому не возражал, когда Фил сообщил, что Росс поедет с ними. Задание, кстати говоря, было уже почти закончено. Как всегда, никакой ясности и понимания, что он делает. Просто в разное время и в разных местах ему нужно было нажать определенную комбинацию кнопок на небольшом сером ящичке, который он привез с собой под видом пенала для дисков с книгами. Кнопки полностью сливались с поверхностью, и только Росс знал, где и в какой последовательности нужно надавить, чтобы маленький индикатор замигал зеленым светом. С обратной стороны пенала находилось едва заметное углубление – кнопка ликвидации прибора на случай каких-либо неприятностей; вот, собственно, и всё, что знал Росс. Чем занимается прибор после включения, что измеряет, какие сигналы посылает – было неизвестно.

В данный момент странная коробочка лежала в палатке Росса – брать её с собой уже не было смысла, он облазил с прибором все окрестности и даже летал с ним к океанскому побережью в двухстах километрах к северу. Флаер, по запросу Марка, им всё же иногда предоставляли. Жаль, что сегодня не такой день. Росс устало вздохнул, перебираясь через очередное поваленное дерево. Местное солнце лениво двигалось к закату по зеленоватому небу, лес жил своей бурной жизнью, отмечая мгновениями тишины неторопливое продвижение человека. Россу было жарко, несмотря на акклиматизационные свойства защитного костюма, и хотелось поскорей скинуть с себя эти тряпки и залезть под прохладный освежающий душ. Наконец впереди замелькали белые купола палаточного лагеря. Росс подошел к границе силового поля на поляне и оглушительно свистнул.

- Когда-нибудь я всё же тебе отомщу! – Заполошно выскочивший из центральной палатки Фил преувеличенно-злобно оскалился и махнул рукой в дверь, давая сигнал к отключению поля.

- Не отомстишь, ты меня любишь. Я принес тебе очередную «сучко-тварь». – Росс помахал ловушкой.

- Добытчик! – Фил скорчил умиленную рожу и полез обниматься. Тварь в ловушке заверещала, Росс хотел было к ней присоединиться, но тут Фил наступил ему на ногу, и, не удержав равновесие, они в обнимку шлепнулись на траву. Визг, ругательства и хохот разбили сонную тишину лагеря. Вышедший из палатки Мигель, возмущенно фыркнув, принялся стаскивать смеющегося Фила с Росса. Фил отбрыкивался и просил «еще пару минут для изъявления благодарности». Росс, глянув на пыхтящего Мигеля, обхватил Фила за грудь и старательно поддакивал, говоря, что он не возражает. Мигель, темпераментно ругаясь, продолжал тащить Фила за ногу. На шум из палатки выглянул задумчивый Марк, обвел глазами бардак на поляне, флегматично пробормотал: «Aut vincere, aut mori» и, подхватив ловушку с истеричной животиной, скрылся в лаборатории.

Наконец Филу надоело развлекаться, он слез с Росса и протянул тому руку, помогая подняться. Отряхнув одежду, он весело хлопнул Росса по плечу и, шепнув напоследок: «не обижай мальчика», ушел вслед за Марком. Фил вообще оказался классным парнем, остроумным и добродушным, отповедь Джареда подействовала на него совсем не так, как можно было ожидать: Фил не обозлился, а задумался, и с тех пор у них с Россом установились хорошие приятельские отношения. С Марком Росс практически не общался, тот был весь погружен в науку. А вот длинноволосый Мигель, кажется, всерьез запал на Росса и сейчас обиженно сопел, стоя неподалеку и исподлобья глядя на взъерошенного ассистента.

Помятый Росс привел себя в порядок, насколько это было возможно, и неторопливо шагнул ближе.

- Спасибо за помощь. Мы просто дурачились, Мигель, ты же понимаешь.

Тот шумно вздохнул и неловко повел плечами.

- Ты сегодня поздно вернулся. Всё нормально?

- Как всегда. – Росс усмехнулся. Он начинал чувствовать себя женатым разгильдяем, неурочно вернувшимся домой, и это вызывало слегка нервное веселье.

- Ты, наверное, устал. Хочешь, я попозже принесу тебе ужин в палатку?

- Приноси, - неожиданно для самого себя ответил Росс и нахмурился, увидев, каким огнем вспыхнули глаза Мигеля.

- Хорошо. Тогда… через час? – Не дожидаясь ответа, тот развернулся и исчез в своей палатке, оставив Росса на поляне мысленно отвешивать себе пинки. Ну кто его за язык тянул?! Зачем ему это? Конечно, секса не было уже больше месяца, и это несколько напрягало, но, черт возьми, это не повод ставить под угрозу задание, затевая интрижку с неуравновешенным влюбленным истериком, да еще в месте, из которого так просто не сбежишь. Да, глупо получилось. Теперь придется изворачиваться, спроваживая его из палатки. Или усыпить, а утром сказать, что всё уже произошло?.. Да фиг там, это ж не баба, он поймет, что ничего не было… А может, обойдется? Посидим, потреплемся о Сучке, повздыхаем на звёзды… Жуть.

Росс тяжело ругнулся и пошел принимать душ.

 

***

Мигель чуть опоздал, запускал в новую зверушку сканирующие нанобиосенсоры. Принес две упаковки саморазогревающихся обедов и небольшой букетик из местных безопасных цветов. Росс сильно прикусил губу, чтобы не расхохотаться. Буркнув: «проходи», он забрал у Мигеля контейнеры и, поставив их на стол, оторвал фиксирующую ленту. Пока еда разогревалась, Росс вытащил бутылку воды и два стакана и уселся на койку, посчитав, что достаточно поучаствовал в приготовлении торжественного ужина.

- Ты как, отдохнул? – Мигель, помявшись у порога, сел на единственный табурет у стола и налил в стакан воды, впихнув туда букет. Росс закатил глаза и вытащил еще один стакан.

- Нормально. Что нового произошло, пока я лазил по джунглям?

- О, - Мигель оживился, - мы сегодня секвенировали ДНК образца номер шесть, и в ходе изучения конформационных превращений молекул ферментов и выявления степени гидратации в процессе образования их комплексов с субстратами…

Росс отключился. Подобные разговоры ученые могли вести часами, при этом они сверкали глазами, размахивали руками и постоянно спорили друг с другом. Поначалу его это забавляло, потом раздражало, а затем он научился пропускать всё мимо ушей – понять, о чем речь, в любом случае не представлялось возможным. Не то чтобы он был совсем необразован, но обсуждаемые вопросы выходили далеко за рамки школьной программы, а дальнейшая специфика его обучения не предполагала углубленного изучения биологии. Росс даже как-то не переживал по этому поводу, suum cuique, как любил повторять Марк, каждому своё. Кивнув пару раз головой для приличия, Росс открыл исходящий ароматным паром контейнер и начал есть.

- …и вот, в ходе ферментационного катализа… Но тебе, наверное, неинтересно? – До Мигеля, наконец, дошло, что он вещает не собрату по увлечению, и он смущенно заткнулся, тоже склонившись над упаковкой с едой.

Дальнейший ужин проходил в умиротворенном чавканье, иногда заглушаемом ритмичной музыкой снаружи – Фил был меломаном. Наевшись, Росс кивком поблагодарил Мигеля и расслабленно устроился полусидя на кровати, опершись на спинку в изголовье и забросив одну ногу на одеяло. Мигель взглянул на него и, судорожно облизнув губы, отложил вилку.

- У меня день рождения скоро, - вдруг сообщил он, жадно обводя глазами стройную фигуру Росса. – Капитан обещал прислать виски из корабельных запасов. Ты отпразднуешь со мной?

Росс усмехнулся.

- Ну, надеюсь, мы все отпразднуем с тобой.

- Да, конечно. Просто… - Мигель неуверенно улыбнулся, встал и, медленно подойдя к Россу, опустился на краешек кровати. – Я надеялся, что, может быть, мы сможем посидеть вдвоем… А еще Марк вызвал на завтра флаер, слетать к тому горному хребту на востоке, и я подумал, что могу полететь с тобой, а то я всё время в лагере, ничего и не видел толком… Дженсен, ты очень красивый. – Мигель протянул руку, легонько проводя кончиками пальцев по груди и животу Росса. Тонкая ткань футболки почти не приглушала ощущений, и Росс довольно прищурился, рефлекторно потягиваясь. Мигель резко вдохнул и склонился ниже, осторожно забираясь подрагивающей рукой под футболку. – Дженсен…

Руки Мигеля нежно гладили тело Росса, дарили ощущение тепла, возбуждали. Росс закрыл глаза и, откинув голову, почти сразу почувствовал на шее мягкое прикосновение губ. Мигель ласкал его медленно, осторожно, постепенно подтягивая футболку всё выше, легко проводя кончиком языка по шее, целуя мочку уха, выдыхая в волосы. Их обоих уже потряхивало от возбуждения, и Росс еле сдерживался, чтобы не опрокинуть парня на кровать и жестко взять его, вбиваясь в податливое тело, сминая жадным поцелуем эти мягкие губы, оставляя пальцами синяки на бедрах… В голове мельтешили мысли, что он не хотел доводить до такого, что это глупо и несвоевременно, но Росс нетерпеливо отмахнулся от них. Да к черту всё! Он хотел! И прямо сейчас!

Росс глухо зарычал и обхватил парня за голову, зарываясь пальцами в длинные волосы, впиваясь в его губы поцелуем. Мигель застонал, прижался к нему всем телом, сжимая, стискивая в своих объятьях… И в этот момент дверь палатки распахнулась.

- Кажется, я не ко времени.

На пороге стоял Джаред.

 

***

 

- Ужинать будешь? Я могу принести.

- Нет.

- Может, чаю хотя бы?

- Не надо.

- Ну, вот вода…

- Рядом с «розочками»?

Джаред злился и Росс не понимал причину. Кажется, Джаред и сам не понимал, отчего злился еще больше. Он бездумно метался по палатке, хватая и тут же бросая на место вещи, упрямо встряхивая головой, отрывисто отвечая на вопросы. Конечно, Росс подумал о ревности, но это предположение было нелепо – Джаред ни разу не дал понять, что интересуется Россом в плане любых других отношений, кроме дружеских. Это было всё равно, что заподозрить в ревности Фила, который искренне переживал за влюбленного Мигеля и сейчас наверняка утешал расстроенного парня. Мигель ушел почти сразу после того, как в палатке появился Джаред. Неловко подхватившись с Росса, он смущенно улыбнулся, здороваясь, но, начав представляться, внезапно умолк и, обведя взглядом гостя и хозяина палатки, тихо выскользнул наружу. Росс неторопливо сел, поправил футболку и член в штанах, пожал плечами – мол, бывает – и весело улыбнулся Джареду. Тут-то всё и началось. На вполне резонный вопрос: «Какими судьбами в наших краях?» Падалеки вдруг оскалился и выдал: «Да я уже понял, что не вовремя!». Дальнейший диалог был столь же невразумительным.

В конце концов, Россу надоело смотреть на метания Джареда. Он резко поднялся, схватил Падалеки за воротник и, приперев того к тонкому пластику стены, прорычал:

- Да что за хрень происходит?!

Джаред вдруг как-то сразу обмяк и устало провел по лицу рукой.

- Не знаю, Дженсен… Перелет был долгий, и вообще… Я не думал, что ты можешь быть не один, и… Я соскучился! – Он вызывающе улыбнулся, выпячивая подбородок.

Росс облегченно рассмеялся и хлопнул его по плечу.

- Я рад тебя видеть, парень!

Они просидели в палатке чуть ли не до утра. Джаред рассказывал о том, как идет жизнь в основном лагере, о работе климатологов, геологов и картографов, и, конечно же, о своих полетах. Росс говорил о походах в джунгли, о смешных и страшных «сучко-тварях», о веселом Филе и невозмутимом Марке с его латынью. Тему Мигеля он старательно обходил, будто того и не было в лагере. Джаред, кажется, заметил, но, насмешливо поиграв бровями, не стал комментировать. А Росс наконец-то узнал, почему прилетел именно Джаред: оказалось, тот специально поменялся с их обычным пилотом, решив «наведаться к другу», и даже совершил непростой полет в сумерках, чтобы попасть в лагерь на день раньше.

- Не можешь без меня, да? – Росс насмешливо улыбнулся. Ему было удивительно хорошо.

- Ну, ты же обещал меня спасти! А как ты сможешь это сделать, находясь на другом конце планеты? Вот я и решил подсуетиться, кто-то же должен позаботиться о том, чтобы ты выполнял свои обещания! – Джаред заразительно расхохотался и потянулся, расправляя плечи.

- Поймал на слове? – Росс ухмыльнулся в ответ и направился к выходу, чтобы принести со склада еще одну койку. – Я помню, помню. Что делать, придется спасать.

 

***

Утро порадовало короткой грозой и свежим, чистым воздухом. Обновленный мир сверкал на солнце каплями росы, переливался яркой зеленью. Легкий ветерок игриво взъерошил волосы Джареда и умчался дальше, весело потряхивая мокрые ветви деревьев.

- Красотища какая! – Джаред блаженно потянулся, стоя в дверном проеме. – Слышь, Дженсен?

- Угу. – Росс едва повернул голову. Он отжимался на кулаках, пристроив лодыжки на краю кровати. Учитывая присутствие Джареда, он не мог выполнить свой обычный комплекс упражнений, ведь за этим неизбежно последовали бы вопросы. Поэтому решил ограничиться легкой разминкой.

Джареду надоело торчать в дверях, и он вернулся в палатку, нетерпеливо поглядывая на мерно поднимающегося и опускающегося Росса.

- Слушай, физкультурник, а ты не надорвешься? Сколько раз уже?

- Двадцать, - наобум бросил Росс. Он давно уже не занимался такой глупостью, как подсчеты, просто работал, пока мышцы не начинали сладко ныть от напряжения. И еще немного после этого.

- Ну да, двадцать! Я тебя уже прорву времени дожидаюсь. – Джаред подошел ближе и вдруг перебросил ногу через спину Росса, уселся на него верхом и уперся руками в плечи, приподнимая над полом босые ноги. – Попался! Ну и что ты теперь будешь делать, силач чёр…

Росс отжался. Пятки Джареда звонко хлопнули по полу, он покачнулся, едва удержав равновесие. Росс отжался еще раз. Джаред слез с него, шумно выдохнув, и пораженно покачал головой.

- Знаешь, Дженсен, я начинаю сомневаться, что ты человек. Может, ты какой-нибудь андроид из будущего? Или пришелец?

- Я пришелец из будущего. Прибыл с миссией спасения Джареда Падалеки, от которого зависит судьба вселенной. – Росс легко вскочил на ноги, с удовольствием потянулся и, подхватив полотенце, огрел смеющегося Джареда по голому животу. На этот раз тот всё-таки оставил на ночь штаны, но футболку категорически проигнорировал, в отличие от Росса. – Я в душ. Потом позавтракаем и вылетаем. Не выходи наружу без обуви, тут всё-таки не Земля.

- А силовое поле?

- Просачиваются. – Оставив летягу удивленно чесать затылок, он пошел в душевую, по дороге махнув рукой весело подмигнувшему Филу, спешащему в лабораторию.

Вылет несколько задержался, так как Джаред накануне приземлил флаер на соседней поляне, не рискнув маневрировать в сумерках вблизи лагеря. Им пришлось помотаться между палатками и флаером, загружая все необходимые приборы, сканеры и электроловушки. Между делом Росс незаметно пристроил в карман и свою серую коробочку. Наконец взлетев, они взяли курс на восток.

Полет до предгорий занял двадцать минут. Росс уныло вспомнил свои пешие прогулки в этом направлении, занимавшие целый день и при этом покрывшие едва ли треть расстояния до хребта. А ведь Джаред еще и не торопился, рыскал из стороны в сторону, вертел фигуры высшего пилотажа, наслаждаясь небом и хвастаясь перед Россом своим мастерством. Росс сидел в кресле второго пилота, круглил глаза и вообще всячески выражал своё восхищение. Впрочем, ему не приходилось сильно притворяться – Падалеки действительно был хорошим пилотом, да и свобода небесного пространства всегда нравилась Россу.

В горах они сделали несколько остановок, находя подходящие места для посадки. Росс брал пробы воды и почвы, включал различные сканеры и спектрометры, расставлял ловушки и копался в земле, добывая образцы высокогорных растений. Джаред загорал, найдя подходящий камень и раскинув по нему свои длиннющие руки-ноги. День выдался тёплый и солнечный, Сучка решила побаловать своих гостей и кокетливо прихорашивалась в прозрачном свежем воздухе, отбросив горизонт подальше и открывая всё новые прекрасные виды.

После полудня, уже собираясь возвращаться в лагерь, они решили пообедать и опустились на небольшое плато в предгорьях. Горный воздух вызвал зверский аппетит, и они набросились на еду, перешучиваясь и подкалывая друг друга на предмет вместимости желудков. Джаред внезапно обнаружил рядом с собой фиолетовую зверушку с плотной лысой шкурой, видимо притопавшую на запах. С помощью Росса поймав её в ловушку, он потом долго забавлялся, разглядывая лениво возящегося зверика и утверждая, что тот похож на маленького длинного бегемота. После обеда неугомонный Падалеки полез обследовать окрестности, а Росс сел отдыхать возле флаера. Выждав несколько минут и убедившись, что Джаред достаточно далеко, Росс достал из нагрудного кармана серый пенал. Осталась последняя комбинация кнопок и задание можно считать выполненным. Росс на секунду прикрыл глаза, вспоминая последовательность, и вдавил кнопки в корпус…

Издалека раздался веселый окрик Джареда, обнаружившего какую-то диковину. Росс не обернулся. Он сидел неподвижно, держа в подрагивающих пальцах серую невзрачную коробочку, на которой яростно-алым светом горел индикатор. Сидел и пытался вдохнуть, потому что его заполнило, накрыло, впечатало в землю отчаянное предчувствие беды.

 

***

 

Джаред торопливо собирал вещи, забрасывая их как попало во флаер. Росс пытался ему помочь, но его всё еще трясло от выброса адреналина и вещи валились из рук. Перепуганный Джаред поглядывал на него, стараясь держаться поближе, и, кажется, думал о том, что тот сейчас свалится. Росса действительно шатало. Предчувствия, предощущения опасности случались у него и раньше, но никогда они не были такой силы. Обнаруживший его скорчившимся у флаера, Джаред с трудом заставил Росса говорить, и всё, что тот смог выдавить из пересохшего горла, это: «Нам надо отсюда улетать». Джаред поднял его на ноги, заставил глотнуть воды и начал спешно собираться, видимо решив, что Росс заболел.

Через несколько минут они были готовы к вылету. Немного отдышавшийся Росс самостоятельно забрался в кабину и начал пристегиваться, пока Джаред запускал турбины.

- Что это?! – Джаред изумленно вскрикнул, указывая куда-то вправо. Росс быстро обернулся.

Из-за края плато медленно поднимались два ослепительно сверкающих белых шара. Они зависли на мгновение, будто принюхиваясь, и, резко ускоряясь, понеслись к флаеру.

- Взлетай!!! – закричал Росс и Джаред дернул рычаг управления.

Они свечой взмыли над плато, пропуская светящиеся шары под собой. Джаред заложил крутой вираж, машина повернулась и понеслась к лесу. Зеленый ковер внизу слился в размытые полосы, флаер шел на пределе. Росс оглянулся и яростно стукнул кулаком по подлокотнику – неизвестные объекты догоняли. Он быстро отстегнул ремни и полез в багажное отделение.

- Ты куда?! – Падалеки дернулся, но остался на месте, лишь на секунду лихорадочно оглядываясь.

- Жми давай, я сейчас! – Росс пробрался к боковой стенке, пробил кулаком тонкую перегородку и вырвал из гнезда блок безопасности. Скользнув обратно в кресло, он пристегнулся и, зло прищурившись, процедил: - Вот теперь полетаем.

Машина вздрогнула, когда Росс перехватил управление.

- Ты охренел?! – в панике завопил Джаред, замахиваясь на него локтем, но Росс бешено отпихнул его и снова схватился за джойстик.

- Отвали! – Он одной рукой удерживал управление, второй быстро набирая команды на клавишах передней панели. По флаеру прошла дрожь, турбины мучительно взвыли, и машина вдруг прыгнула вперед, резко увеличив скорость.

Росс бросил машину вниз, и они понеслись над деревьями, со свистом разрезая воздух. Джаред испуганно вжался в сиденье, вцепившись побелевшими пальцами в подлокотники. Пейзаж за лобовым стеклом слился в серую дымку, и было совершенно непонятно, как Росс определяет расстояние до верхушек деревьев. Но его руки уверенно держали машину на курсе, тело неподвижно застыло, а взгляд устремился вперед, словно он точно знал дорогу.

- Посмотри, где они, - спустя несколько минут сказал Росс, и Джаред вздрогнул, настолько неожиданно прозвучал его низкий голос.

С трудом заставив себя отцепиться от кресла, Джаред оглянулся.

- Я ничего не вижу. – Он пристально оглядывал пространство за кормой. – Похоже, они отстали.

- Это хорошо, потому что у нас осталась пара минут. – Росс скупо улыбнулся и, сбросив скорость, повернул флаер вправо.

- Что значит – пара минут?! Пара минут до чего?

- До того, как двигатель загнется. Держись крепче, Падалеки. Мягкой посадки не обещаю.

Джаред округлившимися глазами смотрел на приближающиеся деревья. Машина вибрировала, всё сбрасывая скорость, турбины начали натужно кашлять. Росс внезапно резко бросил флаер вбок, Джаред увидел просвет между деревьями, и тут они врезались в первые ветки. Оглушительный скрежет раздался в салоне, их начало мотать из стороны в сторону, ремни врезались в тело, по кабине летали какие-то предметы, ударяясь о стены и людей. Наконец страшный удар оглушил их, флаер проехался днищем по неровной поверхности, крутанулся на месте, подпрыгивая… и внезапно наступила тишина.

Они просидели какое-то время неподвижно. Затем Росс расстегнул ремни, потер руками лицо и повернулся к Джареду.

- Ты как?

- Не знаю… - голос Джареда был хриплым. Он медленно повернул голову и взглянул на Росса. – У тебя кровь на волосах.

Росс провел руками по голове, поморщился, нащупав шишку и ссадину.

- Ерунда. Ну что, будем выбираться наружу? Ты сможешь встать?

Расстегнув ремни, Джаред, пошатываясь, поднялся. Встал между креслами, подвигал ногами и руками. Оглядел хаос в салоне, разбитые приборы, помятые контейнеры... и внезапно хихикнул.

- Слушай, Дженсен, спорим – твоя ловушка открылась и тот фиолетовый бегемотик где-то здесь ползает?

 

***

Они провели на месте крушения около часа. Постепенно приходили в себя, разбирали завалы вещей, осматривали флаер. Росс сразу сказал, что машина дальше не полетит, и, осмотрев двигатель, Джаред вынужден был с ним согласиться. Самой большой неприятностью оказалось то, что во время аварии сломался бортовой компьютер, и они не могли сообщить в лагерь о произошедшем. Наручные коммы тоже почему-то заглохли. Зато аптечка оказалась цела, и они обработали раны. Кроме ссадины на голове у Росса обнаружилась глубокая царапина на предплечье Джареда и множество синяков у обоих. Впрочем, они понимали, что им невероятно повезло, всё могло окончиться гораздо хуже, несмотря на прочность флаера.

- Ну что, давай соберем кой-какие вещи и будем выдвигаться? Лагерь к северу отсюда, километрах в пятнадцати, и у нас есть шанс до ночи добраться туда. – Росс перебирал футляры из-под приборов, пытаясь соорудить рюкзак.

- А почему к северу? – Джаред уселся рядом, осторожно потирая ноющую руку. – Мы же были на востоке…

- Я не знал, сможем ли мы оторваться, вести их за собой к лагерю было глупо – возможно, они пробили бы силовое поле. Поэтому свернул в сторону. Правда, перед падением я повернул, так что несколько километров мы выиграли. У тебя есть опыт передвижения по лесу? Впрочем, неважно, расскажу по дороге. В аптечке я видел пару стимуляторов, так что дойдешь. Я помогу. Нужно собрать…

- Дженсен. – Джаред пристально и серьезно смотрел на него. – Дженсен, скажи, кто ты такой?

Росс тихо чертыхнулся, порвав ручку на сумке. Отбросив её в сторону, схватил другую и начал молча складывать вещи, не глядя на Падалеки. Он не знал, что сказать.

- Дженсен, я ведь не дурак. Может, наивный, но не дурак. Ты водишь флаер лучше меня. Ты точно знаешь, где расположен блок безопасности. Ты отжимаешься по сотне раз и разбираешься в стимуляторах. У тебя на теле много шрамов, я заметил еще тогда, на «Россинанте». Всё это явно слишком для простого ассистента. Так кто ты такой?

Росс глубоко вздохнул. Как-то вдруг навалилась усталость, и он тяжело опустился на землю, привалившись спиной к корпусу флаера. Прикрыв глаза, он пытался расслабиться, выдумать ответы, правильные и безопасные, но голова отказывалась работать. Только пульс глухо стучал в висках, заглушая звуки окрестного леса.

- Энсин, у тебя паранойя, – он постарался сделать голос снисходительным. - Наверное, приложился головой во время аварии.

Черт, прозвучало убого. Видимо, это у самого Росса сотрясение, чем иначе объяснить это мерзкое чувство растерянности под испытующим взглядом парня.

- Понятно. – Джаред помолчал. – Тогда так. Ответь на один-единственный вопрос. Ты не можешь говорить или не хочешь?

- …Не могу.

- Ага. – Повеселевший вдруг Джаред поднялся и, подойдя к Россу, пихнул того ногой в ботинок. – Ну и чего расселся тут, весь такой секретный? Давай собираться!

К лагерю они подходили уже в темноте. Переход был нелегким, хотя до стимуляторов дело не дошло. Джаред держался молодцом, не только поспевая за Россом, но и умудряясь болтать по дороге. Они успели обсудить неведомые светящиеся объекты, выдвинули сотню версий, одна другой фантастичнее, но так и не пришли к единому знаменателю. Росс знал наверняка, что шары как-то связаны с его загадочной серой коробочкой, но говорить об этом, естественно, не стал. Вместо этого он убедил Падалеки никому пока не рассказывать о странных летунах. Аргументировал это тем, что объекты, по всей видимости, опасны. Если сообщить о них ученым – те непременно захотят исследовать новое явление, ломанутся в горы и наверняка попадут в беду. Докладывать о столкновении имеет смысл только капитану и только при личной встрече, а уж тот будет решать, что с этим делать и кому сообщать. Джаред обдумал все доводы Росса, повертел их и так и этак, но, в конце концов, согласился. Росс незаметно облегченно вздохнул, хотя и не сомневался в результатах беседы – он всё-таки не один год оттачивал умение вести разговор. Теперь у него появилось время на принятие решения. Что делать дальше, он пока не представлял. Скорее всего, именно светящиеся шары интересовали корпорацию «Зета», и его руководство явно не обрадуется, если первым у объектов окажется Железный Капитан. Можно замазать воспоминания энсина внушением, но это не особенно надежно – слишком яркие впечатления остались от снежных шаров. Самым очевидным выходом в этой ситуации было устранение свидетеля. Росс в любой момент мог убить Джареда и представить неоспоримые доказательства несчастного случая, но… он очень не хотел этого делать. Джаред назвал его другом. А у Росса никогда не было друзей.

 

***

 

- Стоп, - сказал Росс негромко, кладя руку на плечо Джареда.

- Ты чего? – удивленно оглянулся тот. Росс стоял неподвижно, прижав включенный фонарь светящим концом к груди, и напряженно всматривался в темноту джунглей.

- Слишком тихо.

Джаред в полном недоумении огляделся. Порывы ветра шелестели листьями, перекликались ночные птицы, ревел вдалеке кем-то обиженный зверик.

- Тихо? Дженсен, по-моему, ты…

- Фил вечерами включает музыку. Отсюда её уже должно быть слышно. Иди за мной и постарайся не шуметь. – Росс выключил фонарик, аккуратно шагнул вперед и начал почти беззвучно продвигаться по лесу. Джаред пригнулся и полез за ним, старательно, но не слишком успешно копируя движения.

Через несколько минут они стояли на краю поляны. Лагерь был тих и тёмен, лишь центральная палатка слегка освещалась изнутри.

- Защитного поля нет. Что-то случилось.

- Откуда ты знаешь? – прошептал Джаред. – Поле невидимо…

- Жуки.

Джаред пригляделся. Действительно, над поляной носились какие-то ночные насекомые.

- Стой здесь. Я проверю. – Росс, не слушая торопливые возражения, отвел преграждающие путь ветки и шагнул на поляну.

Неслышно скользнув к ближайшему куполу, он крадучись обошел его и прислушался. Из освещенной палатки доносились голоса. «…Динамика белков при фазовых превращениях показывает.… Но с помощью нейтронной спектроскопии мы могли бы…». Росс выпрямился и облегченно выдохнул. Что бы тут ни произошло, если Фил с Марком спорят – значит, всё не так уж страшно. Он подошел к палатке и открыл дверь.

- Дженсен! – Мигель бросился к нему и крепко обнял. – Ты в порядке? Почему так долго?..

- И где ты потерял своего пилота? – Обрадованный Фил тоже встал рядом, положив руку ему на плечо. – Рад, что ты вернулся.

- А что, мог не вернуться?

- Ну, честно говоря, мог. У нас тут такое…

- Какое? – Любопытствующий Джаред сунулся в дверной проем, оглядывая всех из-за плеча Росса.

- Думаю, лучше всё же зайти, закрыть дверь и разговаривать внутри, - спокойно заметил Марк, сидящий в глубине палатки. – Учитывая отсутствие силового поля, открытые двери небезопасны.

Все почему-то дружно смутились, Мигель наконец-то отлип от Росса, и компания, потоптавшись в дверях, вошла в палатку и чинно расселась по табуреткам.

- Итак, - начал Марк, - объясню для отсутствовавших. На планете произошел аномальный всплеск геомагнитной активности магнитосферы, сопровождаемый высокочастотными электромагнитными импульсами. В связи с чем…

- Что-что произошло? – Джаред недоуменно хлопал глазами.

- Магнитная буря, - объяснил усмехнувшийся Фил.

- В связи с чем, - невозмутимо продолжил Марк, - из строя вышли все приборы, работавшие в то время. В частности генератор силового поля, устройства связи, et cetera. Но основная проблема не в этом. Когда сей феномен начал происходить, с нами связался корабль. Они успели сообщить, что «Россинант» получил значительные повреждения и принято решение уйти на орбиту, так как спрогнозировать продолжительность и интенсивность электромагнитных возмущений не представлялось возможным. Люди из основного лагеря эвакуированы. Для ремонта и восстановления всех систем корабля понадобится несколько дней. Нас просили не волноваться и спокойно дожидаться их возвращения.

В палатке повисла непродолжительная тишина. Затем Росс спросил:

- Буря уже закончилась?

- Да. Мы проверяли – включали те приборы, которые остались в рабочем состоянии.

- Холодильная установка накрылась?

- Да.

- Значит, только контейнеры с обедами. Запасов хватит на девять дней. Питьевой воды достаточно. Генератор поля завтра починим. С насосами, фильтрами и освещением могут быть проблемы – я не видел на складе нужных запчастей, но без душа обойдемся, а автономных светильников у нас много, - Росс кивнул на стол, где ярко горела лампа. – Так что всё будет нормально.

- Получается… мы одни на планете? – медленно произнес Джаред, растерянно оглядывая ученых.

- Мы не одни, нас много, - улыбнулся Росс, вставая, и хлопнул Джареда по плечу. – Не дрейфь, летун, прорвемся. Кстати, хорошо бы тебе в медблок заглянуть.

- Тебе, между прочим, тоже не помешало бы, - фыркнул тот.

- Да, а что у вас-то случилось? – встрепенулся Фил. – Видок у вас обоих тот еще. Будто вы полдня ползали по джунглям на брюхе.

- Так и было, - усмехнулся Росс. – У нас навернулся флаер, как я понимаю – из-за магнитных возмущений, - продолжил он, крепко сжав плечо дернувшегося Падалеки. – Упали в джунгли, правда – довольно удачно, сами остались целы, хотя машину поцарапало. Шли до лагеря пешком несколько часов. Парня надо осмотреть, у него ранена рука.

- Да, конечно, пойдемте в медблок. – Мигель торопливо поднялся и подхватил с пола вторую лампу. – Дженсен, ты тоже, пожалуйста.

Росс поднял отяжелевшего Джареда, который явно чувствовал себя всё хуже, и вслед за Мигелем вышел из палатки.

В медблоке Мигель уложил Падалеки на кушетку, включил диагностический сканер, быстро обработал рану на руке и остальные ссадины. Затем, считав с прибора заключение, сделал несколько инъекций.

- С ним всё будет в порядке. Небольшое обезвоживание и стресс. Я дал ему снотворное, проспит до утра и восстановится. – Мигель повернулся к Россу. – Давай осмотрим тебя.

- Я в норме. – Росс слабо улыбнулся, ссутулившись на табурете. – Только шишка на голове, а в остальном…

Мигель, не слушая его, подкатил ближе диагноста. Через несколько минут, замазав шишку, взглянул на прибор.

- Ну, не сказал бы, что ты в норме… Странная энцефалограмма… Тебя не тошнит, голова не кружится? Нет? Посмотри на мой палец… Теперь сюда… А пульс у тебя всегда такой медленный?.. Не знаю. Введу тебе общий восстановитель, завтра посмотрим еще раз. – Мигель взял пару инъекторов, потом засомневался. – Ты уснешь сам?

- Только об этом и мечтаю.

- Хорошо. – Он ввел лекарство. – Пойдем, провожу тебя до палатки.

Росс кивнул и тяжело поднялся.

Добредя до своей палатки, Росс стянул наконец грязную одежду, рухнул на кровать и сразу отключился.

 

***

- О, ну конечно.

Росс услышал негромкий язвительный возглас и открыл глаза. Утренние лучи солнца заливали комнату из открытой двери. Рядом на второй, приставленной вплотную, койке спал Мигель, положив руку ему на грудь. На пороге стоял Джаред.

- Дежавю, - пробормотал Росс, снова закрывая глаза.

- Ну уж нет, мужик! – Джаред бодро прошел в палатку. – Ты всё равно проснулся, так что поговори со мной! Как самочувствие? У меня – отлично! А что этот хмырь здесь делает?

- Меня, в отличие от вас, заботит состояние Дженсена! – ядовито высказался проснувшийся Мигель. Он приподнялся на локте, отбросил рукой свои длинные волосы и, склонившись над Россом, демонстративно-заботливо поправил на том одеяло.

- Это что значит – в отличие от меня?! – возмутился Джаред.

- А кто вчера его чуть не угробил на флаере?

- Что?!.. – Джаред аж задохнулся от злости. Сжав кулаки, он навис над Мигелем. – Да что ты понимаешь, заучка мелкий! Я хороший пилот! А ты вообще ни хрена не умеешь, сидишь тут в лагере, трясешься над своими книжонками!

- По крайней мере, я умею читать, недоумок!

- Вот и вали читать! Чего ты здесь трёшься всё время?!

- Слушайте, вы! – Росс резко сел на кровати. – А не пошли бы вы оба… на улицу?!

Спорщики раздраженно оглянулись, но, наткнувшись на угрожающий взгляд, слегка остыли и один за другим выскочили наружу. Росс удивленно покачал головой и бухнулся обратно на койку. Охренеть. Пожалуй, так дойдет до драки. Ну ладно – Мигель, с ним всё понятно. Но Джаред-то чего разошелся?.. А ведь это нехорошо. В таком состоянии он может невольно проговориться. Да и вообще, с Джаредом надо что-то решать…

Росс досадливо скривился. По сути дела, вопрос стоял так: или он, или Джаред. Парень молчать не будет, и то, что корабль на орбите – всего лишь временная отсрочка. Как только «Россинант» приземлится, Морган узнает всё. И про загадочные объекты в горах, и про «особенности» Росса. С Железным Капитаном отбрехаться не удастся, это не Джаред. Морган не купится на загадочное молчание или байки о работе на правительство – ему нужны будут доказательства. Допустим даже, что капитан не применит жесткие методы допроса. Вряд ли, но допустим. Или, скажем, Росс не сломается. Опять же – вряд ли, ломаются все, рано или поздно, уж он-то знает. Но предположим. Что будет дальше? А дальше Росса посадят под замок и отвезут на Землю. И вот там ему точно крышка. Потому что корпорация «Зета» такого провала не простит.

Росс вздохнул, закинул руки за голову и уставился в потолок. Умирать не хотелось. Он вертел в голове различные сценарии будущего, просчитывал варианты и не находил выхода. Или он, или Джаред.

Вдруг мелькнула какая-то мысль, и он замер, осторожно притягивая её обратно…. А что если самому смотаться в горы и попробовать выяснить, что там происходит? Может, эти шары – природное явление, подобно вчерашней магнитной буре? О Сучке ведь мало что известно, вдруг это здесь обычное дело? Если в горах ничего нет, то можно спокойно пускать туда Моргана – пусть исследует, они всё равно по всей планете ёрзают. А в отчете для корпорации просто не упоминать странные объекты, сказать только о сигнале индикатора. С Джаредом договориться будет непросто, но, чёрт возьми, Росс же специалист! Он задурит парню мозги, наплетет сказок о необходимости сохранения умений Росса в тайне, сочинит какой-нибудь правительственный эксперимент! Если взять на себя разговоры с капитаном и заставить летуна просто поддакивать, то можно нарисовать вполне логичную картинку. Останется только погоня и авария по неосторожности…. И никому не придется умирать.

Росс довольно потянулся и вскочил с кровати. Нужно было многое сделать: починить генератор и остальное в лагере, договориться с Филом, чтобы его отпустили, подготовиться к долгому походу. Надежда была призрачной, но Росс не собирался упускать этот шанс.

 

***

 

Ремонт закончили довольно быстро, несмотря на участие Джареда. Не то чтобы парень был безнадежен в плане техники, скорее Росс удивился его познаниям. Но, то ли из-за малого практического опыта, то ли потому, что Джаред был смущен своей утренней выходкой, у него всё валилось из рук. Инструменты терялись в недрах приборов, запчасти летели в густую траву, и в довершение всего он чуть не отхватил Россу кисть руки, неловко взмахнув резаком. Росс откомментировал коротко, но ёмко, подключил наконец генератор и пошел в медблок, закапывая траву кровью. Совершенно убитый Джаред остался собирать инструменты.

В медблоке, естественно, никого не оказалось, и Росс попытался сам обработать рану. Порез был ровный, но глубокий, с тыльной стороны руки. Отмыв руку дезинфектором, он искал регенерирующий клей, когда в комнату влетел Мигель.

- Дженсен! Что случилось?! Я видел кровь снаружи…

- Да всё нормально, немножко порезался во время ремонта.

- Так, сядь сюда. Где рана? – Мигель слегка побледнел, но вполне профессионально закончил обработку пореза. Наложив повязку, он вспомнил о вчерашнем обследовании и, не слушая возражений, включил диагност. – Как ты себя чувствуешь? Голова не болит?

Росс отрицательно покачал головой и улыбнулся. Нерешительно улыбнувшись в ответ, Мигель нервно поправил волосы и сел рядом на кушетку.

- Дженсен… Я хотел спросить… Что у тебя с этим пилотом?

- Ничего. – Росс пожал плечами. Это была не совсем правда, но объяснить, «что» у него с Джаредом, он не мог и самому себе.

- Ничего? Тогда почему… Впрочем, неважно. – Мигель смотрел на него загоревшимся взглядом. - Ты… Я очень хорошо к тебе отношусь. Понимаешь? Возможно, мы могли бы…

Дверь медблока открылась. Хмурый Джаред окинул взглядом сидящих и направился к Россу.

- Дженсен, как рука?

- С рукой всё в порядке. Вы что-то хотели? – резко ответил Мигель, вызывающе глядя на Джареда и кладя ладонь на колено Росса.

Хм, вот это интересно. Внутренне ухмыляясь, Росс жалобно посмотрел на Падалеки. Джаред вспыхнул.

- Я вообще-то не с тобой разговариваю! Дженсен, пойдем отсюда!

- Дженсен занят! – яростно возразил Мигель. – У него медицинские процедуры!

- Вижу я твои «процедуры»! – Джаред презрительно глянул на руку Мигеля. – Дженсен, вставай!

Росс «испуганно» вздрогнул. Почувствовавший это Мигель взъярился окончательно.

- Да что вы себе позволяете! Чего вы командуете?! Дженсен останется здесь! – Он вскочил, отталкивая мешающий диагност в сторону, но Росс быстро подставил ногу, и аппарат врезался в Джареда.

На мгновение все застыли. Затем Падалеки шумно втянул носом воздух, радостно оскалился и, отшвырнув с дороги диагност, шагнул к Мигелю. Аппарат с грохотом врезался в стену, Джаред занес кулак, Мигель нервно отшатнулся, Росс прикусил губу, чтобы не заржать. И в этот момент в медблок ворвался взволнованный Фил.

- Что здесь происходит?!

Росс срочно изобразил на лице тревогу.

- Фил, у нас тут небольшой инцидент…

- Небольшой?! – Фил выразительно оглядел валяющийся диагност, капли крови на полу, стоящих друг напротив друга разъяренных парней. – Значит так. Мигель, Марк ждет тебя в лаборатории. Джаред, сходи, пожалуйста, в хозблок, там в холодильниках куча испортившихся продуктов, их надо выбросить. А мы пока приведем комнату в порядок.

Возмущенно фыркнув, Падалеки вышел наружу. Мигель потоптался на месте, жалобно оглянулся на «ассистента», но, в конце концов, тоже ушел. Усевшись на табурет возле стола, Фил подпер голову рукой и язвительно уставился на Росса.

- Ну что, красотка, мужики не поделили приз?

Росс закатил глаза.

- Это дурдом какой-то. Мне что теперь, из палатки не выходить? Так они же и там достают! С утра сцепились прямо возле моей кровати, выспаться не дали!

- Так это не первый раз?

- Какой там первый! Они еще вчера вечером начали. Слушай, Фил, надо что-то делать!

- Так понятно – что! – Фил радостно ухмыльнулся.

- Что, сразу с обоими?! – вытаращил глаза Росс.

- Ну зачем сразу? Можно график установить! – заржал Фил. – С другой стороны, я твоих возможностей не знаю, может, ты и с обоими справишься!

- Очень смешно. – Росс саркастично кивнул. – Фил, я серьезно. Уже сегодня дошло до драки, что завтра будет? Ты хочешь получить здесь скандал и разбитые рожи? И объясняться потом с капитаном? Я – нет. Фил, их надо развести.

- Мысль, конечно, хорошая, - задумчиво сказал тот, - да только куда? Не отправлять же Падалеки в основной лагерь одного? Да он и не дойдет. А больше…

- Слушай… - Росс поднял глаза в потолок, изображая работу мысли. – А что если я возьму Падалеки и прогуляюсь с ним до места падения флаера? Поставим маячок, а то ведь потом с воздуха могут долго искать. Заодно посмотрим, может, его на месте починить можно…

- Ага-а, - насмешливо протянул Фил, - значит, всё-таки Падалеки! – Не обращая внимания на раздраженно передернувшегося Росса, он поднялся и довольно кивнул. – Ну ладно, предложение в любом случае дельное, я поговорю с Марком. Убери тут. – Он направился к двери, но на пороге оглянулся и ехидно бросил: - Приятной прогулки!

Росс ответил выразительным жестом, подождал, пока дверь закроется, и удовлетворенно вздохнул. Всё прошло отлично. Парни очень вовремя подыграли ему со своей ссорой. Теперь у него есть не только возможность покинуть лагерь, но и повод взять с собой летуна. Того в любом случае нельзя было оставлять – неизвестно, когда вернется корабль и наладится связь. А он пока не решил, что говорить капитану, сначала нужно было разведать горы. И главное – определиться, что делать с Джаредом.

К вечеру он собрал все необходимые для похода вещи, подгоняя раздраженного Падалеки, который ворчал на тему «почему это мы должны лазить по лесу, в то время как этот ученый сморчок будет здесь протирать штаны в безопасности». Росс выдал ему «официальную» версию – назревающий конфликт требуется погасить в зародыше, поэтому им лучше временно покинуть лагерь. Джаред возмущался весь вечер. И всё-таки они успели собраться, выспались и рано утром вышли в джунгли.

 

***

- Дженсен, а мы в правильном направлении идем?

- Да.

- Дженсен, а у нас есть необходимость так торопиться?

- Да.

- Дженсен, это что, гонка на выживание?

- Да.

- Дженсен!!!

Росс оглянулся. Запаленный Джаред рухнул на пенек и начал шумно отдуваться.

- Какого чёрта?!.. Уф… Чего ты мчишься?.. Ох… Ты что, решил поиздеваться надо мной?!

Взглянув на часы, Росс вернулся назад, внимательно изучил лицо Джареда, посчитал ему пульс.

- Хорошо, привал. Отдыхаем пятнадцать минут.

- Пятнадцать минут?! Да я и через полчаса не поднимусь! И вообще… - Джаред скинул рюкзак и демонстративно вытянул ноги. – Я с места не сдвинусь, пока ты мне всё не объяснишь!

Росс тяжело вздохнул, тоже снял рюкзак и сел на траву напротив, опершись спиной о дерево.

- Мы не идем к флаеру.

- Да ты что? – Джаред саркастично улыбнулся. – Знаешь, я как-то уже и сам догадался, трудно перепутать юг с востоком. Так, может, всё-таки просветишь меня, куда мы идем? Мы вроде как вместе это делаем!

- Мы идем в горы. Туда, где видели светящиеся шары.

В полном изумлении Джаред уставился на Росса.

- Зачем?! Ты же сам говорил, что эти объекты опасны! У нас нет ни защиты, ни оружия! Надо дождаться корабля…

- И что? Что мы расскажем капитану? Неизвестно кто летел за нами неизвестно зачем? Может, они поздороваться хотели. Может, это местные жители, а ты предлагаешь на них с бластерами кидаться? А может, это просто природное явление, вроде земных шаровых молний. Тем более, что была эта магнитная буря.

- А если они всё-таки агрессивны?

Росс слегка изменил взгляд и тембр голоса.

- Джаред, я не предлагаю воевать. Мы осторожно посмотрим на них издали. Если вообще их найдем. У нас всё равно есть несколько дней до прилета «Россинанта». Так почему бы не заняться чем-то полезным? И подумай еще вот о чем: шары среагировали, скорее всего, либо на флаер, либо на работу наших измерительных приборов. Как ты понимаешь, Морган не пошлет людей в горы пешком. Значит, если объекты таки агрессивны, людям будет грозить вполне реальная опасность. Джаред, мы можем предотвратить серьезную трагедию.

Парень задумчиво нахмурился, покусывая губы и рассеянно оглядывая окружающие деревья.

- Ну… может, ты и прав. Но пока мы дойдем, корабль уже всё равно прилетит.

- Вот поэтому нам надо поторопиться. В принципе, можно дойти за сутки…

- Дженсен, да ты свихнулся?! До гор около восьмидесяти километров! И это по карте, реального хода – больше ста! Какие сутки?! Да еще по этим джунглям!

- Джаред, это вполне реально. Хорошо, если останавливаться на ночевку… - Падалеки возмущенно фыркнул, - то за два дня. На крайний случай у меня с собой стимуляторы. Просто держись за мной и у нас всё получится. – Росс легко поднялся и протянул парню руку. – Подъем!

 

***

 

У них получилось. К вечеру следующего дня они вышли в предгорья – усталый осунувшийся Росс и побледневший шатающийся Джаред, который держался только на стимуляторах и собственном упрямстве. Дойдя до первых камней, они рухнули в траву, не имея сил даже на то, чтобы снять рюкзаки. Позади были непролазные джунгли, крутые овраги, назойливая мошкара и странные животные. Позади была короткая ночевка в палатке и тяжелый утренний подъем, когда отчаянно болели все мышцы. Где-то за спиной осталась плавная широкая река, через которую они переправились вплавь, едва дотянув до берега. Где-то там, в лесу, осталось эхо их ссор, тревожные вскрики, успокаивающий шепот. И сейчас, лежа у подножия горного хребта, едва живой от усталости Джаред вдруг светло улыбнулся и молча протянул Россу руку. Ладонь была теплая и уверенная.

До заката оставалось еще немного времени, поэтому, передохнув, они решили пройти вдоль подножия – Росс утверждал, что плато, с которого они увидели шары, находится южнее. Около часа они брели по предгорью и уже присматривали место для ночлега, когда Росс внезапно остановился.

- Смотри. – Он указывал рукой куда-то вверх. – Похоже, там пещера.

Джаред вгляделся в темнеющий склон и согласно кивнул.

- Посмотрим? Можно, кстати, там и переночевать, если внутри никого нет.

Они поднялись по пологому склону и остановились возле устья пещеры, доставая фонарики и шокеры.

- Держись позади, - скомандовал Росс и шагнул в темноту.

Пещера оказалась глубокой. Лучи света выхватывали неровные стены в зарослях бурого мха, шаги гулко отдавались под угловатыми сводами, воздух становился всё более густым, с каким-то странноватым, назойливым запахом. Коридор всё не кончался, и Росс решил было уже повернуть назад, когда внезапно они вывалились в просторный высокий зал. Лучи заметались, пытаясь выхватить как можно больше из окружающего мрака, осветили необычно ровный пол, несколько изящных колонн, прозрачные кристаллы на стенах.

- Дженсен… Это не природная пещера… - голос Джареда слегка дрожал. – Это всё кто-то сделал…

Росс молчал, тяжело переводя дыхание. На него опять накатило предчувствие, острое волнение сдавило грудь, заставило покачнуться на слабеющих ногах. Зашумело в висках, он стиснул кулаки и закрыл глаза, пытаясь справиться с собой… И потому не заметил, как Джаред шагнул вперед.

- Дженсен, посмотри! – раздался его изумленный возглас из глубины зала. Росс открыл глаза.

Джаред стоял в центре пещеры перед большой каменной аркой. Внутри арки разгоралось мягкое голубоватое сияние, всё больше освещая просторный зал, переливаясь искорками в кристаллах, отблесками ложась на лицо Падалеки. Завороженный, тот шагнул ближе и протянул к сиянию руку.

- Стой!!! – Росс прыгнул к нему, добежал, рванул за плечо… но было уже поздно.

Холодный свет коснулся руки, потек по ней вверх, обволакивая, вбирая в себя, свернулся коконом вокруг двух фигур… и исчез в глубине арки, оставив пещеру тёмной и пустой.

 

***

Сознание возвращалось медленно, словно Росс продирался сквозь плотный, густой туман. Ни звуков, ни запахов, ни ощущений, будто тело и разум слились с туманом, пропитались им и растворились в нём. Не было мыслей, не было желаний, и только смутная далекая тревога побуждала трепыхаться, подсказывала направление движения. Росс тянулся к этой тревоге, к единственной константе среди марева, тянулся изо всех сил… и почувствовал, как шевельнулась рука.

Тяжесть тела, лежащего на чем-то мягком… Тишина вокруг, только звук его собственного дыхания… Сквозь закрытые веки пробивается мягкий свет… Ощущение пустоты и неподвижности, лишь едва уловимый приятный запах щекочет ноздри…. Росс слегка приоткрыл глаза и огляделся сквозь густые ресницы.

Просторное слабо освещенное помещение и, видимо, никого вокруг. Он открыл глаза и осторожно сел. Большая круглая комната без углов, сферической формы потолок, ровный гладкий пол. Дверей не было. Так же, как и окон. Впрочем, это еще ни о чем не говорит, замаскировать двери не сложнее, чем приборы наблюдения, которые, кстати, тоже не просматривались. Росс поднялся и обошел комнату по кругу, тщательно осматривая и ощупывая стены. Материал был странный, мягкий, прохладный и бархатистый на ощупь; казалось, он слегка просвечивает и пружинит под пальцами, но, попытавшись надавить сильнее, Росс почувствовал жесткое сопротивление. Источников света не было, сами стены неярко сияли нежным персиковым оттенком. Лежак, на котором Росс пришел в себя, словно вырастал из пола и являлся его неотъемлемой частью; у стены напротив находилась изящная невысокая колонна, на которой стояла ёмкость с букетом красивых незнакомых цветов. Больше в комнате ничего не было.

Росс уселся обратно на лежак и задумался. Он помнил всё, что произошло – их поход, пещеру, туман из арки. Видимо, туман обладал какими-то свойствами воздействия на сознание, они с Джаредом отключились, и неизвестные строители пещеры перенесли их сюда. Росс надеялся, что с Джаредом всё в порядке; собственно, он был практически уверен в этом – по его опыту два пленника всегда лучше, чем один. Такой простор для воздействий, особенно, если пленники испытывают друг к другу хоть минимальную привязанность. Росс скрипнул зубами. Он не раз похищал людей, чтобы добыть какие-либо сведения, и далеко не всегда для получения информации хватало щадящих методов. Конечно, были сыворотки правды, но некоторые люди успешно им сопротивлялись. Росс сам был из таких, и в память об этом свойстве у него на теле и лице осталось несколько шрамов, с того единственного раза, когда схватили его самого. Тогда ему повезло – противники неправильно оценили его состояние после допроса и расслабились. Он убил их всех.

Сейчас главное было – понять, как похитители проникают в эту комнату без дверей. Выбравшись из камеры – а это была камера, Росс не заблуждался наличием цветочков – можно будет сориентироваться и получить простор для маневра. Найти Падалеки, понять, где они находятся. И пробиваться на свободу. Конечно, по дороге хорошо бы выяснить, кто и почему их захватил, но это не обязательно. Об этом можно будет позаботиться потом. Главное – выбраться живым.

Росс осмотрел одежду – ту же самую, что была на нем во время похода. Защитная форма, куртка и штаны, высокие ботинки. В многочисленных карманах – пусто. Рюкзака, естественно, не наблюдалось, и Росс с тоской вспомнил о его полезном во многих отношениях содержимом. Начинало хотеться пить, но до настоящей жажды еще далеко, так что можно не обращать внимания. Новых травм на теле не было, только те, что получены во время аварии и перехода по джунглям. Порез под повязкой на руке слабо зудел, заживая, усталость от похода осталась где-то в том густом мареве, через которое он продирался. Пока что он чувствовал себя вполне нормально, но, учитывая обстоятельства, это не могло продолжаться долго, а значит – надо действовать при первом удобном случае. Росс улегся на спину, закрыл глаза и расслабил всё тело, размеренно спокойно дыша.

 

***

 

Он не услышал ни звука, ни шороха, колебания воздуха не долетели до него, но, тем не менее, он вдруг понял, что не один. Росс открыл глаза и одним плавным текучим движением поднялся на ноги.

Она стояла напротив у стены, рядом с цветами. Молодая, невероятно красивая и изящная, с точеными чертами лица и огромными глазами нереального прозрачно-изумрудного оттенка. Пышные каштановые волосы хаотичными волнами спадали на плечи, тонкие кисти рук слегка подрагивали, выдавая волнение, стройную невысокую фигурку ласково облегали перламутрово мерцающие… стены? Конечно, не стены в буквальном смысле, но материал удивительно напоминал то вещество, из которого состояла вся комната. Комната, где, кстати говоря, так и не появились двери. Это было не очень хорошо. А вот то, что у девушки нет оружия – хорошо. Мгновение Росс оценивал всю картину, а в следующий момент он стремительно прыгнул вперед… и всем телом ударился о невидимую преграду в метре от девицы.

Он грохнулся на пол, жестко ударившись затылком о край лежака, но, стиснув зубы, быстро сгруппировался и вновь вскочил на ноги. Слегка пригнувшись, он начал обходить девицу по кругу. Добыча оказалась защищена, но у всякой защиты есть слабые места. И он найдет их.

В голове слегка зашумело. Последствия удара?.. Девица хмурилась, удивленно и настороженно глядя на него. Странно, что она молчит. Странно, что не зовет никого на помощь... Росс тряхнул головой – в глазах начало двоиться, на виски давило всё сильнее. Неужели он ударился так сильно?.. Девица поворачивалась вместе с его движением, оставаясь к нему лицом, следила за ним… Шум в голове, грохот пульса, давление стиснуло обручем боли… Росс упрямо подбирался ближе. Вот она уже рядом, нужно действовать… Боль взорвалась в голове, заполнила его без остатка, огненным всполохом выжгла сознание. Росс закричал… и провалился в темноту.

 

***

 

На этот раз не было никого тумана, он пришел в себя сразу и полностью, будто просто проснулся. Осторожно пошевелился, прислушиваясь к себе. Под спиной, похоже, все тот же упругий лежак. Голова налилась тяжестью, но боли не было, лишь где-то в глубине поселилось странное, едва уловимое ощущение щекотки. Оно походило на начало предчувствия, но не становилось сильнее, просто легким перышком шевелилось внутри, вызывая желание помотать головой. Что же происходит? И что произошло раньше, когда появилась девица? Тот приступ явно не был последствием падения, Росс хорошо знал все возможные ощущения после удара головой. Значит, на него что-то воздействовало. Возможно, у нее был какой-то прибор, генерирующий волны… или энергополя? Невидимая преграда, на которую он натолкнулся, была похожа на силовое поле, правда, смущало отсутствие генератора в пределах видимости. Генератор большой, его не скроешь под одеждой. Но, допустим, прибор стоит в соседней комнате и создает поле вокруг якобы беззащитной девицы, а какой-то другой прибор действует на сознание…. Росс не мог понять, зачем такие сложности. Ну, удивили они его один раз, и что? Чего хотели добиться? Ни вопросов, ни требований до сих пор не было. Или это у них такая акция устрашения? Тогда, значит, они совсем не знают Росса, и это хорошо. Можно будет сыграть на…

«Прости»

Росс резко открыл глаза. Девушка стояла рядом и виновато улыбалась, глядя на него. Как он пропустил её появление?! Ведь когда он очнулся, в комнате точно никого не было! Расслабился, идиот, самое время! Росс скрипнул зубами от злости и преувеличенно тяжело поднялся, ссутулился на лежаке, опираясь о край руками. Изобразив встревоженный взгляд, он исподлобья взглянул на девушку.

- Что ты сказала?

«Прости. Боль – плохо»

Кто бы спорил, подумал Росс… и тут застыл, пораженный невероятной догадкой. Губы девушки не двигались! Она не говорила с ним, она думала в нём! Она телепатка!

Такие люди встречались, правда, очень редко. На всё человечество набралось бы едва ли с десяток настоящих телепатов. Их невероятно ценили, их боялись, за ними охотились, чтобы воспользоваться уникальными способностями. У них была нелегкая жизнь, Росс рано это понял, и потому никогда никому не признавался, что изредка, в критических ситуациях, он слышит чужие мысли.

А эта девчушка не просто слышала, что само по себе было опасно. Она передавала свои мысли ему и, возможно, могла внушать. Она в состоянии в любой момент выпотрошить его сознание, пробраться в самые потаенные уголки воспоминаний, заставить его делать то, что им вздумается… Представив, что он может натворить, находясь под контролем, Росс покрылся холодным потом. Чёрт, ему было действительно страшно…

«Боль – нет. Хорошо?»

Девушка наклонилась ближе, встревожено наблюдая за Россом.

- Замечательно, - процедил он сквозь зубы, стараясь не встречаться с ней глазами.

«Говорить?»

Интересно, если я откажусь, она извинится и уйдет? – подумал Росс и криво усмехнулся. Ну что ж, давай поговорим.

- Чего ты хочешь?

«Знать. Кто ты?»

А вот это уже любопытно. Они не знают, кто он? Схватили наобум и до сих пор не выяснили? Странно, конечно. Учитывая наличие телепата, здесь должен заправлять кто-то сильный, имеющий доступ к различным каналам информации. А она? Копалась у него в голове и не узнала? Может, она вовсе не такая умелая, как он опасался? Нужно попробовать этим воспользоваться.

- Я Дженсен Эклз, ассистент в составе научной экспедиции по изучению планеты СЧ-12-40-98-Т. Я являюсь полномочным подданным Земной Федерации и хотел бы знать, на основании чего меня задержали. – Росс выпрямился и возмущенно посмотрел на девушку.

«Ты человек?!»

В полном изумлении они уставились друг на друга.

«Нет! Невозможно. Ты не человек»

Девушка уверенно покачала головой, задумчиво нахмурилась, медленно прошлась по комнате. Росс ошарашено наблюдал за её движениями. Что за бред?! Он не человек? Он что, похож на урса?.. А может, она сумасшедшая?.. Охренеть. Он в плену у полоумного телепата, способного расплавить ему мозги.

- Дорогая, скажи, пожалуйста, как тебя зовут?

«Нет имени»

Всё страньше и страньше.

- Но как-то же к тебе обращаются, когда хотят пообщаться? – терпеливо переспросил Росс и вздрогнул, когда в его голову ворвался яркий цветной образ хаотично переплетенных нитей.

- Вот так, да?

Девушка радостно закивала. Полный звиздец.

- Извини, милая, я так не смогу. Так как мне тебя называть?

«Называй, как хочешь»

Росс закашлялся, скрывая нервный хохот. Теперь по сценарию полагалось игриво улыбнуться и спросить о планах на вечер. Просто великолепно. Однако вопрос имени оставался открытым.

- Я буду звать тебя Натс. – Росс вздернул бровь, ожидая реакции девушки.

«Хорошо. Я – Натс»

Да, похоже на то. Он удивленно покачал головой, разглядывая остановившуюся перед ним девушку с радостно блестевшими глазами.

- Скажи, милая, а где твои хозяева?

«Хозяева?»

- Ну, начальники, руководство. Те, кто отдает приказы.

«Приказы?»

О, чёрт. Её что, заклинило?

- Люди, которые говорят тебе, что делать!

Лицо девушки нахмурилось, потом озарилось улыбкой понимания.

«Нет. Не говорят, что делать. Я решаю»

Росс уже не знал, что думать. Она решает? Она главная? Это было нелепо – она слишком молодая и какая-то… добродушная, несмотря на угрожающие способности. Она здесь временно одна? Возможно. Но тогда…

Он медленно поднялся, показывая раскрытые ладони в знак добрых намерений, и включил свою самую лучшую, обворожительную улыбку.

- В таком случае никто не рассердится, если мы немного поболтаем и познакомимся поближе, верно? Ты очень интересный человек, мне бы хотелось узнать о тебе побольше…

«Не человек»

Девушка слегка насмешливо смотрела на него.

«Я – не человек. И ты тоже».

 

***

Росс проснулся и, лениво потягиваясь, открыл глаза. Он находился всё в той же комнате с мягко светящимися стенами. Вчера они зашли в тупик в своих разговорах, окончательно перестав понимать друг друга; у Росса разболелась голова, и Натс оставила его отдыхать, предварительно принеся сосуд с водой и пожав плечами на вопрос о пище. А Росс наконец выяснил, каким образом она попадает в комнату. Никаких дверей не было – девушка просто появлялась и исчезала, когда хотела. Он было подумал, что это проекция, но вода ощущалась вполне материальной. Росс задушил свою паранойю и с удовольствием напился, стараясь не обращать внимания на странный привкус. Вода заглушила и чувство голода, поэтому, если не считать головной боли, он чувствовал себя вполне сносно и перед сном тщательно проанализировал полученные сведения. Улов его был невелик: кроме абсурдной уверенности в том, что он не человек, Натс ошарашила его сообщением, что не может и никогда не могла общаться голосом, и что таких как она много, но они все «не здесь». Где расположено это «здесь» – Росс так и не выяснил. Девушка оказалась не столь наивной, как он надеялся, выдавала информацию дозировано и не забывала спрашивать сама. Он наплел ей сказок из легенды, но, похоже, она не поверила – уж слишком скептически слушала о детстве в рабочем поселке и трудягах-родителях. На его вопрос о том, почему их задержали, ответила уклончиво, в том плане, что сами напросились, а теперь разобраться надо. И ведь возразить нечего, досадовал Росс, действительно – сами напросились. Как он мог не уследить за Джаредом? Черт бы побрал энсина с его любопытством!.. С Падалеки, кстати, по её словам было всё в порядке; он находился «рядом» и чувствовал себя хорошо. Знать бы еще поточнее, где это «рядом»…

Росс потер лицо руками, взъерошил волосы и решил, что пора вставать. Сделав небольшую разминку, он умылся остатками воды над букетом с цветами. Цветы, кстати говоря, выглядели неплохо, несмотря на то, что натерпелись от него вчера. Что делать, туалет в камере был не предусмотрен, и он обильно полил букет, поставив его на пол. Сейчас он повторил процедуру, невесело усмехнувшись. Интересно, если так и продолжать, упадет ли девица в обморок, задохнувшись от вони при очередном появлении?.. И как там справляется Падалеки, для которого такие условия в новинку? Эх, узнать бы наверняка, что с ним всё нормально… Росс представил Джареда с его вечно шевелящимися бровями, веселой улыбкой, бесконечными конечностями; со спорами, возражениями, страстью к небу и постоянной готовностью броситься на помощь… и вдруг ясно почувствовал, что тот действительно рядом! Вот здесь, за стенкой, всего в нескольких метрах! Росс был уверен, он знал это так же точно как то, что вода мокрая, на руках десять пальцев, а до лежака пять шагов! Джаред был там, взволнованный, раздраженный, немного испуганный…

Росс протянул руку и легонько коснулся стены, погладив её кончиками пальцев. Не дрейфь, летун. Прорвемся…

 

***

 

«Говорить?»

Говорить.

Сегодня Натс казалась задумчивой. Она поглядывала на Росса, словно пыталась решить для себя какой-то вопрос. И предоставляла ему самому выбирать темы для беседы.

- Ты давно здесь живешь?

«Здесь – работаю»

- Хорошо, работаешь.

«Не давно»

- Всё время одна?

«Здесь – одна. Дома… много»

- Дома много друзей? Близких?

Девушка кивнула, тепло улыбнувшись.

- А тебе не скучно здесь одной?

«Скучно?»

Она недоуменно уставилась на Росса, ожидая пояснений. Вот об это они и споткнулись вчера в разговоре – Натс не понимала значения многих обычных понятий, вроде приказа, долга, наказаний, судьбы или, например, скуки. Создавалось впечатление, что её жизнь абсолютно безоблачна, однако силовое поле доказывало обратное. Девушка явно знала, что такое опасность.

- Скучно: грустно, одиноко, нечем заняться.

«Нет. Грустно – домой. Одиноко – говорить с близкими»

Она коснулась пальцем виска, поясняя. Значит, у нее постоянно есть возможность связаться с другими. Неприятно. Тогда единственный способ выбраться – это её оглушить. Но как без её помощи выйти из комнаты?

- Натс, мне здесь одиноко. И у меня нет возможности поговорить с близкими. Может, ты отведешь меня к Джареду?

«Джаред – твой воспитанник? Домашний любимец?»

Росс фыркнул. Джаред в виде домашнего любимца, приносящий в зубах тапки и преданно смотрящий в глаза – это было охренительно.

- Да, что-то вроде этого. Мне без него скучно – он играет, развлекает меня, охраняет от других… животных… - Росс не выдержал и расхохотался. Девушка недоуменно посмотрела на него, но кивнула.

«Хорошо. Отведу. Сначала – говорить»

Ну, конечно. Он вздохнул, сбрасывая остатки веселья.

- Натс, я говорю. Но я не понимаю, что ты хочешь услышать.

«Правду»

О как. Похоже, Джаред его не дождется.

- Какую правду, Натс?

«Кто ты?»

- Опять? Натс, я тебе вчера всё рассказал – и про себя, и про родителей, даже про соседей…

«Нет. Вчера – не правда. Ты – как мы. Стражи не пустят чужого. Не пустят человека»

Вот это новость. Оказывается, здесь есть какие-то сторожа, которые определили, что он не человек. Впрочем, с такой хозяйкой немудрено свихнуться. Что же делать? Стоять на своем, надеясь, что ей надоест? И что будет потом? Вероятно, она при помощи своих способностей как-то определяет, когда он лжет. И если ей надоест, не применит ли она те же способности для глубокого сканирования? А даже если она ничего такого не умеет, то сможет просто давить его своим полем. И хорошо, если его. А если это будет Джаред? Тот уж точно не продержится долго.

Росс досадливо прикусил губу. Может, рассказать ей какой-то кусочек правды? То, что безопасно. Если она убедится, что он начал говорить, может, предоставит больше свободы? И появится возможность сбежать… Росс решительно кивнул.

- Хорошо. Вот тебе правда. Я не знаю, кто мои родители. Меня нашли на дрейфующем корабле в космосе, мне было пять лет. Корабль земного происхождения, его выкупили с верфи по документам несуществующей фирмы за три года до этого. На корабле я был один. Что стало с экипажем, где провел корабль всё это время – так и не выяснили.

Он замолчал, раздраженно глядя в сторону. Он не любил об этом вспоминать. Время милосердно стерло из памяти картины пустых коридоров, вечный глухой шум двигателей, вечное молчание… В детстве ему часто снилось, как он бежал по кораблю, искал кого-то, открывал все двери, за которыми никогда – никогда! – никого не было… Но постепенно новые заботы вытеснили воспоминания и старый ужас одиночества обернулся безопасным пристанищем. Нет, он не жалел о том, как сложилась жизнь. Не жалел о сиротском приюте, о бесконечных жестоких тренировках в школе корпорации, о рискованной стремительности операций. И всё же иногда ему безумно хотелось узнать, что это были за люди, которые бросили его одного в безжизненном холоде космоса…

«Спасибо»

Девушка стояла рядом, смотрела внимательно и серьезно. Россу показалось, что она узнала значительно больше, чем он хотел сообщить, и он яростно вскинулся, ища на лице следы сочувствия, жалости. Но нет – она смотрела правильно. Только внимание и благодарность за рассказ.

«Я отведу тебя к Джареду»

Она протянула руку – и сознание Росса вихрем закружилось, проваливаясь в пространство.

 

***

 

- Дженсен!!!

Парень бросился к нему, схватил, крепко прижал к себе, потащил куда-то… Росс не мог ответить, не мог сделать ничего – его шатало, корежило, швыряло из стороны в сторону. Пространство взорвалось штормом, реальность кружилась вокруг него, он не мог определить, где верх, где низ, неловко протягивал руки, стараясь ухватиться за что-нибудь – и промахивался. Голова моталась, взгляд скользил по предметам и не фокусировался, воздух не проникал в легкие. Это не было похоже на невесомость – он чувствовал вес своего тела, вот только само тело никак не встраивалось в пространство. Джаред, кажется, кричал что-то, ругался, умолял, но Росс только шарил руками вокруг, пытаясь справиться с паникой…

Постепенно кружение замедлялось. Он наконец смог вдохнуть полной грудью, и какое же это было блаженство – просто дышать! В глазах прояснялось, и он вначале смутно, но потом всё четче начал видеть комнату Джареда – точно такую же, как у него. Он лежал на полу, неподалеку стояла сочувственно глядящая на него Натс, а сбоку нависал Падалеки с совершенно невозможным выражением лица. Примерно так же тот смотрел на разбившийся флаер в лесу – смесь недоверия, раздражения, ярости и острой тоски.

- Привет, - прохрипел Росс и закашлялся. Джаред порывисто вздохнул-всхлипнул и провел по лицу рукой.

- Придурок, - глухо и невнятно пробормотал он.

«Он тебя очень любит. Придурок – твое ласковое прозвище?»

Росс снова зашелся в кашле, поперхнувшись смехом.

- Что-то вроде того, - наконец выдавил он, отвечая сразу обоим.

Девушка кивнула, умиленно улыбаясь. Сидящий рядом Джаред смотрел примерно так же. Попытка Росса успокоиться провалилась.

В конце концов, отсмеявшись, он с помощью Падалеки переполз на лежак и уселся там, расслабленно вздыхая и потирая ноющие от смеха и кашля ребра.

- Ну, и что это было?

- Ты у меня спрашиваешь?! – возмутился Джаред.

«Так твой организм реагирует на перемещение в незнакомое место, - пояснила Натс, подходя ближе. - Это – еще одно доказательство, что ты не человек. Ты – как мы»

- А вы кто, собственно?

Падалеки выпучил глаза и отшатнулся.

- Дженсен, ты что, не узнаешь меня?! Я Джаред, твой друг!

«Мы – аталане. Мы ушли из вашей вселенной тысячелетия назад. Мы создали людей»

- Охренеть, - помолчав, сказал Росс. – А почему люди об этом не знают?

- Да все знают, Дженсен! Ну, не все… Но я могу рассказать всем!

«Люди забыли. Это было очень давно»

- Угу. А с чего вдруг такая внезапная откровенность?

- Эмм… Да я как бы и раньше не скрывал! Просто как-то случая не было об этом поговорить…

«Ты открываешься мне. Я открываюсь тебе»

- Понятно. Между прочим, я стал значительно лучше тебя понимать.

- А раньше я, значит, был невнятным! – Джаред яростно запыхтел. – Знаешь, Эклз, из нас двоих именно ты весь такой засекреченный!

«Потому что ты открылся. Мне стало легче пробиваться к тебе»

- Значит, это нелегко для тебя? – задумчиво прищурился Росс.

- Да в общем, не очень приятно понимать, что ты мне не слишком доверяешь. Но я всё же надеюсь, что когда мы сойдемся поближе…

«Не трудно, просто насилие для нас недопустимо. Я могу проникнуть в тебя настолько, насколько ты меня пускаешь»

- А насколько глубоко ты можешь проникнуть в меня сейчас? Если без насилия?

Джаред задохнулся и рухнул на кушетку рядом с Россом.

- Дженсен… Я не знаю… - прохрипел он, покрываясь алыми пятнами. – Если без насилия… надо попробовать…

«У твоего питомца шок. С чем это связано?» - Девушка с любопытством подошла ближе.

Росс недоуменно посмотрел на хватающего ртом воздух Джареда, прокрутил в голове несколько последних минут… и откинулся на лежак с неудержимым хохотом.

- Да что происходит?! – возмущенно заорал багровый до кончиков ушей Джаред. – Сначала ты выдаешь какую-то… что-то… какой-то бред! Потом ржешь как полный псих! Ты опять издеваешься?! Я сейчас тебе врежу!!!

- Падалеки… - Росс заикался от смеха, - я разговаривал не с тобой!..

- А с кем, интересно?! Тут только я да эта немая суч… - Джаред резко замолчал, развернулся и с подозрением уставился на девушку. Та приветливо кивнула. – Дженсен… Но она вроде как молчит…

- Она телепатка, - пояснил Росс, вновь садясь и переводя дыхание. – Разговаривает мыслями. А ты её совсем не слышишь?

«Он человек. Он не может» - Натс пожала плечами.

- Не-а, не слышу. Телепатка, значит? – Джаред задумчиво разглядывал девушку. – А вслух она вообще не говорит? Нет? А почему ты её слышишь?

Натс приподняла бровь, насмешливо глядя на Росса. Тот раздраженно передернул плечами.

- Вероятно, врожденная способность, вроде шевеления ушами.

Девушка перевела взгляд на Падалеки и выразительно покачала головой.

- Она утверждает, что ты врешь. – Джаред удивительно точно скопировал выражение лица Натс.

- У нее просто есть своя версия. Ошибочная. – Росс прищурился, с вызовом глядя на девушку.

«Я не ошибаюсь. Ты поймешь это, рано или поздно»

- Посмотрим, - процедил Росс.

- Вы разговариваете прямо сейчас? – Джаред заинтересованно подался вперед. – Что она сказала? И вообще, она объяснила, почему нас здесь держат?

- Объяснила. Это типа закрытая зона, задержали до выяснения, насколько мы благонадежны.

- Круто. Ну хорошо, а кормить-то нас будут?

«Кормить?» - Натс удивленно переводила взгляд с одного на другого.

- Натс, еда. Пища. – Росс устало вздохнул. – Белки, жиры, углеводы. То, что поддерживает силы.

«Поддерживает силы? – Девушка озадаченно нахмурилась. – Мы берем энергию из мира. Вам нужно что-то еще?»

- Охренеть. Удобно вам, должно быть. Но увы, нам с Джаредом нужно что-то еще.

- Что она говорит? – дернул его за рукав Падалеки.

- Говорит – жрите цветочки. У них так принято. – Росс полюбовался на ужас, проступающий на лице Падалеки. Похоже, тот, как и Росс, не обошел вниманием урну с цветами.

«У меня нет еды! – встревожено передала Натс. – Вы можете обойтись без нее?»

- Можем. Только недолго. – Росс насмешливо улыбнулся девушке.

«А потом?»

- А потом помрем.

Натс испугалась – это было видно. Она нервно вздрогнула, расширившимися глазами глядя на Росса.

«Сколько времени вы можете быть без еды?»

Тут нужно подумать, и быстро. Она явно не хочет, чтобы они сдохли от голода. Если допустить, что это не игра и она действительно не может доставить сюда еду, то, может быть, их выпустят? Или переведут в другое место, не столь безнадежное в плане побега? Какой срок назвать, чтобы было заметно, что им уже плохо? Россу не приходилось оставаться без пищи надолго, максимум – неделя в тренировочном походе еще в школе. У Джареда наверняка и такого опыта не было. Значит – неделя? Или можно меньше?..

- Понимаешь, Натс, мы долго шли, несколько дней, еще до того, как попали к вам… - медленно начал Росс, стараясь напрямую не врать и отчаянно надеясь, что Джаред подыграет. – И в походе тоже было немного еды… Так что думаю, что через пару-тройку дней нам станет плохо.

Падалеки моргнул, прикусил губу, но сохранил на лице прежнее – удивленно-озабоченное – выражение. Умница!

«Понятно. – Натс ненадолго задумалась. – Тогда встретимся позже. Мне нужно кое-что решить»

И она исчезла, так же внезапно, как всегда. Росс шумно выдохнул, повалился на лежак и вытянулся, заложив руки за голову.

- Похоже, парень, у нас появился шанс.

 

***

Росс открыл глаза. Натс приближалась, через пару минут она будет здесь.

- Джаред, у нас гости.

Падалеки, сидевший на полу возле лежака, оторвался от чистки ногтей и тяжело вздохнул, поднимаясь. Росс потянулся и сел, расправляя плечи. Он не спал, просто лежал расслабленно, стараясь сохранить остатки энергии. Сегодня был четвертый день их заключения, четвертый день без пищи, и постепенно это начало сказываться не только на настроении, но и на физическом самочувствии. Сейчас они мало двигались и большую часть времени молчали, хотя первые два дня провели в непрерывных разговорах – то с Натс, то друг с другом. Натс появлялась пару раз в день, приносила воду и свои бесконечные вопросы. Её интересовала жизнь людей, их быт и нравы, межпланетная обстановка, уровень развития техники. Взамен она рассказывала об аталанах. По её словам, эта древнейшая раса не имела техники вообще. Они в совершенстве овладели искусством управления энергиями, своими и окружающего мира. Они не употребляли пищу, не строили дома, не нуждались в одежде – то, что покрывало её тело, было уплотненным сгустком энергии. Перемещались аталане тоже с помощью энергий. Для защиты от опасностей они создавали энергетические щиты, а вот с нападением было и вовсе интересно – Натс утверждала, что аталане не способны причинить вред, сама идея агрессии и насилия противна их природе. Когда Росс указал на то, что их-то с Джаредом держат здесь насильно, девушка замялась, расстроилась, и чуть не плача призналась, что для нее это очень тяжело, но речь идет не много не мало – о выживании расы. Такой уровень ставок несколько ошарашил обоих пленников, и они потребовали объяснений. Увы, Натс отказалась отвечать на вопросы по этой теме.

В остальном их беседы проходили легко и интересно. Парни наконец-то узнали разгадку преследовавших их флаер светящихся шаров – это оказались те самые пресловутые стражи, полуразумные энергетические создания, охранявшие окрестности пещеры, в которой находился переход к аталанам. Натс утверждала, что стражи не собирались причинять им вред, они среагировали на какую-то энергию и хотели просто собрать информацию. Росс вспомнил о серой коробочке и крепко задумался о связи корпорации «Зета» с «расой аталан». Честно признаться, он не слишком верил рассказам Натс о целом народе телепатов, создавших людей. И уж тем более не мог поверить в то, что он сам принадлежит к этому народу. Он совершенно точно был человеком, не единожды его обследовали медики корпорации и кроме феноменальной скорости реакций и великолепной памяти не находили никаких отклонений. Правда, были еще его предчувствия и улавливание мыслей, но это происходило редко и вполне укладывалось в неразвитые телепатические способности, кои тоже встречались у людей. О том, что он теперь определял местонахождение и состояние Джареда, как только сосредотачивался на его образе, о том, что вчера, сконцентрировавшись, погрузил пальцы в непроницаемую энергетическую стену, о том, что всегда знал заранее о появлении Натс – Росс старался не думать. Сейчас у него главная задача – выбраться и вытащить Джареда, а остальные вопросы можно оставить на потом.

Джаред переносил заключение на редкость терпеливо – Росс не ожидал от него такой стойкости в непонятной и угрожающей ситуации. Стараясь сохранять хорошее настроение, тот живо интересовался рассказами Натс, а в остальное время сыпал анекдотами и очередными летными байками. Он словно запретил себе упоминания о еде, о времени, об их перспективах. Подшучивал над Россом с его ежедневной зарядкой, вспоминал какие-то глупые и веселые детские игры. Они оба обрадовались, когда Натс согласилась оставить их в одной комнате. Это позволяло хотя бы не чувствовать одиночества, хотя и породило некоторые неудобные моменты. Например, спать на одном лежаке было довольно жарко, и, промучившись первую ночь, на следующую они решили раздеться. Утром Росс проснулся от теплых объятий и чего-то твердого, ощутимо впечатавшегося в его бедро. Ехидно усмехнувшись, он поерзал, словно сквозь сон промурлыкал: «Да, детка, иди ко мне…» и был вознагражден зрелищем двухметрового прыжка в сторону из положения лёжа. Смущенный Падалеки дулся на него всё утро, но оттаял, увлекшись показанным Россом способом чистки зубов при помощи куска микропористой ткани из середины куртки. В общем, жизнь была терпимой, за исключением того, что желудки сводило от голода, а в головах кружились потаенные мысли о непонятном и, возможно, недолгом будущем.

Сегодня Натс казалась оживленной и радостной. Она появилась на середине комнаты, всё такая же ослепительно прекрасная, со сверкающими глазами и веселой улыбкой.

«У меня новости. Хорошие новости!»

- Хорошие для тебя или для нас? – Росс вздернул бровь, почесывая отросшую щетину.

«Хорошие для всех! Мне удалось выяснить, кто ты такой!»

Сохраняя скучающее выражение лица, Росс медленно выпрямил спину, подтянул ближе ноги, чуть наклонился вперед, опираясь о лежак руками.

- Надо же, как интересно. И кто я?

«Ты – сын …» - в голову Росса ворвался яркий образ хаотичного клубка нитей.

Он слегка расслабился.

- Понятно, - он глубокомысленно закивал. – Я сын мотка пряжи. Отличное расследование.

«Ты не понимаешь! – обиделась девушка. – Это же … (снова тот же образ)! Он всё равно что легенда! Он был одним из тех, кто создавал людей!»

- Не кричи, - поморщился Росс. – Я всё понял. Местный вершитель, отец-основатель, всё такое. Тебе самой не кажется странным то, что ты утверждаешь? Люди появились миллионы лет назад, а мне – тридцать три. Каким образом он мог создать и то, и другое?

«Люди появились не миллионы лет назад. Те создания, что жили на вашей планете раньше, никогда не смогли бы развить в себе разум. Именно он рассчитал, какие воздействия требуются для их изменения и развития. А что касается времени… - она замялась, - мы долго живем»

- Насколько долго? Вот тебе, например, сколько лет?

«По вашему исчислению… где-то лет триста. Я еще очень… молодая, кажется? Поэтому мне еще интересно… сторожить границы»

Росс закрыл глаза. Этот абсурд уже всерьез доставал. Их держит под замком сумасшедшая «молодая» фантазерка со сверхспособностями.

- Что она сказала? – осторожно спросил Джаред.

- Что ей триста лет. – Росс криво усмехнулся, глядя на вытянувшееся лицо Падалеки.

- Эмм… Ну, передай ей, что она хорошо сохранилась.

- Она тебя прекрасно слышит. Передай ей сам. Можешь заодно пригласить на свидание, потому что, как выяснилось, она «очень молодая».

«О чем вы говорите?» - Натс с любопытством смотрела на обоих.

- Джаред предлагает тебе заняться с ним сексом.

- Я ничего такого не предлагал! – возмущенно заорал пунцовый и взъерошенный Джаред.

«Сексом?.. Это что?.. А, поняла. Но он же человек!» - Натс изумленно развела руками.

- А что, секс с людьми для вас – табу? Или это как с животными? – Росс насмешливо смотрел на девушку, не обращая внимания на яростно пыхтящего Джареда.

«Нет, конечно, нет! Люди разумны. Просто… они ведь не умеют пользоваться энергиями, какой же в этом смысл?»

- Смысл в удовольствии от физического контакта.

- Дженсен, прекрати! – прошипел Джаред, но Росс отмахнулся. Ему стало интересно, насколько далеко готова зайти эта выдумщица.

«Люди получают удовольствие от физических контактов? У нас это только для размножения, и совсем не так хорошо, как слияние энергий»

- Ну, людей всё устраивает. И они умеют делать это хорошо. Хочешь попробовать?

Девушка задумчиво посмотрела на Падалеки. Тот испуганно округлил глаза и попятился.

- Эээ… Я… Я не могу!.. В смысле, я могу!.. Но…

- Тебе помочь возбудиться? – любезно предложил Росс, поднимая брови.

- Да! Нет! Эклз, ты скотина! – шепотом завопил Джаред.

«Он уже не хочет?»

- Хочет, хочет, это он кокетничает.

- Я тебя убью, - убежденно заявил Падалеки. – Девушка, милая, думаю, что у нас не получится. А вот Дженсен – тот очень хочет! Вы ему сразу понравились, он мне все уши прожужжал о том, какая вы красивая!

Натс удивленно повернулась к Россу.

«Правда?»

Тот вздохнул. Издевательски посмотрел на нахально улыбающегося Джареда. И поднялся с кушетки.

- Конечно, милая. Иди сюда.

Молчание было оглушительным. Джаред с открытым ртом изумленно замер у стены. Натс склонила голову набок и изучающе разглядывала Росса, покусывая губы. Росс ждал. Наконец она улыбнулась, пожала плечами и направилась к нему.

«Давай попробуем»

Она подошла медленно, подняла голову, с вызовом взглянула ему в глаза. Росс усмехнулся, осторожно протянул к ней руку. Щита не было. Жаль, что этим нельзя воспользоваться – из комнаты всё равно не выберешься, тот эксперимент со стеной стоил ему кучи сил. Ну что ж, будем пользоваться тем, чем возможно.

Росс медленно откинул ей волосы, темным водопадом лежащие на плечах. Провел кончиками пальцев по тонкой шее, нежно погладил щеку. Прошелся ладонями по спине и, глядя в глаза, уверенно притянул девушку к себе. Гибкое тело прижалось к нему, глаза доверчиво распахнулись, и Росс резко вдохнул, почувствовав мгновенную стрелу возбуждения… Он замер на мгновение, восстанавливая контроль, и, медленно наклонив голову, коснулся губ девушки. Поцелуй был нежным, тягучим; он легко касался её губами, проводил кончиком языка, проникал внутрь, слушая участившееся дыхание… Их языки сталкивались между полуоткрытых губ, осторожно ласкали, изучали друг друга… Он гладил её тело, ласкал изгибы бедер, и она плавилась под его руками, прижималась всё сильнее, ища в нем опору и спасение от вихря заполнивших её ощущений… Росс оторвался от её губ, последний раз нежно коснувшись уголка рта и услышав протестующий выдох. Накатившее возбуждение огнем полыхало в крови, сводило низ живота судорогой, заставляло подрагивать руки. Переводя дыхание, он легко потянул её к кушетке, надеясь на продолжение… но девушка вдруг открыла глаза и остановилась.

«Твоему воспитаннику плохо. Почему?»

Росс секунду непонимающе смотрел на нее, потом очнулся и обернулся к Джареду.

Парень стоял, прижавшись спиной к стене, глядя в сторону. Он тяжело дышал сквозь стиснутые зубы, на скулах ходили желваки, потемневший взгляд прищуренных глаз выдавал злость, смятение… и что-то еще, неуловимое, но заставлявшее его яростно сжимать кулаки. Джареду действительно было плохо.

Росс отпустил девушку и осторожно подошел ближе.

- Эй, парень, всё нормально? – негромко спросил он.

- Уйди, - процедил Джаред. – Или я тебя ударю.

- Ударь, - спокойно ответил Росс.

Парень взорвался движением, бросился на него, отчаянно колотя руками, сильно размахиваясь, метя кулаками в лицо. Росс почти не защищался. Слишком легко было увлечься и не рассчитать удар, а он не хотел калечить Джареда. Поэтому давил свои инстинкты и только подставлял руки, стараясь по возможности закрыть голову.

Внезапно их разбросало в разные стороны, придавило к стенам, обездвиживая.

«Что?!! Что случилось?!» - Натс стояла, прижав руки к груди, с ужасом смотрела на обоих.

- Это наши дела, тебя не касаются. – Росс криво усмехнулся. – Извини, милая, продолжим как-нибудь в другой раз.

Джаред яростно оскалился, с ненавистью глядя на Росса.

«Но ты… пострадал. Может, я могу помочь?»

- Можешь. Оставь нас одних.

«Но… ты уверен, что твой воспитанник не причинит тебе вреда? Он такой… агрессивный»

- Уверен. Не беспокойся.

«…Ладно. – Натс тревожно вздохнула. – Тогда я приду позже. И… спасибо. С тобой было… приятно»

Она исчезла из комнаты, и давление, прижимавшее их к стенам, исчезло вместе с ней.

Росс повел плечами, сплюнул кровь из рассеченной губы, усмехнулся, глядя на Джареда.

- Хочешь продолжить?

Тот судорожно вздохнул и покачал головой, разглядывая свои руки. Потом сел на лежак и устало сгорбился, облокотившись на колени. Росс подошел, опустился рядом, осторожно ощупал саднящие скулы.

- Замах у тебя неплохой и силы достаточно. Тебе не хватает техники. Хочешь, подучу?

Джаред медленно повернул голову. Неверяще посмотрел на Росса. И нервно рассмеялся, закрывая лицо ладонями.

 

***

 

Натс появилась через пару часов, настороженно оглядела комнату, по-цыплячьи вытягивая шею.

«Говорить?»

Росс широко улыбнулся разбитой рожей. Губа тут же треснула, и он слизнул капельку крови.

- Давай говорить.

Натс недоуменно нахмурилась, глядя на парней, которые мирно сидели на полу плечом к плечу, прислонившись спинами к лежаку.

«Вы больше не будете… стучать друг друга?»

- Не в ближайшее время, - ухмыльнулся Росс. – Натс, ты не могла бы принести еще воды, а то мы…

«Вода вам больше не понадобится»

- Вот как. – Перестав улыбаться, он медленно поднялся на ноги, расправил плечи. Джаред, почувствовав неладное, тоже встал рядом, исподлобья глядя на девушку.

«Прошлый раз мы не закончили разговор. Мне хотелось бы, чтобы ты узнал многое, смог понять нас лучше, но для этого нужно слияние разумов…»

- Нет.

«… а я знаю, что ты не согласишься. Хотя не понимаю – почему. Так, без слияния, я могу сообщить тебе значительно меньше. Слушай внимательно»

Натс подошла ближе, пристально глядя на Росса.

«Когда-то давно мы жили в вашей вселенной. Мы развивались, исследовали большой и прекрасный мир вокруг, помогали жизни проявляться в гармонии и равновесии. Но случилась беда – наши предки столкнулись с враждебной, агрессивной силой и вынуждены были отступить. Эта сила несла опасность не только для нас, для всего живого. Поэтому наши… старейшины приняли решение создать расу, которая сможет стать столь же сильной, агрессивной и разумной, как та враждебная сила, но при этом не потеряет стремление к красоте и гармонии. Мир нуждался в защите, а мы не могли и не умели воевать.… Наш первый эксперимент провалился. Создания, которых мы выбрали, были сильными, но они так и не смогли объединиться, слишком высок был уровень агрессии и замкнутости. Кажется, ты называешь их урсами»

Росс ошеломленно покачал головой. Эпсилон… Неужели урсы, эти медведеподобные огромные бешеные существа могли стать разумными?...

«Когда тысячелетия назад были созданы люди, твой отец… (образ цветных нитей) очень заинтересовался ими. Он считал, что у людей огромный потенциал, что когда-нибудь они смогут стать равными нам, защитниками и хранителями мира. Он остался на Земле, наблюдая и направляя развитие человечества, чтобы люди помнили не только о силе, но и о доброте, гармонии. Аталане ушли дальше, оставив единственный портал в вашей вселенной, но наши старейшины знали, чувствовали, что у него всё хорошо. Так продолжалось долго, пока некоторое время назад до них не донесся всплеск беспокойства, встревоженности твоего отца. С тех пор они его не чувствуют»

Девушка сделала шаг вперед, коснулась его руки, умоляюще глядя на Росса блестящими, яркими глазами.

«Ты должен выяснить, что с ним! Мы не можем вернуться, это слишком опасно для нас. Старейшины мало что помнят о той угрозе, от которой мы бежали, но скорее всего, она никуда не делась. А нас мало, мы не сможем защитить свой новый дом!.. Я отпущу тебя. Верну в то место, из которого ты пришел. Но ты должен пообещать мне, что приложишь все силы, чтобы узнать, что произошло. И вернешься рассказать нам»

Она стояла, подняв голову, выпрямившись как стрела, всем телом подавшись к Россу. Пристально и требовательно смотрела ему в глаза, ожидая ответа.

Росс глубоко вздохнул, задумчиво облизнул ранку на губе. Рассказ Натс был таким убедительным, перемежался странными образами, мимолетными картинами, яркими чувствами. Он не хотел верить, это было невозможно, и всё же… Мысли и ощущения хаосом кружились у него в голове, проникали всё глубже, врастали в него… Он встряхнул головой и собрался. Сейчас не время размышлять, сейчас нужно дать правильный и максимально честный ответ.

- Натс, я не знаю, смогу ли я всё выяснить. Возможно ли это в принципе. Но мне было интересно слушать твою историю, и я хотел бы знать, что могло случиться дальше. Если в человеческом мире я найду хоть какие-то следы того, кого ты называешь моим отцом… если узнаю что-то о неведомой угрозе, от которой вы бежали… я соберу всю информацию, которую смогу найти. И принесу ее вам. Я обещаю.

Девушка внимательно вглядывалась в него, прислушивалась к чему-то… Затем ее плечи расслабились, и она благодарно улыбнулась.

«Хорошо! Спасибо тебе. Мы будем ждать»

Она перевела взгляд на Джареда, который терпеливо стоял рядом, ожидая окончания разговора.

«Я знаю, что ты не захочешь о нас рассказывать, я это чувствую. Но твой питомец… Мы не можем держать его здесь, он… не сможет жить. Но он агрессивный и не контролирует себя. Он многое узнал, а главное – он знает, где расположен вход в наш мир, и это представляет для нас опасность. Если ты дашь согласие, мы можем стереть его память…»

- Нет! – Росс угрожающе шагнул вперед, заслоняя собой Джареда. – Вы не тронете его.

- Что происходит? – тихо и напряженно спросил Падалеки, кладя руку ему на плечо.

Натс опасливо посмотрела на них, отошла подальше.

- В этом нет необходимости. – Росс прищурился, низкий голос стал отрывистым и резким. – Он будет молчать. Я контролирую его. Он меня слушается. Джаред, подтверди!

Джаред вздрогнул от резкой команды. Низко опустил голову и медленно, негромко произнес:

- Я буду слушаться Дженсена.

Тишина накрыла комнату на несколько минут. Натс неуверенно смотрела на них, колеблясь в принятии решения. В конце концов, она кивнула и властно подняла подбородок, решительно выпрямляясь. Внезапно образ симпатичной любопытной девчушки исчез. Перед ними, сверкая глазами, стояла прекрасная и сильная властительница.

«Я поверю тебе. Прощайте. И помни о своем обещании»

Мир вокруг них закружился, и они исчезли, растворяясь в хаосе красок.

 

***

- Дженсен… Дженсен, ну же… Дженсен!.. Да очнись же ты, пожалуйста!

Его настойчиво трясли за плечи. Росс сосредоточился и с усилием открыл глаза. Голова была тяжелой и кружилась, пространство то замирало, то пускалось в пляс, какие-то светлые пятна мелькали вокруг. Ему было почти так же плохо, как в первый раз, когда Натс перенесла его к Джареду… Натс! Она отпустила их! Они выбрались!

Росс резко сел и тут же повалился на сидящего рядом Джареда.

- Эй, осторожнее! Не так быстро, торопыга! – облегченно улыбаясь, Падалеки подхватил его и бережно прижал к себе. – Ну, как ты? Пришел в себя?

- Дай мне пару минут, - пробормотал Росс, неловко ворочаясь и пытаясь разогнать марево перед глазами.

- Хоть пять! Пользуйся моей добротой! – Джаред тихо смеялся.

- Ну, раз ты такой милашка, то помоги мне подняться. Кстати, почему так темно?

- А мы в той же пещере, с аркой! И представляешь, я нашел все наши вещи! Фонарики, рюкзаки – всё лежало аккуратной кучкой. А в рюкзаках у нас, между прочим, упаковки с питательной пастой! Мы сможем поесть! Ура!

- Я бы предпочел поесть всё же где-нибудь снаружи, - проворчал Росс.

- Ты перестраховщик! Нас же отпустили! – Джаред радостно собирал вещи, светя фонариком. – А что вообще было в последнем разговоре? Я нифига не понял, надеюсь, хоть правильно догадался, как себя вести.

- Среди всего прочего она предлагала стереть тебе память. Так что догадался ты очень своевременно.

Джаред замер. Потом медленно повернулся к невозмутимому Россу.

- Стереть память?.. В смысле – совсем?

- Я как-то не стал уточнять – совсем или частями. Мне не понравился сам факт, что кто-то будет утюжить тебе мозги.

- Может, зря. – Нахмуренный Джаред отвел глаза. – Частями бы я, наверное, согласился…

- Прекрати. – Росс подошел ближе, положил руку ему на плечо, слегка встряхнул. Падалеки неловко кивнул и, не глядя на Росса, подхватил оба рюкзака.

- Пойдем?

Они не обсуждали драку, просто сделали вид, что ничего не было. Но Росс видел, чувствовал, что Джареду тяжело, что он не может забыть. И Росс не знал, чем помочь. Поэтому просто положился на время.

- Ну, пошли, - бодро ответил он и зашагал к выходу.

Снаружи был вечер. Закатное солнце расцветило яркими красками высокий небосвод, зеленый лес шумел невдалеке под порывами ветра, птичий гомон и крики животных оглушили их после тишины закрытой комнаты. Огромный мир ошеломил своим простором, и они замерли на минуту, глубоко вдыхая свежий горный воздух.

Однако они недолго оставались одни. Внезапно откуда-то сбоку вынырнули два светящихся белых шара и неподвижно зависли перед ними, слегка пульсируя.

- Стражи? – прошептал испуганно замерший Джаред. – Как думаешь, чего они хотят?

Росс молчал, прислушиваясь к странному шороху в голове. Мешанина звуков, образов, ощущений… так трудно разобраться… кажется, они спрашивают… спрашивают о каком-то месте…

- Они интересуются, куда нам надо, - медленно произнес Росс, с замешательством глядя на шары. – Предлагают доставить нас туда.

- Ну уж нет, спасибо! Мы уж как-нибудь сами! – Падалеки возмущенно замахал руками. – Кыш отсюда!

Шары нервно вздрогнули и попятились.

- Джаред, погоди… - Росс задумчиво смотрел на гостей. – Слушай, нам ведь переть по этим джунглям больше ста километров. А мы сейчас не в лучшей форме. Будет долго, да и опасно. А Натс говорила, что эти стражи не причиняют вреда…

- Эклз, ты серьезно?! – ошарашенный Джаред пялился на него, уперев руки в бока. – Ты веришь этой стерве, которая чуть не уморила нас голодом?!

- Ну, они бы уже могли напасть, если б хотели, - резонно заметил Росс. – А они вежливо предлагают транспорт.

- Транспорт! Охренеть! – Падалеки презрительно фыркнул. – Прекрасно! Поехали! Давай, запрыгивай на них сверху! Эти шары отлично впишутся в твой образ, болтаясь у тебя между…

- Так, лестные комментарии оставь на потом. Мне нужна тишина. – Росс шагнул ближе к шарам и, пристально глядя на них, попытался как можно четче представить место падения флаера.

Шары мигнули пару раз, покрутились на месте и подлетели к ним, быстро увеличиваясь в размерах. Джаред испуганно дернулся в сторону, но ближайший шар прилепился к нему, обволакивая, вбирая в себя, и скоро белесый свет обхватил их обоих. Росс ничего не чувствовал, кроме легкой щекотки по всему телу. Мягкий свет, неподвижность и какой-то уют расслабляли его, убаюкивали, словно он попал в безвременье, словно теплые руки обнимали его, даря ощущение безопасности… Он устало расслабился и задремал.

Звуки появлялись постепенно, потом стены вокруг стали прозрачнее, и наконец мир проявился полностью, заиграв многоцветьем. Они стояли на небольшой полянке рядом с флаером. Шары зависли рядом, мигнули, радостно покружились вокруг них, словно собаки, довольные тем, что выполнили поручение хозяина, и, поднявшись в небо, исчезли вдали.

- Эмм… Ну, терпимо, - кивнул Джаред, ошалело глядя им вслед.

Росс усмехнулся и оглядел полянку. Кажется, тут ничего не изменилось. Интересно, неужели «Россинант» еще на орбите? Или они не смогли найти место крушения? За несколько дней? Странно. Но, раз уж так случилось, надо воспользоваться моментом и сделать что-нибудь с той стенкой во флаере, откуда он выдрал блок безопасности. А то у техников, как у Джареда, появятся ненужные вопросы. Кстати, о вопросах! Нужно придумать, где они шлялись всё это время. Придумать убедительно и отрепетировать с Падалеки, потому что спрашивать их наверняка будет сам Железный Капитан… Росс вздохнул и покачал головой. Не стоит врать самому себе. Падалеки не пройдет умелый допрос. Он не умеет лавировать, видеть скрытые смыслы, не умеет рассчитывать на пять шагов вперед. Значит, их история и проход к аталанам скоро станут известны всем. А главное – станет известно, что говорил и что делал Росс. Его легенда, его жизнь разлетятся ко всем чертям.

Росс угрюмо взглянул на Джареда, увлеченно роющегося в рюкзаке. Голая шея призывно маячила над воротником куртки. Одно движение… и все проблемы решены. Он яростно прищурился, сжимая кулаки. Одно движение…

- Дженсен, я нашел еду! – Ликующий Падалеки обернулся. – Ты что предпочитаешь, пятнистое синее или оранжевое мятое… Ты чего? – он покачнулся и шлепнулся на задницу, недоуменно уставившись на друга.

В повисшей тишине они столкнулись взглядами и зависли на несколько мгновений. Казалось, весь мир остановился в ожидании следующего шага… Но его сделал не Росс. Сигнал связи резко тренькнул, разбивая неподвижность. Неприятно оскалившись, Росс тряхнул головой и быстро подошел к рюкзаку мимо шарахнувшегося в сторону Джареда.

- Здесь Эклз.

- Привет, парни! Как вы там? – голос Фила звучал спокойно и весело.

- В норме. Какие новости?

- Да, в общем, никаких. У нас тоже всё нормально, только бедный Мигель тоскует. - Фил хихикнул. – От «Россинанта» пока ни звука. Хорошо, что ты связь наладил, по крайней мере, мы сразу узнаем, когда они приземлятся. Вы катер-то нашли?

- Мы рядом с ним.

- Ну, пока там и оставайтесь. Хоть немного лучше защита, чем походная палатка. У нас вчера, как вы ушли, такая грозища была! Вас не потрепало?

- … Нет.

- А чего это ты такой лаконичный? Или я помешал чему-нибудь? – Фил снова захихикал. – Ну ладно, парни, извините, если что! Я сообщу, если будут новости. Пока! – и он отключился.

- … Вчера? – хрипло прошептал Джаред.

- Вчера, - эхом отозвался Росс, и они ошеломленно уставились друг на друга.

 

***

 

Новость о том, что они вернулись в тот же вечер, в который входили в пещеру, поразила их невероятно. Ведь это являлось самым веским доказательством того, что они действительно столкнулись с другой цивилизацией; по крайней мере, ни Росс, ни Джаред раньше не слышали даже намеков на возможность управления временем. По их воспоминаниям, они провели «в гостях» у Натс как минимум четыре дня, меж тем на планете, возможно, не прошло и часа. Люди такими технологиями не обладали. Около четырехсот лет назад земные ученые изобрели сверхскоростные ионные двигатели, позволившие человечеству вырваться за пределы Солнечной системы; не так давно построили генераторы силовых полей; но тахионные установки, пресловутые «машины времени» все еще оставались прерогативой писателей-фантастов и немногих безумных мечтателей от науки. Человечество дружно шагало вперед год за годом, и прыжки на этой дороге считались невозможными.

- Как?! Как они могли это сделать? – Джаред изумленно качал головой, ероша рукой волосы.

- Может, это был гипноз. Внушение. Нам только кажется, что прошло четыре дня. – Росс и сам знал, что говорит чушь, но… должно быть какое-то объяснение. Просто должно.

- Дженсен, ну какой гипноз? Я могу буквально поминутно вспомнить все четыре дня, уверен – ты тоже. Ни один гипноз не дает такую подробную картину! Тем более, что для успешного внушения нужны наши психоматрицы, а на сканирование тоже время уходит.

- Психоматрицы могли снять заранее, еще на корабле…

- Ну да, конечно! – Падалеки саркастично закивал. – А заодно внушили иллюзии белых шаров, провели электро-какой-там шторм на планете и запрограммировали тебя на стремление лезть в горы. Вселенский заговор против Дженсена Эклза! И всё это, видимо, для того, чтобы заставить тебя потрахаться с той стервой.

- Джаред. – Росс поморщился, потирая виски. – Их могли интересовать какие-то сведения.

- Тогда проще провести глубокое сканирование, на том же корабле. Ну хорошо, аппарат для сканирования сложно спрятать, но есть же сыворотки правды! В конце концов, тебя можно было в любой момент просто выкрасть, пока ты по джунглям лазил – списали бы на местное зверьё.

- Так они и выкрали в итоге.

- И отпустили! Зачем?

- Может, им нужен этот мужик, якобы отец.

- То есть, уже не сведения? Речь о «якобы отце»? Ты что, лучший сыщик на свете, чтобы такое масштабное представление устраивать? И опять же – нафига так сложно? Зачем приплетать сюда всякие цивилизации? Можно было… ну, не знаю, сказать, к примеру, что он спер любимый флаер у председателя Совета Федерации!

Росс молчал, угрюмо сидя перед распотрошенным рюкзаком и вертя в руках упаковку с обедом. Все доводы, которые приводил Джаред, а также многие другие, о которых тот и не подозревал, Росс обдумал в первые несколько минут после разговора с Филом. И сейчас мысли просто упрямо метались по кругу, пытаясь найти хоть какую-нибудь зацепку.

- Ну что, нечем крыть? – Падалеки довольно улыбнулся и хлопнул себя по колену. – Вот так-то! Это была самая настоящая иноземная цивилизация! И наверняка всё, что рассказывала Натс – самая настоящая правда! Офигеть! – Сияющий Джаред с хрустом распрямил спину и потянулся. – И прикинь, мы первые с ними сконтачились! И они не злые, ну там, не хотят нас завоевывать и всё такое! А главное – это же они создали людей!

- Чему ты радуешься? – тихо спросил Росс, разглядывая контейнер в руках.

- Ну как чему, ты что, Дженсен?! Это же первый контакт! Мы уже чуть ли не полгалактики облетели, и – нигде никого! А тут – такое попадание! Даже не просто чужие – создатели!..

- Создатели?..

Ярость Росса вспыхнула обжигающим взрывом. Он подскочил и с силой швырнул контейнер в Джареда.

- Тебе нравится знать, что тебя сделали?!! Собрали как робота, запрограммировали на «доброту и гармонию»?! Что какой-то хмырь кивнул свысока: «О, вот с этим интересно повозиться» и развел маленький садик по селекции человечков?! Тебе нравится, что людей выращивали как племенной скот?! Что ты такой, какой есть, только потому, что тебя таким «создали», и ты – сам! – ничего решить не можешь?! Что единственный смысл твоего существования – быть живым щитом, прикрывать великих «создателей» от неведомой хрени?!

- Да, черт возьми!!! – Джаред тоже кричал, стоя напротив и угрожающе сжав кулаки. – Мне нравится, что меня создали! Что дали возможность быть не просто животным! И я ничего не имею против доброты и гармонии – это лучше, чем сидеть под кустами и вычесывать блох! Я могу думать, могу чувствовать, могу подняться в небо! И если за всё это мне когда-нибудь придется побыть живым щитом – что ж, я побуду щитом! По крайней мере, я узнал, что значит быть живым!!!

Эхо последнего крика разлетелось по лесу и внезапно всё стихло.

Они стояли друг напротив друга, спаянные плазменной яростью взглядов, оглушенные бешеным грохотом сердец, застывшие в вибрирующем коконе напряжения…

Росс отступил первым. Медленно – очень медленно – он поднял руку, с силой провел по лицу, стирая злую готовность к бою. Глубоко вдохнул пару раз и, не глядя на Джареда, присел на корточки, доставая из рюкзака контейнер с пайком.

Они поели в звенящей тишине. Не сговариваясь, развернули спальники и, проигнорировав палатку, легли подальше друг от друга под открытым небом. Довольно скоро дыхание Джареда успокоилось, он уснул. А Росс лежал, уставившись в высокое, ощетинившееся иглами звезд небо. Лежал и думал.

Быть живым… А что это значит – быть живым? Вон Джаред, кажется, знает. Думать, чувствовать, подниматься в небо… Да, это всё – Джаред. Это его, живое. А он, Росс? Ведь у него тоже всё это есть. Он умеет быстро думать, остро чувствовать, стремительно взлетать. Он лучший в своем деле и всегда побеждает… Почему же так ноет, зудит, бьется тревожным пульсом упрямое ощущение, что ему этого мало? Что же он ищет по всей галактике, что высматривает в каждом взгляде, что так зовет его, желанное и недостижимое?..

Свобода.

Свобода думать не только о задании, чувствовать не только опасность, подниматься в небо не только уходя от погони. Свобода решать. И действовать так, как решил сам, не по приказу. Свобода быть рядом с теми, с кем хочешь, и не бояться, что их придется убить. Не прятать мысли, не прятать чувства, не прятать глаза. Свобода быть собой.

Росс с горечью усмехнулся. Да, широко он мыслит, с размахом. Может, сразу в повелители вселенной записаться? Чего мелочиться-то, шанс примерно такой же. Корпорация никогда не отпустит его, это просто невозможно – агенты принадлежали ей с потрохами. Конечно, официального рабства не было, но приютские документы составлялись так хитро, что получить квалифицированную работу они могли только в корпорации. И, конечно, подписывать контракты при выпуске никто не заставлял, но когда тебе восемнадцать и ты чувствуешь себя невероятно крутым, когда тебе десять лет промывали мозги о том, что ты не нужен никому, кроме «Зеты», когда тебе предлагают захватывающую и рискованную работу межпланетного оперативника – мало кто может отказаться. А прозрение приходит слишком поздно. Можно попытаться убежать, скрыться в дебрях галактики… Вот только Росс слишком хорошо знал, что было с теми, кого ловили. А ловили всех.

…А может и черт с ним, подумал вдруг Росс. Ну, поймают. Но ведь не сразу же? У него будет несколько месяцев, может быть – несколько лет. А умереть он может и так, на любом из заданий. Так чего он боится?.. Несколько лет свободы – разве этого мало?..

Небо нахмурилось, полыхнуло молнией, словно природе не нравились его крамольные мысли. Над головой громыхнуло, на лицо упали первые капли дождя. Очень вовремя. Росс саркастично хмыкнул, заворочался, высматривая Джареда. Что ж, пора сворачивать мечты и спальник. Идет гроза.

 

***

Они переночевали во флаере, спешно отвоевав себе клочок пространства между коробками и тесно прижавшись друг к другу спинами. Гроза бушевала всю ночь, оглушающие раскаты грома сотрясали небольшой флаер до основания, но проснувшись, Росс с удивлением понял, что прекрасно выспался. Тепло джаредова тела, уже такое привычное, расслабило его, прогнало тоску и беспокойные мысли. Они проснулись почти одновременно, осторожно завозились, поднимаясь, искоса поглядывая друг на друга в попытке понять настроение. Росс складывал спальник, когда, неловко шатнувшись назад, задел пирамиду из контейнеров, и та обрушилась на него с приветственным грохотом. Джаред дернулся, прикусил губу, но не выдержал и расхохотался.

- Мир тебе отомстил за мой вчерашний синяк и трясущиеся поджилки! – сквозь смех выдавил он, глядя на фыркающего Росса, выползающего из-под коробок.

- Как-то я не заметил ничего трясущегося, - буркнул тот, потирая отбитые бока.

- Это я маскировался! Видел бы ты себя – тоже затрясся бы! - Джаред всё еще посмеивался, откинувшись назад и облокотившись на спальник.

- А синяк-то откуда?

- О, вот это мило! – Падалеки насмешливо вздернул брови. – А кто вчера в меня обедом запустил? Еще б чуть-чуть ниже, и я стал бы евнухом!

- Покажи, - нахмурился Росс.

- В смысле? – Джаред выпучил глаза и порозовел.

- Синяк покажи, озабоченный! – Росс подполз ближе.

- А-а… Да там всё нормально… - Он смущенно задрал куртку с футболкой, обнажая гладкие кубики пресса. Внизу живота потемневшая кожа слегка припухла.

- Не болит? – Росс осторожно провел пальцами по коже, обвел синяк по контуру, слегка надавливая, положил ладонь на живот. Мышцы под его рукой подрагивали. Джаред замер, рвано, прерывисто вдыхая.

- …Нет. – Его ответ был едва слышен.

Росс взглянул в его потемневшие глаза, горящие ярким, жадным огнем… и понял, что не ошибся. Тогда, после драки, он пытался найти другую причину, отталкивал от себя мысли о ревности, думал о нервном напряжении последних дней, о голоде и изматывающем ожидании… Но, похоже, первая догадка была верной. Парень просто хотел его.

Глухая, отчаянная тоска разлилась в груди, захотелось завыть. Ну почему так, почему всегда так?!.. Они ведь могли стать друзьями. Хоть раз в жизни у Росса было бы что-то особенное, настоящее, что-то не на одну ночь. Хоть одному человеку он был бы дорог…

Не судьба. Это не для тебя, Росс.

Он стиснул зубы и, резко поднявшись, вышел из флаера.

 

***

 

За ними прилетели на следующий день. «Россинант» благополучно приземлился и сразу выслал флаер в отдаленный лагерь, а те отправили его к месту аварии. Маячок сработал исправно, их нашли быстро и, оставив на месте пару техников разбираться с разбитой машиной, переправили парней к заждавшимся ученым. Там они и узнали о неожиданном решении капитана: «Россинант» покидал планету. Продолжать изучение Сучки с теми приборами, которые остались в рабочем состоянии после магнитной бури, не представлялось целесообразным. Тем более, что оставался риск повторения аномального явления, а на повторный ремонт корабля могло не хватить запчастей. Оставлять же людей на планете одних, без прикрытия мощного корпуса «Россинанта», капитан наотрез отказался.

Лагерь начали потихоньку сворачивать. Ученые хоть и понимали все доводы капитана, но не могли скрыть свое огорчение. Исследования были в разгаре, каждый день приносил новые открытия, местные формы жизни отличались удивительными особенностями, и уезжать от такого изобилия было больно. Марк ходил мрачнее тучи, Мигель закрылся в лаборатории, ругаясь через дверь и спешно заканчивая какие-то опыты, непривычно молчаливый Фил хмуро сортировал результаты их работы. Разборка палаток и погрузка вещей в снующий между лагерем и кораблем флаер достались на долю Росса и Падалеки.

Они мало разговаривали, лишь по необходимости. Со вчерашнего дня словно невидимая стена разделила их, и Джаред настороженно и немного обиженно посматривал на Росса, пытаясь разгадать причину неожиданной холодности и замкнутости. А Росс скользил по нему взглядом, едва замечая, изредка отдавая указания безразличным голосом. Джаред для него исчез. Превратился в одного из многих, в типичного представителя толпы, в того, кто посягает на его безопасное одиночество. Сейчас бы он, пожалуй, не задумываясь устранил ненужного свидетеля, но ситуация изменилась и больше в этом не было необходимости. Никому не было дела до их приключений, поломку флаера единогласно списали на магнитный шторм, а об остальном Падалеки – по собственной инициативе – решил молчать. Они вкратце обсудили вчера всё произошедшее – аномалию со временем, рассказы Натс – и Джаред, безоговорочно уверовавший в развитую, но такую мирную и беззащитную расу телепатов, сам пришел к выводу, что говорить о них людям – всё равно, что продать их в рабство. Найдется слишком много желающих воспользоваться их удивительными способностями – земные корпорации сильны и правительство далеко не всегда способно контролировать их поступки. Так что Падалеки предложил пока сохранить тайну, и Росс, сделав вид, что подумал, согласно кивнул. Он до сих пор не решил, что говорить в докладе куратору. Серая коробочка лежала в нагрудном кармане, подмораживая сердце холодным ощущением опасности. Что ж, до Земли долгий путь, он успеет всё обдумать.

Перевозку лагеря закончили поздно ночью, к тому времени на корабль доставили и пострадавший флаер. Капитан дал команде карго распоряжение в кратчайшие сроки закончить закрепление груза в трюмах. Видимо, он опасался повторения шторма. Уставшие люди тяжело повздыхали, но отправились работать, позвав на помощь всех, кто был свободен. Навигационная команда тоже работала всю ночь, проверяя и перепроверяя лётные системы изрядно потрепанного корабля.

Росс дополз до своей каюты, когда работа в трюмах была завершена. В хаосе погрузки он едва нашел свои вещи и теперь с удовлетворением распаковал сумку, предвкушая возможность принять душ и переодеться. Как же всё-таки хорошо, что он один в каюте. Суета, голоса, треволнения остались за закрытой дверью, а здесь можно просто расслабиться, стянуть с себя надоевшую одежду и осточертевшую маску, побыть почти живым… Росс устало усмехнулся. Странным вышло это задание. Странным, тревожащим, слишком расшатавшим его. Нелепые мысли, ненужные чувства, неожиданные открытия. Хорошо, что до Земли почти месяц полета – он успеет обрести равновесие. Разложить по полочкам полезные сведения и вычеркнуть из памяти лишнее. Слишком много лишнего подарила ему эта дикая планета с шальным нравом и далеким просторным горизонтом. Пора говорить «прощай».

Росс тряхнул головой и под нарастающий гул двигателей начал раскладывать вещи.

«Россинант» поднимался в рассветное серое небо.

 

2 часть

 

Россинант

 

Шел тринадцатый день полета. «Россинант» буравил пространство, с опаской обходя туманности, лихо проскакивая мимо звезд и уважительно подмигивая квазарам. Все системы корабля работали в обычном режиме, мелкие сбои без проблем устранялись, и экипаж пребывал в благостном настроении, даже грозный боцман рычал на команду без воодушевления. Научная экспедиция в полном составе попряталась по каютам, зарывшись в свои таинственные записи, и лишь изредка оккупировала кают-компанию для «обмена мнениями». В такие дни сторонники адекватного взгляда на мир изобретали новые креативные маршруты движения по кораблю, стараясь не приближаться к зоне «обмена» - судя по шуму, гаму и истерическим выкрикам, «мнения» ученых отличались крепкими кулаками и завидной жизнеспособностью.

Росс неплохо проводил время, циркулируя между своей каютой и камбузом. Он подружился с шеф-поваром Сабиром, застенчивым грузным дядькой лет пятидесяти, который страдал от непонимания со стороны экипажа в связи с пристрастием к экзотическим блюдам и сентиментальным стихам. Не то чтобы Росс умел готовить или писать стихи, но зато он был не против кулинарных экспериментов и мог поддержать беседу на любую тему; и благодарный до слёз кок каждый день трепетно подсовывал ему новое «нечто» в тарелке, сопровождая это «скромной одой», посвященной «изысканному сиянию звезд твоих несравненных очей». Стихи кока, хвала небесам, не были посвящены кому-то конкретному, его просто распирала тяга к романтизму. В отличие от стихотворчества готовил Сабир великолепно, и Россу не стоило трудов удержать на лице блаженно-задумчивое выражение, бальзамом ложившееся на сердце исстрадавшегося поэта.

Впрочем, возможно, стихи кока были не столь неуклюжими, как казалось Россу, во всяком случае, они определенно несли в себе некий романтично-расслабляющий заряд. А может, всему виной был полный желудок. Как бы то ни было, именно после ужина с Сабиром Росс познакомился с девушкой. Андре состояла в команде навигаторов, бойкая улыбчивая шатенка с ладной пышной фигурой; она утверждала, что у нее русские корни, и настаивала, что её древнее имя правильно произносить «Андрей». Андрей любила смеяться, любила много говорить и любила быть сверху. Росс переспал с ней уже пару раз, это было весело и страстно, и, видимо, Андрей собиралась продолжить. Росс ничуть не возражал против такого плана – ему нравилась прозрачность их отношений; девушка сразу дала понять, что её интересует только секс, и в этом они идеально совпали. В постели Андрей отличалась неутомимостью и изобретательностью, а полное отсутствие всяческих комплексов удваивало удовольствие. Команда навигаторов явно была в курсе их отношений – встречая Росса в коридорах, они полунасмешливо-полусочувственно хлопали его по плечу и заговорщицки шептали: «Держись!». Видимо, от темперамента Андре пострадали многие. Тем не менее, экипаж Андре обожал и ценил, в чем Росс убедился, когда к нему зашел «поболтать» третий помощник капитана.

Патрик Радсетоулал отличался не только непроизносимой фамилией, но и невероятным азартом. Он готов был заключать пари на что угодно, он играл во все мыслимые игры – от виртуальных гонок до древних шахмат, он знал все изобретенные человечеством карточные игры и всюду таскал с собой три разных пластиковых колоды в надежде поймать зазевавшуюся жертву. Игры с ним превращались в фееричное шоу – он хватался за голову, размахивал руками, вопил от счастья при выигрыше и ругался как боцман, когда проигрывал. В любой момент он был готов задвинуть пафосную речь о капризной госпоже Фортуне, и остановить его было труднее, чем корабль в гиперпространстве. Проблема состояла еще и в том, что свои выступления Патрик сопровождал энергичной жестикуляцией и живой мимикой, при этом он носил пышнейшие усы – видимо, в подражание капитану – и буйно торчащую во все стороны гриву волос; так вот, когда он распалялся, вся эта растительность начинала хаотично шевелиться и подергиваться, отчего у зрителей случались нервные припадки. А бедный Патрик искренне недоумевал, почему его проникновенные слова вызывают истерический хохот. Однако, несмотря на своеобразие, Патрика в экипаже любили, и не только потому, что он был прекрасным карго-мастером и отлично управлял всей хозяйственной службой. В сплоченном коллективе «Россинанта» Патрик стал кем-то вроде внештатного психолога – он всегда был готов выслушать любого, посочувствовать, утешить и дать дельный совет. Его неподдельный интерес, забота о душевном благополучии каждого члена экипажа находили живой и благодарный отклик в сердцах астронавтов.

Росс приглядывал за Патриком с момента отбытия с Земли, и, в отличие от остальных, вовсе не по причине симпатии. Дело в том, что именно Радсетоулал являлся правительственным агентом на «Россинанте». Такие агенты были в каждом экипаже больших кораблей, правительство хотело держать руку на пульсе и вовремя устранять неблагонадежных, особенно, если у тех в распоряжении находилась тяжелая техника. Это являлось логичным продолжением политики Земли в отношении колоний – правительственная монополия на большие корабли и тяжелое вооружение держала их в повиновении. Разумеется, были еще пираты, но после катастрофического поражения в «Войне Свободных» они существенно поутихли. А информаторы вроде Патрика чутко отслеживали настроения во флоте и воинских частях. Досье на Радсетоулала Россу вручили для ознакомления в корпорации, поэтому его привычки и поведение не стали сюрпризом; впрочем, Росс так до конца и не разобрался, что является естественным характером агента, а что – профессиональная маска. Из этого можно было сделать вывод, что Радсетоулал хорош, а значит – опасен. Поэтому, увидев его на пороге своей каюты, Росс основательно напрягся. К счастью, из дальнейшего общения он быстро понял, что ничем не привлек внимание агента Радсетоулала, Патрик волновался за Андре. Они легко нашли общий язык, Росс заверил, что не собирается обижать энергичного навигатора, и даже согласился на партию в вист. Довольный и, разумеется, выигравший Патрик ушел от него в два часа ночи, пообещав скорый реванш.

В остальном жизнь Росса протекала спокойно и без потрясений, хотя было довольно странно так долго общаться с одними и теми же людьми без какой-либо определенной цели. По крайней мере капитан Морган, хвала небесам, больше не вызывал его, видимо у того хватало других забот. Биологам достаточно было для работы своих записей, Фил посылал его в трюм лишь однажды, хотя периодически забегал поболтать просто так. Мигель заработал шок, придя в гости в разгар их общения с Андре, и больше не появлялся. Джаред… в гости не приходил.

Росс встречал его несколько раз в первые дни полета. Джаред хмурился, смотрел вопросительно, вздрагивал от холодного «Привет» и отводил глаза, зябко сутуля плечи. Росс сжимал зубы и старался быстрее уйти. Потом он познакомился с коком, появляться в кают-компании больше не было необходимости, и редкие встречи совсем прекратились. Вот и прекрасно, сказал себе Росс, стараясь не обращать внимания на ноющее чувство потери. Парень разозлится и быстро выкинет его из головы. Так будет лучше для всех. Может, Джаред даже найдет себе утешение в команде корабля. Впрочем, какая, к чёрту, разница?! Джаред ему никто. А он – будет никем для Джареда. Слишком многое их связало, чтобы разменять это на одну ночь. Уж лучше – никем.

Об их знакомстве с аталанами Падалеки очевидно молчал – иначе вызов от Моргана был бы неизбежен. Впрочем, Росс изначально не сомневался в его молчании, уж очень парень проникся судьбой мирного народа. Джаред сохранит тайну, по крайней мере – до Земли. А вот что делать дальше – большой вопрос. Росс много размышлял на эту тему, но так и не смог однозначно решить, верить ли Натс. С одной стороны, история была слишком уж фантастичной, с другой – корпорация определенно искала именно этих телепатов, коробочка отреагировала либо на стражей, либо на близость перехода в то место, где они скрывались. Если такая махина как корпорация «Зета» ищет что-то много лет, не скупясь на силы и средства, значит это «что-то» имеет большую ценность… Росс решил, что знает слишком мало. Для того чтобы понять, отдавать ли «Зете» сведения об аталанах, нужно узнать, зачем корпорация их искала. А сделать это можно только на Земле. «Россинант» прилетит значительно раньше, чем ожидалось, Росса пока не ждут, значит, у него будет в запасе несколько дней. Можно успеть подготовиться и проникнуть в здание корпорации, он достаточно хорошо его изучил. Осторожно покопаться в архивах, собрать сведения, узнать, наконец, чем он реально занимался все эти годы, мотаясь по галактике. Если он ничего не найдет – значит, рассказы Натс можно списать на больное воображение, спокойно идти на доклад к куратору, отдавать им коробочку… и Джареда. Что ж, не повезло парню. Впрочем, может, корпорация просто промоет ему мозги, внушит, что аталане приснились. Или же аталане вовсе не интересуют «Зету», и им будет наплевать на то, что знает Падалеки. А вот если Росс что-то найдет, если им не наплевать… тогда нужно уничтожать коробочку. А в докладе куратору говорить, что ничего не было, прибор сломался от магнитной бури. Что делать дальше – зависит от тех сведений, которые он нароет. Возможно, лучшим решением будет возвращение на Сучку и какой-то договор с аталанами, а Джареда можно подержать взаперти для надежности, и потом взять с собой. Он, конечно, не сможет жить у Натс, но если всё-таки согласиться на стирание памяти… Парень станет неопасен, забудет «создателей», забудет о портале, забудет о Россе.… Да, так будет лучше для всех.

Продумав план дальнейших действий, Росс успокоился и на всякий случай засунул коробочку под обшивку внутренней стены каюты, аккуратно замаскировав края. На сером корпусе прибора тревожным маяком горел так и не погасший красный индикатор.

 

***

Сигнал общекорабельной связи прозвучал как раз в тот момент, когда Росс открывал дверь, чтобы пойти на обед к Сабиру.

- Внимание всем! Говорит капитан, - раздался громкий голос Моргана. – Через двадцать минут корабль выходит из гиперпространства для определения координат и стандартной коррекции курса. Членам экипажа занять свои посты согласно расписанию, сотрудникам научной экспедиции разойтись по своим каютам. Всем пристегнуться. Повторяю, через двадцать минут…

Черт возьми, обед откладывался. Росс досадливо хлопнул по панели замка, закрывая дверь. В ближайшее время Сабиру явно будет не до него – нужно закрепить и загерметизировать все кулинарные составляющие. На выходе из гиперпространства система гравитации часто давала сбои, предсказать, ждет ли их невесомость или перегрузка, не было никакой возможности, поэтому от пассажиров и требовали пристегнуться, а желательно – еще и закрепить все незакрепленные предметы. Росс огляделся, нажал клавишу изоляции душевой, собрал всякую мелочь и вместе с кружкой и бутылкой со стола запихнул это в ящик под койкой, в котором лежала сумка с вещами и очередная бутыль самогона «на всякий случай». Туда же отправился ридер, на котором Росс накануне читал на редкость занудную и надуманную древнюю историю о некоем ордене то ли космических рыцарей, то ли наемников. Единственное, что Россу понравилось – это придуманные автором бластеры системы «Lightsaber», у которых заряд вообще никогда не заканчивался. Да уж, это было бы удобно.

Плотно закрыв ящик, Росс улегся на койку, пристегнулся и расслабил всё тело в ожидании сигнала выхода. Лучше бы, конечно, невесомость, хотя бедным стюардам прибавится работы. Перегрузки Росс не любил инстинктивно – дополнительная тяжесть сковывала движения, и он чувствовал свою уязвимость. Лет шесть назад он работал в системе Медузы, обследовал большую планету с тем же серым прибором. На планете ютился маленький рабочий поселок рядом с никелевым месторождением, и он под видом психованного ученого взял у них в аренду флаер. Там была полуторная сила тяжести, и за неделю работы он устал и перенервничал так, что при возвращении Росса в поселок уже никто не сомневался в его неуравновешенности.

Громкий сигнал эхом прошелся по кораблю, «Россинант» встряхнулся всем корпусом, дернулся вперед и настороженно замер. Росса придавило к койке. Чёрт, накаркал, остается надеяться, что это ненадолго. Он сглотнул несколько раз, выравнивая давление в ушах, приоткрыл рот, стараясь втянуть побольше воздуха в стиснутую грудную клетку. Да, в этот раз придавило сильно, могут быть пострадавшие – не все выдерживали три-четыре g без последствий. На протяжении полета они выходили из гиперпространства несколько раз, обычное дело для неисследованных курсов, но по подсчетам Росса сейчас они должны были вывалиться на освоенной территории и встать на наезженную трассу, уже прямиком до Земли. Последний переход, последние дни спокойствия. Надо ими воспользоваться с толком, еще раз всё проанализировать, прежде чем лезть в корпорацию. Может, он пропустил что-нибудь, может, найдется другой план, менее рискованный?..

Тяжесть отпустила, и Росс с удовольствием глубоко вдохнул, отстегивая ремни. Надо бы узнать, как там Андре; она, конечно, крутой опытный навигатор, но всё-таки женщина, перегрузка наверняка далась ей нелегко. Если капитан на посту, значит и Андре в рубке, они дежурили в одной вахте. Лишний раз на глаза Моргану попадаться не хочется, но можно прошвырнуться до медблока, если Андре там нет – значит всё в порядке. А потом можно пойти, наконец, пообедать.

Еще немного повалявшись, Росс плавно поднялся, покрутил головой, разминая шею, пошмыгал носом на предмет кровотечения. Кажется, всё в норме, можно идти… И тут снова включился интерком.

- Внимание всем! Говорит капитан. – Голос Моргана был ровным, но Росса вдруг кольнуло острое ощущение опасности. – С «Россинантом» на связь вышел корабль КСОПа. В рамках режима патрулирования данного сектора пространства они проведут досмотр корабля. Прошу всех, кроме дежурной вахты, разойтись по своим каютам и оставаться там до окончания досмотра и отбытия офицеров КСОПа. Повторяю…

Удивленный Росс присел обратно на койку. КСОП, да еще с полным досмотром… С чего они вдруг всполошились? Может, пираты опять откуда-то вылезли?..

Армейское соединение по охране порядка в космическом пространстве (КСОП) было создано лет тридцать назад, после войны с «Союзом Свободных». Тогда пираты, хоть и проиграли, но изрядно напугали Федерацию своими немалыми силами, о которых никто не подозревал. Правительство решило не повторять ошибок и сформировало некий аналог земной Службы Охраны в космосе. В каждом секторе обитаемого пространства на подходящем астероиде или планете построили базу, к которой приписывали несколько вооруженных кораблей для патрулирования. Те обладали достаточно широкими полномочиями, могли остановить и досмотреть любое подозрительное судно, а в случае неповиновения даже открыть огонь. Таким образом, остатки пиратов то ли выловили, то ли вынудили затаиться, но определенно, в космосе стало намного спокойнее. В последнее время корабли КСОПа останавливали кого-то довольно редко, а еще реже проводили полный досмотр, не ограничиваясь проверкой документации. Впрочем, «Россинант» вполне мог вызвать подозрения – большой военный корабль, к тому же вынырнувший на границе освоенного пространства… Всё было понятно и объяснимо, вот только почему же тревога Росса не стихает? Почему звенит в голове от напряжения, почему руки сами сжимаются в кулаки, почему набатом стучит в висках: опасность! Опасность!!!..

Росс выдохнул сквозь стиснутые зубы, провел рукой по лицу, встряхнулся, расслабляя мышцы. Хватит. Соберись и подумай. Предчувствия никогда не обманывали, значит и сейчас есть какая-то реальная проблема. Документы, легенда… вроде, всё в порядке. Морган если и подозревает его в чем, то не с КСОПовцами будет говорить. Кто еще может о нем что-то знать? Джаред. Он знает многое, но опять же, при чем тут КСОП?.. Коробочка. Серый пенал под обшивкой стены. Значит, в ней всё дело?! Но, черт возьми, он не может уничтожить её сейчас, он еще ничего не решил, не узнал… Да и нереально её обнаружить, он хорошо подчистил следы… А если искать со сканерами? Чёрт!!! Надо было совсем её не прятать, она же проходила досмотр в космопорте, и не раз! Правда, не слишком дотошный… Но потому и не дотошный, что на виду. Надо вытащить её, срочно!

Росс вскочил на ноги, рывком открыл ящик, запустил руки в сумку, лихорадочно ища инструменты, нащупал нож… Поздно.

Дверь каюты с легким шипеньем открылась.

 

***

 

- Здравствуй, Росс.

Как плохо. Как всё плохо. Росс замер на мгновение, сжимая в руке нож. Колеблясь. Но отпустил рукоятку, медленно поднялся и обернулся к двери. Стоявший на пороге мужчина насмешливо улыбался, держа в руке направленный на Росса шокер.

- Разрешишь войти?

Росс молчал, впрочем, ответа и не ожидали. Мужчина в коричневой форме КСОПа шагнул вперед и, не отрывая взгляда от Росса, второй рукой провел по панели замка универсальным ключом. Дверь закрылась, и он привалился к ней спиной, продолжая держать Росса на прицеле.

- Что, даже не поздороваешься?

Росс молчал. Мужчина глумливо усмехнулся и сместил прицел чуть в сторону.

- Ладно, расслабься. Тебе привет от куратора. Синее-бархат-круг.

Это был пароль. Правильный пароль, но легче не стало. Прямо сейчас, в затерянной на окраинах микроскопической точке пространства, на непонятно как отслеженном корабле перед ним стоял представитель «Зеты» в форме КСОПа и целил в него из шокера. Слишком абсурдно, чтобы можно было расслабиться.

- Агент Росс, надеюсь, ты онемел от радости. Впрочем, восторги оставим на потом, а сейчас мне нужен полный доклад о последнем задании и врученный тебе прибор.

Значит, всё-таки коробочка. Предчувствие было правильным. Но как?..

- Как вы нашли меня? – Росс говорил спокойно, тщательно контролируя интонации и мимику.

- Это не твое дело, агент. – Голос мужчины сочился презрением. – Твое дело – подчиняться приказу. Где прибор? Ну?!

Неврастеник и карьерист. Ясно. Росс медленно сложил руки на груди и высокомерно задрал подбородок.

- А прибора нет! И в этом виноваты вы! Не надо было пугать меня досмотром КСОПа. Я его уничтожил прямо перед вашим приходом согласно инструкции о поведении в ситуации потенциальной угрозы раскрытия.

Мужчина дернулся, мгновенно побелев от ужаса. Но тут же замер, странным животным движением повел острым носом и злобно оскалился.

- Врешь, сука! – Он шумно выдохнул и вскинул голову, дергая кадыком. – Доклад.

- А я не обязан вам докладывать! – возмущенно фыркнул Росс, добавляя истерических ноток в голос. – У меня свой куратор! И я буду разговаривать только с ним! Да я вас первый раз вижу, откуда я знаю – может, вы вообще не имеете отношения к… моей работе! Или не имеете допуска к информации! У вас есть какое-то веское подтверждение от моего куратора, что я должен докладывать именно вам?

Ход был рискованным, но, чёрт возьми, что еще ему оставалось делать? Только тянуть время. Возможно, до Земли он что-нибудь придумает. Или узнает. Или сбежит.

Мужчина сузил белесые глаза, в которых презрение мешалось с ненавистью.

- Ты об этом пожалеешь, - пообещал он, снова наводя шокер на Росса. Тот напрягся, но представитель «Зеты» не выстрелил. Он осторожно открыл дверь, вышел в коридор, не спуская глаз с Росса, и закрыл каюту.

Росс глубоко вдохнул, расслабляя плечи. Шокер, конечно, не смертелен, но приятного мало. Неужели его оставили в покое? Как-то слишком быстро. Что же задумала эта крыса? Если б знать хоть чуть-чуть больше!.. Хоть немножко больше…

Каюта закружилась в странном мареве, виски кольнуло мгновенной острой болью… и навстречу ему поплыл коридор «Россинанта».

- … всю группу. И пусть возьмут аппаратуру для глубокого сканирования. – Он говорил в наручный комм.

- Для сканирования понадобится от двух до четырех часов, в зависимости от объекта. Надеюсь, речь идет об одном человеке?

- Пока об одном. А дальше – по результатам.

- Это в любом случае много времени. Каким образом вы сможете так долго отвлекать капитана? Где он, кстати?

- В трюме с нашими людьми, что-то проверяют, - он усмехнулся. – Нам больше не понадобится его отвлекать. Дело усложняется, этот агент, тупая мразь, уперся рогом, так что будем брать весь корабль. Так оно даже надежнее, гарантия, что утечки не будет.

- Не слишком ли это масштабно? Может, лучше тихонько перевезти его на наше судно, и тут не спеша препарировать?

- Не лучше. Во-первых, он спрятал прибор, и на его поиски всё равно уйдет время. Во-вторых, остальные тоже могут что-то знать. А что касается масштаба… Судя по реакции Координатора на сигнал, ставки таковы, что он не будет возражать, даже если мы прихватим целую планету со всеми жителями. Когда будет группа с аппаратурой? Мне хочется отсканировать его здесь, чтобы определить, надо ли тащить весь экипаж на базу.

- Группа собирается. Будет у вас минут через двадцать. Конец связи.

Он отключил комм. Ну что ж, хорошо. Двадцать минут – это немного…

Росс очнулся на полу в каюте. Чужие мысли и чувства все еще ползали внутри мерзкими червяками. Голова болела адски, но он помнил всё – от слова до слова. Вот, значит, как. Препарировать. Отлично.

Он резко встал, не обращая внимания на боль. Выхватил из сумки нож и, взрезав обшивку стены, взял прибор. Действовать надо быстро. Двадцать минут – это немного.

 

***

Серый пенал лежал у него на руке вверх дном, подсвечивая ладонь багровым отблеском индикатора. Росс держал палец на кнопке ликвидации и… не мог заставить себя нажать. Что-то мешало ему, какая-то тревожная мысль пробивалась из подсознания.… Почему тот гад был уверен, что Росс не уничтожил прибор?..

Он метнулся в душевую, положил коробочку в раковину, вернулся в комнату. По краю верхней койки крепился пластиковый поручень – ограничитель, чтобы не упасть. Метровая прочная труба. Росс с силой дернул её на себя несколько раз, пошатал из стороны в сторону. Крепления лопнули, и он вместе с трубой бросился к умывальнику. Вытянул руку на всю длину, спрятался за косяк и противоположным концом трубы дважды ударил по кнопке. Секунду спустя коробочка рассыпалась серым пеплом… а вместе с ней белыми хлопьями осела на пол раковина, и растаяла труба, которую Росс едва успел выпустить из рук. Значит, «нажать большим пальцем два раза», да? Росса наполняла веселая ярость.

Он выскочил в комнату, схватил нож. Семнадцать минут. Спасательные катера с обеих сторон корпуса, но на одной стороне будет стыковаться группа с аппаратурой. Наверняка, там же и их корабль, значит ему надо в противоположную сторону. Но как угадать?! Ладно, разберемся. Джареда им оставлять нельзя, но и в побеге он будет обузой. Чёрт! Не хотелось этого делать… Но другого выхода нет. Росс расковырял, наконец, панель замка, закоротил провода, дверь поехала в сторону. Он осторожно выглянул, коридор был пуст. Где каюта Джареда? Идиот, как он мог не поинтересоваться номером каюты?!! Хорошо, подумаем. В первом отсеке старожилы, в третьем и четвертом – экспедиция, значит, Джаред во втором. Шестнадцать кают. Не успеть. Но, может, его чутьё сработает?..

Он подбегал ко второму отсеку, когда из бокового коридора вышли трое. Два бойца в форме КСОПа с шокерами, между ними капитан Морган. Конвой. Доля секунды на ориентировку. Левый чуть впереди. Хорошо. Росс прыгнул вперед, жестко ударил ногой левого вбок колена, размашисто полоснул правого ножом по шее, затормозил локтем в капитана. Развернулся, схватил левого за лицо из-за спины, резко дернул голову на себя и всадил нож под подбородок. Услышал сбоку легкий щелчок, в развороте ударил ногой в живот правому. Впрочем, в этом не было необходимости – боец рефлекторно нажал на курок, но прицелиться уже не мог, заряд ушел в пол. Отброшенный к стене ударом, он сполз вниз, закатив глаза и сжимая горло, из которого толчками хлестала кровь. Росс выдернул нож, отпустил подергивающееся тело и, нагнувшись, вытер лезвие об одежду бойца. Прислушался. Тихо, не считая хрипов слева. Четырнадцать минут.

Он быстро обыскал тела, поднял шокер, нашел дополнительный заряд к нему. Краем глаза заметил движение – Морган подбирал второй шокер.

- Номер каюты Падалеки? – отрывисто спросил Росс.

Капитан искоса посмотрел на него, вздернул бровь.

- А ты не знаешь?

- Номер. Каюты. Падалеки. – Он плавно поднялся, сощурил глаза. Морган шагнул назад, примиряюще поднимая руки.

- Двадцать девять. Сколько их? – капитан кивнул на трупы.

- Для «Россинанта» достаточно.

- Что собираешься делать?

- Улетать.

- Ясно. – Капитан спешил за ним по коридору. – Тогда… Я с вами.

Росс обернулся, резко останавливаясь. Смерил Моргана взглядом.

- Я знаю, куда лететь, чтобы нас не достали, - твердо сказал Морган.

Росс задумался на секунду, потом кивнул и бухнул кулаком в ближайшую дверь.

Джаред был в каюте один. Расширившимися глазами он оглядел входящих, молча отошел к столу.

- Мы улетаем. – Росс повелительным кивком указал на дверь, пристально вглядываясь в лицо Падалеки. Тот склонил голову набок, внимательно окинул взглядом фигуру Росса, задержавшись на ноже и бурых пятнах на руках.

- Если ничего не надо брать, я готов. – Это были его первые слова.

Росс кивнул и, не удержавшись, усмехнулся. Парень обладал редким, великолепным, уникальным свойством – он не задавал вопросов в неподходящее время.

- Пошли.

Они выскочили из каюты, настороженно оглядываясь. Коридор был пуст. Девять минут.

- С какой стороны они пристыковались первый раз?

- Слева, верхний шлюз, - ответил Морган. – Но все шлюзы наверняка заблокированы.

Росс свернул к хвостовой части корабля. Они промчались по непривычно пустынным коридорам «Россинанта» и выскочили к правому шлюзу спасательного катера. Росс вонзил сбоку нож в панель замка и сковырнул крышку. Вытащил из кармана пластиковую игральную карту, женскую заколку для волос, и начал осторожно копаться в замке. Сзади Морган насмешливо фыркнул.

Дверь открылась через три минуты. Они ввалились в шлюз, закрыли дверь и быстро забрались в катер. Росс втиснулся в кокпит, стремительно барабаня пальцами по клавишам панели управления.

- Падалеки, может, всё-таки ты поведешь? Ты же пилот, и вроде неплохой, - раздался голос Моргана.

- Он лучше, - тихо ответил Джаред, закрывая люк катера.

Капитан снова фыркнул, но без комментариев устроился на пассажирском сидении рядом с Джаредом, пристегивая ремни. Росс запустил двигатель и нажал клавишу открытия шлюза. Одна минута.

Они вылетели в открытое пространство и понеслись вперед, стараясь держаться так, чтобы корпус «Россинанта» закрывал их от чужого корабля. На пульте в рубке управления «Россинанта» уже зажегся сигнал открытия шлюза, если в рубке кто-то есть – значит, их будут искать именно здесь. Росс выждал еще минуту, гоня катер на полной скорости, и бросил машину вертикально вниз. Сзади раздались два сдавленных вдоха и скрипение ремней. Через пару минут Росс выровнял катер и снова помчался дальше от «Россинанта».

- Мы в секторе М-210-каппа? – отрывисто спросил он, выводя на экран карту.

- …Да. – Явно удивленный капитан чуть запнулся, отвечая.

- Куда предлагаешь лететь?

Морган отстегнулся, пробрался вперед и склонился над картой.

- Вот сюда. – Он ткнул пальцем в экран, показывая абсолютно пустое место в пространстве.

- И? – Росс нетерпеливо дернул головой.

- И там на астероиде сидит мой старый друг. На всякий случай сразу скажу, что без меня он вас не впустит, а поскольку в округе больше ничего нет – вас поймают те, - Морган махнул рукой назад, с неприятной улыбкой глядя на Росса. Тот понимающе усмехнулся в ответ.

- Пристегнись.

Они пролетели еще немного, периодически меняя курс, и были уже довольно далеко от «Россинанта», когда Росса накрыло. Он внезапно остро почувствовал чужое жадное внимание, которое приближалось с каждой секундой. Но на экране рядом ничего не было!.. Чёрт, уже совсем близко, что же это?!.. Поисковый луч?.. Больше нечему.

Он резко ударил по клавишам, гася двигатель и все приборы. Катер дернулся, мотнулся из стороны в сторону и закружился вокруг своей оси, с гаснущей скоростью проваливаясь куда-то вбок. Сила тяжести постоянно скакала, иногда сменяясь невесомостью. Кабина погрузилась во тьму.

- Ты что делаешь, недоумок?! – крик Моргана больно ударил по ушам в тишине, заполнявшей катер.

- Тихо! – яростно огрызнулся Росс, вслушиваясь в свои ощущения. Луч подошел уже вплотную, неприятными мурашками ползал по телу, липко ощупывал, жадно принюхивался, злобно щурился, пытаясь определить, что за непонятный объект крутится в пространстве.… Мазнул еще пару раз и разочарованно поплыл дальше, шаря по космосу когтистыми пальцами.

Росс глубоко вздохнул, сбрасывая напряжение. Повезло, система обнаружения явно не из последних. Он расслабил плечи, вслушался в тихий шепот за спиной.

- Кэп, не мешайте ему, пожалуйста! Он знает, что делает. Он вытащит нас, не сомневайтесь…

Удивительно. После всего, что было, этот парень еще верит в него?.. Как глупо. Росс горько усмехнулся, разжал стиснутые кулаки и застучал по клавишам, оживляя машину.

 

База «Liberty»

 

Они летели уже третий час, и Росс чувствовал, что начинает уставать. Сказывалось напряжение побега, неопределенность с местом назначения, неопределенность со всей дальнейшей жизнью. Он сбежал от корпорации и прекрасно понимал, что ему не простят. Впрочем, пока он гостил в голове у того мерзавца, Росс понял, что отпускать его в любом случае не собирались. Что-то невероятно ценное и секретное было связано с той коробочкой, и свидетелей «Зета» оставлять в живых не планировала. Так что у Росса фактически не было выбора. Но вот что делать дальше? Бежать, скрываться, заметать следы, каждую секунду ожидая заряд шокера в спину? Если ставки таковы, что корпорация не стесняется украсть целый корабль со всем экипажем, то Росса выследят быстро, очень быстро. И тогда уж отпрепарируют по полной. Росс бежал наудачу, не особо задумываясь о будущем, его вел инстинкт самосохранения и злость на то, что его так легко списали со счетов. Он даже не знал, куда денется в открытом космосе, была лишь слабая надежда встретить другой корабль – всё-таки они находились на наезженной трассе. Морган со своим предложением случился очень кстати, хотя и поломал Россу план по устранению свидетеля. Росс не хотел признаваться себе, что почувствовал мгновенное облегчение, когда понял, что Джареда убить не получается. Это было глупо и непрофессионально, и он не будет об этом вспоминать. Лучше подумать, куда они направляются. Вот только размышлять об этом было без толку – на карте пустое пространство, а Морган отказывался давать пояснения. Вариантов было много, и наверняка ни одного выгодного для Росса. Чёрт возьми, а что для него сейчас могло быть выгодным?..

На пульте замигал индикатор связи. Слишком погрузившийся в свои невеселые мысли Росс вздрогнул от неожиданности и обернулся к пассажирам.

- Связь.

- Включай. – Морган, который то ли дремал, то ли думал, встряхнулся и начал отстегивать фиксирующие ремни.

Росс вдавил клавишу.

- Неизвестное судно, вы приближаетесь к закрытой зоне, - прозвучал в кабине молодой звонкий голос. – Идентифицируйтесь или смените курс.

Росс вопросительно глянул на капитана, который, чертыхаясь, выпутывался из ремней.

- Неизвестное судно, повторяю, вы приближаетесь к закрытой зоне. Идентифицируйтесь или смените курс. В противном случае мы вынуждены будем открыть огонь.

- Щас я вам открою, - мрачно буркнул Морган и пробрался, наконец, к панели связи. Росс слегка сдвинулся, освобождая ему место.

- Неизвестное судно, повто…

- Слушай, малец, - Морган втопил клавишу передачи, - мне нужен Перетрах!

Росс выпучил глаза. Судя по молчанию, заполнившему кабину, шок был и у Падалеки со связистом.

- Эй, на связи! – капитан в нетерпении повысил голос. – Ты слышал, что я сказал? Мне нужен Перетрах!

- Неизвестное… судно… - голос связиста дрожал и ломался, будто он с трудом сдерживал хохот, - идентифицируйтесь… или смените…

- Я щас прилечу, я тебе пол сменю!!! – рявкнул Морган. – А ну позови кого-нибудь постарше! Или у вас там все невменяемые?! Где этот лысый хрен шляется?!!

Росс закрыл лицо ладонью, трясясь от смеха. Сзади вторило задушенное хихиканье Джареда. А по каналу связи донесся приглушенный добродушный возглас: «Подвиньтесь-ка, мальчики», и связиста сменил новый персонаж.

- Это кто мне тут хрючит на подотчетной территории?! Это что за выхухоль облезлая тут глотку дерет?! Кому тут жабры нахрен повырывать, курвы болотные?! Да я щас вам в каждое сопло по ракете захреначу, чтоб мозги через жопу вынесло! Вы мне тут щас…

- Ты что, старый хрыч, в амебу мутировал?! – заорал Морган. – Своих не узнаешь, таракань малахольная?! Я щас приду, тебе сканеры по самую селезенку прочищу!!!

- Итить твою мать! Это ты, что ли, железяка хренова?!

- Да я, я! Кто б еще тебя нашел в этой дыре занюханной?!

- Чтоб мне треснуть по осевой! – радостно загудел бас. – Ах ты, плесень реакторная! Так чего ж ты до сих пор там болтаешься, как хрен в невесомости?! Чтоб через пять минут был у меня! И учти: опоздаешь – водки не налью!!! – восторженно пообещал «старый хрыч» и отключился.

Росс в истерике валялся на пульте. Джаред сзади поскуливал, уже не в силах смеяться. Сияющий Морган, блаженно топорща усы, с превосходством оглядел свою изнемогающую команду.

- Что, салаги, не доводилось слышать разговор двух адмиралов? Считайте, что вам повезло! – Он хлопнул по плечу вытирающего слезы Росса. – Хватай направляющий луч, нас ждут! И смотри мне, чтоб с шиком причалил, всё ж таки адмирала везешь!

Росс пристыковался так лихо, что встречавший их возле шлюза лейтенант ощутимо сбледнул с лица.

 

***

 

- Приветствую вас на базе «Либерти»! – зеленушный лейтенант выдавил улыбку. – Пройдите за мной, адмирал Вайс ожидает в своем кабинете.

Он споро зашагал впереди, показывая дорогу. Идя вслед за Морганом, Росс внимательно оглядывал помещения. Судя по форме лейтенанта, это база КСОПа – на этот раз настоящего КСОПа – и она казалась немаленькой. Всюду идеальная чистота и порядок, немногие встреченные по пути офицеры были молодыми и светились довольством, видимо – жизнь на отдаленной закрытой базе не казалась им ссылкой. Вот только не станет ли она таковой для Росса?

- Слушай, я вспомнил! – зашептал на ухо Джаред, толкая локтем в бок. – Я еще в Академии слышал это имя! Адмирал Фальк Вайс! Он был героем «Войны Свободных», гонял этих пиратов по всему космосу. Да он в свое время много где отметился, только ведь это давно было! Я думал, он в отставке или даже… ну, ты понимаешь. О нем уже лет пятнадцать неслышно было, а он, оказывается, в КСОПе служит! С ума сойти! А о нем в Академии до сих пор анекдоты рассказывают, представляешь?

- Какие анекдоты? – негромко спросил Росс.

- Да разные, он такой, ну, наглец был и выдумщик, еще со времен учебы! Например, построили их как-то на плацу – контр-адмирал приехал с инспекцией; идет этот контр-адмирал вдоль строя, грозно на курсантов зыркает и пафосно вопросы задает – типа, кто такой, как успехи в учебе, ну, обычная лабуда. Подходит к Вайсу и рявкает: «Представьтесь, курсант!», а у того страшенная нелюбовь была, когда на него рявкают. Вот он выходит из строя и представляется, да только имя-фамилию этак невнятненько скороговоркой выдает, ну и получилось вместо «Курсант Фальк Вайс» - кое-что другое, - Джаред захихикал.

Росс недоуменно нахмурился, зашевелил губами, быстро произнося имя адмирала… и расхохотался на весь коридор. Лейтенант, бурчавший что-то в наручный комм, недоуменно оглянулся, но, дернув плечом, продолжил движение.

- Так вот откуда кличка «Перетрах»? – тихо уточнил Росс. Улыбающийся Джаред кивнул.

- Похоже на то. Скандал тогда был знатный, а история разошлась и запомнилась. Кажись, пришли.

Лейтенант остановился возле ничем не выделяющейся двери и деликатно постучал. Изнутри раздалось зычное: «Входи, не трусь!», и они вошли.

Открывшееся им зрелище поражало воображение своей масштабностью. Громадность кабинета, вольготно расползшегося во все стороны, гармонично перекликалась с объемностью его владельца. Адмирал Вайс при своем среднем росте был шире Росса в плечах раза в два, а в талии – пожалуй, в три. Тумбообразной статуей он величаво присутствовал в середине кабинета, и тот облегал его, как мантия – непризнанного короля. Статную осанку ничуть не портила гордо сидящая на широченных плечах абсолютно лысая, круглая и вызывающе блестевшая голова с кустистыми мощными бровями. Уперев руки в бока, адмирал массивно смотрел на вошедших.

- Ну что, астр-ронавты, с прибытием! – гулко разнесся по кабинету басовитый приветственный рык.

Пока осчастливленные встречей адмиралы размашисто охаживали друг друга по плечам, Росс с любопытством огляделся. В противоположность лаконичной строгости каюты Моргана кабинет Вайса был наполнен множеством вещей. Огромный стол, заваленный какими-то приборами и предметами; перпендикулярно к нему еще один стол и несколько стульев; даже удобный диван и пара кресел в углу, рядом с которыми притулился маленький столик с напитками – возможно, там была и обещанная водка. По стенам развесились картины-дипломы-снимки, великолепные репродукции известных художников мирно соседствовали с корявой смешной мазней, выполненной явно непрофессионалами. Среди рисунков Росс заметил несколько шаржей на самого Вайса – видимо, чувство юмора не изменило тому и в зрелые годы. Да, адмирал был немолод, это становилось очевидным, если приглядеться, но назвать его стариком никому не пришло бы в голову – столько энергии и жизнелюбия сквозило в каждом его жесте. Веселые глаза с прищуром оглядели гостей, когда Вайс, оторвавшись таки от Моргана, кивнул головой в сторону угла со столиком.

- А не отметить ли нам встречу, как считаете, молодежь? Заодно и познакомимся, лиходеи вакуумные! Кто из вас, ядрена вошь, мне адъютанта на стыковке до усрачки напугал, а? – Адмирал радостно оскалился, когда скромно стоящий поодаль лейтенант возмущенно фыркнул.

- Фальк, извини, выпьем позже. У меня проблемы. – Вернувшийся к реалиям капитан мгновенно посерьезнел.

- Так я и знал. Нет, чтобы просто в гости заглянуть! – Вайс притворно насупился, но, тем не менее, быстро прошел за стол, кивнув визитерам на стулья. – Ну, пугай меня. Опять что-то в метрополии, мать её за ногу?

- Значительно ближе. – Морган устроился возле стола, Росс с Джаредом сели на стулья подальше, адъютант, дождавшись кивка Вайса, вышел за дверь. – Расклад такой. В трех часах лёту от твоей базы неизвестные в форме КСОПа захватили мой корабль.

Адмирал задумчиво пожевал губу, глядя в сторону. Стукнул пальцами по столу. И совершенно изменившимся отрывистым командным голосом бросил:

- Дальше.

- Мы шли с периферии, изучали там очередную планету. Вынырнули нюхнуть дорогу, почти сразу пришел сигнал – стандартный ваш, всё было верно. Потом мы увидели крейсер.

- Уверен?

- Это был крейсер, Фальк. Вполне современный, модель «Ventra», кажется. Вот скажи, сколько у тебя на базе крейсеров? А во всем КСОПе? Думается мне, немного, во всяком случае – из последних моделей.

Вайс раздраженно дернул головой, но, скользнув взглядом по молодым людям, промолчал.

- Тогда я и насторожился, - продолжил Морган. – Но выбора-то не было. Они потребовали полный досмотр. На катере прибыло восемь человек, полгруппы пошло со мной к машинам, вторая половина – с моим карго по трюмам. Когда их главный не отреагировал на «Перетрах», я понял, что дело плохо. А потом им по связи сообщили, что идет второй катер, и тут они достали шокеры. Не знаю, есть ли у них что-то посерьезней, не видел. Эклз? – капитан обернулся, Росс молча покачал головой. – Ну, может и нет, хотя сомнительно. Это подготовленные люди, Фальк, профессионалы. Ткнули в меня стволы с двух сторон и повели к рубке.

- Как ушел? – На лице всё больше мрачневшего адмирала играли желваки.

- Меня ушли, - Морган угрюмо усмехнулся, - вот он. – Палец дулом уставился в грудь Росса.

- Кто такой? – Вайс оценивающе пригляделся.

- Не поверишь – ассистент ученых. Вынырнул с ножом из-за угла, на раз-два вскрыл конвою горла, а на три угнал катер из заблокированного шлюза. Меня так, по дороге прихватил.

- Не верю. – Поза Вайса почти не изменилась, только рука чуть сдвинулась к краю столешницы, да взгляд стал острым, как луч лазера.

- Вот и я тоже. – Железный Капитан развернулся всем телом, холодно оглядывая Росса. – Может, представишься? По-хорошему.

Ну что ж, можно было ожидать. Росс презрительно усмехнулся, откидываясь на спинку стула и скрещивая руки на груди. Дёргаться сейчас не имело смысла, а там… время покажет.

- Нет? – Морган кивнул. – Я так и думал. Ничего, ты заговоришь. Гарантирую.

- Да вы что, кэп?! – Изумленный Джаред вскочил с места. – Он же нас вытащил! Он вас вытащил!!!

- А этот кто? – Адмирал с интересом уставился на Падалеки.

- А это пилот из моего экипажа. – Капитан едва заметно улыбнулся. – Тоже прихватили по дороге. Они любовники.

- Это неправда! – Джаред яростно вскинул голову.

- Да ну? Значит, у вас высокие платонические отношения? – деланно удивился Морган. – И, драпая с захваченного корабля, он забрал тебя с собой от большого светлого чувства?

- Нет! Мы просто… - Падалеки растерянно запнулся, но через секунду, сжав кулаки, решительно ответил: - Кэп, при всем уважении, это не ваше дело!

- Теперь уже моё, энсин. К сожалению, - холодно отозвался капитан. – Впрочем, я не заблуждаюсь насчет его к тебе отношения. И тебе не советую. Для таких, как он, любви и дружбы не существует.

В повисшей тишине, под тремя напряженными взглядами Росс медленно задрал подбородок и весело оскалился, мгновенным жестким штопором скручивая то, что рванулось внутри. Нет, капитан. Ты не сделаешь мне больно. Ты – не сделаешь…

Морган как-то неловко повел плечом и отвернулся.

- Фальк, ты сможешь сейчас выслать патруль на место происшествия? Мне нужно спасать команду, и, кроме тебя, мне здесь не к кому обратиться.

- Конечно, Джефф. Мои мальчики обыщут весь сектор. Мы найдем их, не волнуйся. – Вайс повернулся к пульту связи и начал отдавать команды.

Джаред молча сел, уставился в столешницу, сжимая и разжимая кулаки. У него дрожали руки. Росс видел это краем глаза, продолжая смотреть на угрюмо сгорбившегося Моргана. Продолжая насмешливо скалиться. Продолжая неподвижно сидеть на стуле, потому что он чувствовал, был уверен в том, что если шевельнется – то просто рассыплется здесь на кусочки, устелет пол мелкими осколками себя… Кнопка уничтожения. С силой нажать два раза. Как просто.

- Я вас закрою пока, у нас есть подходящее помещение, - сказал поднимающийся Вайс. – Позже поговорим. Вас проводит лейтенант, устраивать бучу не советую – это всё-таки военная база, сами понимаете. Посидите пока, подумайте.

Росс попытался глубоко вдохнуть – не получилось. Что ж, и так сойдет. Он сцепил зубы, рывком заставил свое тело подняться и медленно зашагал вслед за адъютантом.

 

***

Комната была небольшой и явно рассчитанной на одного человека – койка, напротив стол и стул, сбоку дверца в маленький санузел. Панели замка изнутри возле входной двери не наблюдалось, видимо это было что-то вроде изолятора для проштрафившихся или впавших в буйство. В данном случае Россу подходили оба определения. Да, проштрафился он крупно – позволил корпорации сделать первый ход и вынудить его бежать, позволил капитану стать свидетелем его действий и оставил его в живых, позволил себе «устать» и не заготовить по дороге легенду…. Ошибок накопилось непозволительно много, и Росс злился на себя за это, но в бешенство его привело другое. Как он допустил, чтобы слова Моргана настолько зацепили его?! Когда он успел измениться настолько, чтобы чьи-то слова вообще имели значение?! Какого чёрта он расслабился перед людьми до такой степени, что его смогли задеть?! Как он мог забыть главное правило: безопасно – только – в одиночестве!!!..

Росс метался по комнате, в ярости скрипя зубами. Болел кулак – он рассадил его об стену в первые несколько минут, когда за лейтенантом закрылась дверь, и они остались одни. Если б можно было, он врезал бы себе, избил бы себя до полусмерти! Какого чёрта, Росс?! Как можно быть таким идиотом?!

- Может, хватит истерить? – раздался тихий голос Джареда.

Росс в бешенстве обернулся к кровати, на которой тот сидел, метнулся ближе, яростно занося кулак…. Джаред не отшатнулся. Он просто сидел неподвижно, и внимательно, спокойно смотрел ему в глаза. Ждал удара.

Из Росса внезапно будто выкачали весь воздух. Опустошенный и обессиленный, он медленно шагнул назад, опустился на стул и закрыл глаза, прислонившись спиной к холодной устойчивости стены. Ему нужна была хоть какая-то устойчивость.

Джаред… Он был действительно спокоен – Росс чувствовал его, ясно и остро. И это спокойствие было непонятным, тревожащим. Ведь у парня должно было накопиться множество вопросов, и самое время их задавать – разбираться, требовать объяснений, махать в запале руками, может – снова драться, это было бы ожидаемо и, в общем, справедливо. Но Джаред молчал. Молчал всю дорогу, пока они долго шли по коридорам базы, и очнувшийся Росс наполнял себя яростью. Молчал в комнате, пока Росс крушил стены и мерил пространство сотнями резких шагов. Молчал так уверенно и спокойно, словно знал что-то, что важней всех ответов и объяснений.

Росс открыл глаза, и Джаред тут же поймал его взгляд, захватил, словно магнитом притянул к себе, удержал, глядя пристально и серьезно.

- Это неправда, - спокойно сказал он. – То, о чем говорил капитан. О дружбе. О любви. Я знаю, ты тоже так считаешь, я понял это. Но вы оба ошибаетесь. Это не так.

Росс глубоко вздохнул, провел по лицу отяжелевшей непослушной рукой, вдавливая пальцы в виски. Устало усмехнулся.

- Всё еще не теряешь надежды затащить меня в койку, летяга?

Джаред светло улыбнулся.

- В мире есть хорошие люди, Дженсен. Не все хотят тебя съесть, поверь. Надо просто оглянуться вокруг не через прорезь прицела.

Грудь сдавило, словно тисками, сыпануло песком в глаза. Росс прищурился, часто моргая, сглотнул сухой комок в горле, резко дернул головой, отводя взгляд в сторону. Хотелось не думать, не видеть, не дышать. Хотелось перестать… быть. Он стиснул зубы до хруста, закрыл глаза, пытаясь обрести равновесие, отчаянно ища точку опоры в своем пошатнувшемся мире… и спокойствие Джареда – такое надежное, такое уверенное – заполнило пропасть внутри, окутало теплым панцирем, повело за собой, не давая рассыпаться в пыль.

Судорожно переводя дыхание, он расслабил одеревеневшее тело и открыл глаза.

- Эй, - тихонько позвал Джаред, склонив голову набок и всё так же пристально глядя на Росса. – Всё в порядке?

С мучительным трудом он растянул губы в улыбке. И неожиданно честно ответил:

- Нет.

 

***

 

Они сидели взаперти уже несколько часов, молодой лейтенант даже успел принести им ужин. Или здесь был еще обед, во всяком случае, тарелок на подносе стояло много. Росс, вспомнив, как давно он ел, с таким энтузиазмом набросился на еду, что смеющийся Джаред подвинул ему одну из своих порций, как он пояснил – в целях самосохранения, а то складывалось впечатление, что изголодавшийся Эклз сожрет сначала продукты, потом тарелки, а на десерт – и самого Джареда. Росс демонстративно зарычал и, подвинув тарелки поближе, схомячил всё до крошки под изумленные смешки Падалеки.

После обеда Джаред снова улегся на койку, а Росс остался за столом, задумчиво вертя в руках нож и напряженно перебирая в уме свои легенды в попытках выбрать наиболее подходящую и убедительную. И нож, и шокер у него, кстати, так и не забрали – вероятно, хотели продемонстрировать уверенность в том, что он для них не представляет угрозы, даже будучи вооруженным. На небрежность или забывчивость это в любом случае списать нельзя, оба адмирала старые вояки и прекрасно знают, как обходиться с пленными. Караул они, между прочим, не забыли поставить – Росс заметил в коридоре дюжего бойца, когда лейтенант приходил забирать тарелки. А значит, к нему относятся достаточно серьезно, и допрашивать будут настойчиво. Возможно ли, что у них здесь нет аппаратуры для глубокого сканирования? Вполне возможно; эти приборы дорогие, и обеспечивать ими каждую базу КСОПа нерентабельно. Если патруль не захватит аппаратуру и спецов корпорации, то в распоряжении адмиралов будут только медикаментозный допрос и пытки. Фактически – только пытки, учитывая устойчивость Росса к сывороткам правды; и он не заблуждался насчет гуманности профессиональных военных, прошедших не одну боевую операцию. К боли Росс привык, но это не значит, что он любил её. Ломаются все. Первыми сдаются слабые, затем умные. Последнее место по праву принадлежит героям – или дуракам, что, в общем-то, одно и то же. Росс дураком не был, поэтому записываться в герои не стремился. Что же такое наплести, чтобы избежать допроса третьей степени? А если уж он начнется, на чем «сломаться», чтобы это показалось достаточно убедительным для адмиралов? Вряд ли его отпустят на все четыре стороны, но, может быть, что-то их заинтересует настолько, что Росса отправят на Землю в центральный офис КСОПа…. А в дороге всякое может случиться. Небольшой корабль с маленьким экипажем – это не секретная военная база, ликвидировав которую, он повесит себе на хвост еще и армейцев. Захватить корабль, приземлиться на одной из освоенных планет, затеряться в какой-нибудь большой колонии… И что дальше? Он выиграет себе пару месяцев жизни, может – полгода, потом его найдут. Даже если прыгать, как заяц, с планеты на планету – в Федерации слишком мало больших колоний, а в маленьких он будет чересчур заметен. Вернуться на Сучку к аталанам? Нахрена он им нужен без сведений? Да даже если они и спрячут его – что это даст? Всю оставшуюся жизнь сидеть в круглой комнате, изредка выскакивая на Сучку поймать пару местных крокодилов для пропитания? Достойно, Росс. Отличное окончание карьеры и жизни для лучшего оперативника Федерации.

Он раздраженно ковырнул ножом столешницу, с хрустом выламывая кусок пластика. Что-то было не так, он думал не в ту сторону! Выход должен быть, выход есть всегда, нужно только правильно увидеть цель…

- Дженсен… - Падалеки задумчиво наблюдал за вертевшимся в руке Росса ножом. – Ты действительно убил тех ложных КСОПовцев на «Россинанте»? На «раз-два»?

Росс склонил голову набок, молча окинул взглядом фигуру Джареда, растянувшегося на койке с заложенными за голову руками. Тот пристально посмотрел ему в глаза.

- Скажи, зачем ты ко мне шел?

Наконец-то правильный вопрос. Мысли привычно заметались в поисках подходящей лжи… но Росс жестко оборвал себя. Резким движением вбив нож в столешницу, он неприятно ухмыльнулся.

- Не все люди хорошие, Падалеки. Пора перестать быть наивным. Я – не хороший, а ты – слишком много знаешь.

Джаред остался неподвижным, даже не вздрогнул, лишь слегка побледнел, продолжая вглядываться в лицо Росса.

- Тогда почему я всё еще жив? У тебя были сотни возможностей это сделать.

А вот это был неправильный вопрос. Вопрос, который много раз задавал себе Росс. И не находил ответа. Фраза: «Да как-то всё случая не было» - звучала откровенным идиотизмом. Раздраженно дернув головой, он отвел глаза.

- Угу. – Джаред уверенно кивнул и уселся на койке с едва заметной улыбкой. – Пожалуй, я еще немного побуду наивным. Что ты собираешься делать с «Россинантом»?

- С «Россинантом»?! Я?! – Росс в изумлении поднял брови. Перемена темы была очень кстати, но при чем тут корабль?

- Конечно, ты. Прошло уже много времени, а известий до сих пор нет. Возможно, корабль не найдут. Тебе удалось как-то понять, что те КСОПовцы не настоящие, наверняка ты что-то знаешь, вероятно – побольше Вайса с Морганом. На «Россинанте» люди, Дженсен. Много хороших людей. Ты должен их спасти.

- Да почему я-то?! – возмущенно выпалил Росс.

- Потому что ты можешь.

И в голосе Джареда было столько спокойной уверенности, что Росс не нашел, что ответить.

Он растерянно огляделся, вскочил и снова зашагал из угла в угол, меряя комнату по диагонали. Иногда на ходу думалось легче. Найти «Россинант», спасти людей… Да что за бред?! Он под замком на базе КСОПа, и, между прочим, все силы этой базы сейчас прочесывают сектор в поисках корабля! Если уж им не удастся… Так, хватит. Себе врать нельзя. Другим – можно, а себе – нет. Патруль ничего не обнаружит, и ты с самого начала это знал. В корпорации работают умные люди, они наверняка быстро увели оба корабля после их побега. Куда они могли уйти? Да куда угодно, чёрт возьми!.. Нет. Не куда угодно. Сканирование всех с «Россинанта» займет прорву времени, они не могут просто торчать в космосе несколько недель, тем более зная, что их ищут. В метрополию тоже не сунутся, там их легко обнаружить. Тот гад, в голову которого Росс залез, говорил что-то о Координаторе и о месте, куда можно притащить корабль… Значит, у них есть база. А координаты этой базы наверняка есть в центральном офисе корпорации на Земле. Там же, где в архивах лежит информация о серых коробочках, об аталанах, о его предполагаемом отце…. Росс, да ты свихнулся?!! Всерьез думать о том, чтобы лезть прямиком в пасть корпорации?! Сейчас?! Ради чего?! Ради невнятных рассказов Натс, ради толпы совершенно чужих для тебя людей?! Вон, одного уже вытащил, тот из большой благодарности запер тебя в карцере! Как думаешь, что сделают остальные?! Тот же Патрик…

И голову Росса внезапно заполнили воспоминания. Патрик, светясь от удовольствия, весело хлопает его по плечу, ликующе кричит: «Я выиграл! Дженсен, я же выиграл!», и его усы исполняют победный шаманский танец… Андре, неистовая амазонка, трется об него всем телом как кошка, горячечно шепчет: «Еще! Я хочу еще!» и целует его жаркими, нежными губами… Сабир, застенчиво улыбаясь, скукоживается всем своим громадным телом и осторожно спрашивает: «Ну как? Тебе понравилось?»… Мигель дрожащими пальцами проводит по его животу и взволнованно говорит: «Дженсен, ты такой красивый!»… Фил, игриво подмигивая, грозит ему пальцем: «Не обижай мальчика»… Громогласный боцман, давший имя целой планете, восторженный стюард, всучивший ему комбинезон, тот парень из трюмной команды, который вдруг улыбнулся уставшему Россу и протянул ему флягу с водой…. Их всех не станет?.. Они умрут только потому, что рядом с ними оказался Росс?.. Не слишком ли большая цена за два лишних месяца жизни?..

Запинаясь, он дошел до угла, привалился к нему спиной и обессилено сполз вниз, сворачиваясь в комок и утыкаясь лицом в колени. Внутри что-то мучительно ныло, лишая воздуха, лишая сил…. Слишком большая цена. Он не готов платить столько.

- Дженсен.

Росс поднял голову, почувствовав прикосновение к плечу. Джаред сидел возле него на корточках и внимательно, уверенно смотрел ему в глаза.

- Ты ведь спасешь их.

Это не было вопросом. Но, с трудом расправляя отяжелевшие плечи, Росс хрипло ответил, ломая застывшие губы в улыбке:

- Только чтоб от тебя отвязаться, летяга.

 

***

 

Вестей от адмиралов всё не было, и Росс окончательно уверился в том, что «Россинант» не нашли. Лейтенант еще раз принес еду, кивнув им с улыбкой, как старым знакомым. Росса это почему-то рассмешило, и он фыркнул, поднимаясь с кровати, на которую его уложил Джаред, насильно вытащив из угла.

- О, наконец-то ожил, - с усмешкой прокомментировал Падалеки. – Я уж думал, ты так и останешься там валяться бледным недвижимым трупом. Значит, из далеких горизонтов депрессии тебя можно выманить с помощью кормежки. Надо запомнить!

- А не желает ли наш остроумный летун горячего супа за шиворот? – задумчиво спросил Росс у тарелок.

- Я с жареной курицей голосую против, так что ты в меньшинстве! – Джаред показал ему язык и схватил ложку. – Так что рассмешило снулого Дженсена?

- Вспомнил, что мы с тобой уже второй раз оказываемся вместе под замком. Тебя не смущает намечающаяся закономерность?

- Не-а, - жующий Джаред помотал головой. – Мне дарит оптимизм представление альтернатив.

- Ну, в первый раз альтернативой было простое сидение в лагере.

- Вот и я о том же, - довольно кивнул Падалеки. – Подай-ка мне яблоко.

- Ты собираешься есть яблоко с супом?

- Думаешь, оно оскорбится?

- Уверен в этом.

- В таком случае его нужно наказать за самомнение! – важно изрек Джаред и вгрызся в сочный плод, второй рукой поднося ко рту ложку. Росс закатил глаза и склонился над своей тарелкой.

После еды их обоих разморило, в конце концов по корабельному времени дело двигалось к утру. Росс посмотрел на широко зевающего Джареда и поднялся с кровати.

- Иди, ложись. Надо хоть немного поспать, неизвестно – как дальше сложится.

- А тебе спать не надо? – язвительно спросил Падалеки. – Или ты, как слоны, будешь спать стоя?

- Мне надо подумать, я тут посижу.

- Ты думал последние четыре часа. У тебя этот процесс настолько заторможен, что не хватило? Брось, Эклз, это глупо. Мы вполне поместимся вдвоем, и, кстати говоря, не в первый раз. Или ты так опасаешься за свою честь? Так я не покушаюсь, успокойся.

Росс взглянул в раздраженное лицо Джареда, молча пожал плечами и кивнул на койку. Тот фыркнул и без комментариев улегся набок, отвернувшись к стене. Росс улыбнулся и осторожно пристроился рядом на спине, скрестив руки на груди и стараясь не двигаться. Замерший Джаред тихонько сопел, и Росс чувствовал, как от него волнами расходятся жар и нарастающее напряжение. Долго не выдержит, с усмешкой подумал Росс, и тут Джаред не выдержал. Он резко завозился, переворачиваясь на другой бок, и, положив одну руку под голову, уставился на Росса. Немного помолчав, он коротко вздохнул, тихо пробормотал:

- Это чёрт знает что такое… - и мягко коснулся второй рукой живота Росса.

Словно молния стрельнула вдоль тела, мгновенный жар вспыхнул внизу живота, Росс сглотнул и закрыл глаза, пытаясь выровнять сбившееся дыхание. Это действительно чёрт знает что, и он не ожидал такого… Тёплая рука прижалась сильнее, большой палец двинулся, чуть поглаживая, и Росс приоткрыл рот, дыша всё чаще, пытаясь найти в себе силы, чтобы встать и отойти подальше… но тело не слушалось его. Рука Джареда медленно двинулась ниже, коснулась пояса брюк, и Росс вздрогнул всем телом, дернулся рефлекторно навстречу, едва сдерживая стон, неистово желая почувствовать это тепло еще ниже… Его сминало, затягивало в водоворот, кружило голову накатывающее волнами возбуждение Джареда…. Внезапно Росс очнулся. Он понял, почему всё так остро. Он чувствует за двоих, вот в чем дело.

Росс глубоко вздохнул, сбрасывая морок. И накрыл руку Джареда своей, останавливая движение.

- Почему? – негромкий шепот словно стон. – Ведь ты тоже хочешь, я же вижу!

Росс открыл глаза, глянул мельком вниз. Да, не заметить сложно. Он повернул голову и посмотрел в лихорадочно блестевшие глаза парня.

- Джаред, еще вчера я собирался тебя убить.

- Это не имеет для меня никакого значения…

- Это имеет значение для меня.

Он мягко убрал в сторону руку Джареда и, поднявшись, пересел на стул.

Несколько секунд Джаред ошеломленно смотрел на него, будто не мог поверить, что Росс ушел, затем взгляд его прояснился, и он навзничь упал на кровать, тяжело и шумно дыша. Росс чувствовал, как в парне лавиной нарастает обжигающая ярость, быстро вытесняя возбуждение. С силой проведя ладонью по плотному бугру на штанах, Падалеки негромко выругался и со злостью процедил сквозь зубы:

- Ты всё-таки редкая сволочь, Эклз.

- Я знаю, - спокойно кивнул Росс.

Он неловко поерзал на стуле, стараясь максимально расслабиться. Сидеть было неудобно, и он резко вдавил большие пальцы рук в точки выходов нервов на бедрах. Огнем вспыхнувшая боль погасила возбуждение. Росс тихо выдохнул, на мгновение прикрыв глаза и облизнув губу, а когда снова посмотрел на Джареда, то наткнулся на изучающий взгляд.

- Что ты сделал? – напряженно спросил тот.

Росс удивленно приподнял бровь.

- В смысле?

- У тебя лицо опять как у трупа. Что ты сделал? – Голос Джареда был отрывистым и всё еще злым.

- Успокоился, - криво усмехнувшись, пояснил Росс.

- Круто. – Джаред резко сел на кровати. – Знаешь, люди давно придумали менее радикальные способы для этого. В них даже предусмотрена некоторая доля удовольствия. Но тебе, видимо, они не подходят. Интересно, и часто ты так… успокаиваешься?

- Время от времени. – Росс выдерживал ровный тон, настороженно глядя на парня, которого потряхивало от гнева.

- О, почти эксклюзив, я польщен. А можно узнать, почему именно сейчас наступило такое время?

- Потому что это никому не нужно, Джаред. – Росс устало привалился к стенке. – Ни мне, ни тебе.

Парень раздраженно тряхнул головой, открыл было рот, чтобы выпалить что-то, и вдруг замер, пристально всматриваясь в лицо Росса.

- А-а, понятно, - задумчиво протянул он. – Знаешь, Эклз, ты идиот.

- Неужели? – вымученно усмехнулся Росс.

- Точно, - Джаред уверенно кивнул. – Но не переживай, всё поправимо. Я займусь этим.

И он нахально, широко улыбнулся.

 

***

После пережитых треволнений Падалеки быстро отрубился, всё так же довольно улыбаясь в подушку каким-то очередным своим выводам и догадкам. Росс выждал несколько минут, убедился, что тот окончательно уснул, и сосредоточился на внутренних ощущениях, пытаясь понять, чего ожидать от ближайшего будущего. Предчувствие умиротворенно молчало, и Росс решил, что определенный запас времени у него есть. Он выложил на стол оружие, улегся на пол, с удовольствием вытянул уставшее тело и закрыл глаза. Мышцы противно ныли, подрагивая от напряжения, голова трещала всё сильней, продавленные нервные узлы дергало остаточной болью. Ему необходимо было отдохнуть. Глубоко вдохнув, он медленно протяжно выдохнул и сосредоточил внимание на кончиках пальцев ног. Неторопливо и тщательно он расслаблял каждый дюйм своего тела, постепенно поднимаясь всё выше, следя за тем, как мышцы наливаются теплом и тяжестью, как успокаиваются натянутые струной нервы. Добравшись до головы, он мягко, но уверенно вытолкнул суетливо мелькавшие остатки мыслей, и осталось только спокойное ощущение пустоты, тишины и неподвижности. Последним усилием воли он ярко представил число «30» на электронном циферблате, нажал воображаемую кнопку обратного отсчета и погрузился в темноту…

Открыв глаза через полчаса, Росс сладко потянулся, ощущая, как тело наливается силой. Он легко вскочил на ноги и сделал небольшую разминку, тонизируя и растягивая отдохнувшие мышцы. Проснувшееся тело привычно требовало движения, он с трудом заставил себя остановиться, экономя накопленную энергию. Умывшись и выпив воды, он уселся за стол и начал составлять новый план действий.

Знакомый лейтенант пришел через час, и он больше не улыбался. Сосредоточенно нахмурившись, пряча глаза, он впустил в комнату трех бойцов, в дверях застыл караульный.

- Вы двое – берите молодого и тащите к медикам, там его ждут. – Он указал двум бойцам на растерянного, едва проснувшегося Падалеки. – А ты пойдешь с нами, – кивнул он Россу.

Тот медленно поднялся, оценивая обстановку. Медики – это медикаментозный допрос, которого допускать нельзя. Куда собираются тащить его самого, было пока непонятно, но явно не на курорт. Видимо, адмиралы окончательно уверились в том, что «Россинант» они не найдут, и в поисках информации вспомнили о пленниках. Россу необходимо было любой ценой поговорить с адмиралами до того, как те узнают что-то из допросов. Иначе рушился весь план.

- Я бы хотел встретиться с капитаном Морганом, у меня есть важные сведения, - твердо сказал он, спокойно глядя на лейтенанта.

- У меня приказ, - буркнул тот, отводя глаза в сторону. Молодой адъютант явно был недоволен полученным поручением.

- Уверен, что и Морган, и ваш адмирал будут рады узнать то, что я хочу сообщить.

- Ничем не могу помочь. – Лейтенант неловко пожал плечами, пропуская двух бойцов, которые остановились рядом с поднявшимся Падалеки.

Росс коротко вздохнул, повернулся к Джареду, ловя его взгляд, и весело подмигнул.

- Ну что, потанцуем?

Джаред замер. Расширившимися глазами он смотрел на Росса, и на его лице проступала отчаянная, недоверчивая надежда. И, глядя в эти вспыхнувшие глаза, Росс медленно, уверенно кивнул, невольно улыбаясь в ответ на сумасшедшую, ослепительную улыбку Джареда.

- Потанцуем!

Они двинулись одновременно и стремительно, насторожившиеся бойцы просто не успели ничего сделать. Росс схватил лейтенанта за форму и, крутанувшись, сильно ударил того об стену, бросив оглушенного под ноги шагнувшему вперед бойцу. Перемахнув через кучу упавших, резко пригнулся, уходя с линии прицела – охранник в дверях был единственным, у кого шокер был в руке, а не на поясе. Выстрелить тот не успел – Росс с размаху ударил его в живот и добавил коленом в лицо, когда тот сложился. Обернувшись, Росс мельком бросил взгляд на Джареда, который обменивался ударами с одним из ближайших бойцов. Второй, постанывая, поднимался с пола, держась за расквашенный нос – видимо, Джаред свалил его первым неожиданным ударом. Пока нормально. Росс опустил взгляд, дернулся в сторону, но не успел – лежащий перед ним КСОПовец с силой двинул ему ногой в живот. Дыхание перехватило, мгновенная вспышка боли смешалась с досадой, злость советовала бить на поражение, но Росс сдержался. Не сопротивляясь подламывающимся ногам, он упал на колени и резко хлопнул бойца по ушам раскрытыми ладонями. Тот обмяк, распахивая рот в беззвучном крике, а Росс сорвал с его пояса шокер и добавил еще зарядом. Повернулся, ткнул шокером караульного и мимо едва ворочающегося лейтенанта рванул к Падалеки. На того наседали оба пришедших в себя бойца, и единственное, что он успевал сделать – не давать им времени на отцепление шокеров. Росс мельком усмехнулся – драться с подготовленными охранниками это не то же самое, что с уличной шпаной. Однако Джаред неплохо справлялся и двумя точными ударами свалил одного, когда подскочивший Росс разрядил во второго шокер. Бросив разрядившееся оружие, Росс схватил другое и успокоил последнего бойца.

- Как ты? – быстро спросил он, поднимаясь.

Запыхавшийся Джаред весело ухмыльнулся, вытирая с подбородка кровь, текущую из разбитой губы.

- Отлично станцевали!

Росс кивнул и оглядел комнату. Четыре неподвижных тела; у дверей, держась за косяк и пошатываясь, поднимался на ноги лейтенант. В коридоре было тихо. Росс подошел ко входу, осторожно выглянул наружу. Пока никого. Схватив лейтенанта за шиворот, он швырнул его к ближайшей стене и взял со стола нож, который вместе с шокером так и лежал там со времени отдыха. Шагнув к лейтенанту, он прижал нож к его шее.

- Не шуми. – Негромкий низкий голос был спокоен, но лейтенант вздрогнул и быстро еле заметно кивнул, бледнея. Сзади раздался прерывистый вдох Падалеки. – Адмиралы у Вайса? – Офицер снова кивнул. – Тогда слушай внимательно. Мне нужно попасть в кабинет Вайса и поговорить с ними. Обещаю – только поговорить. Ты должен провести нас туда быстро и незаметно. Эти четыре бойца живы. Но тех, кого мы встретим по дороге, я буду убивать. Ты понял меня? – Он резко встряхнул лейтенанта и прищурился, чеканя слова. – Те, кто встретится нам по пути, будут мертвы. Поэтому – быстро и незаметно. Кивни, если понял.

Бледный как полотно лейтенант судорожно кивнул.

- Падалеки. Затащи бойцов вглубь комнаты.

Быстрый топот шагов, громкие шорохи. Через пару минут Джаред отрывисто сказал:

- Готово.

- Хорошо. – Росс, всё это время стоявший неподвижно и сверливший взглядом лейтенанта, снова жестко встряхнул того и плотно провел лезвием по его брови, опуская нож к глазу. – Не хотелось бы калечить такое симпатичное лицо. Помни – быстро и незаметно. Вперед.

И он, держа офицера за локоть, шагнул к выходу.

 

***

 

В коридорах никого не было – видимо, вернувшиеся патрули завалились отсыпаться, а дежурная смена сидела в контрольных пунктах на периферии. Никому не пришло в голову, что в самом сердце базы будет разгуливать кровавый маньяк с ножом. Лишь однажды им пришлось переждать за углом, пока по коридору удалялся деловитый перестук ботинок. Через несколько минут лейтенант остановился возле одной из дверей. Росс присмотрелся, удовлетворенно кивнул, отпустил локоть офицера и жестко схватил его сзади за шею, плотно приставив нож острием к горлу.

- Открывай.

Дверь с тихим шипеньем поползла в сторону.

- … финансирования не будет. А у меня блок Дельта раскурочен в хрень, - раздался унылый голос Вайса.

- В хлам, - автоматически поправил Морган.

- В хрень! – раздраженно возразил адмирал и тяжело вздохнул. – Ты же знаешь, у нас и так почти все корабли – старьё, а если еще и базы полетят… С чем работать-то? Куда ни ткни – везде жопа. А метрополия чешет себе… Корвин?!

Мужчины, сидевшие за маленьким столиком с напитками, увидели, наконец, входящих. Росс толкал перед собой лейтенанта; Падалеки, войдя вслед за ними, закрыл дверь и прислонился к ней спиной. Адмиралы напряженно поднялись, Вайс взволнованно шагнул вперед.

- Добрый день. Спокойно! – Хлесткий окрик Росса заставил всех замереть. – С адъютантом всё в порядке. Пока. Морган, сядь обратно. Ну? – Он слегка надавил на нож, по шее лейтенанта потекла тоненькая струйка крови, и тот дернулся, задыхаясь. Морган, ругнувшись сквозь зубы, сел на диван. – Молодец. Вайс, уверен – в кабинете есть бластер. Достань его. Мне отдавать не надо.

Побагровевший от гнева Вайс прошел к столу и откуда-то снизу вытащил лазерник. Росс отрывисто кивнул.

- Хорошо. Падалеки, сядь за стол.… Нет! Подальше от меня. – Джаред недовольно прищурился, но пересел с линии огня. – Теперь слушайте. Я пришел поговорить, у меня есть сведения, которые вас интересуют. Расскажу всё добровольно, а потом вы решите, что делать. Сейчас я отпущу вашего лейтенанта и положу нож, у вас будет явное преимущество. Очень прошу всех сохранять спокойствие.

Росс пристально смотрел Вайсу в глаза. Тот навел в его сторону дуло бластера и медленно качнул головой. Столь же медленно Росс отвел нож и выпустил из хватки лейтенанта, который сразу нырнул в сторону. Все на мгновение застыли. Под прицелом Росс чувствовал себя, словно голый; ему потребовалось приложить усилие, чтобы заглушить вой инстинкта, требовавшего немедленно спрятаться. Не делая резких движений, он наклонился, положил нож на пол и, выпрямившись, сделал шаг назад.

- Пройди в центр комнаты, - резко скомандовал Вайс, не спуская с него прицел бластера. – Джефф, обыщи его.

Морган тщательно обыскал одежду, которой, впрочем, было немного – брюки и футболка, обернувшись, покачал головой. Вайс вытащил из ящика стола фиксирующую пластиковую полоску, бросил ему, и Морган жестко стянул руки Росса за спиной. Крутанув его к себе лицом, капитан с холодной яростью взглянул Россу в глаза и резко, сильно ударил его в скулу. Отшатнувшийся Росс сделал шаг назад, упал на диван и зашипел от боли в подвернутых руках. Определенно, протезы Моргана были крепче, чем нужно.

- Эй! – Джаред возмущенно вскочил со своего места, но застыл от гневного окрика Вайса. Тот быстро подошел к адъютанту, помог ему подняться и внимательно осмотрел шею.

- Корвин, мальчик мой, ты как?

- Да нормально всё, - пробормотал лейтенант, - голова только трещит, он меня об стену шарахнул. Прости, я не…

- Ну-ну, перестань, малыш, ты всё сделал правильно. Иди сейчас же в медчасть, пусть всё проверят, и царапину эту заклеят. - Адмирал с ласковой заботой потрепал парня по щеке и пригладил тому волосы. – Иди, Кори, мы тут сами справимся. Больше никто там серьезно не пострадал? Нет? Ну и хорошо. Беги.

Присутствующие наблюдали за этой сценой в легком изумлении. Когда за лейтенантом закрылась дверь, Морган удивленно покачал головой и негромко спросил:

- Фальк… Ты это… Ну… Как насчет служебного положения? С подчиненными вообще-то не рекомендуется…

- Что? – в полном недоумении взглянул на него Вайс.

- Ну… «Мальчик мой» и всё такое… - Морган вздернул бровь.

Адмирал моргнул пару раз, нахмурился, а потом распахнул глаза, и лицо его вспыхнуло.

- Да ты что, сдурел, извращенец долбанный?!! – заорал он. – Какие мальчики?! Мне за сотню вот-вот перевалит! Корвин мне как сын! Даже как внук! А ты мне тут намеки сраные делаешь! Кретин озабоченный!

- Всё-всё, Фальк, прости! – улыбающийся Морган выставил вперед руки. – Был неправ! Ну извини дурака!

Отдувающийся Вайс, возмущенно фыркая, прошел к столу и повалился в кресло.

- Мальчики у него… подчиненные… Чурбан железный! – раздраженно выпалил он и швырнул бластер на стол. – И уж кто бы мне морали читал! Сам-то ты помнишь свою навигаторшу с «Вихря»? А я, между прочим, тебе тогда говорил…

- Так, хватит, - отрезал Морган с исчезающей улыбкой. – Прошлое оставим прошлому, а сейчас давай с теперешними бедами разбираться. – И он повернулся к Россу.

Сидевший на диване Росс, с интересом слушавший перепалку адмиралов, неловко поерзал и с ухмылкой поднялся на ноги. Улыбаться было больно – лицо слева стремительно опухало, под глазом, очевидно, наливался синяк. Живот тупо ныл после удара охранника, но в целом всё было отлично – его не пристрелили в первые минуты, а значит – игра началась.

- Ну что ж, адмиралы, давайте знакомиться. – Он нахально вздернул подбородок и посмотрел на успокоившегося Вайса. – Доставай федеральный сканер.

Все дружно вытаращились на Росса. Морган почти неслышно пробормотал: «Не может быть…», Вайс удивленно крякнул и полез открывать сейф. Стоявший возле стола Джаред пристально вглядывался в его лицо и нервно облизывал разбитые губы. Наконец, Вайс достал продолговатую черную коробочку сканера и подошел к Россу.

- Где?

- Руки развяжите.

- Ну уж нет! – бросил напряженный Морган. – Давай так.

- Капитан любит пожестче? – ухмыльнулся Росс. – Ну, давай так. Нож на полу.

Морган дернул плечами, подобрал возле двери нож. Увидев, как рука капитана стиснула рукоятку, Джаред взволнованно шагнул вперед.

- Может, лучше я?

- Ты, конечно, лучше, не сомневайся, милый. – Росс нагло прищурился, продолжая глядеть на Моргана. – Но капитан тоже страстно желает поучаствовать. Не будем лишать его удовольствия.

- Ты договоришься сегодня, - процедил побледневший от гнева Морган. – Где?

- Надеюсь, я понравлюсь тебе сзади, - насмешливо оскалился Росс и повернулся к нему спиной. – Посередине, по верхнему краю лопаток.

Морган коротко выдохнул сквозь усы и, подойдя к Россу, осторожно взрезал футболку от воротника до пояса. Вайс шагнул ближе, откинул края футболки в стороны и, включив сканер, навел его на гладкую кожу между лопатками.

…В повисшей тишине отчетливо послышался свистящий вдох Падалеки. Джаред медленно подошел к группе и завороженно протянул руку, не решаясь коснуться спины. Высвеченный излучением сканера, над лопатками ярко горел синим светом окруженный звездами глаз, и его зрачок мягко пульсировал в такт биению сердца Росса.

- «Глаза Федерации», - тихо и задумчиво сказал Вайс, продолжая удерживать сканер. – Не часто такое увидишь.

- Верно. Не часто. – Росс повернулся и спокойно оглядел замерших перед ним мужчин. – Я агент Федеральной Контрольной Службы.

 

***

Федеральная Контрольная Служба (ФКС) была самой легендарной, засекреченной и таинственной организацией в Земной Федерации. Её создал Совет Федерации около двухсот лет назад, когда понял, что остро нуждается в собственном, никому больше не подчиненном органе влияния и контроля за бурно развивающейся Федерацией. Множество открытых планет, несколько больших и стремящихся к самостоятельности колоний, крупные, богатые и сильные корпорации – всё это, вкупе с так и не налаженной дальней связью требовало постоянного пристального внимания. Тогда и родилась эта закрытая, элитарная организация с широчайшими полномочиями и разнообразными сферами интересов. Агенты ФКС занимались обнаружением и искоренением всего, что могло угрожать единству Федерации – коррупцией и контрабандой, изменами и заговорами, финансовыми махинациями и промышленным шпионажем. В народе о них ходили легенды – «Глаза Федерации» были причастны ко множеству скандалов и громких разоблачений. Они как призраки появлялись внезапно, наводили порядок и исчезали в никуда, оставляя после себя лишь ошеломленных случайных свидетелей. Организация зачисляла в свои ряды только лучших – умных, сильных, способных, – выискивая таких людей по всей Федерации и проводя их через жесткую систему обучения. Именно благодаря высочайшему уровню подготовки агентов Служба добивалась таких впечатляющих результатов при совсем немногочисленном составе – «Глаза» насчитывали в своих рядах всего пару тысяч оперативников. Зато и ценили их на вес золота – за убийство агента ФКС организация мстила с изощренной жестокостью. Служба горой стояла за своих людей, и агенты платили ей искренней преданностью и любовью.

Однако люди всегда остаются людьми, и даже в такой элитарной организации случались проколы. Корпорации «Зета» удалось то ли подкупить, то ли шантажировать кого-то из руководства ФКС, и однажды ночью человек с закрытым маской лицом провел Росса в подвалы здания Службы, где с помощью специально созданной для ФКС аппаратуры сделал ему уникальную татуировку «Глаза». Тогда Россу предстояло проникнуть на закрытую и тщательно контролируемую территорию армейского предприятия и выкрасть документацию по новейшей разработке систем энергоброни на тяжелую технику. Интересы «Зеты» были разнообразны, и она не брезговала перепродажей новых изобретений конкурирующим фирмам. Как ни удивительно, в тот раз Россу удалось проделать всё незамеченным, а уникальная татуировка так и осталась прятаться у него на спине до следующей нужды. В карцере базы «Либерти» Росс решил, что такая нужда настала.

Кабинет адмирала Вайса заполняли клубы ароматного дыма – хозяин курил трубку, воровато оглядываясь на дверь. «Мальчики ругаются» - смущенно буркнул он, пересаживаясь ближе к решетке вентиляции. Джаред временами покашливал и изумленно косился на человека, который добровольно всасывал в себя дым. Курение в Федерации запретили довольно давно, и сейчас очень редко можно было встретить бунтаря с табаком в кармане. Так что в принципе поступок Вайса можно было расценивать как признак глубокого доверия к гостям. А может, ему было просто наплевать. Во всяком случае, Росс склонялся к последнему. Он насмешливо поглядывал на Джареда, размышляя о том, не добить ли впечатлительного парня, попросив трубку и себе. Когда-то он пробовал курить – впрочем, чего он только не пробовал – и даже был момент, когда ему это понравилось. Именно тогда он и бросил. Росс не позволял себе заведение привычек. Привычка всегда ведет к провалу, привычка – это слабость, она делает тебя уязвимым. Поэтому ни привычек, ни привязанностей в жизни агента быть не должно. Росс тряхнул головой и отвернулся от кашляющего сквозь улыбку Джареда.

- Плесни еще. – Он протянул свой стакан сидящему напротив Моргану.

Тот скользнул взглядом по багровой полосе на запястье Росса и чуть заметно поморщился. После того, как все убедились в подлинности татуировки, капитан сам развязал ему руки, в качестве извинения пожав плечами, но, кажется, до сих пор переживал, что связал и ударил легендарного «Глаза». Именно Морган предложил всем выпить «для успокоения нервов» и сам налил Россу янтарного виски из запасов Фалька. Росс веселился в глубине души, глядя на страдания капитана; он прекрасно понимал причину волнения. При выполнении задания агенты ФКС были голосом Совета Федерации, и в данный момент на базе «Либерти» главным являлся Росс. Как ни странно, на Вайса это произвело значительно меньшее впечатление, чем на Моргана. Наверное, старый вояка уже не признавал никаких авторитетов, и собственное мнение являлось для него окончательным вердиктом.

Росс благодарно кивнул долившему ему виски Моргану и откинулся на спинку дивана, цедя прохладный напиток.

- Значит, «Глаз», да? – Капитан задумчиво покусал усы. – Ну что ж, это всё объясняет. А как тебя звать на самом деле?

- Зови меня Дженсен Эклз, я привык к этому имени, - насмешливо улыбнулся Росс, мельком замечая изумленно вытянувшееся лицо Джареда.

- Ну, Эклз – так Эклз, - кивнул Морган и решительно встряхнулся. – Могу я узнать, что ты делал на моем корабле? И чем ты можешь помочь в его поисках?

- Можешь. – Росс посерьезнел и выпрямился, отставляя стакан. – Я расскажу то, что смогу. В данный момент я работаю над расследованием дела, касающегося корпорации «Зета». Слышали?

- Знаю её, - подтвердил Морган. – Большой концерн в метрополии. Занимается финансированием всего, что под руку подвернется. Мелькали слухи о незаконной продаже оружия в колонии.

- И не только это. Но доказательств не хватает. – Росс досадливо поскреб щетину на щеке. – В общем, появились сведения, что «Зета» проявляет пристальный интерес к вашей экспедиции и к новооткрытой планете. Поэтому я был внедрен в научный корпус для получения информации на месте. Кое-что я нарыл, но это вас уже не касается. – Капитан протестующе дернулся, но Росс категорически покачал головой. – Нет. К «Россинанту» это не имеет отношения. Вот то, что касается корабля. Когда ко мне во время досмотра вошли КСОПовцы, я узнал в одном из них работника «Зеты» - я был у них в центральном офисе несколько раз. Потом мне удалось подслушать их разговор, из которого стало ясно, что они ждут вторую группу и планируют захватить весь корабль. Как вы понимаете, мне некогда сидеть у них в каталажке – задание еще не закончено, поэтому я принял решение уходить.

- А Падалеки причем? – С деланным равнодушием Морган отпил из стакана.

- А Падалеки при мне. – Росс холодно улыбнулся. – И это действительно не ваше дело.

Джаред слегка покраснел и с едва заметной ухмылкой прикусил губу. Морган очень аккуратно поставил стакан на столик.

- Вообще-то, он причислен к моему экипажу.

- Вообще-то, капитан, у вас весь экипаж украли, - отчеканил Росс. Морган побледнел, на скулах заходили желваки. Росс выдержал паузу, сверля капитана тяжелым взглядом. – Но я могу узнать, где сейчас находится «Россинант».

Морган вскинулся, Джаред подался вперед, даже Вайс заинтересованно выпрямился на стуле и вытащил изо рта трубку.

- Как?

- В разговоре представитель «Зеты» упомянул, что они отправят корабль на свою базу. Координаты которой наверняка есть в центральной базе данных корпорации. А я, опираясь на новые сведения, могу туда проникнуть.

Росс подхватил свой стакан и, расслабленно откинувшись на спинку дивана, сделал пару глотков. Морган изумленно и недоверчиво уставился на него, Джаред широко улыбнулся. Приподняв брови, Вайс качнул головой и снова пыхнул дымом.

- Без санкций залезть в базу данных такой махины как «Зета»… - Адмирал задумчиво куснул мундштук. – Не слишком ли это круто, даже для «Глаза»?

- Не слишком, – холодно бросил Росс.

- Чем мы можем помочь? – Капитан хмурился, но в глубине его глаз ярко сияла надежда.

- Мне нужен быстрый корабль до Земли. Самый быстрый. Неизвестно, сколько времени у нас в запасе, и какие планы у них в отношении «Россинанта». В метрополии я всё сделаю сам. Дальнейшее будет зависеть от того, что я там узнаю.

- Ты ведь знаешь, что я полечу с тобой? – Падалеки вызывающе вздернул подбородок, нервно переплетая пальцы на напряженных руках.

- Я, разумеется, тоже, - уверенно кивнул Морган.

- Так и хочется подхватить ваш стройный припев, - кисло скривился Вайс, – но, увы – моих мальчиков нельзя оставлять без присмотра. Однако в отличие от вас, олухов, у меня есть кое-что посущественнее воплей. Я дам вам быстрый корабль.

 

***

 

Пока готовили корабль, Росс и Джаред посетили медчасть, куда их категорическим рявканьем отправил адмирал Вайс. Врач, с интересом косясь на истерзанную футболку Росса, залил клеем треснувшую губу и рассаженные кулаки Падалеки, наложил толстый слой исцеляющей мази на опухшую скулу Росса, а увидев багровый отпечаток ботинка на его животе, не слушая вялых протестов уложил того на кушетку и подключил диагност.

- Ну, кажется, всё в порядке… - протянул он, считывая показания прибора. – Вот только ЭГ странновата… У вас были черепно-мозговые травмы? Да? Какого характера?

- В который раз? – Росс саркастично приподнял бровь.

- А сколько было всего? – вытаращил глаза доктор.

- Док, заканчивай эту бодягу. – Скривившийся Росс сел на кушетке, отлепляя с груди щуп диагноста. – Я чувствую себя нормально. Что ж вам всем мои мозги покоя не дают?

- То есть, я не первый, кто это отметил? – Нахмурившийся эскулап потыкал кнопки консоли. – Вы уверены, что вас не беспокоят головные боли? Головокружения, внезапные потери сознания?

- Уверен, - раздраженно бросил Росс.

- Он врет. – Джаред, сидевший неподалеку, склонил голову к плечу и пристально разглядывал Росса. – У него голова болит часто. Может – вообще постоянно.

- Что за чушь? – Росс вперил в него холодный, предупреждающий взгляд.

- Это не чушь. Я видел несколько раз, как ты трёшь виски и лоб. Кажется, это началось после… Натс.

- После чего? – быстро спросил доктор.

- Док, у вас нет таблеток от бреда? Выдайте ему парочку, - насмешливо сказал Росс, поднимаясь с кушетки. – Всё, нам пора. Со мной всё в порядке, спасибо за помощь с синяками.

- И всё-таки я вам настоятельно рекомендую пройти полное обследование, когда у вас будет время, - настойчиво посоветовал врач.

- Обязательно, - процедил Росс и вытолкал Джареда из медчасти.

Ждавший возле дверей боец, сопровождавший их к медикам, с некоторым удивлением взглянул на вывалившуюся парочку и повел их на склад одежды.

- Кончай болтать, - прошипел Росс, слегка приотстав и ткнув Падалеки локтем.

- Мне не нравятся твои головные боли, - негромко возразил Джаред. – Что если она сделала с тобой что-нибудь?

- Да ничего она не делала, - отмахнулся Росс, напряженно размышляя. Да, голова в последнее время болела всё чаще, усилились предчувствия, а на «Россинанте» он необычайно четко прочитал того мужика из «Зеты». То, как он прочувствовал поисковый луч, вообще было необъяснимо. А если к этому всему добавить острое ощущение эмоций Джареда… Похоже, с ним действительно что-то происходило. Понять бы еще, что.… Ну да чёрт с ним, действовать пока не мешает, а это главное. А дальше посмотрим.

- Может, стоило попросить хотя бы каких-то лекарств? – не унимался парень.

- Терпеть не могу лекарства, - искренне ответил Росс. Лекарства чётко ассоциировались с болью, и обычно намного большей, чем вялое нытьё в голове.

- Дженсен… - раздался неуверенный шепот Падалеки.

- Ну?

- Скажи, а ты… Это действительно не настоящее имя?

Росс помолчал, предчувствуя следующий вопрос.

- Да.

- А…

- Не надо, Джаред. Я не отвечу.

Парень упрямо тряхнул головой и посмотрел ему в глаза.

- Хорошо, я не буду спрашивать. Но когда-нибудь ты скажешь сам. Я подожду.

Росс криво усмехнулся и ускорил шаг.

На складе ему выдали очередной стандартный комбинезон взамен разрезанной футболки и подобрали на всех КСОПовскую форму. При обсуждении предстоящего визита на Землю Росс заметил, что корпорация вполне может выставить наблюдателей в каждом из трёх земных космопортов, чтобы поймать беглецов с «Россинанта», и адмирал предложил замаскироваться под курьеров КСОПа, тем более что корабль, который он предоставлял, был курьерским болидом. Эти маленькие юркие аппараты развивали самую большую скорость, которая была доступна человечеству на данный момент. Стремительными иглами они пронзали пространство, ловкими стежками сшивали освоенный космос и являлись единственной возможностью быстро передать информацию с планеты на планету. Тем не менее, их не любили – работающие на пределе современных двигателей болиды частенько ломались, и большинство предпочитало надежность в ущерб скорости. Поэтому их использовали только тогда, когда дело представлялось действительно срочным.

Россу нравились курьерские болиды – они сокращали время в пути вдвое и могли обогнать любой корабль. Кроме того, этим корабликом можно было управлять в одиночку, и Росс не раз выбирал именно болид, отправляясь на очередное задание. Для него риск поломки вполне уравновешивался тем фактом, что он может не бояться погони. А еще он просто любил скорость.

Вайс настоял на том, что кроме КСОПовского пилота с ними отправится и доверенное лицо адмирала. Во-первых, им может понадобиться полномочный представитель базы «Либерти», если они решат официально обратиться к властям за помощью. А во-вторых, с ними должен быть человек, который сможет ответить на все вопросы, касающиеся КСОПа, в случае какой-либо проверки. Росс подозревал, что Фальку просто любопытно, как будут развиваться события дальше, и он подсунул им шпиона. Но в любом случае это не могло помешать – в предстоящую вылазку к центральному архиву корпорации Росс не собирался брать никого. Джаред, в отличие от адмиралов, этого, кажется, до сих пор не понял – он весь светился от предвкушения опасных приключений и осторожно задавал вопросы о территории корпорации. Росс отшучивался и уныло предчувствовал скандал по прибытии. Он по-прежнему считал, что Падалеки лучше держать в поле зрения, поэтому не возражал против его присутствия на болиде, но компания неподготовленного человека на сложном задании исключалась. Что ж, впереди как минимум неделя полета, и он успеет заговорить Джареду зубы.

 

Земля

 

- Я пойду с тобой.

- Нет, не пойдешь.

- Я не буду мешать.

- Это исключено.

- Я могу помочь.

- Нет необходимости.

- Я хорошо стреляю.

- Не сомневаюсь.

- Я должен быть рядом.

- Я сейчас свихнусь.

Росс упал головой на сложенные на столе руки и протяжно застонал. Осада продолжалась третий день, и победа на горизонте не маячила. Он и не подозревал, что этот парень может быть таким настырным.

Первые четыре дня полета прошли совершенно спокойно – Джаред внезапно нашел общий язык с Морганом и к Россу не приставал. С утра до вечера он сидел в каюте капитана, с горящими глазами слушая его рассказы о боевых вылетах, схватках с пиратами, о стратегии и тактике космических боёв. Морган, которого снедало беспокойство за свой экипаж, рад был отвлечься от грустных мыслей и увлеченно погрузился в воспоминания. Молодой лейтенант, тот самый, которого Росс пришиб об стенку, иногда присоединялся к ним, но большую часть времени проводил со своим другом пилотом. На Росса Корвин посматривал с опасливым восхищением – видимо, Вайс рассказал ему о «Глазе» – однако общества своего не навязывал. Таким образом, оказавшись в одиночестве, Росс использовал это время для детального составления плана проникновения в корпорацию. Свои расчеты он строил на сведениях, которые добыл у Шона.

Шон работал в IT-группе корпорации «Зета». Несколько лет назад куратор Росса решил, что агенту недостает подготовки в области новейших компьютерных технологий, и отдал его на неделю в распоряжение Шона для экспресс-курса. Шон был лохматым, бородатым, шумным, непрерывно матерился и не ел мяса из идейных соображений. Они с Россом отлично поладили – один любил говорить, другой – слушать. К сожалению, болтливость Шона не распространялась на темы, касающиеся корпорации, а Росс не собирался упускать такой шанс – он не часто имел возможность пообщаться с другими сотрудниками «Зеты» и разузнать хоть что-нибудь о своих таинственных работодателях. Вначале он пытался Шона напоить, но оказалось, что тот, как и Росс, не любит спиртное. Потом он потащил Шона по злачным местам в надежде, что айтишник поведется на какое-нибудь полулегальное зелье и развяжет язык, однако Шон и в этом плане оказался идейным. Использовать на нем спецсредства Росс не рискнул – это могло обнаружиться. И тогда Росс подключил природный наркотик – своё обаяние. Через неделю влюбленный и совершенно потерявший голову Шон был готов продать душу за возможность прикоснуться к своему кумиру. В постели он выбалтывал всё, что Росса интересовало, и даже не замечал этого. Когда он стал повторяться, Росс решил, что продолжать общение не имеет смысла, и свернул встречи. Впавший в отчаяние Шон начал было преследовать его, и тогда Росс, дождавшись его ночного дежурства, залез к нему в дом и вынес оттуда всё мало-мальски ценное, включая номера банковских счетов, которые тут же опустошил. Ударившая в лоб действительность быстро привела Шона в чувство, и он занялся своими делами, оставив Росса в покое. Об их романе так и не узнали, а у Росса появились уникальные сведения о работе IT-группы и корпоративной сети.

Составив подробный и стройный план предстоящей операции, Росс хотел оставшееся время полета посвятить отдыху и тренировкам, которые, впрочем, начал с первого дня путешествия. И тут Джаред решил, что пора обговорить их действия на Земле. За полдня он достал Росса настолько, что тот просто вытолкал его за дверь. На следующий день он не открыл, и изобретательный Падалеки подговорил пилота разблокировать дверь под предлогом того, что «у бедного Дженсена галлюцинации и расстройство психики». После той тирады, которую выдал Росс ворвавшимся спасителям, пилот, кажется, в это поверил. Разозленный Росс сбежал в хозблок за едой, а вернувшись, обнаружил нагло ухмыляющегося Джареда валяющимся у него на койке. Росс благоразумно отмел первые три плана дальнейших действий – в них было слишком большое количество крови и разбросанных частей тела – и, устало вздохнув, признался, что не собирается брать с собой Джареда. Через пару часов он понял, что те первые три плана были весьма милосердны. И что галлюцинации и расстройство психики ему к концу полета гарантированы.

Джаред возмущался, скандалил, уговаривал, угрожал и доказывал. Он размахивал руками, закатывал глаза, ерошил волосы и устраивал неподражаемые танцы бровями. Он находил сотни сомнительных аргументов и плевал на доводы Росса. Переубедить его было невозможно.

Сегодня корабль вышел на орбиту Земли и медленно дрейфовал, дожидаясь подходящего для посадки момента. По расчетам Росса им нужно было приземлиться примерно в обеденное время, оставалось еще несколько часов. Росс сходил к Моргану в последний раз обговорить планы, и тот согласился остаться в болиде до окончания операции – капитан был достаточно известной личностью в метрополии, его легко могли узнать, а появление одного из беглецов неизбежно насторожило бы корпорацию и поставило под угрозу предстоящее проникновение в «Зету». Обращаться же к властям за официальным расследованием было слишком рискованно – пока бюрократическая машина наберет ход, похитители успеют избавиться от «Россинанта» и замести все следы. Для начала стоило всё-таки попытаться узнать координаты базы, на которой прячут украденный корабль. Поэтому всё следовало провернуть тихо и не привлекая внимания, для чего использовать курьерскую легенду: лейтенант КСОПа в сопровождении бойца охранения прибыл на Землю для доклада руководству. Корвин пришел в восторг от возможности поучаствовать в деле и немедленно согласился. Морган же резонно заметил, что если в космопорте действительно сидят наблюдатели из «Зеты», то и у Росса есть риск быть узнанным. Росс усмехнулся и пошел переодеваться. Когда он вышел из своей каюты, потрясенное молчание заполнило болид. Стоявший перед ними человек – сутулый приземистый крепыш с отвислым брюшком и морщинистым неприятным лицом – абсолютно ничем не напоминал Росса.

- Как ты это сделал? – шокировано пробормотал Джаред.

- Пара больших футболок, бритва и тонкий слой заживляющего клея. Всё гениальное просто, - проскрипел незнакомец резким и каким-то пустым голосом. Угловатыми отрывистыми движениями он нацепил темные очки и форменный берет, прошелся по коридору крабьей походкой и насмешливо процедил: - Ну что, экзамен сдан?

Морган изумленно покачал головой и шумно выдохнул.

- Знаешь, «Глаз»… Я не очень-то верил в ходящие о вас легенды. Теперь верю.

- Ну вот и славно, - сухо ответил Росс своим настоящим голосом, заставив всех вздрогнуть от неожиданности. – Что там у нас со временем?

- Через час заходим на посадку, - ответил пилот.

- Тогда я, пожалуй, тоже переоденусь, - встряхнулся Джаред и повернулся к своей каюте.

- Падалеки! – Росс в раздражении повысил голос. – Ты никуда не пойдешь.

- Эклз. – Джаред обернулся и совершенно спокойно взглянул ему в глаза. – Я решил, что пойду. Удержать ты меня можешь, только… сделав то, что собирался на «Россинанте». Твой ход.

Росс стиснул зубы, со свистом втянув в себя воздух, резко шагнул к Джареду, буравя его тяжелым, угрожающим взглядом... И наткнулся на непробиваемую уверенность.

Спустя несколько томительных, напряженных секунд он сдался.

- Чёрт с тобой. Собирайся.

 

***

Их посадили на третьем поле. Росс надеялся, что будет ближе, но и в этом были свои преимущества – их корабль точно не виден от здания космопорта. Вызвав кар, они неторопливо разблокировали входной люк и дружно задохнулись. Родная планета приветствовала их яростным порывом ледяного ветра, острыми лезвиями резанувшим по лицам и наотмашь забившим им в глотки холодные комья воздуха. Февральское немощное солнце зябко куталось в тучи, даже не пытаясь создать видимость тепла. Природа стерла ластиком все краски, оставив шероховатый пустой холст в грязных разводах, и лишь унылые птицы вдали нехотя покрикивали друг на друга, напоминая, что зима не продлится вечно.

- М-да, печально у них тут, - глубокомысленно изрек Джаред и бодро потопал вниз по трапу, размахивая руками. Росс удивленно моргнул, наблюдая, как в плоскую картину мира внезапно врывается жизнь.

Доехав до служебного входа в космопорт, они на удивление быстро прошли контрольно-пропускной пункт. Служебное удостоверение и кейс Корвина вызвали уважительные кивки, а на двух его охранников практически не обратили внимания, заставив лишь отцепить шокеры и пройти стационарный детектор. На выходе они взяли такси, наземную машину с водителем – вблизи космопорта были запрещены полеты на малых аппаратах – и через полчаса с туристической неспешностью преодолели сотню километров до города. Вскоре Росс попросил съехать с трассы и отпустил машину.

- Прогуляемся, - бросил он удивленным спутникам и небрежно зашагал вдоль расцвеченной вывесками улицы. Переглянувшись, те пошли рядом, стараясь не слишком явно дрожать от холода. Акклиматизатор в форменных куртках определенно не справлялся с поддержанием комфортной температуры.

- Джаред, расскажи Корвину о том, как ты утопил флаер на учениях, - через несколько минут предложил Росс. – Думаю, ему будет интересно.

Джаред изумленно дернул бровями, потом нахмурился и оглянулся.

- Сделаешь так еще раз, и я тебя оставлю валяться в подворотне, - ровным голосом заметил Росс. – Начинай рассказ.

Падалеки возмущенно фыркнул, но историю начал рассказывать. А поскольку рассказчиком он был великолепным, к концу квартала парни настолько увлеклись, что перестали обращать внимание на Росса.

Росс сканировал пространство на предмет слежки. Он смотрел, слушал, чувствовал, применял весь свой немалый опыт оперативника для того, чтобы обнаружить чужое пристальное внимание. Но вокруг было тихо и чисто. Рабочий день еще не закончился, немногочисленные прохожие зябко спешили по своим делам, в подступающих зимних сумерках широкие ленты проспектов жемчужно сияли самоцветами ярких огней. Предчувствие мирно посапывало, отмахиваясь от всех вопросов, и Росс позволил себе немного расслабиться.

- Сейчас повернем направо, - негромко скомандовал он, дождавшись окончания истории. – Дойдем до конца квартала. На углу вход в бар. Корвин, ты пропустишь нас вперед; когда мы завернем за угол – войдешь в бар и просидишь там полчаса, перекусишь. Затем спустишься в сабвей – вход мы только что прошли – и поедешь в офис КСОПа. Под любым предлогом пробудешь там как минимум час. После этого ты в принципе свободен, но шляться по городу не советую. С нами встретишься завтра в этом же баре – запомни адрес – с десяти до одиннадцати утра. Если мы не появимся до половины двенадцатого, езжай в офис КСОПа и оттуда связывайся с Морганом. В космопорт не суйся. Всё понятно?

- Завтра, с десяти до одиннадцати, - повторил напряженно слушавший лейтенант. – Я всё понял. Разрешите выполнять?

- Разрешаю. – Росс прикусил губу, чтобы не рассмеяться. – Удачи, Корвин.

- И вам удачи! – с жаром выпалил лейтенант и начал замедлять шаг.

- Падалеки, вперед. – Росс пошел быстрее и резко свернул за угол.

Они быстро миновали пару домов, возле третьего Росс остановился и оглянулся на Джареда, мельком обводя глазами улицу.

- Нам сюда.

Они вошли в подъезд и, поднявшись на пятый этаж, оказались в крытой галерее, соединяющей этот дом с соседним. Там лифт вынес их на крышу, где располагалась стоянка общественных флаеров. Заняв водительское кресло, Росс набрал на пульте номер одного из своих счетов и, дождавшись зеленого сигнала, поднял машину в воздух.

- Интересно, ты весь город настолько изучил? – ёрзавший рядом Джаред изумленно качал головой.

- Не весь. Район вокруг космопорта – знаю.

- Да уж, знаешь – это мягко сказано. Я родную улицу знаю хуже. Как тебе это удалось?

- Обожаю пешие прогулки, - усмехнулся Росс.

- Занятная избирательность – пешие прогулки именно вокруг космопорта.

- Люблю наблюдать уходящие ввысь корабли, - пафосно изрек Росс.

- Да, я тебя понимаю, величественное зрелище, - восторженно подхватил Джаред. – Особенно хорош вид из подъездов и баров! Думаю, из подвалов и – как это? – подворотен ты им тоже любовался, верно?

- Падалеки, уймись. – Росс безуспешно пытался спрятать улыбку.

- Ну вот, только я начал приобщаться к прекрасному! Я так мало знаю о подворотнях! Мое образование безнадежно запущено, я угнетен и испуган своим невежеством, мелкой козявкой я ползаю по земле в поисках таинственных, сокровенных подвалов! Тогда как ты, будучи экспертом в валянии по подворотням, не хочешь поделиться величием тайного знания! Эх, подворотни, канавы и лужи, мне не дано вас познать! Жестокосердный тиран Эклз встал у меня на пути и говорит мне умяться… уйняться… в общем, там было что-то противоестественное!

- Хорошо, уговорил. – Росс бросил флаер вниз и приземлил на пустынной улице. – Пошли.

- Куда? – вытаращился Джаред.

- В подворотню. Буду тебя валять.

- Эмм.… Вот прямо здесь? – покрасневший Джаред неуверенно огляделся.

- Ну а чего тянуть, раз у тебя такая тяга. – Росс потянулся и, открыв дверь, шагнул из флаера.

Ошарашенный Падалеки, неловко покрутившись, тоже вылез наружу и растерянно подошел к Россу.

- Дженсен… А может, лучше начать с баров? Или…

- Лишь в подворотне дано познать истину! – выразительно изрек Росс и буднично закончил: - Пошли валяться.

Крепко ухватив онемевшего Джареда за рукав, он поволок его за угол многоэтажки, высившейся напротив. Затолкав парня в довольно узкий арочный проход между стоящими рядом домами, Росс широко махнул рукой.

- Знакомься, Джаред, это – подворотня. Осваивайся. У меня есть небольшое дельце, но когда вернусь – обещаю тебя качественно повалять! – и, развернувшись, он быстро пошел обратно.

- Эклз!!! – раздался сзади возмущенный рев. – Ты придурок!

Не сдержавшись, Росс расхохотался на всю улицу.

 

***

 

Квартира Росса была в том самом доме, возле которого они приземлились. Нажав во флаере кнопку ожидания, они закрыли машину и поднялись на двенадцатый этаж. Росс приложил руку к панели сенсора и, приглашающе мотнув головой, первым вошел в открывшуюся дверь. С любопытством вытянув шею, Джаред шагнул следом и осмотрелся.

- Ты здесь живешь?..

- Время от времени, - отозвался Росс, складывая очки в берет и бросая на пол.

- Ну… лаконично, - деликатно выразился Джаред, оглядывая просторное пыльное помещение, в котором, кроме большой кровати и встроенного шкафа напротив, ничего не было.

- Это только одна из квартир, в некоторых других получше, и потом – я не люблю привязываться к вещам, а здесь ничего не жаль бросить…

- Да ладно, не оправдывайся. – Джаред широко улыбался.

- Я не… Чёрт. – Росс немного растерянно тряхнул головой. Похоже, он действительно оправдывался, словно мнение Джареда было важным, словно Росс хотел, чтобы тому понравилось у него дома.… Это какой-то бред. Джаред ему никто. А эта квартира – не дом.

Поморщившись, он потер виски пальцами и, на ходу расстегивая форменную куртку, пошел к шкафу.

- Дженсен, опять?

Он удивленно оглянулся на переставшего улыбаться Падалеки.

- Что – опять?

- У тебя опять болит голова.

А ведь и вправду болит. Просто эта боль стала настолько частой, что он перестал её замечать.

- Ерунда, пройдет.

- Хочешь… я сделаю тебе массаж? – осторожно предложил Джаред.

Росс отбросил форменную куртку и изумленно повернулся к парню.

- Что-что ты сделаешь?

- Массаж. Специальный, когда голова болит, меня одна девчонка научила.

- Массаж, говоришь? – насмешливо протянул Росс и сдернул с себя обе футболки.

Джаред тяжело сглотнул и залился краской, не в силах оторвать взгляд от обнажившегося тела. А Росс неторопливо отцепил шокер, разулся, затем расстегнул брюки и медленно стянул их, оставшись в трусах и носках. Джаред прерывисто вздохнул и нервно облизнул губы.

- Ты… собираешься в душ?

- Умный мальчик, - одобрительно кивнул Росс и усмехнулся. – Быстро учишься. Пойду смою клей, а то лицо и шея жутко чешутся. Ты бы куртку снял, у меня вроде не холодно. – И он скрылся за неприметной дверью в углу комнаты.

Через пятнадцать минут, пришлепав в комнату босиком и в одном полотенце, обвернутом вокруг бедер, он застал Падалеки задумчиво стоящим возле окна со скрещенными на груди руками. Джаред обернулся и быстро отвел глаза в сторону.

- Так что насчет массажа? – спокойно повторил он вопрос.

- Падалеки, я не буду с тобой спать. – Росс остановился возле шкафа, проводя руками по мокрым волосам.

- А я тебе не трахаться предлагаю. – Голос Джареда ни на йоту не изменился. – Я просто хочу, чтобы у тебя перестала болеть голова.

- Неужели? – Росс насмешливо склонил голову набок. Джаред взглянул в его глаза и уверенно, невозмутимо кивнул. Мельком глянув на стенную панель с часами, Росс плюхнулся на кровать. – Ну, давай свой массаж. Надеюсь, полотенце не помешает?

- Мне – нет, - холодно ответил вновь покрасневший Джаред. – Просто сядь на край кровати и расслабься.

Он быстро скинул ботинки и залез на кровать с ногами, встав на колени за спиной Росса. Поёрзал, расставляя колени шире для равновесия, и медленно глубоко вздохнул. Затылок Росса обдало теплой волной воздуха, по коже пробежали мурашки, и он наклонил голову ниже, открывая шею. Горячие подрагивающие руки легли ему на плечи, и острое ощущение Джареда накатило волной, вихрем повлекло за собою. Росс чувствовал его волнение, его старание сдержаться, его желание помочь, и сквозь всё это, из самой глубины – его уверенное, неистребимое спокойствие, надежным панцирем охватывающее Росса, дарящее защиту и покой…. Теплые большие ладони мягко гладили его, осторожно разминали напряженные мышцы, настойчиво обхватывали плечи; пальцы кружили по затылку, вытягивали боль из висков, разглаживали привычно нахмуренные брови. Росс пропитывался теплом и растворялся в нем, становился мягким, расслабленным и доверчивым. И ему хотелось большего, хотелось всем телом чувствовать это невероятное, бесконечное, спокойное тепло. С тихим вздохом он отклонился назад и прижался спиной к большому, надежному телу. Сильные руки обхватили его, прижали крепче, и, повернув голову, он бессознательно потерся щекой об это тепло, чувствуя жаркое дыхание и дробный перестук сердца. Накатившее желание было щекотным, и он улыбнулся, изгибаясь в кольце больших рук, прижался губами к гладкой горячей коже, лизнул её, чтобы почувствовать вкус… и услышал мучительный, долгий стон.

Росс очнулся, открывая глаза. Тяжело и прерывисто дышащий Джаред отчаянно прижимал его к себе, приникнув всем телом, дрожащим от возбуждения. Перед глазами Росса безудержно трепыхалась жилка на шее, которую он только что… целовал.

- Джаред… пусти, - хрипло сказал Росс, пытаясь подняться.

Джаред вздрогнул всем телом, со всхлипом качнул головой, зарываясь лицом в его волосы, сжимая руки всё крепче.

- Пусти. Пожалуйста.

И Джаред разжал руки. Медленно, тяжело отодвинувшись, он сжался в комок, словно от боли, опустил голову к коленям, закрыл лицо, выставляя острые углы локтей в бессмысленной попытке защититься...

Росс молча поднялся, неровными шагами дошел до шкафа, ткнул онемевшими пальцами в панель холодильника рядом. Вытащил одну из бутылок и щедро налил в стоящий там же стакан. Развернувшись как автомат, вернулся со стаканом к кровати.

- Выпей.

Парень не глядя протянул руку и, схватив стакан, залпом выпил до дна. Через несколько секунд глаза его закатились, и, навзничь повалившись на кровать, он провалился в глубокий сон.

Росс забрал стакан, закрыл холодильник и, обведя комнату пустым невидящим взглядом, ломко опустился на край кровати, обхватывая себя ледяными, бесчувственными руками.

Ему было невыносимо… безгранично… холодно.

 

***

 

Он вошел в здание корпорации около семи, как и планировал. Большинство сотрудников расходилось по домам, в вестибюле была толчея и неразбериха. Досадливо хмурясь и помахивая кейсом, прошел через рамку детектора и остановился возле турникета, пропуская выходящих и суетливо обшаривая карманы в поисках якобы затерявшегося пропуска. Ближайший охранник скользнул по нему взглядом и окликнул:

- Мэтью, ты же вроде бы домой отправился?

- Ты мне это говоришь? – кисло скривился Росс. – Купил жене в обед очередного пластикового кота и забыл в столе. Она выдерет мне все оставшиеся волосы!

- Она всё еще собирает этих жутких тварей? – усмехнулся охранник.

- Кошмар! – пожаловался Росс. – Скоро придется покупать для них отдельную квартиру.

Охранник засмеялся.

- Крепись, друг! Ладно, проходи быстрее, я включу на подъем четвертый лифт. Не задерживайся, через полчаса закрываем.

Росс кивнул и прошел в коридор с лифтами. Прижал ладонь к панели возле четвертого, дождался мелодичного звона – система идентификации «свой-чужой» опознала его и вызвала лифт. Войдя внутрь, он нажал кнопку сто восемнадцатого этажа и взглянул в зеркало на стене. В нем отражался худощавый невзрачный педант в строгом офисном костюме, с пегими прилизанными волосами и безвольным подбородком. Росс слепил эту маску по памяти, выбрав Мэтью только потому, что тот был знаменит своей рассеянностью, и у Росса в квартире нашелся подходящий парик. Поверхностную проверку маска прошла, впрочем, он был уверен в результате – люди обычно видят то, что ожидают увидеть, и не обращают внимания на такие мелочи как несколько иной разрез глаз или чуть более высокий рост.

Выйдя на сто восемнадцатом, он уверенно повернул направо и зашел в комнату, в которой работал Мэтью. Постояв там несколько минут, прошел обратно к лифту и нажал клавишу «Вниз». Во всех коридорах «Зеты» стояли камеры наблюдения, и он не исключал, что охранник захочет убедиться в том, что «Мэтью» пошел именно к себе. Теперь нужно было действовать быстро. Войдя в лифт и дождавшись начала движения, он поспешно начал раздеваться.

Через две минуты камера на тридцать втором этаже зафиксировала случайное открывание дверей лифта.

Росс свернул за угол и, остановившись в «мертвой зоне», прислушался. На этаже царила тишина, народ уже разошелся, лишь из-за одной двери слышался раздраженный говор. Поправив на голове шапку «Призрака», он поудобнее перехватил мешок и плавно скользнул вдоль коридора к двери туалета. «Призрак» – легкий сплошной камуфляж с мультиспектральной маскировкой – делал его невидимым для аппаратуры наблюдения среднего класса, а мешок из той же ткани, соединенный переходником с костюмом, скрыл кейс и снятую одежду. Однако внимательный человеческий взгляд обмануть не так просто, поэтому Росс спешил занять скрытую позицию до того, как начнется плановый обход охраны. Войдя в туалет, он слегка расслабился – здесь не было камер, шлепнул на стену напротив двери маленький глазок наблюдения и устроился в одной из кабинок, прилепив на стенку мешок с вещами и взяв в руки коммуникатор связи с глазком.

Через час из коридора послышались шаги и негромкий разговор. Росс поднял ноги повыше – снизу и сверху кабинки были сквозными, слегка приоткрыл дверь, чтобы было похоже на все остальные двери, и уставился в экран коммуникатора. В туалет заглянули два охранника, разговаривая о чем-то своем, лениво оглядели помещение, один нагнулся, пройдясь взглядом по низу кабинок, и, закрыв дверь, они продолжили обход. Рутинная работа, большое здание обычного бизнес-центра, в котором никогда ничего не происходит, – всё это не способствовало усердию охраны, на что Росс и рассчитывал. Теперь оставалось только ждать.

Около полуночи в сонной тишине пустынного офиса снова раздались шаги. Росс встряхнулся, вытащил из кармана баллончик с сонным газом и напряженно вперился в коммуникатор. Экран отразил взъерошенного мужчину в спортивном костюме, вошедшего в туалет и направившегося к крайней кабинке. Это был тот, кого ждал Росс. Ночной дежурный IT-группы.

Дождавшись, когда дверь кабинки закроется, Росс быстро и совершенно беззвучно подкрался к крайней кабинке, дал мужику дожурчать и, зажав себе рукой рот и нос, распылил баллончик над кабинкой. Через несколько секунд раздался шорох оседающего тела. Подождав еще немного для верности, Росс открыл дверь. Мужчина спал, тяжело привалившись боком к перегородке между кабинками. Росс отщелкнул на часах обратный ход времени – у него было два часа до того, как тот проснется – и начал раздевать айтишника. Переодевшись и распределив в карманах разгрузки под курткой нужные ему приборы, он вытащил из кейса подходящий по форме парик и нахлобучил на голову, затем надел сканирующие пиксельные перчатки и осторожно приложил свою ладонь к ладони мужчины. Перчатка мигнула и изменила цвет. Росс устроил мужчину поудобнее, убрал мешок с вещами в соседнюю кабинку, глянул на часы и, копируя походку айтишника, вышел в полутемный коридор. Стараясь не светить перед камерами наблюдения лицо, он прошел до двери в отдел IT-группы, лениво приложил ладонь к панели перед дверью, провел вытащенным из кармана пропуском по щели замка и толкнул дверь. Той же расхлябанной неторопливой походкой прошел центральный зал и повторил процедуру открытия с дверью в серверную. Внутри камер не было, как говорил Шон, и Росс начал действовать быстро. Метнувшись в проход между серверами, он нашел тот, который не был подключен к общей сети корпорации. Росс помнил недоумение Шона по поводу этого сервера и надеялся именно здесь найти сведения, касающиеся секретной деятельности «Зеты». В любом случае, другого варианта у Росса не было – копировать весь массив информации с серверов у него не хватит ни возможностей, ни времени. Он вытащил необходимую аппаратуру и осторожно подключился к системе.

Через два часа очнувшийся айтишник изумленно констатировал, что уснул в туалете. Поднявшись, он натянул штаны, поправил сбившуюся одежду и, качая головой в недоумении, отправился досыпать на рабочее место. Наблюдавший за ним Росс облегченно выдохнул и поудобнее устроился в своей кабинке, включая нетбук с добытой информацией. Всё прошло тихо и незаметно. Осталось дождаться утра и, затерявшись в суете начала рабочего дня, выйти из корпорации.

 

***

Хмурый Росс приложил руку к панели замка, дождался, когда дверь квартиры медленно отползет в сторону, и быстро отшатнулся назад. Кулак просвистел в паре сантиметров от лица. Пригнувшись, он проскользнул в комнату и обернулся, отбрасывая кейс в сторону.

- Спокойно, Падалеки, это я.

- А я и не сомневался, - процедил сквозь зубы Джаред, с яростью глядя на Росса. Сжав кулаки, он двинулся вперед, пытаясь зажать того в угол.

- Не надо. – В низком голосе Росса звучало явное предупреждение. – У меня нет настроения играть.

Джаред прищурился и рванул к нему. Плавно уйдя в сторону, Росс перехватил его руку, жестко заломил назад и впечатал парня в стенку, беря в захват шею и плотно прижав своим телом к стене. Падалеки задушено простонал, рванулся несколько раз и обмяк, коротко рвано дыша. Росс знал, насколько тому больно, и слегка ослабил хватку на руке.

- Успокоился?

- Пусти, - прохрипел Джаред.

- Я спрашиваю – ты успокоился? – холодно повторил Росс, вновь нажимая на руку. Парень дернулся и запрокинул голову, хватая ртом воздух.

- Да… - его голос был едва слышен.

Росс осторожно и аккуратно отпустил его, подхватил с пола кейс и подошел к шкафу. Раздвинув дверцы, он что-то нажал в глубине, и задняя стенка отползла в сторону, открывая узкую нишу. Он открыл кейс и начал выкладывать вещи.

- Какого чёрта, Эклз? – послышался сзади хриплый голос Джареда.

- Какого чёрта – что? – спокойно уточнил Росс.

- Какого чёрта ты меня усыпил? Почему не взял с собой?

- Все объяснения я дал тебе на болиде, и мне надоело их повторять.

- А моё мнение тебя не интересует?

- Нет.

Росс переложил вещи, оставив только нетбук с сохраненными данными, и, обернувшись, взглянул на Падалеки. Тот сидел на кровати, баюкая вывернутую руку, и напряженно разглядывал Росса.

- Когда ты проснулся? – спросил Росс, сдергивая парик и начиная снимать офисный костюм.

- Пару часов назад. И всё это время провел в размышлениях. Интересно, о чем?

- Не слишком. – Росс разулся, стянул штаны и отстегнул от «Призрака» шапку. Спецкостюм всё еще продолжал работать, и Джаред расширившимися глазами смотрел на едва видимый силуэт и торчащую посреди комнаты голову «Мэтью» с взъерошенными россовыми волосами.

- Жутковатое зрелище, - прокомментировал он с тщательно скрываемым любопытством. – А тебе в этом не жарко?

- Издержки профессии. – Росс глубоко вдохнул и, расстегнув комбинезон, рванул края в стороны. На обнажившейся коже россыпью заалели мелкие пятна и полоски. Джаред шумно втянул воздух и подскочил с кровати.

- Что это?!

- Всё нормально. Костюм присасывается к коже, беря энергию для работы. Его вообще-то полагается снимать с помощью специального раствора, но это долго, а у нас не так много времени. – Росс подошел к Джареду и повернулся спиной. – Стащи вниз. Желательно, порезче. Это… не очень приятно.

- Ты решил остаться совсем без кожи? – Взволнованный Джаред неуверенно положил руки ему на плечи. – Может, всё-таки снимем с этим твоим раствором? У нас еще час до встречи…

- Вот именно – у нас только час. Тащи.

Росс наклонил голову, прикусывая губу и стараясь не напрягать мышцы, чтобы Джаред не понял, насколько это… неприятно. Тот осторожно взялся за верхний край костюма, примерился и быстро потянул ткань вниз, освобождая спину и руки. Росс прикрыл глаза, концентрируясь на размеренном, спокойном дыхании. Наконец, ткань соскользнула с кистей и осталась висеть только на ногах, постепенно теряя свойство маскировки и становясь просто обтягивающим плотным трико черного цвета. Коротко передохнув, Росс повернулся и улыбнулся бледному Падалеки.

- Молодец. Поможешь снять с ног?

Джаред отрывисто кивнул и посторонился, освобождая доступ к кровати. Росс сдернул костюм с задницы, поправил трусы и улегся на спину, ставя ступни на живот Падалеки и похабно подмигивая.

- Давай, потренируйся. Вдруг пригодится навык?

- Пошел ты… - Нахмуренный и всё такой же бледный Джаред схватился за ткань. – Готов?

Росс кивнул, и Падалеки, пристально глядя ему в глаза, рванул костюм на себя. Сжав зубы до хруста, Росс запрокинул голову и сгреб в кулаки покрывало на кровати.

- Говоришь – «не очень приятно»? – зло процедил Джаред, стягивая ткань с лодыжек. – Кретин чёртов. А если тебе руку оторвать, это тоже будет «не очень приятно»?

- Ну, в общем, да. Не очень. – Росс растянул губы в улыбке, поднимаясь с кровати. – Я в душ. Спасибо за помощь.

И он быстро прошел мимо шумно дышащего Падалеки, который с отвращением швырнул «Призрака» в сторону шкафа.

Через полчаса, отлепив маску, сняв линзы и успокоив горящую кожу под прохладными струями воды, он вышел и нацепил на себя форму КСОПа, решив не морочиться с остальной маскировкой – сейчас в этом уже не было смысла.

- В корпорации-то нормально всё прошло? – спросил хмурый Джаред, натягивая куртку.

- Да. – Росс впихнул нетбук в нагрудный карман формы и выудил из холодильника бутылку с водой. – Пить хочешь?

- Хочу оставаться в сознании в ближайшее время. – Падалеки с подозрением посмотрел на бутылку.

Росс усмехнулся и щедро отхлебнул из горлышка. Изучающе на него поглядев, Джаред выхватил бутылку и с наслаждением напился.

- Ну что, двинулись? А то Корвин там уже локти грызет. – Повесив «Призрака» в шкаф, Росс закрыл нишу и дверцы, в последний раз оглядел комнату и нажал панель замка.

- Ты как себя чувствуешь? – поинтересовался Джаред, выходя в коридор подъезда.

- Прекрасно. Можешь отрывать мне руку, - ухмыльнулся Росс, закрывая дверь.

 

***

 

В полутемном баре негромко играла музыка, несколько посетителей завтракали в усталом молчании – видимо, после работы в ночную смену. Сидящий в углу Корвин заметно нервничал – он крутил в руках стакан с соком и дробно постукивал ботинком по полу, редко попадая в такт легкой мелодии. При виде вошедших на его лице отразилось такое невероятное облегчение и радость, что Росс не смог не улыбнуться в ответ, и тяжесть, сдавившая грудь еще ночью, когда он читал украденные файлы, немного отпустила.

- Ну что? – возбужденно подался вперед Корвин. – Как всё прошло? У вас получилось? Никто не заметил? Вы всё нашли?..

- Доброе утро. – Росс насмешливо приподнял бровь и уселся на стул напротив.

- Ээ… Ну да. Доброе утро, - послушно повторил смутившийся парень.

- Продолжай, продолжай, - любезно улыбнулся Росс. – Наверняка ты сможешь выдать еще пару дюжин вопросов!

Окончательно смешавшись, Корвин неловко дернул руками и чуть не опрокинул стакан.

- Не обращай внимания, - посоветовал Джаред, плюхаясь на стул рядом с лейтенантом и едко глядя на Росса. – Солнышко всегда язвит, когда не в духе.

- Солнышко?.. – Корвин несколько изумленно уставился на Падалеки.

- Ага. Это его кличка среди друзей. Он ведь такой милый! – Джаред скрестил руки на груди, с вызовом улыбнувшись Россу.

Облокотившись на стол, Росс наклонился ближе и интимным шепотом мурлыкнул:

- Дорогой, потерпи до корабля, там я с наслаждением высосу из тебя весь лишний яд!

Мгновенно побагровевший Джаред судорожно облизнул губы и пробормотал какие-то ругательства. Корвин, безуспешно пытаясь скрыть ухмылку, уставился в свой стакан. А Росс, подперев голову рукой, с «милой» улыбкой молча сверлил взглядом Падалеки. Наконец тот не выдержал и, выпрямившись на стуле, открыл рот для гневной тирады… и тут Росс вполне миролюбиво произнес:

- Позавтракаем?

Ошарашено моргнув, Джаред с отчетливым стуком захлопнул рот; Корвин, не удержавшись, фыркнул в стакан, разбрызгивая сок, и все одновременно расхохотались.

- Да, с вами не соскучишься! – Улыбающийся Корвин стирал капли сока с рукавов форменной куртки. – Ну так что, всё получилось?

- Информация у нас, - кивнул головой посмеивающийся Росс. – Предлагаю всё же перекусить, и затем отправимся в космопорт.

- Принято! – Джаред весело потер руки и коснулся сенсорной пластины, выводя на экран в центре стола меню. – Кто что будет? Я буду… всё!

Они позавтракали, приправляя вкусные блюда дружескими подколками и смехом. Расплатившись, компания вывалилась из бара, и парни даже не возмутились, когда Росс снова заставил их кружить по улицам, отслеживая потенциальных наблюдателей. Впрочем, возможно они даже не заметили этого, так как оживленно болтали друг с другом, автоматически следуя за Россом, который, миновав несколько кварталов, вывел их прямиком к стоянке наземного такси. Обрадовавшийся веселой компании шофер лихо покатил к космопорту, похохатывая над шутками и анекдотами, доносившимися с заднего сидения машины – Джаред и Корвин развлекались от души.

Они всё еще смеялись, когда замерший на несколько минут Росс повернул к ним бледное, окаменевшее лицо и, с трудом разжав зубы, прохрипел:

- Стоп.

 

***

 

Росс сидел на обочине дороги, сжимая руками виски. Боль толкалась внутри головы, давила на глаза, царапала ржавыми когтями, но Росс был благодарен ей – она отвлекала от накрывающего ледяными волнами предчувствия. Даже с закрытыми глазами он видел космопорт, сиявший вдалеке багровым заревом угрозы.

- Дженсен… Пожалуйста, поговори со мной.

Тёплые, сильные руки легли ему на плечи, слегка встряхнули.

- Дженсен! Ну же, пожалуйста! Что случилось?

- Случится.

- Что?..

Росс открыл глаза. Джаред сидел перед ним на корточках и пристально вглядывался в его лицо. Рядом стоял встревоженный Корвин.

- Случится, - устало повторил Росс. – Нам нельзя в космопорт.

Джаред на минуту застыл, кусая губы, напряженно глядя на Росса. Затем поднял глаза на лейтенанта.

- Корвин, прошу, посиди в машине. Нам с Дженсеном нужно поговорить. И успокой шофера, скажи… скажи, что у Дженсена заболел живот, скоро пройдет, и мы поедем.

Корвин с сомнением качнул головой, но послушно направился к стоящему неподалеку такси. Водитель с опаской вытягивал шею в их сторону, впечатленный зрелищем вывалившегося из машины чуть ли не на ходу молчаливого пассажира. Росс опустил руки, облокачиваясь на колени, и с вымученной усмешкой поглядел на садящегося рядом Падалеки.

- Командуешь?

- Изворачиваюсь. – Джаред тоже усмехнулся. – Рассказывай.

- Ну…

- Нет. Рассказывай правду.

- Я…

- Ты собирался врать.

- Я не…

- Собирался. Я всегда вижу, когда ты врешь. Или хочешь соврать. – Джаред сорвал сухую травинку возле ноги, сунул кончик стебля в рот, прищурившись, оглядел расстилающееся перед ними поле, слегка припорошенное снегом. – Не знаю, почему так, но я будто чувствую, где правда, а где – нет. Но почему-то только с тобой. – Он повернул голову и серьезно посмотрел в глаза Россу. – Не ври мне. Пожалуйста.

Росс отвернулся, опуская взгляд, удивляясь внезапно сдавившей грудь тяжести. Жестко потер руками лицо и, глубоко вздохнув, решительно поднял голову.

- Ладно. Вот тебе правда: у меня бывают предчувствия опасности. Не жди от меня объяснений, я не знаю, откуда и почему. Догадываюсь, но точно не знаю. Эти предчувствия, предупреждения никогда не обманывали меня. Сейчас я чувствую, что в космопорте опасно. Что-то может случиться, что-то плохое. Подробностей не знаю.

Он замолчал, ожидая реакции Падалеки. Тот задумчиво покусывал травинку, уставившись в далекий горизонт, и особо удивленным не выглядел.

- Ну? – раздраженно спросил Росс, устав ждать.

- Думаю, в космопорт ехать всё-таки надо. Хотя бы для того, чтобы забрать оттуда Моргана, который один может и не выбраться. Нас трое, мы предупреждены, просто будем осторожными, и всё.

- И всё? – Росс с сарказмом поднял бровь, разворачиваясь к Джареду.

- Ну, у нас есть шокеры, в космопорте охрана поможет… Или ты о предчувствиях? – он насмешливо глянул на Росса. – Я должен был восхищенно закатить глаза? Или затрястись от ужаса?

Росс хмыкнул, стараясь скрыть облегчение. Он сам не знал, чего ожидал, но вот такое спокойное принятие – это было неожиданно. И почему-то приятно.

- Так что, поехали? – Падалеки с хрустом распрямил спину. – Ты как, пришел в себя?

Росс покрутил головой, в которой гуляли отголоски боли. Он чувствовал себя вполне сносно, но… предупреждение ведь было не зря.

- Джаред, давай я съезжу один. Покручусь там незаметно, пойму, что происходит…

- Не-а. – Парень ухмыльнулся, поднимаясь на ноги. – Второй раз ты от меня не сбежишь.

Запрокинув голову, Росс задумчиво окинул взглядом долговязую фигуру. Падалеки настороженно отступил на пару шагов.

- Даже не думай! Я, Корвин, шофер – кто-нибудь наверняка уйдет. И поломает тебе все планы. А кроме того – мы действительно не знаем, что там творится. Может, нужно будет всем срочно улетать!

Росс вздохнул, вставая и отряхивая форму. В общем-то, Джаред был прав.

- А что скажем лейтенанту?

- Я беру это на себя! – засиял улыбкой Джаред. – Всё будет нормально!

У Росса снова остро кольнуло в груди.

 

***

 

Несколько минут, которые они ехали до космопорта, Джаред потратил на то, чтобы нашептать что-то на ухо изумленно распахнувшему глаза и рот Корвину. Сидевший впереди Росс мельком подумал, что зря пустил это дело на самотек – неизвестно, куда заведет Джареда фантазия, а ведь этот рассказ обязательно дойдет до сведения адмиралов. Впрочем, сейчас явно было не время беспокоиться об отдаленном будущем, и Росс сосредоточился на составлении разных вариантов действий на ближайшие полчаса. Он обязан был сделать всё правильно.

На подъезде к территории космопорта Росс попросил водителя остановиться и повел свою группу в обход по пустынной аллейке, проложенной вдоль высокой живой изгороди, зеленой даже сейчас, в середине зимы.

- Мы зайдем с бокового входа, оттуда ближе до служебного пропускного пункта, - пояснил он. – Теперь слушайте внимательно. Двигаться будем так: я впереди, вы – в трёх метрах сзади, я задаю темп. Спокойно проходим первый общий зал, сворачиваем к служебному коридору. Возле него стоит охранник, проверяющий документы, там я приторможу, вы пройдете первыми. В коридоре снова пропустите меня вперед. На КПП процедура та же. Затем возьмем кар и быстро доедем до корабля. На маршруте следования от меня не отставать, не таращиться вокруг, заметите что-то подозрительное – не подавайте виду, мне говорить не надо – я замечу раньше вас. Наша задача – добраться до корабля быстро и не привлекая внимания, разбираться будем потом.

- Дженсен, как думаешь, что там? – спросил шагающий рядом Джаред.

- Скорее всего «Зета», - холодно ответил Росс, на ходу проверяя шокер. – У всех полные заряды?

- Но как они узнали? Ты же сказал, что…

- Не знаю! – Голос прозвучал громко и резко. Росс скрипнул зубами, замедляя шаг. Тревога всё усиливалась, но срываться на взволнованных парней явно не стоило. Чёрт, он привык работать один и отвечать только за себя! Ему не нужна эта ответственность! Он не может, не хочет быть здесь!.. У него нет выбора.

Росс остановился, глубоко вздохнул, переводя взгляд с одного молодого лица на другое. Джаред переминался с ноги на ногу, покусывая губы; Корвин хмурился, пытаясь изобразить уверенность, вот только руки подрагивали, судорожно сжимая только что проверенный шокер… Две пары глаз смотрели на Росса с надеждой и доверием.

- Ну что, сдрейфили? – Он улыбнулся, уверенно и открыто. Положил руки им на плечи, слегка встряхнул. – Да ладно вам, всё будет нормально! Враги разбегутся от вашего бравого вида, и юные девы осыплют героев цветами! Юных дев хотите?

Парни переглянулись и дружно фыркнули, Джаред, поиграв бровями, насмешливо прокомментировал:

- «Юные девы, оптом и в розницу, обращаться к Дженсену Эклзу». Ты сегодня подозрительно щедрый!

- Это временно, пользуйтесь моментом.

- Тогда я первый на очереди! – ухмыльнулся Корвин. – У меня большой заказ! И цветов побольше, пусть осыпают! – и он горделиво приосанился.

- Договорились. – Улыбающийся Росс хлопнул его по плечу и подтолкнул парней к воротам. – Ну, пошли. Помните – вы за мной в трех метрах, не теряйте меня из виду. И главное – чётко и быстро выполняйте всё, что я скажу. Ясно?

Они кивнули, вновь становясь собранными и серьезными, но Росс видел, что им обоим стало легче, что страх и нервное напряжение отпустили. Теперь у них есть шанс. Росс встряхнулся, расслабляя плечи, и под мерный привычный перестук внутреннего метронома зашагал вперед, с каждым движением всё глубже погружаясь в боевой режим, отбрасывая мысли и эмоции, вдыхая в себя силу и сканируя мир вокруг.

Боковые двери, терминал космопорта. Большое пространство, яркий свет, разноцветные огни рекламных вывесок. Людей немного, кое-где видны местные охранники. Крик… Ребенок в центре зала пытается свалиться в фонтан, мать определенно против. Из кафешки справа выходит парочка, девушка заливисто смеется. Трое мужчин идут навстречу, бурно жестикулируют, один тянется к карману… вытаскивает билет. Балкон второго этажа, женщина кому-то машет. Возле центрального входа переговариваются двое в спортивных куртках… Стоп. Назад.

Росс снова взглянул на балкон. Неподалеку от женщины на перила небрежно облокотился парень в коротком пальто. С нарочитой скукой оглядел зал, скользнул взглядом по Россу и замер на мгновение, прищурившись, глядя в никуда, словно… сравнивал увиденное со снимком. Есть.

Росс отвернулся, следя за парнем боковым зрением. Тот спокойно выпрямился, снова обводя зал глазами, и едва заметно кивнул двоим у входа. Затем направился к лестнице вниз. Росс слегка ускорил шаги, до служебного входа осталось метров десять. Странно, что парочка «спортсменов» не торопится. Он повернул направо за угол очередного кафе… и увидел еще двоих, уверенно идущих навстречу. Они слегка разошлись в стороны и вытащили шокеры. Значит, приказ – взять живыми, это хорошо. А вот то, что они не скрываются – плохо, видимо охрану космопорта накормили сказками об опасных преступниках и помощи ждать не приходится. Ну что ж, если их только пятеро – справимся. Росс обернулся на своих парней, ткнул пальцем в «спортсменов», а сам скользнул вперед.

Шокер ему не понадобился – здесь можно было бить на поражение. Он видел каждый их ход, предугадывал каждое движение. Первый послужил укрытием от второго и упал со сломанной шеей. Второй попытался уйти в сторону, но запнулся о легкую скамейку, которую Росс толкнул ему под ноги, и всем телом врезался в полупрозрачную стену кафе. Потеряв на секунду ориентацию, он пропустил Росса и, получив сильнейший удар в горло, с жутким хрипом опустился на пол. Может и выживет, мельком подумал Росс, стремительно перемещаясь к парням. Один из «спортсменов» лежал на полу, второй, рывками двигаясь по кругу, явно тянул время в ожидании помощи. Сбоку подбегал молодой человек с балкона, на ходу сбрасывая пальто. Возле фонтана растерянно стояли два охранника, бормоча что-то в наручные коммы; люди вокруг начали недоуменно оглядываться, только сейчас понимая, что происходит нечто странное – с момента начала стычки прошло всего несколько секунд. Скоро начнется паника, надо заканчивать. Росс нырнул вниз и, проехавшись по гладкому полу, двумя ногами ударил по коленям «спортсмена». Тот вскрикнул от боли, заваливаясь куда-то вбок. Оставив его своей группе, Росс быстро вскочил навстречу последнему.

Молодой парень вблизи оказался не таким уж молодым. Пожалуй, ровесник Росса. Он резко остановился, отбрасывая в сторону пальто, и слегка улыбнулся Россу. Оружия у него в руках не было.

Это был настоящий противник. Когда через несколько минут бой закончился, Росс едва стоял на ногах. Однако же он стоял. Парень – нет.

- Как вы? – прохрипел Росс, оборачиваясь к своим и пытаясь выпрямиться.

Они стояли поодаль и очень странно смотрели на него. И, кажется, не слишком стремились подойти.

- Как мы?.. – медленно произнес Джаред. – Мы в порядке.

Росс криво усмехнулся. Что ж, понятно. Крушение иллюзий, да? Тогда смотрите, смотрите внимательно. Вот так выглядит драка. И нет в ней красоты, нет благородства. Есть только боль, и грязь, и звериное желание выжить.

Сцепив зубы, Росс выпрямился, холодно кивнул парням и зашагал к служебному входу, не оглядываясь на искалеченное, изломанное тело, лежавшее возле его ног.

 

***

На КПП двое дежурных очень осторожно попросили у них документы. Они явно были уже в курсе того, что произошло, и записываться в герои не торопились. Глядя на их замедленные движения и бегающие глаза, Росс понял, что начальник охраны космопорта отдал приказ как можно дольше тянуть время, а сам вероятно уже вызвал спецгруппу Службы Охраны Порядка. Рисковать своими людьми, пытаясь задержать подозрительных и опасных «КСОПовцев», он не собирался.

Встречаться со спецгруппой было никак нельзя – прямое столкновение с представителями закона ничем хорошим не закончилось бы, к тому же у «Зеты» появилось бы время на осуществление нового плана. Шагнув ближе к столу дежурных, Росс с такой яростью посоветовал им поторапливаться, что все в комнате на мгновение испуганно замерли. Затем Джаред, осторожно протиснувшись ближе к дежурным, с улыбкой заговорил о чем-то, указывая на документы. Кажется, он пытался заслонить охранников от Росса. Насмешливо прищурившись, Росс наклонился к напряженной спине Падалеки и, прошипев: «А еще я ем детишек на завтрак», отошел подальше от всех, к дверям, ведущим на летное поле. Отвернулся, незаметно вправляя вывихнутые пальцы на правой руке. Его почему-то знобило.

Подбодренные окриком дежурные в рекордные сроки закончили оформление документов и через пару минут отдали их Корвину. Закрывая кейс, он вместе с Джаредом подошел к Россу, который внимательно оглядывал поле сквозь прозрачные двери. В нескольких метрах впереди, слегка наискосок очень удачно стоял кар, подмигивая зеленым огоньком готовности к движению. Несколько пассажирских лайнеров вдалеке, ряд легких грузовиков, пара потрепанных рейсовых внутрисистемников, возле одного из которых суетились рабочие, вытаскивая что-то из сервисной машины космопорта. Проводив взглядом стаю птиц, поднявшихся в хмурое небо, Росс оглянулся на парней.

- Готовы? Пошли.

Распахнув дверь, они вышли на летное поле, Росс задержался, оглядываясь на дежурных, и шагнул следом. Холодный порыв ветра ударил в лицо одновременно с яростным воем предчувствия. Мир словно замедлился, обретая немыслимо четкие контуры, обостренные чувства волнами хаоса промчались по нервам. Птичьи крики, рокот машины, морозный воздух. И пристальный расчетливый взгляд, поймавший в прицел, словно в сеть, тело Росса. Снайпер.

- Ложись!!! – крикнул Росс парням и рванул к кару, уже понимая, что не успевает, что палец уже нажал на курок…

Выстрела они не услышали. Только странный, режущий ухо свист да хрустящий скрежет удара.

Скорчившись за машиной, Росс с ужасом обернулся. Джаред лежал на животе на полпути к кару и, приподняв голову, остекленевшим взглядом смотрел на Росса. А между ними на поле, странно изогнувшись, вытянулся Корвин, удивленно глядя в суровое зимнее небо. Пуля прошла навылет, разорвав ему грудь и выщербив глубокую воронку в сверхпрочном покрытии космопорта.

Яростно выругавшись, Росс врезал кулаком по двери машины. Как?! Почему?! Ведь он был уверен, что снайпер целит в него! Он специально рванул вперед, выводя тех двоих из-под удара! Как же так получилось?!..

«… И цветов побольше, пусть осыпают!..». Смеющееся лицо Корвина рассыпалось в памяти безжалостными острыми осколками. Росс на мгновение закрыл глаза. Я найду для тебя цветы, мальчик.

Сжав руки в кулаки, он встряхнулся и привычно отбросил боль в глубину сознания. Надо выбираться отсюда.

Росс сконцентрировался, быстро анализируя выстрел. Судя по траектории полета пули, стреляли откуда-то справа и сверху, явно не из здания космопорта. Калибр большой, звук выстрела не слышен. Скорее всего, электромеханическая винтовка, «Impulse» либо «Veil», прицельная дальность до 2400 метров. Он нахмурился, вспоминая окрестности летного поля. Справа, в зоне прямой видимости стояло невысокое административное здание, за ним большой ангар для ремонта звездолетов. Из здания вход в КПП просматривается плохо. Значит, ангар.

Он плавно выдохнул, потянувшись сознанием к ангару, и неожиданно легко почувствовал точку напряжения. Ангар, левый угол, маленькое окошко под крышей. Пыльная комната, спокойное дыхание в тишине. Нет мыслей, нет эмоций, только палец на спусковом крючке и летное полена прицельном экране монитора. На перекрестье недвижно застыл неожиданно близкий кар.

Росс открыл глаза. Да, снайпер выцеливал именно его. Но почему же… Стоп. Всё потом.

- Джаред, - позвал он, стараясь говорить спокойно.

С момента выстрела прошло совсем немного, и парень всё еще был в шоке. Он дернулся, услышав голос Росса, оторвал взгляд от неподвижного тела лейтенанта и огляделся вокруг.

- Джаред! – Росс махнул рукой. – Спокойно, в тебя стрелять не будут. Не делай резких движений, просто поднимайся и иди к машине.

Падалеки поднялся на четвереньки и подполз сбоку к лейтенанту, беря его за руку. Стараясь не смотреть на развороченную грудную клетку, потянул тело на себя.

- Джаред, не надо, - негромко сказал Росс. – В этом нет смысла.

Джаред поднял голову и обжег его яростным взглядом.

- Я не брошу его.

- Послушай, он…

- Я не брошу его!!!

Эхо гневного крика взлетело над полем. Росс вздрогнул, почувствовав какое-то изменение. Тяжелый, давящий взгляд исчез. Снайпер сместил прицел.

Нет! Этого не будет. Росс поднялся и вышел из-за кара, поворачиваясь к ангару лицом.

- Джаред. Не вставай. Ползи к машине, - процедил он, сверля взглядом далекое окошко. Ну же, я здесь!

Тяжесть чужого, паучьего внимания вернулась, палец дрогнул на спусковом крючке. Росс прыгнул в сторону и снова нырнул за машину. Вот так. Смотри на меня. Я полон сюрпризов.

- Падалеки, шевелись! – раздраженно бросил он и, пригнувшись, перешел к переднему бамперу.

Джаред подползал к машине, волоча за собой безвольное тело. Позади них оставалась широкая кровавая полоса.

- Не сюда! С другой стороны! – рявкнул Росс, махнув на противоположную сторону кара. – Клади его сзади, сам садись за руль! Быстрее!

Не обращая внимания на яростное шипение Джареда, он выпрыгнул из-за машины впереди, отвлекая на себя внимание. На этот раз нервы у стрелка не выдержали, Росс едва успел повернуть назад, как пуля взрыхлила поверхность совсем рядом, обдав его мелким осколочным крошевом. Скорчившись за колесом, он судорожно отряхнулся.

- Падалеки! Чёрт тебя дери! Время уезжать!!!

- Не ори на меня! – выкрикнул сверху Джаред, оказавшийся неожиданно близко – он устраивался за рулем.

Росс усмехнулся, подняв голову.

- Заводи, - спокойно сказал он. – Возле твоего правого колена черная кнопка автоуправления, отключи. Помнишь, где корабль? Ехать очень быстро, срезай по прямой, без направляющих. Как только он поймет, что меня не увидит, начнет стрелять по машине. Не бойся, он не попадет.

- Почему? – отрывисто спросил Джаред.

- Потому. Заводи.

Росс открыл заднюю дверь и ввалился в машину, падая сверху на тело Корвина. Двигатель загудел, дверь захлопнулась от резкого рывка вперед, а Росс закрыл глаза и мгновенным усилием перенесся, ворвался в сознание снайпера. Он не делал такого раньше, он не знал, что делать, он просто должен был сделать что-то. И собрав силу в комок, он будто взорвался в чужом сознании, вкладывая в удар всю свою ярость, и боль, и желание защитить.

Руки на оружии вздрогнули, ствол задрался в небо, Росс услышал протяжный тяжелый стон. Похоже, стрелок терял сознание. Хорошо, нужно надавить еще чуть-чуть…

Росс внезапно очнулся от сильного тычка в бок. Кар с визгом затормозил, и его сбросило с сиденья на дно машины.

- Что?! – прорычал он, привстав и толкая в плечо Джареда.

Тот оглянулся на него с бешеным лицом и крикнул:

- Мы оставили там кейс!

- Да чёрт с ним, с кейсом! Уезжай! – заорал Росс, чувствуя, как приходит в себя снайпер, как снова пристальный цепкий взгляд ловит в прицел кар…

Внезапный холод ознобом прошелся по спине, дыхание перехватило, и на секунду мир застыл, ломко балансируя на грани… А в следующий миг машина дёрнулась, рванула с места, а спину Росса обожгло ослепительной болью.

Его швырнуло вперед, и, ударив грудью о сиденье, вышибло остатки воздуха из легких. В спине полыхал огонь, боль яростно вгрызалась в тело, перехватывала горло, пробивала насквозь раскаленными жалами. Распахнув рот в беззвучном крике, он сполз вниз между сиденьями и скорчился там, безвольно качаясь в такт движеньям машины. Ватное тело не слушалось, боль поглотила все чувства, и подступавшая паника сжигала остатки сознания. Воздух, ему срочно нужен был воздух!!!.. Собрав в кулак остатки воли, он жестко прикусил губу, и новая вспышка боли встряхнула его, разжимая тиски, сдавившие грудь. Судорожно сглотнув, он хватанул ртом воздух и часто задышал, хрипло и поверхностно, как загнанный зверь. В глазах прояснилось, мир вернулся вместе с гуденьем мотора и острым запахом крови.

Он сидел, неловко согнувшись, на дне машины, спину разъедала острая жгучая боль, рот заполнялся соленой горячей кровью. Видимо, он перестарался с губой. Сплюнув и попытавшись вдохнуть поглубже, Росс переждал новую волну боли и сконцентрировался на дыхании. С каждым вдохом он отделял себя от агонии, собирал осколки спокойствия, вымораживал боль и ужас, защищая себя холодной коркой льда.

Через несколько минут кар остановился. Росс осторожно выпрямился и увидел сквозь лобовое стекло стоящий рядом болид. Джаред неподвижно замер на сиденье, сжимая побелевшими руками руль. Росс хотел было коснуться его плеча, но левая рука не работала, а правая судорожно вцепилась в заднее сиденье и никак не хотела отпускать. Тогда он негромко позвал:

- Джаред.

Парень вздрогнул и, не оглядываясь, глухо сказал:

- Надо выходить.

- Сходи, позови Моргана на помощь, - спокойно предложил Росс.

Падалеки отрывисто кивнул, выбрался из машины и зашагал к кораблю. Проводив его взглядом, Росс стер с подбородка кровь, огляделся, прикидывая, в какую сторону двигаться, и удивленно хмыкнул. В двери позади него зияла довольно большая дыра. Он оглянулся в поисках отверстия, через которое пуля вошла, но так и не смог его обнаружить. Впрочем, неважно, главное, что до этой двери ближе. Опираясь правой рукой на сиденье, а иногда на Корвина, он попятился к двери и неловко изогнулся, хватаясь за ручку... Переждав, пока исчезнут черные круги перед глазами, он проглотил скопившуюся во рту кровь, постарался сдержать кашель и более осторожно выбрался наружу. Левая рука по-прежнему не двигалась, голова тоже поворачивалась с трудом, глубоко вдохнуть не получалось, но, по крайней мере, он стоял и мог идти. Предстояло самое сложное – быстро убедить Моргана, что им нужно улетать с Земли. Спецгруппа СОП наверняка уже на подходе, и Росс был уверен – если их задержат, «Зета» доберется до них в ближайшие часы.

Подбежавший капитан в ужасе уставился на тело Корвина и заляпанный кровью кар, затем перевел взгляд на Росса.

- Что произошло?!

- На летном поле снайпер, - коротко ответил Росс. – С прежней позиции он сюда не достреливает, но может переместиться. Нужно всем укрыться на корабле.

Морган открыл было рот, чтобы задать следующий вопрос, но сдержался и молча бросился к машине; вернувшийся Падалеки, со снежно-белым лицом, помог капитану вытащить Корвина. Росс шел к кораблю вслед за ними и старался не думать о Вайсе.

На болиде они положили тело Корвина в его каюте на койку. В давящей тишине Джаред опустился рядом и ссутулился, закрывая лицо руками. Выскочивший из кабины пилот шокировано застыл на пороге.

- Запускай двигатель, мы улетаем, - напряженно сказал ему Росс.

Морган вскинулся и резко обернулся.

- Что у вас случилось?!

- В космопорте ждала засада. Команду с шокерами мы вырубили, на выходе сидел снайпер. Видимо, «Зета» решила, что если не удастся взять живыми, то лучше не выпускать совсем.

- Ты был в корпорации? Как они узнали, где вас ждать?

- Был. Сведения у меня. Тревоги не было, всё прошло тихо. Я не знаю, как они вычислили взлом, вероятно, что-то было в программах. Морган, у нас есть координаты их базы. Там «Россинант». А здесь через несколько минут будет Служба Охраны, и нас не выпустят. Нужно улетать.

Морган, прищурившись, с подозрением глядел на Росса.

- Зачем нам улетать теперь, когда на руках информация? Можно обратиться за помощью в центральный офис КСОПа. А ты, «Глаз», мог бы доложить своим. Собственно, должен доложить, как я понимаю.

Росс кивнул, слегка пошатнувшись. Стоять было всё труднее.

- Должен. Проблема в том, что ночью у меня было время просмотреть скачанные файлы. У корпорации есть информатор в ФКС, это кто-то из руководителей, и я не нашел – кто именно. – Он запнулся, разгоняя туман в голове. Голос упал почти до шепота, и это было неправильно. От убедительности его вранья сейчас зависят их жизни. А для правды просто нет времени. – В общем, если я пойду на доклад, «Зета» сразу об этом узнает. И они доберутся до «Россинанта» значительно быстрее, чем спасатели. Может, замять дело информатору и не удастся, но твой экипаж и учёных они уничтожат. Решай, капитан.

Морган задумался, хмуро глядя на тело Корвина. Росс кивком головы указал на лейтенанта и холодно заметил:

- Вайс нам поможет. Уж теперь-то точно.

Джаред медленно опустил руки и поднялся. В его глазах плескался гнев и брезгливое недоумение.

- Ты… - свистящий, сдавленный шепот. – Как ты можешь!.. Ты готов использовать всё? Даже…

- Даже трупы. – Росс с каменным лицом смотрел ему в глаза.

Взорвавшийся яростью Джаред как-то мгновенно оказался рядом и с силой впечатал кулак ему в подбородок. Росс отшатнулся, натыкаясь на стену, и прижался к ней спиной, пытаясь устоять на подгибающихся ногах. Волны боли захлестывали его, пробив все барьеры, перед глазами мелькали огненные вспышки, дыхание снова сбилось, и он хватал ртом воздух, часто моргая в попытках сфокусировать зрение. В ушах стоял гул – кажется, Джаред еще что-то говорил. Или кричал. Мучительным усилием он разогнал пелену перед глазами.

- … он был мне другом, а ты подставил его! Ты напортачил в корпорации, и они пришли за нами! Это ты виноват в его смерти! И тебе, как всегда, наплевать! Это ты убил его!!!..

Покрасневший от гнева Джаред выкрикивал всё новые обвинения, бешено вырываясь из рук Моргана, который оттаскивал его подальше от Росса. Пилот порывался помочь, но в тесном пространстве и так не осталось места. Стены каюты, казалось, дрожали и плавились – то ли от ярости Джареда, то ли со зреньем у Росса всё еще был непорядок. Слегка усмехнувшись, он вытер рукою кровь из треснувшей снова губы.

- Эй, Падалеки, - тихонько позвал он, и Джаред внезапно заткнулся. – Не все люди хорошие, помнишь?

В наступившей вдруг звенящей тишине остановившийся Джаред закрыл на мгновенье глаза, дрожа всем телом. Затем, осторожно высвободившись из рук Моргана, шагнул назад и устало сел на стул, ссутулился, сжался, проводя ладонью по лицу. Капитан протянул было руку к его плечу, но, так и не коснувшись его, обернулся к пилоту.

- Иди в кабину. – Он стиснул зубы, на скулах заходили желваки, затем решительно кивнул. – Заводи двигатель, разрешение на взлет не спрашивай. Взлетай как можно скорее. Мы отправляемся на «Либерти».

Проводив глазами выскользнувшего из каюты пилота, Морган перевел тяжелый взгляд на Росса.

- Ты должен многое мне объяснить.

Росс кивнул и внезапно легко, светло улыбнулся. Дело сделано, они улетают. Все останутся живы, и, может быть, даже спасут «Россинант», много хороших людей. И Джаред снова поднимется в небо. К своей свободе.

Каюта закружилась вокруг него, свет показался вдруг слишком ярким, и он закрыл глаза. Тело больше не слушалось, оно уплывало всё дальше, мягко покачиваясь на волнах боли, и он отпустил его. Стало легко и пусто, и он был один в теплом мягком пространстве. Теперь можно было отдохнуть…

Тело Росса качнулось и безвольно осело вниз, оставляя на стене багровый кровавый росчерк.

 

3 часть

 

Звезды рассыпались по экрану разноцветным густым конфетти. Мелькавшие между ними праздничным салютом вспышки подчеркивали абсурдное ощущение бесшабашного карнавала. И лишь приемник связи, включенный на полную громкость, предательски рушил нелепое и спасительное впечатление сказки. Приказы, ругательства, тревожные выкрики наполняли кабину нервной плотностью идущего в космосе боя.

Закончив крутой вираж, Джаред перевел дух и слизнул с верхней губы мелкие капельки пота. Руки дрожали, когда он оторвал перчатки от матово светящихся полусфер управления. Впрочем, во время работы движения оставались выверенными и четкими. Словно в учебном полете, когда главной задачей было правильно выполнить задание и ошарашить сокурсников очередным неожиданным фортелем. Воспоминания казались чужими и странными, будто целая жизнь прошла со времен Академии. Джаред привычным жестом вскинул руку потереть шрам над бровью и нелепо ткнулся перчаткой в прозрачный шлем скафандра. Рассеянно погладив шлем пальцами, он встряхнул уставшие кисти рук, сжимая и разжимая кулаки. Затекшее тело тихонько ныло, жалуясь на неудобство кокпита, обожженная кожа на животе саднила под затянутыми ремнями. «Серафим» - истребитель славный, подвижный, надежный и верткий, вот только стандартная кабина с трудом вмещала почти двухметровую фигуру, а на подгонку у Джареда не было времени. Он усмехнулся, вспоминая свой авантюрный побег с корабля. Ох и влетит ему, когда всё закончится!.. Но оно того стоило, точно. Он просто не мог оставаться в стороне.

Глубоко вздохнув, он собрался, мазнул взглядом по хаосу данных на внутреннем экране шлема и перевел глаза на внешний экран, отображающий цельную картину боя. В трехмерном пространстве красными точками ползали корабли противника. Ближайший двигался влево, заходя на опасную позицию во фланг армейскому крейсеру. Над точкой яростно мигал код «16» - приказ о немедленной атаке для всех истребителей, находящихся рядом. Джаред решительно кивнул и нажал подбородком клавишу связи в шлеме, подтверждая получение приказа. Кажется, он даже услышал свой голос в той какофонии, что фоном лилась из динамика. И неожиданное чувство общности, единства со всеми людьми, которые вели сейчас бой, захватило его, вымывая усталость, наполняя властной уверенностью в победе. Джаред улыбнулся и спокойно положил руки на сферы управления.

Он повел истребитель вниз, стараясь зайти под брюхо вражескому кораблю. Бой длился всего пару часов, но за это время они успели выяснить, что энергетические щиты, окружавшие корабли противника, одинаково прочные со всех сторон. Так что выбор направленья атаки был продиктован скорее интуицией, чем логикой, да еще тем, что сверху он заметил другой истребитель. Подойдя на расчетное расстояние, он выпустил ракеты и резко отпрыгнул в сторону, уходя от вражеского залпа. Неприятель заметил его, и вокруг «Серафима» замелькали лазерные вспышки орудий системы ПРО. Теперь всё зависело от тех самых финтов, которыми он любил развлекаться во время учебы, и за которые неоднократно бывал наказан суровыми преподавателями Академии. Изогнув немыслимую траекторию, он бешеным штопором выскочил из-под корабля и взлетел наверх, едва увернувшись от несущегося навстречу товарища. Приветственно качнув крылом, Джаред с трудом перевел дыхание – адреналин и перегрузки зашкаливали, выпустил еще две ракеты и, сделав петлю, молниеносно сместился к левому борту. Энергетический щит корабля внезапно мигнул и словно вспух во все стороны сразу, в яростном усилии гоня от себя мощную ударную волну. Это было знакомо и не слишком опасно, неприятель делал такое и раньше, энергия волны быстро рассеивалась, и для безопасности достаточно было просто отойти в сторону. Вот только Джаред был в этот раз слишком близко.

Ударная волна настигла его истребитель, сильнейший толчок закрутил «Серафима», ломая крылья. Перегрузки сдавили грудь, вышибая воздух; на пульте мигали огни, громкий сигнал тревоги заглушил голоса на связи. Неуправляемый истребитель покореженной грудой металла падал вниз, на бескрайнюю твердь планеты. И скованный ужасом Джаред, теряя сознанье, отчаянно выкрикнул в чёрное небо:

- Дженсен!!!..

 

***

 

Он пришел в себя резко, вздрогнув всем телом, словно подброшенный в воздух сильным ударом тока. Пульс колотился как бешеный, воздуха не хватало, а в ушах по-прежнему звучал отчаянный крик Джареда. Горячие волны паники захлестывали его, хотелось вскочить, рвануть туда, где в плотных слоях атмосферы яркой горящей точкой пылал «Серафим» с его сердцем…

- Дженсен!

Голос Джареда внезапно раздался совсем близко, и Росс распахнул глаза.

Серый пластик стен, мягко светящиеся лампы на потолке, запах железа и антисептика. Судя по тесному пространству, это каюта болида. Росс лежал на койке, укрытый одеялом до подбородка, рядом на столе мигал огоньками какой-то прибор, сидящий на стуле Джаред встревожено склонился ближе, держа в руке медицинский инъектор...

Сон. То был всего лишь сон – и космический бой, и истребитель со сломанными крыльями.… Чертовски яркий, подробный сон. Облегчение было настолько сильным, что у Росса закружилась голова. Он закрыл глаза, пытаясь вдохнуть полной грудью, и только сейчас почувствовал плотную повязку вокруг туловища. Попытался шевельнуться… и не смог. Тело было онемевшим и неподвижным. С холодной отстраненностью он подумал, что совершенно беззащитен сейчас, и это должно пугать, но, видимо, все эмоции сгорели в той вспышке паники, и он не ощущал ничего, кроме легкой пустоты да смутной потребности в воздухе.

- Дженсен, ты слышишь меня? Ты здесь? – снова раздался голос Падалеки.

Росс открыл глаза и посмотрел на Джареда, с удивлением отмечая тёмные круги под глазами, осунувшееся лицо, тяжелый уставший взгляд. Отросшие за время их путешествий волосы спутанными грязноватыми лохмами обрамляли впавшие щёки.

- Какой… день? – прохрипел Росс, с трудом выталкивая звуки из пересохшего, словно покрытого ржавчиной горла.

Джаред облегченно вздохнул и весь как-то оплавился на стуле, устало откладывая на стол инъектор.

- Наконец-то. Я тут сижу уже столько, что еще немного – и начал бы вопить тебе в ухо. Мозги едут, пару минут назад мне показалось, что ты исчезаешь. – Он крепко зажмурился, потирая рукой лоб. – В общем, так: мы летим на «Либерти» - на случай, если ты забыл. Сегодня третий день полета. Ты отключился на старте, так мы и обнаружили, что ты ранен. Сволочь. – Глаза Джареда сверкнули вспышкой раздражения, хотя голос оставался ровным. – Ты сразу не мог сказать?

Росс со слабой улыбкой слегка качнул головой.

- В…д… - Он кашлянул. – Воды… дашь?

- Да, конечно. – Джаред поднялся, налил из бутылки, стоящей на столе, воды и поднес кружку с питьевой трубочкой ко рту Росса. Прохладная жидкость ручейком блаженства полилась в сухое горло. Напившись, Росс благодарно кивнул и выжидательно поднял брови.

- Ну, мы притащили тебя в каюту, - продолжил Джаред, снова усаживаясь на стул. – Нашли медицинский сканер, на складе оказался мелкий походный, ну, ты знаешь. Это ж болид, здесь почти ничего нет. Но Морган и с таким имел дело раньше. Короче, отсканировали, оказали первую помощь, теперь летим на базу, - торопливо закончил Джаред, отводя глаза. – Ты воды еще хочешь?

Росс выгнул бровь, насмешливо глядя на Падалеки. Тот нервно куснул губу, опуская голову, ссутулился, опираясь локтями о колени. Пряди волос скользнули вперед, закрывая лицо.

- В общем, дела не очень хорошо, - глухо сказал он, разглядывая свои пальцы. – Морган говорит, пуля тебя почти не задела, прошла по касательной, но из-за большого калибра… Ударной волной разорваны мышцы спины, сломаны два ребра слева, раздроблена лопатка. Что с плечевым суставом – мы так и не смогли определить, там, кажется, сплошное месиво… - Джаред судорожно сглотнул, стискивая кулаки, резко, захлёбываясь, втянул в себя воздух. – Еще… Самое плохое, что почти отказала печень. Там что-то повреждено… Капитан думает – это последствия еще первой драки, в здании космопорта. Но дело в том, что мы… мы… - он сделал несколько вдохов, пытаясь взять себя в руки, и тихо закончил: - Морган сказал – тебе повезло, лёгкие, кажется, почти не задеты. Но нужно, чтобы ты был неподвижен, иначе возникнет внутреннее кровотечение. А ты… начинаешь метаться, как только к тебе прикасаются. Поэтому он вводит какой-то препарат раз в сутки. Говорит – довольно опасно, но другого здесь нет. Говорит – нужна операция, но здесь её не сделаешь. Мы даже в чувство тебя не могли привести, пока ты сам не очнулся. – Джаред выпрямился и покрасневшими глазами взглянул на Росса. – Морган сказал – если очнешься, можно будет больше не колоть препарат, и тогда есть шанс… Дженсен, ты…

Росс поймал взгляд Джареда и, стараясь выглядеть как можно более уверенно, твердо покачал головой.

- Не дрейфь, летун, - прошептал он. – Прорвёмся.

 

***

 

После того как Падалеки сообщил новость об очнувшемся Россе, в каюту заглянул Морган. Рассеянно считал показания прибора, следящего за состоянием Росса, задал пару вопросов о самочувствии и, повторив практически то же, что рассказал Джаред, торопливо ретировался. Похоже, он не мог определиться в своем отношении к Россу, к тому же оставалось слишком много невыясненного и непонятного, но раненный выглядел настолько бледно, что Морган не рискнул допрашивать его прямо сейчас. Впрочем, Росс понимал, что беседа состоится в ближайшее время. Конечно, можно было бы еще какое-то время разыгрывать умирающего – и, чёрт побери, хорошо бы только разыгрывать! – но лететь до базы КСОПа не так уж долго, а на базе его встретит Вайс. Когда Росс вспоминал это имя, кожу на затылке неприятно сводило спазмом. Было бы неплохо до встречи с адмиралом найти общий язык с Морганом. Или хотя бы выгодно себя продать. В конце концов, у Росса есть еще незаконченные дела.

Джаред наотрез отказался уходить спать в свою каюту, но даже его упрямство имело предел, и, чуть не свалившись на пол, когда задремал прямо на стуле, парень притащил откуда-то охапку одеял и, отковыряв и выставив стул за дверь, устроился «на минутку отдохнуть» на полу вдоль кровати Росса. Росс, отказавшийся от еды по причине полного отсутствия аппетита и понимающий, что это не слишком обнадёживающий признак, смотрел на мгновенно заснувшего Джареда и отчаянно надеялся, что не соврал, обещая выжить.

Постепенно странное, невесомое состояние охватило его, и он провалился в зыбкую дрёму, наполненную видениями и неясным, ускользающим смыслом. Перед ним проносились смутные воспоминания из детства, вибрирующие стены большого пустого корабля, расплывчатые лица и силуэты, чьи-то сильные руки нежно гладили его по голове, а пространство вокруг было наполнено хаосом светящихся, переплетающихся нитей… Появилась Натс, и он удивился – что она делает в его детстве, но она ласково улыбнулась ему и уверенно потянула за несколько нитей, сплетая из них гармоничный, красивый рисунок… Нити плавно изгибались в её руках и начинали светиться ярче, словно были довольны, создавая новую картину, и ему тоже захотелось сплести нечто новое, заставить нити сверкать восторженной радугой. Он протянул руки, но девушка грустно покачала головой и указала куда-то на его грудь, и тогда он внимательно оглядел себя. Странно, он тоже состоял из таких же светящихся нитей, но кое-где они были порваны и тусклыми обрывками грустно свисали вниз. Он чувствовал, что это неправильно, так не должно быть; стыдясь, он взглянул на Натс, растерянно прикрывая ладонями пустоты в своем рисунке. Но она не сердилась, наоборот, ободряюще улыбнулась и кивнула, вновь берясь за нити, и он понял – она верит в то, что он может всё исправить. Это чувство – что в него верят – было таким тёплым, щекотным, светлым, что он тоже улыбнулся в ответ. И, преисполненный благодарности, решительно взялся за кончики оборванных нитей, плетя самый верный, красивый узор…

Проснувшись, Росс несколько минут лежал с закрытыми глазами, перебирая в памяти отдельные картинки и ощущения странного сна. Необычным было всё – и то, что сон о детстве не обернулся кошмаром, и мир, наполненный светящимися нитями, и настойчивое ощущение правильности происходившего… А еще – теплое, уверенное чувство защищенности, словно он вернулся домой, в тот самый Дом, которого у него никогда не было…

Впрочем, всё это только сон. Росс мотнул головой, отгоняя непрошеные мысли, вздохнул, потягиваясь, охнул от мгновенно прострелившей боли в плече… и застыл, внезапно понимая, что он может свободно двигаться.

Он распахнул глаза. В полумраке каюты посапывал спящий Джаред, из коридора доносилась негромкая музыка, а он сам замер в нелепой позе с поднятыми вверх руками и открытым в полузевке ртом. Спешно собрав разбежавшиеся от изумления мысли, он осторожно опустил руки на одеяло и провел ревизию внутреннего состояния. От ватного онемения в теле не осталось и следа. Ныла спина, узлом стянулся живот, остаточной болью пульсировало плечо, будто его вывихнули и только что вправили. Голова… Вот голова болела всерьез, быстро переходя из категории «досадная помеха» в «охренеть-она-сейчас-лопнет». И еще – ему зверски, нестерпимо, до голодного воя хотелось есть!

Росс осторожно пошевелился, согнул ноги, подвигал плечами, приподнял голову и ощупал грудную клетку. Вдохнул. Невероятно, невозможно, немыслимо, но чёрт возьми – он, похоже, был здоров! Хорошо – почти здоров, но, светлые небеса, что же это такое?! Как?! Отчего?! Каким образом?!!.. Ему хотелось заорать от абсурдности происходящего и невозможности получить мгновенные ответы на все вопросы. И только присутствие спящего Джареда остановило его в последний момент.

Всё еще скованный в движениях от страха, что всё вернётся, Росс неловко сел на кровати и помотал головой, пытаясь вернуть себе хладнокровие. У любого события всегда есть причина, нужно только копнуть поглубже. Может, его состояние неверно оценили, и всё было не настолько серьезно? Глянув на стоящий на столе прибор, Росс скептически дернул плечом. Медицинский сканер, даже примитивный походный, вряд ли ошибался, если уж работал. К тому же Морган с его опытом военных действий наверняка разбирался в ранениях. Тогда, возможно, ему ввели какое-то лекарство, пока он спал? Ага, чудодейственная панацея, которую человечество ищет всю свою историю, внезапно оказалась на мелком болиде. Какая удача!.. Досадливо поморщившись, Росс помассировал пальцами виски. Думать не хотелось категорически, и головная боль вкупе с голодом были тут ни при чем. Думать дальше – означало вспоминать те файлы, которые он украл в корпорации «Зета». Файлы, касающиеся лично его. Файлы, которые он удалил из нетбука сразу после прочтения. Он знал, что ничего не забудет. Он так хотел забыть.

К чёрту. Случилось то, что случилось, и какая разница – почему. Чудо, удача, врожденная особенность организма. Нужно просто воспользоваться, сказав «спасибо», и двигаться дальше. И, кстати, дальше двигаться лучше всего к еде.

Росс умудренно кивнул и потянулся было распутать мешающую повязку, но решил не торопить события. Все и так удивятся его внезапной бодрости, не стоит добавлять вопросов. Он даже зафиксировал заново левую руку, обнаружив в повязке специальный карман для нее. Вот так, всё еще больной, но активно выздоравливающий. Медицинский феномен, мать его. Надо пойти поесть.

Он осторожно спустил ноги с кровати и, покачнувшись, поднялся. К мигрени добавилось головокружение, и, нелепо взмахнув рукой, он в поисках равновесия шагнул вперед, ткнувшись ногой Джареду в бок. Падалеки что-то невразумительно заворчал, повозился в своих одеялах и неловко сел, потирая глаза руками. Росс замер в надежде, что тот его не заметит и снова уляжется спать. Надежда не оправдалась.

- Что слу… - Джаред сонно глянул на голые ноги Росса, поднял глаза выше и осёкся на полуслове, изумленно уставившись в его лицо. Росс смущенно улыбнулся.

- Я есть хочу, – просительно буркнул он и жалобно моргнул.

Немая сцена длилась пару минут. Затем Джаред вслепую протянул руку и схватил Росса за лодыжку, словно опасался, что тот прямо сейчас, рванув за дверь, растворится обжористым призраком в съедобных залежах склада. Росс невольно дрыгнул ногой и с тихим смехом повалился обратно на койку.

- Падалеки, прекрати меня щупать, щекотно!

- Ты боишься щекотки?! – Джаред обалдело-восторженно ухмыльнулся и схватился за ступню.

Росс взвыл. Лягаясь и задыхаясь от смеха, он отполз к противоположному краю кровати и закутался там в одеяло. Джаред сиял от счастья.

- Ты понимаешь, что тебя ждет месть? – Росс блаженно расслабился, жмурясь и поёживаясь от бегущих по телу мурашек.

- Такое впечатление, что ты сейчас замурлыкаешь. – Самодовольно улыбающийся Джаред плюхнулся рядом на койку. – Месть не получится – я не боюсь щекотки.

- Я отомщу интеллектуально – в этом моё преимущество неоспоримо. – Росс лениво ухмыльнулся.

- Спорный вопрос, учитывая твой план голым бежать в хозблок.

- Я в трусах! – возмутился Росс.

- Да? А смущался как голый. – Джаред невозмутимо поиграл бровями.

Росс поджал губы и высокомерно взглянул на Падалеки.

- Мальчишка, ты живешь в иллюзиях.

- Старикашка, ты прячешься в одеяле, - парировал Джаред и довольно задрал подбородок.

Росс не выдержал и фыркнул, поудобнее устраиваясь на койке.

- Ладно, раз уж я вынужден прятаться от грозного тебя, может, ты осчастливишь меня чем-то съедобным?

- Ну-у… - протянул Падалеки и расчетливо прищурился. – Давай так: я добываю мамонта, а ты за это отвечаешь на… три моих вопроса.

- Почему на три? – удивился Росс.

- Беру среднее арифметическое между твоей ленью и упрямством.

- О как. – Росс уважительно покачал головой. – Твоя квалификация растет на глазах. Уныло сдаюсь на волю победителя. Тащи мамонта.

Джаред весело сверкнул улыбкой и быстро исчез за дверью.

Они поужинали – позавтракали? – в умиротворенном и слегка настороженном молчании. У Росса начисто сбилось интуитивное восприятие времени, корабельные часы показывали нейтральные 6.24, и он никак не мог определить, утро сейчас или вечер. Ради собственного спокойствия он надеялся, что вечер – тогда есть шанс, что скоро зайдет Морган. Эйфория от неожиданного исцеления уже прошла, и Росс жалел о необдуманном согласии на игру «вопрос-ответ» с Джаредом. Даже трудный разговор с Морганом был предпочтительней – ему Росс не давал обещания не врать. Да, водилась за ним такая странность – он выполнял свои обещания. Несмотря на свою полную лжи и притворства работу. А может, именно благодаря ей. В его жизни оставалось так мало своего, личного, что за оставшееся он цеплялся акульей хваткой. В частности – за право держать своё слово.

Допивая чай, он не выдержал и нейтральным тоном поинтересовался:

- Слушай, а сейчас утро или вечер?

Джаред поскреб затылок, взглянув на часы.

- Наверное, утро. Очнулся ты в обед, и вряд ли мы проспали всего пару часов, по крайней мере, я успел отдохнуть. А кстати, как ты себя чувствуешь? То есть, я понимаю, что значительно лучше, судя по обжорству и кульбитам в постели, но всё-таки?

- Кульбитам в постели?! – Росс округлил глаза. – Джаред, ты меня пугаешь! Кажется, я что-то проспал…

- Я про щекотку! – перебил залившийся краской Падалеки.

- … и кое-кто воспользовался ситуацией! – продолжил Росс обвиняющим тоном. – Ты надругался над моим бесчувственным телом?! Да еще и «кульбитно»?!

Джаред закрыл лицо рукой, глухо похрюкивая из-под ладони.

- Ты извращенец! – сквозь смех пробормотал он.

- То, что ты видишь, Джаред, – твоё воображение, не моё! – поучительно изрек Росс и, отставив кружку, потянулся. – Может, поспим еще часок-другой?

- Э, нет! – встрепенулся Джаред, выпрямляясь. – У нас был уговор! Я тебя накормил, твоя очередь!

- Твой напор негативно скажется на моем пищеварении, - флегматично заметил Росс, вытягиваясь на кровати и прислушиваясь к затихающим отголоскам головной боли. – Ладно, изверг, пытай.

Джаред встряхнулся, прогоняя веселость. Его внезапная сосредоточенность могла бы показаться смешной, если бы не пугала.

- Ну, хорошо. Первый вопрос ты, наверное, предвидел. Что произошло, каким образом ты выздоровел? И, между прочим, ты так и не ответил, как себя чувствуешь.

- Бдзынь! И мистер Падалеки пролетает с первым вопросом, - довольно произнес Росс.

- Почему это? – возмутился парень.

- Потому что то же самое будет скоро спрашивать Морган, и я буду отвечать без всяких договоров, так что ты бы всё равно узнал. А еще потому, что ответа нет. Я не знаю, как так получилось. Да, я чувствую себя нормально, наверное, так бы я себя чувствовал после операций и месяца восстановления, но почему так произошло – без понятия. Чудо, удача, врожденная особенность – выбирай версию по вкусу.

- Нифига себе…. Но… хотя бы догадки у тебя есть? – Джаред выглядел обескуражено.

- Догадки есть. Но догадки – не ответы. И о догадках я говорить не хочу.

Падалеки укоризненно посмотрел в бесстрастное лицо Росса и огорченно вздохнул.

- Не очень-то это честно, - пожаловался он.

- Как раз это – честно, - твердо сказал Росс.

Помолчав немного, Джаред медленно понимающе кивнул.

- Ладно. Если так, тогда второй вопрос. – Он запнулся, кусая губу, пристально глядя в глаза. – Скажи, там, в космопорте… Ты мог спасти Корвина?

Тяжелая пауза повисла между ними призрачной глыбой с острыми краями. Росс на мгновение прищурился, впиваясь ногтями в ладони.

- Мог.

Он думал, что Джаред уйдет после этого. Ожидал, а возможно – надеялся. Но тот не ушел.

- Как? – холодно спросил он, откидываясь на спинку стула.

Росс удивился. На самом деле удивился, что бывало с ним редко. Да какая разница – как? Тем более – Джареду. Росс знал, что сам еще не раз вернется к тому дню, анализируя каждую минуту, обжигаясь о каждую свою ошибку. Но зачем это парню? Впрочем… он обещал ответить.

- Для начала – нельзя было вообще брать вас с собой в космопорт, - бесстрастно сказал он.

- Ну да, - скептически кивнул Падалеки. – А если вообще не выходить из дома, то всегда будешь в безопасности. Охрененный аргумент.

- Это не аргумент, это причина, по которой всё произошло. – Росс чувствовал, что начинает закипать. – Я должен был идти один.

- Это было наше решение, и мы знали об опасности, - резко возразил Джаред. – Не считай нас идиотами. Что ещё?

- Ещё? – Рывком сев на койке, Росс угрожающе наклонил голову, повышая голос. – Давай ещё. Я должен был понять, что будет снайпер. Я должен был выйти на поле первым. Я должен был не бежать мимо вас, почувствовав на себе прицел. Я дол…

- Подожди. – Джаред внезапно подался вперед, выставляя ладонь. – Что значит – ты почувствовал? Ты можешь определить, куда целятся?

- Иногда. – Росс устало вздохнул, усилием воли сбрасывая напряжение. Он не ожидал, что тема настолько заденет его.

- Значит, снайпер стрелял именно в тебя, - задумчиво сказал Джаред. – Ты уверен, что в корпорации всё прошло гладко?

- Я уходил, когда рабочий день уже начался. Меня бы просто не выпустили. О сообщниках и прочем можно узнать и на допросах, это менее ценно, чем сохранить информацию в тайне. Вначале я думал, что в программы встроен жучок, но я ни разу не включал нетбук, выйдя из корпорации, поэтому они не могли засечь наше местоположение. – Он задумался на мгновение, рассеянно поглаживая висок. – Единственное, что мне приходит в голову: к файлам имело допуск очень ограниченное число людей. Кто-то из них утром обнаружил, что к серверу обращались ночью, быстро выяснил либо точно знал, что это чужак, и поднял тревогу, видимо – уже после моего ухода. Просмотрели записи камер наблюдения, а опытный человек с программами идентификации достаточно быстро мог раскрыть мою маскировку. Дальше «Зете» оставалось лишь перекрыть возможные пути из города и сориентировать агентов на мои поиски.

Росс замолчал и, прислонившись боком к стене, вперился в пространство невидящим взором, перебирая в уме другие, менее вероятные возможности развития событий. Может быть, что-то заподозрил айтишник? Или тот охранник утром спросил Мэтью… Нет, охрана сменилась… Квартиру отследить не могли… Заметили в городе?..

- Дженсен. – Джаред, который тоже о чем-то размышлял, наконец поднял голову. – Получается, тебя подстрелили из-за меня.

- Джаред…

- Нет, подожди. Если ты чувствовал этого… Ты сказал тогда: «Гони, и он не попадет». А я остановился. Не знаю, меня перемкнуло на этом кейсе, ничего не соображал, и вдруг картинка перед глазами… Корвин и этот чёртов кейс… - Он запнулся, взгляд остекленел на мгновение, но снова вернулся к лицу Росса. – Я всё думал, пока сидел здесь рядом с тобой… Почему так сложилось. Я… В общем, зря я это сказал тогда. Ну, перед стартом. Я просто…

- Перестань. Ты сказал правду.

- Нет! Я сорвался, потому что… Ну, ты понимаешь. – Он неловко пожал плечами. – Я знаю, что ты не такой. Что тебе не всё равно.

Росс криво усмехнулся, переводя тяжелый взгляд на Падалеки.

- Парень, ты ни черта не знаешь, какой я. Ты видел только маску. Всегда. Морган советовал тебе не заблуждаться, зря ты его не послушал. Теперь тебя ждет масса неприятных сюрпризов.

- Почему именно теперь? – спросил Джаред, упрямо вздергивая подбородок.

- Потому что наш бравый капитан больше не удовлетворится отговорками. А сбежать мне некуда.

- А было б куда – сбежал?

Росс не ответил, отводя взгляд и снова укладываясь на кровать. Он действительно не знал.

Джаред покачал головой, закатывая глаза, и, протяжно вздохнув, поднялся налить себе воды. Свалив попутно на пол пустые упаковки обедов, он раздраженно пнул их под стол и с кружкой в руке повернулся к Россу.

- По-моему, ты и сам не слишком-то в курсе, какой ты. – Он отпил воды и облизнулся. – Ну ладно. Перейдем к третьему вопросу?

- Не-а.

- Что так?

- Не успеем, - злорадно ухмыльнулся Росс.

Дверь в каюту открылась одновременно с удивленно поднявшимися бровями Падалеки.

 

***

Сказать, что Морган был в шоке – это ничего не сказать. Он всё проверял и перепроверял состояние Росса, осматривал, ощупывал, двигал, снял повязку и несколько минут тыкал пальцами в багровый, но уже заживший шрам поперек лопатки. Это было неприятно, особенно в том месте, где шрам переходил на заднюю поверхность плеча, но Росс стоически терпел издевательства, понимая, что его всё равно не оставят в покое. Уж лучше Морган, чем Джаред с его вопросами.

- Так. И что это значит?

А может, и не лучше. Росс обернулся и взглянул в насупленное лицо капитана.

- Эмм… Хорошая регенерация?

- Хорошая?! – Морган скрипнул зубами и шумно выдохнул. – Значит так. Эклз, или как там тебя, одевайся, и чтоб через десять минут был у меня в каюте. Ты задолжал мне пару тысяч ответов. Тем более что я так и не смог открыть файлы. Какого чёрта ты их запаролил?!

- Привычка. – Росс виновато пожал плечами.

Капитан витиевато ругнулся и, буркнув: «Я жду», печатая шаг, вышел за дверь.

- М-да, я тебе не завидую. – С притворным сочувствием Джаред покивал головой.

Тирада Росса до капитановой не дотянула.

Пока неправедно выздоровевший ходил в душ, Падалеки убрал из каюты мусор и одеяла, достал общефлотский комбинезон, в котором Росс улетал с «Либерти», и притащил какие-то пирожки в герметичной упаковке. Помнивший о плотном завтраке Росс недоуменно на них посмотрел, но пока натягивал сидящий на нем обвисшим мешком комбинезон и расчесывался, съел всё до крошки. Джаред с затаенным страхом в глазах язвительно прокомментировал «мощи, недостойные мужчины». Уже на пороге, собираясь выходить, он окинул изучающим взглядом бледное лицо Росса с заострившимися скулами и заметил:

- Знаешь, странное дело, твои глаза будто стали еще зеленее.

Росс безразлично пожал плечами и вытолкал парня за дверь.

Каюта Моргана сверкала идеальным порядком, в центре стола немым укором лежал нетбук. Включив его, Росс ввел пароль и протянул компьютер адмиралу, усаживаясь на стул боком к столу. Морган начал нетерпеливо просматривать файлы, затем, всё больше хмурясь, сел на кровать и вчитался внимательней, не обращая внимания на сопевшего над ухом Падалеки. Минут через сорок, когда скучающий Росс уже подумывал о втором завтраке, Морган оторвался от экрана и задумчиво уставился в противоположную стену, проигнорировав перехваченный Джаредом нетбук. Росс незаметно вздохнул и выпрямил спину, сосредотачиваясь. Однако первый вопрос застал его врасплох.

- Как считаешь, у нас есть шанс опередить их у астероида?

Координаты астероида – секретной базы корпорации – были в украденных файлах. Росс примерно представлял этот сектор пространства, знал, что астероид дальше от Земли, чем «Либерти». Понятно, что после инцидента в «Зете» туда пошлют корабль для предупреждения, и, скорее всего, это будет болид. На данный момент у них было несколько часов форы, может – сутки, если СОП перекрыла космопорт до выяснения. Но им нужно будет зайти на «Либерти», подготовить там корабль, и это будет большой корабль, который не сможет двигаться столь же быстро, как болид… Росс неуверенно покачал головой.

- Не знаю.

Капитан едва заметно поморщился, пригладил пальцами усы и решительно вскинул голову, пытаясь спрятать беспокойство за свою команду. Впрочем, все понимали – если они не успеют, корпорация избавится от следов преступления, и «Россинант» вместе с экипажем и экспедицией исчезнет. Время тикало в висках тревожным метрономом.

- Ну что ж. – Морган встряхнулся и пересел ближе, складывая руки на столе и сверля Росса внимательным настороженным взглядом. – В документах достаточно информации, чтобы в любом случае прижать «Зету», даже если.… В общем, они получат своё. А вот ты для меня – сплошная загадка. Слишком много необъяснимого и нелогичного, и знаешь, «Глаз», мне больше не хватит татуировки, чтобы заткнуться.

Росс откинулся на стуле, инстинктивно стараясь увеличить дистанцию между собой и капитаном, улыбнулся одними губами.

- Я не «Глаз».

Тишина длилась несколько секунд; Морган, прищурившись, смотрел на Росса, Джаред отложил, наконец, нетбук и ссутулился, опираясь о колени, отводя глаза, словно не хотел слушать дальше.

- Я подозревал, - медленно произнес Морган, - но татуировка сбивала с толку. Думаю, пришло время рассказать всё с самого начала.

И Росс рассказал. Об учёбе в школе корпорации, о работе агентом, о фальшивой татуировке. О задании, связанном с Сучкой, и серой коробочке. О встрече с аталанами. О том, как его нашел представитель «Зеты» и дал понять, что Росс, как и «Россинант» в целом, не представляют никакой ценности в сравнении с информацией из серого прибора. Неохотно и запинаясь, он упомянул о своих необычных способностях, о предчувствии опасности и, по всей видимости, проснувшейся в критической ситуации возможности быстрого восстановления. Лишь одну тему он аккуратно обошел – рассказы Натс о его родстве с аталанами и сведения из стертых файлов.

Он говорил коротко, бесстрастно, перечисляя лишь факты, и его холодный невыразительный голос подчеркивал тяжелую правду рассказа. Джефф слушал удивительно терпеливо, ни разу не перебив, лишь время от времени по его лицу пробегали тени непонятных эмоций. Падалеки так и сидел, согнувшись, опустив голову и спрятавшись за свою чёлку. Росс всей кожей ощущал, как Джаред отталкивает от себя его рассказ.

Он закончил инцидентом в космопорте, заодно изложив возможное объяснение причин произошедшего и подчеркнув, что это всего лишь версия. Капитан мрачно кивнул, покусывая усы; вероятно, он предвидел непростой разговор с Вайсом.

- Что ж, твой рассказ многое объясняет, - помолчав, сказал он. – Значит, оперативник, да? И, видимо, неплохой, если хотя бы половина из сказанного – правда? – Росс дернул бровью, игнорируя дурацкий вопрос. Морган усмехнулся. – Хорошо, допустим. Однако это не объясняет главного. Что ты здесь делаешь?

Джаред внезапно вскинулся, настороженно поднимая голову.

- Бред с иными цивилизациями мы пока оставим за скобками, но предположим, что ты провалил задание, - продолжил Морган. – Возможно, всё так, как ты говоришь, и «Зета» охотится на тебя. Возможно, для того, чтобы обезопасить себя, тебе нужны были эти документы из корпорации. Ты их выкрал, оказавшись с нашей помощью на Земле. Зачем ты сюда вернулся?

Росс скрестил руки на груди, с каменным лицом глядя на капитана. Он знал, что ответить надо, что без этого его признания не имеют смысла, но он просто не мог. Всё в нём противилось новой лжи, язык будто онемел, отказываясь произносить спасительные сказки, а правда… Правда была слишком запутанной и личной.

Морган кивнул, словно ожидал этого молчания.

- Это было бы нормально, будь ты нормальным человеком. Но ты агент. Тебя воспитали, чтобы ты подчинялся приказам и заботился только о себе. В чём для тебя выгода возвращения? Может быть, ты хотел свалить корпорацию с помощью КСОПа? Однако нет гарантии, что это получится, даже с выкраденными файлами. Проще было договариваться напрямую, отдать «Зете» нужную ей информацию и нас заодно в обмен на «пакт о ненападении», - он жестко улыбнулся. – Но ты возвращаешься, рассказываешь невероятную историю, демонстрируешь непонятные способности и молчишь о мотивах. Твоё начальство рассчитывало, что нам будет не до этого? – Морган склонил голову набок, с прищуром глядя на Росса. – Какие приказы ты выполняешь, агент?

Шумно втянув в себя воздух, Джаред вскочил на ноги.

- Кэп! Джефф! Это всё не так, вы не правы! Нет никаких приказов! Он просто хочет помочь, хочет вытащить людей с «Россинанта»! Он обещал, понимаете? Дженсен, да скажи ему! – Он обернулся, возбужденно махнув рукой, настойчиво требуя ответа.

Росс молчал. Он весь будто застыл в невесомости, не в силах пошевелиться, не в силах выдавить хоть слово; он просто смотрел на Джареда и понимал, что ему… страшно.

Джаред верил ему. Невзирая на все обстоятельства, невзирая на враньё в прошлом и мрачный рассказ в настоящем, вопреки логике и инстинкту самосохранения. Просто верил.

- Что же ты молчишь? – Джаред шагнул ближе и протянул руку, дотрагиваясь до плеча. – Дженсен, ты должен всё объяснить, слышишь?

Росс с трудом улыбнулся, чувствуя, как кружится голова.

- Зачем? Всё уже в порядке.

И, теряя равновесие, он мягко упал вперед, в быстро и бережно подставленные руки.

 

***

 

Росс пришел в себя в собственной каюте, осторожно укладываемый на кровать пыхтящим Джаредом. Похоже, тот тащил его на руках, причем, очевидно, один. Вспомнив так нелепо закончившийся разговор у Моргана, Росс зажмурился от смеси стыда и злости. Чёрт возьми, да что же это такое?! Он что, хлопнулся в обморок как манерная барышня?! Что за хрень происходит?!

Он резко дернулся, выворачиваясь из рук Джареда, и рывком сел в постели. В глазах тут же потемнело, и, судорожно вздохнув, он, кренясь, повалился обратно, чуть не содрав полскальпа о стену. Висок вспыхнул болью, а внутренний матерный вопль слился с голосом Джареда:

- Твою мать, Эклз!!! Какого чёрта ты творишь?!

- Ну, что еще утворил наш герой? – пренебрежительно бросил Морган, входя в каюту вслед за ними. Открывший глаза Росс смерил его яростным взглядом.

Игнорируя как ярость Росса, так и волнение Джареда, капитан подошел к столу и, включив медицинский сканер, повернулся к койке. Бесцеремонно расстегнув на Россе комбинезон, он шлепнул ему на грудь щуп сенсора, злобно укусивший кожу, и включил диагностику. Через пару минут, не дожидаясь сигнала окончания обследования, он клацнул по кнопкам, выводя на экран результаты. Скептическая улыбка сползла с его лица, сменяясь нахмуренными в недоумении бровями.

- Ну, что там? – нетерпеливо дернул его за рукав Джаред.

- Не понимаю… Гипогликемия, гипопроте-что-то… Давление… Нарушение кровообращения… Может, реакция на стресс?.. – растерянно произнес Морган. – Или… Да не доктор я! Не знаю! – Он раздраженно дернул головой. – Сканер пишет как возможную причину истощение! Какое, к чертям, истощение?! Он же был уже здоров! Я ничего с ним не делал! – Повернувшись, он обвиняюще уставился на Росса, который лежал с отстраненным лицом, спешно собирая в кучу разрозненные ощущения в теле.

- Да после разговора с вами и здоровый сляжет! – возмущенно выпалил Джаред.

- Энсин, не забывайся! – одернул его капитан между делом. – Может, его снова обездвижить?.. Или адреналин ввести?.. Или справочник почитать?..

- Пожрать лучше дайте!!! Уроды! – рявкнул озлобленный перспективами Росс.

- Точно! – обрадовано завопил Падалеки. – Он же всё время ел с тех пор как очнулся! Жуть просто! Сейчас принесу! – И, от души хлопнув капитана по плечу, он выскочил в открытую дверь.

- Энтузиаст чёртов, - проворчал Морган, потирая отбитый организм. – Вообще, если подумать, в этом есть смысл.… Откуда бы ни взялась эта твоя регенерация, она должна отбирать массу энергии. А энергия, как известно, из ничего не возникает. И, если ты не подзаряжаешься от аккумулятора, - он проигнорировал возмущенное фырканье, - значит, эта энергия из внутренних резервов. Которые, видимо, теперь почти на нуле и срочно требуют пополнения! – Найдя приемлемое объяснение происходящему, а заодно избавившись от зарождающегося чувства вины, капитан победно улыбнулся.

Росс устало закатил глаза, прислушиваясь к урчащему животу. Наверное, Морган прав. И хорошо бы тогда побыстрее восстановить эти самые резервы. Потому что, судя по всему, на «Либерти» его ждет не курорт…

Джаред притащил такое количество разных пакетов и коробок, что они не уместились на столе. Бросив половину на кровать, прямо на ноги охнувшему Россу, он неумолимо оттеснил капитана к двери и начал открывать упаковки.

- Так, сейчас посмотрим, значит, тут у нас печенье, держи, а это салат, бери ешь, здесь какие-то сандвичи, это, кажется, курица, да, возьми, она вкусная, а тут что-то фиолетовое, тебе понравится, ну давай, жуй быстрее…

Морган осторожно попятился за порог, с некоторым сочувствием глядя на Росса.

- Ну, я пойду тогда… Попозже зайду, узнать как дела… - и он махнул рукой, быстро закрывая дверь.

- …если есть вприкуску, то очень неплохо, к тому же питательно, а вот здесь пирог с вишней, ну наверное, там что-то красное, возьми стейк, конфеты в виде зверушек это прикольно, ты чеснок любишь? Слушай, я когда болел, мне мама всегда суп готовила! Как думаешь, получится суп, если в это рагу добавить горячего чая?..

Быстро жующий Росс в ужасе распахнул глаза.

 

***

 

Зашедший к вечеру Морган с опаской оглядел захламленную каюту, встрепанного довольного Джареда и сидящего в ворохе одеял Росса, спокойно прихлебывающего чай с пирожками.

- Ты всё еще ешь? – спросил капитан, тщетно пытаясь скрыть изумление.

- Несомненно, - с достоинством ответил Росс и величественно кивнул.

- Да врёт он всё! – весело встрял Падалеки, испортив красоту момента. – Всего и поел-то два раза, еще и выделывался – «это несовместимо», «то невкусно», «в меня больше не влезет». Капризный как девица на первом свидании! – и он довольно хохотнул, глядя на возмущенно поднявшуюся бровь Росса.

- Капризы – это нормально для выздоравливающего, - тоном престарелого профессора ответил Морган, важно покивал и, потирая руки, подошел к кровати, с которой удивленный Росс наблюдал за метаморфозами капитанского поведения. – Ну-с, как мы себя чувствуем? Голова не болит?..

- «Камни в почках не беспокоят?» - флегматично продолжил Росс. – Капитан, ваш папа был доктором медицины?

- Нет, доктором был дед, а папа… - Морган оборвал свою бодрую реплику и слегка покраснел. – Мм… Ложись, я подключу сканер.

Усмехающийся Росс отставил кружку и улегся на койке, расстегивая на груди комбинезон.

- Так что папа?

- Отец всю жизнь занимался политикой, - неохотно ответил Морган. – Умер лет пятнадцать назад.

- Сочувствую. Сколько ему было?

- Незачем. Он прожил хорошую жизнь и ушел когда устал. Сто шесть лет – для политика не так уж мало. Маму жаль, она по нему скучает. – Он пощелкал по кнопкам, запуская программу диагностики общего состояния. – А твои чем занимаются?

- Вряд ли они чем-то занимаются, если не брать в расчет потустороннюю жизнь, - бесстрастно сказал Росс, глядя в потолок. – Я сирота.

- Давно?

- Всегда. Ну, что там с диагнозом, «доктор»? – Он перевел взгляд на прибор. – Жить буду?

- Подожди, еще не готово. – Морган побарабанил пальцами по столу. – А другие родственники, ну там – дяди, тёти, дедушки…

- Меня вырастила «Зета», капитан. – Росс улыбнулся с опасной мягкостью. – Все дяди и тёти остались там. Хотите познакомиться?

- Скоро придётся, на астероиде, - буркнул нахмуренный Морган. – Так, посмотрим… - Он нажал кнопку и начал просматривать данные. – Ну, похоже, всё в порядке… Во всяком случае, значительно лучше, почти везде значок нормы. Голова болит? – кивнул он на ссадину возле виска.

- О, любимый вопрос Падалеки, - усмехнулся Росс. – Нет, не болит.

Джаред, всё это время тихо стоявший рядом, протестующе хмыкнул.

- По-моему, он… ээ… недоговаривает.

- Ну, смотри сам. – Морган пожал плечами, забирая с груди Росса сенсор и отключая прибор. – Если что – у вас есть обезболивающее, - он указал на инъектор. – Кстати, энсин, ты собираешься здесь остаться?

- Конечно! – подтвердил Джаред, не обращая внимания на демонстративно-тяжелый вздох Росса.

- Хорошо. Тогда в случае каких-либо изменений позовешь меня. И убери здесь, а то скоро зарастете пустыми упаковками по самые уши.

Морган прошел мимо кисло улыбнувшегося Джареда, на пороге обернулся.

- Нам лететь к «Либерти» еще дня три. Эклз, надеюсь, за это время ты придешь в норму, но, как бы ты себя ни чувствовал, я настоятельно рекомендую тебе до посадки не выходить из каюты.

Дверь за капитаном закрылась с легким шорохом тюремной решетки.

 

***

Росс выполнил «рекомендацию» капитана буквально. Два с половиной оставшихся дня он сидел в каюте, не выходя даже для того чтобы посетить общую душевую, находящуюся рядом с хозблоком. Джаред по-прежнему спал на одеялах, таскал разнообразную еду и развлекал Росса неисчерпаемым количеством забавных историй. Иногда Россу казалось, что они, будто в машине времени, вернулись в те далекие дни на «Россинанте», когда корабль только летел на Сучку, когда они благословенно мало знали, когда все секреты казались простыми, а ответы – неизменными. Так много изменилось с тех пор. Прошло всего несколько месяцев, но он будто прожил целую жизнь, которая давила теперь грузом тревожной памяти.

Росс устал убегать от вопросов.

Он улыбался рассказам Джареда, послушно ел несколько раз в день, восстанавливая силы, потихоньку начал делать разминки. Он казался спокойным, и Джаред тоже успокоился, время от времени оставляя его одного и преувеличенно-бодро выдумывая себе дела за пределами каюты. Скорее всего, он сбегал к Моргану, Росс пару раз слышал их возбужденные голоса, но слов не разобрал, да и не старался. Ему было всё равно. Он притворялся сонным, когда возвращался Джаред, притворялся дремлющим после еды, притворялся спящим по вечерам. Он закрывал глаза и тонул в собственной памяти, тщетно пытаясь нащупать новые истины.

Джаред сказал: «Ты сам не знаешь, какой ты». Росс понимал, что это – правда. Слишком много странного, нелогичного и сумасшедшего он натворил в последние недели. Он привык всегда понимать себя и других, мог объяснить мотивы, увидеть причины. Если человека испугать – он убегает, если угрожать – будет послушным, если сделать больно – заплачет. Помани его призом, обещай безопасность – и человек сделает всё, что ты хочешь. Это было понятно и просто, он сам был таким, и остальные – тоже. А потом он встретил Джареда, встретил Натс, встретил Моргана… И они были другими. Непонятными, непросчитываемыми, разными. А может, он просто раньше не видел?.. «Надо просто оглянуться вокруг не через прорезь прицела». Джаред верил в хороших людей. И верил в него. Возможно ли, что он, Росс, тоже может быть… разным?

Он не убил Джареда, а ведь это было самым легким выходом. Он угробил столько народа раньше, и совесть его не мучила. Во всяком случае, спал он спокойно. До недавнего времени. Правильно ли он поступил? Думал ли он о себе, как это положено? Означает ли это, что Джаред особенный? Или… особенный для Росса?..

Он всегда хотел быть свободным. От привязанностей, от обязательств, от людей. Всегда был одиночкой, и это его устраивало. Что же теперь изменилось?.. Почему для него вдруг стали важны те несколько человек с «Россинанта»? Важны настолько, что он полез в корпорацию, зная, чем может закончиться для него поимка. Ведь он не привязался к ним и не страдал бы, если б ни разу больше их не встретил. Просто в какой-то момент они стали частью его жизни.… Так же как Корвин. Смерть этого почти незнакомого парня неожиданно больно ударила Росса. Почему?.. Он видел, что Морган переживает за свой экипаж, за экспедицию. Ответственность? Росс всегда считал, что ответственность – это синоним страха перед наказанием. Но Моргана никто бы не осуждал, не наказывал, даже не упрекнул – ведь в той ситуации он действительно ничего не мог сделать. Почему же сейчас капитан рискует карьерой и жизнью, почему ввязывается в авантюру, хватаясь за призрачный шанс вытащить своих людей?.. Может быть, ответственность – это стремление защитить то, что тебе дорого?..

Для Натс был дорог её народ, аталане. Он видел это в её глазах, в её вдохновении, в её страхе. Что это за чувство, когда важны не несколько человек, а все? Как можно не сломаться под грузом такой ответственности?.. Что-то было в той девочке, что-то настолько ярко горящее, что он вдруг поверил ей. Зная умом, что так просто не может быть. Да, тогда он думал – не может. А сейчас, когда новые жуткие сведения из секретных файлов корпорации во многом подтвердили рассказы Натс, он просто не знал что думать. Неужели аталане боятся не зря, и где-то действительно существует тот враг, перед которым они бессильны? И что теперь делать людям? Что должен делать он, Росс?..

Возможно, он узнает больше на астероиде. Если, конечно, туда попадет. Понятно, что Морган не поверил ни единому его слову, да и кто бы поверил? «Джаред» - тут же вспыхнула мысль. Росс снова и снова возвращался к этому имени, будто высокий летун внезапно стал точкой отсчета, константой в его растрёпанной жизни. Джаред верил ему, и это пугало, словно вера льнула к нему, звала за собою, шептала: «Ты можешь больше! Можешь стать лучше!». Нет, Росс не считал себя ужасным, но, может, стать лучше – это не так уж плохо?..

Джаред живёт в небе и дышит небом. Может быть, он поднимет Росса с собой?..

 

База «Liberty»

 

Когда пилот, остававшийся невидимкой всё время полета, объявил получасовую готовность к выходу из гиперпространства, Росс всё же решил наведаться в душ. Кто знает, как оно сложится в КСОПе, и скоро ли у него появится возможность распоряжаться собой по собственному усмотрению?

Идя обратно в каюту, он в коридоре столкнулся с Морганом и напрягся, ожидая как минимум резкого выговора. Но капитан лишь скользнул взглядом по мокрым волосам, как-то по новому, пристально, словно выискивая что-то, всмотрелся в его лицо и, нейтрально кивнув, исчез в рубке пилота. Похоже, беседы с Джаредом не прошли бесследно. Знать бы еще, к добру это или к худу.

Стыковка прошла штатно, хотя на взгляд Росса – слишком уж медленно. Зато дальше события завертелись с пугающей скоростью. У шлюза ждал Вайс с почерневшим лицом и яростным взглядом. Отрывисто рыкнув, он оттолкнул всех и ворвался в болид, оставив снаружи и прибывших, и незнакомого лейтенанта, хмуро стоящего у закрытого входа на базу. Мрачный как туча Морган, слегка помедлив, вошел вслед за Вайсом, аккуратно закрыв люк.

Росс взглянул на огорченное, виноватое лицо Падалеки и подошел ближе. Не сговариваясь, словно в зеркальном отражении они одновременно коротко вздохнули, сунули руки в карманы и прислонились к стене, слегка соприкасаясь плечами. От Джареда шло тепло и легкий запах шампуня. И, снова застав Росса врасплох, накатили чувства: сожаление Джареда, грусть, тоска, смутное беспокойство. Усталость. Непросто ему далась эта поездка, возможно – тяжелее, чем Россу. Едва ощутимо толкнув его плечом, Росс попытался подбодрить парня улыбкой и настроился на долгое ожидание. Он ошибся.

Минут через десять люк распахнулся. Стремительно вышедший Вайс направился прямо к ним.

- Вы! – свистящий шепот не передавал и сотой доли того ада, который бушевал у него в глазах. – Вы были там, с ним! Вы оба! – Его лицо исказилось гримасой, резко отвернувшись, он скомандовал лейтенанту: - Вызвать сопровождение. Этих двоих в карцер. Поставить охрану. А ты, - он обернулся к подошедшему Моргану, - за мной! – Печатая шаг, адмирал вышел из шлюза.

Карцер встретил их знакомой картиной стерильной безликости. С прошлого посещения ничего не изменилось, и они, будто следуя привычному ритуалу, расселись по своим местам – Джаред на койку, а Росс на стул. Глянув друг на друга, они синхронно фыркнули.

- Типа домой вернулись, - насмешливо прокомментировал Падалеки. – Можно рассказывать при знакомстве: «Обычно я живу в карцере на базе «Либерти». Как думаешь, девчонки поведутся?

- Девчонки – определенно, - подчеркнул Росс, с усмешкой щурясь на внезапно смутившегося Джареда. – А вообще, надо подать ноту протеста в Совет Федерации. База «Liberty» категорически не желает соответствовать своему названию.

- Точно. Переименовать её в базу «Slammer» и лишить сладкого.

Довольно кивнув, он поднялся и прошел в туалет, загремев там кружкой.

- Джаред! Не надо.

Парень недоуменно обернулся на возникшего на пороге Росса.

- Что не надо?

- Не пей сейчас.

Удивленно нахмурившись, Джаред отставил кружку и вышел вслед за Россом в комнату.

- Почему?

- Потому что Вайс психует. – Росс посмотрел на недовольно скривившегося Джареда и переформулировал: - Хорошо, сильно огорчён. Сейчас он разговаривает с Морганом, но это вряд ли продлится долго. Он захочет свидетельств из первых рук. Гарантированно правдивых свидетельств.

- И что? – Джаред всё еще не понимал.

- Думаю, будет медикаментозный допрос.

Взглянув на слегка побледневшего парня, Росс уселся на койку и похлопал по одеялу рядом.

- Садись. И не напрягайся так, в этом нет ничего страшного. Тебе нечего скрывать, просто ответишь на вопросы. Пить не рекомендуется, потому что препарат, который тебе вколют, имеет некоторые побочные эффекты, типа легкой тошноты.

- А… какие еще?

- По-разному, зависит от человека. Головокружение, дезориентация, эффект туннельного зрения, знаешь, что это?

- Начинаю вспоминать. У нас когда-то была лекция на эту тему. Вот уж не думал, что пригодится. – Джаред поёжился, нервно вытирая ладони о брюки. – И долго это длится?

- Около двух часов. Но обычно вводят нейтрализатор, тогда всё прекращается сразу.

- А тебе когда-нибудь кололи эту штуку?

- Да. – Росс не уточнил, что «штука» не подействовала. – Нужно просто расслабиться, и всё пройдет гладко.

- И как, ты расслабился?

- Моментально. – Росс серьезно кивнул, закатил глаза и изобразил на лице невменяемый кайф.

Джаред хмыкнул, толкая его в плечо. Похоже, парень немного успокоился.

- Ну, ладно. Будем «расслабляться». Так ты считаешь, за нами скоро придут?

- За тобой. Думаю, первым будешь ты. Со мной всё запутаннее, им нужны будут ориентиры – о чём спрашивать, ведь человек под действием «сыворотки правды» отвечает на конкретные вопросы, а не болтает обо всём подряд. Говорят – чтобы задать правильный вопрос, нужно знать половину ответа. – Росс улыбнулся. – Вот об этой половине они и попытаются вызнать у тебя.

- А… что мне говорить?

- Правду, Джаред, правду. Впрочем, у нас и выхода-то нет. У нас обоих. Меня зовут Росс.

…Он не понял вначале, нахмурился, замер. Потом медленно повернул голову, заглянул в глаза.

- Росс? – едва слышно, одними губами.

- Да.

Подрагивающая, рассеянная улыбка. И яркий свет золотистыми бликами в серо-зеленых глазах.

- Привет, Росс, - тихо произнёс он.

- Привет, Джаред.

Молчание было мягким, словно хрупкая, долгожданная ласка.

Росс первым отвел глаза, почувствовав… что-то странное.

- Эй, Росс, - негромкий голос Джареда искрился смехом. – По-моему, ты покраснел!

Фыркнув, Росс порывисто встал и прошел к умывальнику, берясь за кружку.

- А пить нельзя! – догнал его наполненный весельем возглас.

- Чёрт! – Швырнув кружку на полку, Росс сунул руки в карманы и прислонился к косяку на пороге ванной, не зная, куда себя девать.

Джаред смотрел на него с непонятным восторгом.

Росс помялся, взглянул на часы, поискал в совершенно пустой голове язвительное замечание и понял, что никогда еще с таким нетерпением не ожидал допроса.

- Ну и чего они возятся? – буркнул он, уже готовый ломиться в закрытую дверь.

Видимо, Провидение было на его стороне.

Дверь открылась, впуская давешнего лейтенанта, в коридоре маячили два бойца с лазерными винтовками. Очевидно, игры для адмирала кончились.

- Падалеки? – Лейтенант дождался кивка от сидящего Джареда. – Пройдите с нами.

Всё еще улыбаясь, парень поднялся, лихо подмигнул Россу и, насвистывая, исчез за дверью.

Оставшись один, Росс облегченно вздохнул и упал на кровать, приказав себе в ближайший час вообще ни о чём не думать.

 

***

 

Сквозь дрёму он услышал шаги за дверью и, открыв глаза, кинул взгляд на таймер над столом. Прошло чуть больше часа, он ожидал, что Джареда задержат дольше. Похоже, адмиралы в цейтноте.

Он быстро потёр ладонями лицо, провел пальцами сквозь волосы, отбрасывая их назад, и плавно поднялся навстречу открывающейся двери.

Лейтенант дежурно оглядел помещение, шагнул в сторону, пропуская внутрь Падалеки. И Росс впился взглядом в знакомое лицо, выискивая малейшие следы изменений.

- Я в порядке. – Джаред улыбнулся, всё правильно поняв.

Росс не один раз видел людей после допросов с сывороткой, читал специальную литературу. Обычно человек ощущал себя выжатым, истерзанным, почти что изнасилованным. Агрессия сменялась апатией, стыд – слезами, и требовалось порой несколько дней, чтобы придти в себя. Джаред – определенно не выглядел изнасилованным. Его глаза несколько лихорадочно блестели, движения были чуть скованными, да одежда пропиталась потом. И всё. «Говорить правду для него – естественно». Эта мысль принесла Россу успокоение с лёгкой горчинкой зависти.

- Тебе ввели нейтрализатор? – тихо спросил он, подходя ближе.

- Угу. Всё нормально, правда. – Улыбка была слегка нервной, но искренней. – Спрашивали в основном про Корвина и Землю, ну и про тебя конечно. Морган…

- Прошу прощенья, мне приказано торопиться. – Холодный голос лейтенанта оборвал фразу. – Эклз, на выход.

Чёртово предчувствие взвыло так сильно, что чуть не сломало волю. Росс скованно кивнул, всё еще глядя Джареду в глаза. Запоминая золотисто-ореховый свет.

- Что? – Джаред нахмурился, словно почувствовал неладное. – Что, Дженсен? – Он склонился ближе, беря его за руку, прошептал: – Росс?.. Всё будет хорошо, ты просто расслабься!

Росс подавил истерический смешок и улыбнулся.

- Постараюсь.

Выходя в коридор, он крепко сжал кулак, сохраняя тепло джаредовой руки.

В медчасти было тихо и пусто. Пройдя через ту комнату, где их прошлый раз осматривал врач, они миновали небольшой коридор с прозрачными дверями в операционную и пару боксов, свернули в тупичок, и лейтенант открыл неприметную дверь без каких-либо обозначений. Довольно большая светлая комната сияла чистотой. Вдоль стен стояли столики на колесах, на них – какие-то приборы, в дальнем углу примостилась кушетка, на которой сидел немолодой спокойный мужчина с шевронами медслужбы на форме. Невдалеке от него переговаривались о чем-то адмиралы. В центре комнаты, привинченное к полу, стояло массивное кресло сложной конструкции.

- А, пришли? – Вайс оглянулся на звук шагов, скользнул по Россу неприязненным острым взглядом. – Сажай его. – Он кивнул лейтенанту на кресло.

Росс молча сел, ожидаемо обнаружив на кресле зажимы для рук и ног. Холодный пластик неприятно морозил тело.

Лейтенант щелкнул замками и, козырнув адмиралу, вышел вместе с бойцами. Медик в углу зашевелился, беря с ближайшего столика пару шприц-тюбиков с препаратом.

- Нейтрализатор захвати, - безразлично посоветовал Росс.

Отмороженно пожав плечами, ничуть не удивленный медик взял еще один шприц. А вот вниманием адмиралов Росс завладел моментально.

- Объяснись, - отрывисто приказал Вайс, подходя ближе.

- У меня атипичная реакция на сыворотку. – Росс криво усмехнулся. – Более правдивым я не стану, а вот заблевать весь кабинет могу запросто.

- На все препараты? – слегка заинтересованно уточнил медик.

- Ну, вряд ли у вас на складе затерялся натрий-амитал. Это ведь стандартный «дайв»? – кивнул Росс на шприц. Немногословный медик снова дернул плечом, показывая, что другого нет.

- Ты же понимаешь, что мы всё равно проверим? – Морган внимательно смотрел ему в глаза.

- Понимаю.

Медик дождался кивка Вайса и прижал шприц к плечу Росса. Подождав несколько минут, измерил пульс, посветил в глаза и, обернувшись, покачал головой. Росс тяжело сглотнул, борясь с тошнотой.

- Как тебя зовут? – резко спросил Вайс.

- Фак Твайс, - процедил сквозь зубы Росс, пытаясь выдавить улыбку.

Адмирал яростно ругнулся и шагнул к нему. Перехватив его руку, Морган быстро кивнул медику на Росса и зашептал что-то в налившееся кровью лицо Фалька.

Нейтрализатор начал действовать через вечность. Глубоко вздохнув, Росс отпустил подлокотники и расслабил сведенные судорогой руки.

- … Мне нужны ответы! – внезапно рявкнул Вайс, перебивая Моргана. – И я их получу. А ты – можешь быть свободен.

Капитан побледнел и выпрямился, с каменным лицом отходя в сторону. Вайс обернулся к медику.

- Что ты можешь сделать? Времени у нас мало. Мне нужно, чтобы он заговорил, и мне нужно точно знать, что он сказал правду.

- Ну, сделать-то можно многое, - задумчиво ответил тот, и Росс усмехнулся, мысленно соглашаясь. – Зависит от того, в каком состоянии он нужен вам после.

- А это смотря что он скажет. – Вайс прищурился, с ненавистью глядя на Росса.

Медик отстраненно поцокал языком. Затем отошел к одному из столиков и, включив там прибор, начал разматывать пучок проводов.

- Я могу гарантировать, что он останется жив, - спокойно сказал он. – Если что – реанимируем. Но вот насчет здоров – вряд ли. Одежда будет мешать.

Росс вздрогнул. Пульс глухо бухнул в ушах, и он снова вцепился в подлокотники, сглатывая сухой ком в горле.

Морган пристально посмотрел в непреклонное лицо Вайса с горящими лихорадочным огнем глазами, качнул головой и подошел к Россу, стараясь не встречаться с ним взглядом.

- Я отстегну фиксаторы, - глухо сказал он. – Ты разденешься. Охрана за дверью, не дёргайся.

Росс отрывисто кивнул.

Руки не слушались. Комбинезон сползал с тела медленно, будто тоже не хотел расставаться. Он сильно прикусил губу и на мгновение зажмурился, прежде чем снова сесть в кресло. Он пытался убедить себя, что дрожит от холода.

- Можно личную просьбу? – Голос звучал почти нормально, и Росс хотел бы порадоваться, но не смог. – Джефф?

Морган, присевший застегнуть ножные зажимы, с видимым трудом поднял на него глаза.

- Потом, когда… всё закончится, можно мне найти другую комнату? Не возвращать в тот же карцер. Я не хочу, чтобы Джаред видел.

Капитан стиснул зубы, желваки заходили на скулах. Встав, он обернулся и в упор посмотрел на Вайса.

- У нас нет другого помещения, - отрезал тот.

Подкатив столик с прибором, медик взял какую-то баночку и шагнул с ней к Россу.

- Мазь от ожогов, - пояснил он.

Росс попытался что-то сказать, но горло перехватило, и он смог только криво улыбнуться.

Медик взял в руки два стержня, соединенные проводами с прибором, и буднично произнёс:

- Ну что ж, начнём.

 

***

 

Боль. Она была повсюду. Боль стучала в груди, боль текла по венам, боль врывалась в лёгкие с каждым вдохом. Боль выпила мысли, сожрала чувства, изгрызла горло. Боль впивалась в рёбра, в живот, в пах, кричала в уши яростным голосом, хлестала по щекам резкими ударами. Боль рвала мышцы в клочья и жадно облизывалась. Исчезло время, исчезло пространство, в мире осталась только она… Боль.

А потом вдруг всё прекратилось. Стало так тихо, так оглушительно тихо, и он подумал, что оглох. Первая связная мысль. Смешно.

Открывать глаза было страшно. Шевелиться было страшно. И он просто лежал, впитывая невероятную, благословенную, почти-безопасную тишину.

Свет. Дразнил сквозь веки холодными бликами, звал осмотреться, обещая сюрпризы. Нет, ничего не нужно. Просто лежать в тишине, и чтоб никто не касался…

Как мало надо для счастья.

По телу скользнул поток воздуха, где-то раздался шелест и звук шагов. Всё-таки он слышит. Хорошо это или плохо?..

- Уже очнулся? – спокойный, холодный голос.

Нет, он не очнулся, не надо!!! Только не трогайте снова!..

- Тебе лучше одеться сейчас. Через пять минут здесь будет конвой.

Росс медленно открыл глаза, моргнул, привыкая к свету.

Всё та же белая комната, только адмиралов не видно. Он лежал на кушетке в углу, полностью обнаженный, рядом стоял медик со свёртком какой-то ткани бледно-голубого цвета.

- Попробуй встать. Медленно.

Он зашевелился, садясь на кушетке. Сильно кружилась голова, перед глазами мелькали цветные точки, тело отзывалось крупной, омерзительной дрожью на каждое движение, но он ожидал худшего. Значительно худшего.

- Я ввёл тебе анальгетик, помимо всего прочего. – Медик словно прочел его мысли. – Но его действие скоро пройдет, и больше не дам, сердце не выдержит. Так что придётся потерпеть. Старайся не кусать губы, на них заживляющий клей. На груди ритмоводитель, - он указал на небольшой круглый приборчик, похожий на пуговицу, - не трогай его. Когда сердце стабилизирует работу, он сам отклеится. Я принёс тебе больничную пижаму, она свободная и не сотрет мазь, которой смазаны ожоги. Держи штаны.

Росс сунул ноги в штанины, осторожно встал на трясущиеся, подгибающиеся ноги. Медик помог ему натянуть рубашку.

- Я зайду позже, проверю твоё состояние.

- Спа…с…сибо. – Едва слышный, сорванный криком голос сипел и ломался.

Мужчина удивленно взглянул на него, хмыкнул, качая головой.

- Интересно, за что.

- Я жив, - просто сказал Росс.

Впервые взгляд медика перестал быть холодным и отстраненным, он остро прищурился.

- Адмиралы были уверены, что ничего не случится.

- Ад…миралы… немного не в курсе… верно? – прошептал Росс и усмехнулся распухшими, искусанными губами.

На короткий миг они замолчали, а потом кивнули друг другу со спокойным уважением. Как профессионал профессионалу. Они оба знали цену случайностям.

Конвой появился как раз к тому времени, когда Росс с бережной помощью медика доковылял до двери.

 

***

Коридоры базы казались бесконечными, и Росс вряд ли дошел бы, если б не бойцы охраны, в конце концов, подхватившие его с двух сторон. Безымянный лейтенант нервно оглядывался всю дорогу – то ли боялся, что у них на руках окажется труп, то ли имел приказ пройти незаметно. Дверь карцера он открывал с видимым облегчением.

Джаред, который мерил шагами комнату, оглянулся и с ужасом застыл, глядя на то, как бойцы втаскивают и сгружают на койку скрюченное, едва шевелящееся тело.

- Что… - Он запнулся и, тяжело сглотнув, повторил: - Что случилось? Что вы с ним сделали?

Лейтенант раздраженно махнул бойцам на выход.

- Мы – ничего не делали, - отрывисто заявил он, спешно выходя в коридор и закрывая дверь.

Джаред медленно, ломко подошел к кровати, опустился рядом на колени, не решаясь притронуться к свернувшемуся в комок Россу.

- Дженсен…

Росс с трудом сфокусировал взгляд на бледном как полотно лице парня.

- Вс-сё в п-порядке.

Действие лекарств, похоже, заканчивалось. Его колотило всё сильней, и каждое движение сопровождалось тягучей, мучительной болью в мышцах. Боль снова заполняла его тело.

- Что мне сделать? – прошептал Джаред. – Чем помочь?

- В… воды.

Джаред кивнул и метнулся за кружкой к раковине, потом напоил Росса, придерживая его за трясущиеся плечи. Отставив кружку, вытащил из-под него одеяло и тщательно укрыл, на миг задержавшись, со страхом разглядывая тёмные пятна, проступающие повсюду на одежде.

- Что там? – негромко спросил он глухим, рваным голосом. – Что с тобой делали?

- Мазь. Заж-живляющая. – Росс всё никак не мог унять дрожь. – Н-нормаль…

- Нет! Не нормально! – выкрикнул Джаред, сжимая кулаки. – Не нормально!!!

Он тяжело перевел дух, дрожа почти так же сильно как Росс.

- Тебе нужен врач.

- См… смотрел. – Сорванный голос подчинялся плохо. Росс попытался улыбнуться, но, кажется, вышло только хуже – Джаред болезненно зажмурился и запрокинул голову, кусая губы. – Эй… Не надо.

Замотав головой, Джаред судорожно втянул воздух и зло, резко вытер глаза.

- Почему? Зачем с тобой – так?

- Сыворотка н-не сработала.

- А раньше – работала?

- Нет.

Росс виновато дёрнул бровями, глядя на вмиг застывшее лицо Джареда.

- Ты знал… - потрясённо прошептал тот. – Ты знал, что так и будет. Ещё на Земле знал.

- Корвин, - негромко ответил Росс.

Конечно, он знал. Он видел Вайса. Понимал, что тот не отпустит так просто смерть Корвина. И будет искать, на ком отыграться.

- Ну, им ещё… нужны сведения, - добавил он. – Морган боится л-ловушки.

- Морган тоже там был? – безжизненным голосом спросил Джаред.

- Он… не хотел.

Джаред тускло кивнул, прекрасно понимая разницу между «не хотел» и «был против».

Росс устало закрыл глаза и зарылся лицом в подушку. Силы уходили как в песок, а дрожь пополам с болью разъедали мышцы кислотой. Он рвано вдохнул, сжимаясь в комок еще крепче, вдавливая себя в постель. Холодно.

Лёгкий шорох рядом, койка слегка прогнулась под двойным весом. И тёплое большое тело прижалось к спине, обхватывая его руками и ногами. Горячее дыхание согрело затылок. Джаред прижал его крепче, слегка покачивая, как ребенка. Щедро отдавая ему свою силу, и надёжность, и тепло спокойного шёпота.

- Ты поспи сейчас. Всё будет хорошо, слышишь?.. Всё будет хорошо.

 

***

 

Шорох двери и голоса разбудили их. Росс глубоко вздохнул, Джаред заторможено шевельнулся, инстинктивно прижимая его к себе. Так, в тесном кольце рук, Росс и встретил смущенные взгляды адмиралов, когда открыл глаза.

- Эмм… Надо поговорить, - пробормотал Морган, рассеянно оглядывая комнату и стараясь не коситься на койку.

Росс с удовольствием потянулся, распрямляя тело и вытягиваясь на спине. Джаред, лежавший ближе к стене, недовольно завозился – ему стало тесно. Наконец, снова пристроив на Россе свои длинные конечности и почти навалившись сверху, он шмыгнул носом и успокоено засопел ему в волосы.

- Дорогой, у нас гости, - интимно шепнул ему в самое ухо Росс, стараясь не рассмеяться.

Джаред слабо дёрнул плечом сквозь дрёму, буркнул: «Угу» и еще глубже зарылся лицом в подушку и волосы Росса. Потом до него дошел смысл фразы. Вздрогнув, он рывком поднял голову, изумленно распахивая сонные глаза и быстро оглядываясь.

Морган прошел чуть дальше и теперь стоял, заложив руки за спину, покачиваясь с пятки на носок и терпеливо ожидая начала разговора. На стуле сидел Вайс. Грузный тяжелый старик с землистым лицом и угрюмым потухшим взглядом. Его былая мощь словно истаяла, растворившись в горе.

Джаред нахмурился, заметив адмирала, Росс почувствовал, как у парня сбилось дыхание, как он заметался между гневом и жалостью. Но, упрямо тряхнув головой, он отбросил сомнения и повернулся к Россу.

- Как ты?

А действительно, как он? Росс повел плечами, широко зевнул и понял, что он… терпимо. Конечно, тело еще ныло, горло скрипело, будто ободранное наждаком, кожу саднило в обожженных током местах. Но изнуряющая дрожь прошла, знобящая лихорадка тоже, а то, что осталось, вполне можно было пережить. Он даже успел выспаться. Интересно, сколько прошло времени? Он не знал, во сколько вернулся с допроса, но с посадки болида прошло семь часов. Слишком много. Что же адмиралы так возятся?..

Росс отогнал размышления и взглянул в обеспокоенное лицо Падалеки.

- Я был бы очень неплохо, если бы на меня не навалилась двухтонная туша! – Он насмешливо ухмыльнулся. Голос сипел почти сносно.

Джаред слегка покраснел, облегченно вздыхая. Затем глянул на адмиралов и покраснел еще больше.

- И вовсе я не двухтонный! – Демонстративно насупившись, он перелез через Росса, попутно коленкой чуть не лишив самого дорогого, и уселся на краю кровати, пытаясь пригладить волосы.

Росс отодвинулся к стенке и повернулся набок, подпирая голову рукой.

- Итак, чем обязаны столь неожиданному визиту?

Морган расправил плечи и коротко вздохнул.

- Мы приносим извинения за превышение мер давления при допросе. Ты должен понимать, что…

- Я понимаю, - перебил его Росс. – Дальше.

Сбившийся с мысли Морган неловко кивнул и, благодарно взглянув на Росса, присел на край стола.

- Мы подготовили корабль. Хорошо вооруженный, новый и быстрый почти как болид, но, к сожалению, он такой один. Следом за ним пойдут еще два, но, скорее всего, в этом не будет смысла – к тому времени, как они долетят, всё так или иначе закончится. – Капитан на мгновение сжал зубы, мельком глянув на Вайса. Тот молча сидел, уставившись в стену пустым, безжизненным взглядом. – На корабле полетит группа бойцов, двадцать человек, ну и, естественно, экипаж с боевым орудийным расчетом. Ты говорил на допросе, что хочешь помочь моим людям. Если… это не изменилось, то у меня вопро… просьба. Поскольку ты хорошо знаешь «Зету», может, у тебя есть какие-то соображения насчет того, с чем нам предстоит столкнуться?

- Есть.

Росс неторопливо сел на край, спуская ноги с кровати. С лёгким прищуром коротко усмехнулся.

- Первое. Как только вы приблизитесь к базе, вам навстречу вылезет крейсер и не даст уйти катерам с группой захвата. Второе. Как только они почувствуют реальную опасность, они избавятся от «Россинанта» и людей, а возможно – улетят на том же крейсере или другом корабле, прикрываясь пленными. Третье. Чтобы ваши бойцы быстро проникли внутрь базы, с ними должен быть специалист по взлому замков. Он у вас есть? Чтобы сориентироваться внутри, нужен тактический оперативник с опытом работы в закрытых помещениях. Вы его обеспечили? Чтобы в лабиринтах большой базы найти пленников, нужен специалист по экспресс-допросу и сбору системных данных. В вашей «группе» такой имеется?

Росс замолчал, сжав губы и холодно глядя на Моргана. Помрачневший капитан резко отвернулся.

- Уел он тебя, - внезапно раздался хриплый голос Вайса.

Адмирал выпрямился на стуле, пристально рассматривая Росса. Его лицо не то чтобы оживилось, но, по крайней мере, стало осмысленным. Кустистые брови слегка шевельнулись, обозначивая интерес.

- Что предлагаешь?

- Нужно брать с собой болид, - решительно ответил Росс. – Перед базой пересадить туда группу бойцов – сколько получится. И, пока основной корабль отвлекает внимание, тихо зайти с другой стороны. Приземлиться на астероид, без шума проникнуть на базу, найти людей с «Россинанта». По сигналу группы корабль проводит быструю атаку на крейсер, бойцы внутри защищают пленных. Тогда есть шанс.

- Толково, - кивнул Вайс. Он сидел, напряженно прищурившись, просчитывая варианты. – А что делать с замками?

- А для этого вам нужен я.

Три недоуменных взгляда скрестились на Россе. После недолгого молчания Морган слегка кашлянул.

- Если ты забыл – ты… ээ… несколько не в форме. Предлагаешь бойцам тащить себя на руках?

- До астероида еще неделя лёта. К тому времени я буду в форме. Что еще?

- Не неделя. Пять дней. И врач сказал – ты на ритмоводителе. С ним прыжки в гипер противопоказаны.

- На чём ты? – тихо спросил побледневший Джаред.

Росс раздраженно рванул ворот рубашки и, отодрав «пуговицу», бросил её на стол.

- По существу возражений нет?

- Хочешь загнуться во время полёта?! – рявкнул Морган. – Это по существу!

Стремительное, смазанное движение – и Росс прижал капитана к стене, впиваясь пальцами в горло.

- Ты. Не понял. Вопроса. Джефф.

Свистящий, змеиный шепот заставил всех вздрогнуть. Морган гулко сглотнул, боясь шевельнуться.

- Понял, - хрипло ответил он. – Я понял. Возражений нет.

Росс медленно отпустил его и, тяжело пошатнувшись, но не отрывая взгляд от капитана, шагнул назад к койке. Осторожно выдохнув, Морган глянул на стол, на котором сидел несколько секунд назад, и удивленно качнул головой, потирая шею.

- Да, похоже, я зря волнуюсь.

Сидящий на койке Росс согласно кивнул, пытаясь незаметно сглотнуть забившее глотку сердце и разогнать пелену перед глазами. Он должен был попасть на астероид. Он знал это точно.

Вайс хмыкнул.

- Ну что, Джефф, - он неожиданно точно скопировал интонацию Росса, - однако новый план лучше. Если возражений действительно нет, и если наш «коммандос» не хочет еще кого-нибудь придушить… - иронично подняв брови, он сделал паузу. – Нет? Тогда вам, кочерыжки вакуумные, самое время выдвигаться. Нужно еще найти на тебя подходящую броню, с оружием разберетесь в полете. Я распоряжусь насчет болида. – Он хлопнул по коленям, поднимаясь.

- Можно мне тоже броню подобрать? – быстро спросил Джаред, вскакивая с кровати.

Морган с тяжелым вздохом закатил глаза.

- Энсин, ну ты-то куда лезешь? Ты что, думаешь – я вместо обученного бойца посажу в болид тебя?

- А… вам всё равно нужен будет пилот! – Джаред победно улыбнулся. – Ваши «обученные» умеют летать?

- Он умеет, - капитан указал на Росса. Но потом, приглядевшись к бледному с прозеленью лицу, в сомнении покачал головой. – Впрочем… будем решать на подлёте. Ладно, энсин, получишь свою броню. Вылетаем, как только приготовят болид.

Сияющий Джаред только кивнул.

- Отдыхайте пока, - бросил Вайс, постучав в дверь. – Костюмы принесут сюда. Хотя… на такой рост найти сложно. Может, придется компоновать. Так что лучше пойдем с нами, всю оружейку сюда не потащат. А на «коммандоса» найдём сами.

Все трое уже выходили за дверь, когда Росс внезапно поднялся.

- Адмирал Вайс. Можно на два слова? Приватно.

Оглянувшись, все удивленно замерли, открывший двери лейтенант нервно дёрнул рукой к пистолету. Не зная как реагировать, Джаред растерянно шагнул было обратно в комнату, но наткнулся на предостерегающий взгляд Росса. Морган машинально потянулся к шее.

И только Вайс остался спокойным. Чуть прищурившись, он остро взглянул на Росса, коротко кивнул и вошел обратно, делая лейтенанту знак закрыть дверь.

- Сэр… - нерешительно начал тот. – Не думаю…

- И не надо, - резко перебил Вайс. – Закрывай.

С явной тревогой на лице лейтенант нашарил пластину замка.

- Ну? – Адмирал с угрюмым вызовом чуть наклонил голову, буравя Росса тяжелым взглядом. – Хочешь объяснить мне, как я был неправ?

- Хочу обратиться с личной просьбой. У вас на базе есть оранжерея?

Брови Вайса изумленно поползли вверх.

- В каком смысле?.. Ну… теплица есть.

- Там цветы растут?

- Цветы, фрукты, овощи. Попугаи летают. – Вайс насмешливо скривил губы. – У тебя ностальгия по природе?

- Мне нужны цветы, - спокойно ответил Росс. – Я… обещал одному человеку.

Взгляд Вайса метнулся к койке, он цинично усмехнулся и хотел было что-то сказать, но Росс перебил его:

- Нет. Я обещал Корвину.

Фальк резко вдохнул, шагнул к Россу, сжимая кулаки… и остановился. Болезненная судорога исказила его лицо, тяжелый протяжный выдох, больше похожий на стон, вырвался из груди. Медленно проведя рукой по лицу, он поднял на Росса измученный взгляд.

- Он был моей семьёй.

Росс опустил голову.

- Я… Мне жаль. Прости.

Тяжелое молчание повисло в комнате густой удушливой моросью.

Наконец Фальк глубоко вздохнул, словно сбрасывая оковы боли, и опустился на стул, с натужной медлительностью вытягивая ноги.

- Слушай, у тебя выпить нет? – рассеянно спросил он, потом огляделся. – А, ну да…

Росс грустно усмехнулся, садясь на койку напротив.

- Сервис номеров у вас не на высоте.

- Что бы ты понимал, салага, - равнодушно ответил адмирал. – Вот я как-то сидел у пиратов на «Сигме-два», они мне уже на второй день самогон таскали. По-доброму надо с людьми, а ты всё за горло хватаешься.

- Так я превентивно. А после – сразу по-доброму. Мне здесь просто времени не хватило.

- А ты заезжай ещё. Обеспечу тебя временем, - усмехнулся Вайс.

- А я тебя – поводом, - кивнул Росс, возвращая ухмылку. – Знаешь… если у нас всё получится на астероиде, я согласен потом хоть поселиться здесь.

- Авантюра, - согласился Вайс, упираясь затылком в стену и разглядывая потолок.

- Угу.

Немного помолчав, адмирал почесал свой лысый череп и задумчиво произнес:

- Этот твой план… Он лучше, чем то, что собирался делать Морган, но… Очень много зависит от тебя. А ставить на одного человека – опасность для всех. Ты ведь это понимаешь?

Росс угрюмо кивнул.

- Незаменимых быть не должно, - продолжил Вайс, внимательно глядя ему в глаза. – Слишком велик риск случайности, которая всё поломает. Но иногда получается так – всё зависит от одного. Как сейчас – от тебя. Я наблюдал за тобой с первой встречи. Ты одиночка. Веришь только себе и видишь только себя. А чтобы работать в команде, отвечать за других – нужно стать всеми. Смотреть всеми глазами, дышать всеми лёгкими, шагать в одном ритме. Словно вы – одно целое. Только тогда люди поверят тебе и пойдут за тобой. А тебе нужно именно это. Потому что – ты отвечаешь за всех. Так уж сложилось.

Адмирал встал, и навстречу ему поднялся Росс. Вайс смотрел на него серьезно и пристально.

- Я надеюсь, мальчик, что у тебя всё получится. Но это будет нелегко. Ты хорошо думаешь, быстро соображаешь. Но иногда этого мало. И если ты запутаешься, если нужна будет помощь, помни: ответы не только в голове, они есть и в сердце. И эти ответы порою верней.

Фальк положил руку ему на плечо и чуть заметно сжал.

- Удачи тебе. И… я передам от тебя цветы Корвину. А ты – будь живым.

Он отрывисто кивнул и, развернувшись, направился к двери.

 

Корабль

 

- Знакомься, Эклз, это командор Янссон, - голос Моргана подрагивал от едва завуалированного удовольствия. – Командир группы и, соответственно, твой начальник на время операции.

Росс смотрел в прозрачно-голубые льдинки глаз под светлой чёлкой и отчаянно надеялся, что у него галлюцинация.

Шел второй день полёта. Первый Росс проспал. Дотащившись с помощью Джареда до корабля, название которого никто не удосужился им сообщить, Росс с затаенной надеждой осведомился о наличии свободных кают и, получив великолепный ответ «дофига», категорично потребовал одноместную. Он ожидал от Джареда возражений, но тот, пожав плечами, сбросил Росса на койку и, блестя глазами от любопытства, выскочил за дверь. Росс даже несколько обиделся. Впрочем, оставшись в долгожданном одиночестве и закрыв дверь на замок, он почувствовал такое облегчение, что для обид времени не осталось – он просто рухнул на постель и отрубился. Проспал и взлет, и переход в гипер, проигнорировав сирену и предупреждение по связи. Проснулся поздно вечером голодный, но выходить настолько не хотелось, что решил не обращать внимания. Попив воды, он снова улегся на койку и попытался понять, что происходит в организме. Выводы были неутешительные. Несмотря на многочасовой отдых, он не восстановился. Сердце то частило, то замирало и подозрительно булькало, мышцы сводило судорогами, как после марш-бросков в тренировочных лагерях, когда они преодолевали по сотне километров за сутки. Порой накатывала мерзкая слабость, он чуть не навернулся в туалете, в последний момент схватившись за умывальник. Зеркало над раковиной отразило бледное до синевы лицо с огромными испуганными глазами. Да, боец из него сейчас никакой. А ведь до астероида – всего несколько дней.

Что ж, придётся попробовать. Как говорил его инструктор по рукопашке – используй то, что под рукою. Росс сосредоточился, привычно изгоняя все мысли и чувства, становясь прозрачным и восприимчивым. Как можно чётче он вспомнил свой странный сон, который – возможно – помог ему исцелиться. Вспомнил необычную картину мира из цветных нитей, ощущение этих гладких упругих нитей в своих пальцах. А потом – мысленно повернулся и взглянул на себя.

…Если бы он не готовился к чему-то подобному, то, наверное, испугался бы. Это не было силуэтом человека, скорее – вытянутым вертикально шаром, состоящим из неимоверно сложного переплетения разноцветных нитей. Нити светились и пульсировали, смешивали цвета, а иногда по ним словно пробегал короткий разряд, заставляющий шар сиять еще ярче. Некоторые из нитей выходили за условные границы шара и терялись где-то в пространстве; казалось, будто шар подвешен в сложной конструкции, удерживающей его от падения. Движимый любопытством, Росс скользнул по одной из нитей, уходящей в переборку каюты, и почти сразу наткнулся на… Джареда. Ну, по крайней мере, то хаотичное живое «нечто», которое он увидел, ощущалось как Джаред. Свет, тепло, глубинное спокойствие и легкий флёр возбуждения. Россу внезапно пришло в голову, что он подглядывает за человеком, который уверен, что находится в одиночестве, и он смущенно ретировался. Вернувшись к шару, он попробовал путешествовать по другой нити, но она всё вилась и вилась в пространстве, уходила куда-то вдаль, пересекалась с непонятными чужими нитями, и Росс начал опасаться, что потеряется. Повернув обратно, он почти сразу вновь оказался возле своего шара и опять удивился его сложности. Та яркая картинка, которую показывала ему Натс, говоря о его отце, была на порядок проще. То ли девушка каким-то образом выбирала основное плетение, характеризующее личность, то ли Росс тогда не мог воспринять весь рисунок целиком. Впрочем, сейчас это не имело значения. Осторожно приблизившись, Росс мысленно потянулся руками к нитям, и ближайшие упруго толкнулись ему в ладони, словно животное, задорно требующее ласки. Неожиданная щекотка заставила его усмехнуться, помогла отбросить колебания, и он уверенно начал осматривать шар в поисках повреждений. Их оказалось много. Некоторые нити были порваны, и Росс соединял их в месте обрыва, перекручивая между собой. А другие едва светились, истончившись почти до невидимости, и Росс долго не мог понять, что делать с такими. Наконец он на пробу осторожно обмотал тусклую нить ближайшей здоровой, и получившаяся конструкция, хоть и выглядела несколько неуклюже, но определенно светилась ярче. Удовлетворенно кивнув, он перешел к другому месту и слишком неловко дёрнул там за тонкую нить. С хрустальным обиженным звоном она порвалась… и резкая боль в подреберье чуть не вышвырнула Росса из состояния концентрации. Он ошарашено застыл, боясь шевельнуться. Постепенно боль становилась всё меньше, ближайшие нити волнообразно сдвигались, пытаясь закрыть пустоту на месте обрыва… а Росс вдруг поймал себя на том, что хочет завопить от радости. Это не сон, не морок! Всё происходит на самом деле! Ведь боль реальна, а значит – то, что он делает с нитями, отражается в реальном мире! Он действительно может «починить» себя!

Встряхнувшись, он отложил восторги до более уместного времени и значительно аккуратнее приступил к работе. Получившееся в результате плетение, может, и не было шедевром, но каким-то образом он знал, что так – хорошо. В последний раз придирчиво оглядев шар, Росс уже собрался выныривать на поверхность сознания, но вдруг шальная мысль пришла ему в голову. Ехидно хмыкнув, он снова скользнул по нити, ведущей к Джареду, и тихонько шепнул в тёплый неподвижный комок: «Я есть хочу!».

Каюта встретила его приглушенным светом и тишиной. С удовольствием потянувшись, Росс прислушался к своему организму и счастливо улыбнулся. Ничего не болело! В последнее время такое состояние стало для него редкостью, и он собирался насладиться этим от души. Хотя бы несколько дней.

Бодро подскочив с кровати, он расправил плечи, повертел головой, попробовал несколько стоек. Да, растяжка ни к чёрту, придётся интенсивно навёрстывать. И всё-таки, как же это здорово – просто двигаться! Дышать полной грудью, махать руками, попрыгать! Эх, пробежаться б еще, так, чтобы дух захватило, чтобы ветер в лицо и сердце зашлось от восторга! Он аж зажмурился, вспоминая то чувство свободы, с глупой улыбкой став посреди каюты.… И тут, возвращая его на землю, в дверь постучали.

Удивленно вздернув брови, он шлепнул по панели замка… и застыл на пороге.

В полутемном коридоре стоял и покачивался совершенно сонный Джаред. С пачкой крекеров в руке. Буркнув что-то нецензурное, он сунул печенье Россу, крокодильски зевнул и с полузакрытыми глазами убрёл в соседнюю каюту. Онемевший Росс, моргая, смотрел ему вслед.

Тем и закончился первый день путешествия.

Второй, к сожалению, тоже был щедр на сюрпризы. Вначале выяснилось, что Джаред абсолютно не помнит свой ночной визит. И даже пустая упаковка от крекеров, которые Росс, конечно же, съел, упрямца не убедила. Фыркнув, он сказал, что Росс сочиняет, а на самом деле просто пробрался в его каюту ночью и «преступно выкрал ценное имущество», наплевав на замки и законодательство. Похоже, ему понравилась тема, и он бы еще пару часов изгалялся над моральным обликом Росса, но тут пришел Морган и разогнал веселье, сообщив, что Россу пора познакомиться с командиром диверсионной группы, дабы приступить к выработке плана операции. Глаза при этом светились у капитана подозрительно радостно. Почему – Росс понял, едва вошел в импровизированный конференц-зал. И как же хорошо, что Морган не знал всего.

Росс помнил её. Впрочем, он помнил всех, кто к нему прикасался, эта девушка не была чем-то исключительным. Она сама выбрала его, когда он цедил какое-то пойло в баре, отдыхая после очередного задания. Они всегда подходили сами – те мужчины и женщины, которым он позволял на миг задержаться рядом, снять с него напряжение, оставить чуть-чуть тепла в его жизни. А он – просто брал их, брал всё, что они предлагали, и уходил не прощаясь. Без сожалений, тревог и вопросов. Для него это было легко.

Она оказалась страстной и неудержимой, их секс был похож на взрыв. Расцарапанная спина, прокушенное до крови плечо, у нее – синяки на бедрах. Высокая и сильная, она не щадила себя и не давала передышки ему. Росс устал до изнеможения, до бессмысленной пустоты, и был благодарен ей за это. Уходя под утро за дверь, он забрал с собой холодный свет её гордой улыбки.

Это было лет пять назад, и с тех пор она не изменилась. Уверенные движения, поджарая стройная фигура, скрытый вызов в глазах. Короткие светлые волосы слегка растрепались, когда она тряхнула головой, скрывая огонек узнавания в глазах. Да, она тоже вспомнила его. И сразу тщательно закрыла на замок все мысли, связанные с той короткой встречей.

- Уна Янссон, - представилась она и чуть заметно насмешливо прищурилась. – Так значит, вы – тот самый специалист, с которого нам предстоит сдувать пылинки?

Мысленно застонав, Росс понял, что попал.

 

***

Женщины в армии не прижились, и вовсе не потому, что их не брали. Для поступления на учебные курсы или в Академии высшего командного состава у всех были равные возможности. Сложности начинались после выпуска. Любой вменяемый командир предпочитал солдата более физически выносливого, более эмоционально стабильного и не требующего специального матобеспечения в виде прокладок, брони на заказ или отдельного душа. Осознав, что на их долю остались одни невменяемые, а с ними карьеры не сделаешь, женщины резко охладели к службе. На планетах оставалось достаточно профессий, в которых тоже можно было всю жизнь отсидеть серой мышкой, и при этом никто не приходил на тебя орать по расписанию. Грезящие небом ушли в гражданский флот, жаждущие приключений осваивали новые планеты, а те, в ком яро билась жилка защитника, осели в наземных Службах Охраны. Конечно, остались области, в которых и по сей день часто встречались женщины; в военном флоте, например, это были инженерная и медицинская службы. Но ни разу Росс не слышал о женщине – инструкторе по стрельбе и рукопашному бою в армии, и уж тем более, о женщине – командире боевой группы.

Их первая совместная оперативка прошла довольно нервозно. Морган ехидничал и подкалывал Росса на тему субординации, командор Янссон прочно вошла в роль классического армейского командира-глухаря, а обескураженный Росс бросил все силы на то, чтобы не слишком часто огрызаться. Толком ничего не обсудив, они постановили встретиться и продолжить после обеда.

Кормили всех в общей столовой, и здесь Росс впервые увидел Уну среди своей группы. Контраст был поразительным. Для каждого из бойцов у нее нашлась дружеская улыбка, острая подколка, шутка, понятная только своим. Там хлопнула по плечу одного, здесь перекинулась репликами с другим, прошептала что-то серьезное на ухо третьему. А бойцы – молодые ребята – смотрели на нее с обожанием, внимали каждому слову, задорно отвечали. Она была для них не просто своей – она была их личным божеством, близким, понятным и надёжным. Шагала с ними в одном ритме.

Задумчивый, Росс вышел из столовой и только тут понял, что Джаред, идущий рядом, замолчал еще в начале обеда и молчит до сих пор.

- Ты как-то непривычно тихий сегодня, - заметил Росс, скосив глаза на парня. – Случилось что?

- Еще не знаю, - холодно ответил тот и ускорил шаги.

Глядя в его спину, Росс недоуменно пожал плечами.

Возможно, обед дал и Уне необходимую передышку, а может быть, это Росс стал по-новому строить фразы, но второе совещание оказалось более конструктивным. Они наконец вчерне набросали план операции и список вопросов, над которыми стоило подумать. Почти довольный и заново озадаченный, но уже чисто практическими вещами, Росс убрел на склад и провозился там до вечера, подыскивая запчасти и собирая нужные ему приборы. Отъевшись до сытого осоловения на ужине, он с наслаждением завалился пораньше спать.

Утро подарило ему настоящую радость, когда он понял, что, хотя и с трудом, но может проделать весь комплекс обычной разминки. Он потратил на это больше привычного часа, но знакомое чувство вибрирующих от напряжения мышц, полных энергии и звонкой готовности к бою, стало ему достаточно веской наградой.

Быстро позавтракав, Росс снова ушел на склад, где и проторчал до обеда, чертыхаясь и подпалив себе волосы в попытке соорудить неуклюжий аналог его обычного (ох, тоска!) набора для взлома. При всех своих недостатках одного у «Зеты» было не отнять – она предоставляла своим оперативникам лучшее оборудование. И хотя Росс, зная принципы работы, мог собрать почти любой прибор, но для этого, по крайней мере, необходимы были запчасти. К сожалению, не все можно было заменить.

В обед произошли два равно интересных события. Во-первых, к нему неожиданно подсела Янссон, чтобы обсудить какие-то детали предстоящего через час совещания. Росс так увлекся разговором и сочувственным пониманием нехватки средств при наличии возможностей, что чуть не пропустил второе событие – Джаред пошел знакомиться с группой бойцов. Наверное, ему стало скучно молчаливым истуканом сидеть при общении Росса с Уной. Группа встретила Падалеки настороженно, но ведь это же был Джаред. Уже через двадцать минут парни дружно хохотали очередной байке и радостно хлопали рассказчика по плечам (ничуть не контролируя силу ударов – поморщился Росс). Впрочем, они были одного возраста, говорили на одном языке, и не было ничего удивительного, что Джаред с его обаянием быстро вписался в компанию. Росс удовлетворенно и почему-то немного грустно кивнул сам себе и вновь переключился на Уну, которая, кстати, если уж говорить о возрасте, была намного ближе к Россу, чем Джаред. Возможно, даже немного старше. Она умело держала дистанцию в общении и была напоказ корректна, но Росс чувствовал в ней нарастающее напряжение, заставляющее голос звучать чуть громче, глаза сверкать чуть ярче, а реплики в разговоре становились всё резче. На совещании, куда они направились сразу после обеда, всё стало еще хуже.

Командор упрямо не хотела понять принципы скрытных операций. Она не желала, чтобы Росс шел первым и задавал направление движения, потому что «этот гражданский заведет нас в такие дебри, где невозможен будет полноценный бой». Когда Росс замечал, что «полноценный бой» им и не нужен, она презрительно кривила губы и советовала «не трепыхаться», в случае столкновения с противником его защитят. А через минуту противоречила себе, говоря, что им некогда будет возиться со «специалистом», и почему бы ему, открыв входную дверь, не подождать их в болиде.

- А возможное наличие других закрытых дверей в расчет не принимается? – прохладно спросил Росс. – Или бравые десантники разнесут их в куски одной силой мысли?.. – Он хотел добавить «в своих дубовых головах», но в последний момент сдержался. Впрочем, видимо у него на лице было всё написано, потому что Янссон вспыхнула.

- Именно поэтому я настаиваю на необходимости взрывчатки и тяжелого оружия! – неприязненно выпалила она.

- Именно поэтому я категорически против, - отчеканил Росс. – Любой шум привлечет внимание, а если бойцу повесить на шею пулемет, то в случае опасной ситуации он схватит именно его – потому что его так учили – а не бесшумный лазерник.

- Потому что пулемет эффективнее!

- В тесных закрытых помещениях – ненамного. Кроме того, он может навредить своим же – из-за рикошета или возможной разгерметизации. Но главное для нас – шум. И, возвращаясь к закрытым дверям, может быть еще сигнализация. Видеонаблюдение, которое вы, скорее всего, не заметите. Коды доступа, которые вы не найдете. А еще такой нюанс: база, вероятно, большая. Вам нужно будет торопиться. Каким образом вы быстро найдете пленников?

- Допрошу первого попавшегося с сывороткой правды, - командор язвительно улыбнулась.

- Хороший способ, - насмешливо прищурился Росс, взглянув на Моргана. – Только, к сожалению, не всегда работает. Что если вам попадется устойчивый? Будете искать второго? Третьего? Я добуду сведения у первого – при любых условиях.

Янссон оперлась руками о стол, за которым все сидели, и собралась, видимо, выдать нечто малоцензурное о «возомнивших о себе убогих гражданских», когда внезапно подал голос Морган.

- Командор, - спокойно заметил он, - я советую вам доверять словам Эклза. В операциях подобных этой у него весьма значительный опыт, а уровень подготовки…

- Джефф, - сквозь зубы перебил Росс, гадая, как много он выболтал во время допроса, который, кстати, помнил очень смутно.

- …вполне достаточен, - гладко закончил Морган.

- С вашего позволения, я продолжу, - недовольно бросил Росс. – Важнее не то, кого и как допрашивать, главное: допрашивать, возможно, будет просто некого. Мы не знаем, сколько человек на астероиде, но вряд ли много. Это ведь секретная база, а чем больше людей знает о секрете, тем меньше шансов его сохранить. И, скорее всего, люди разойдутся по дежурным точкам, как только наш основной корабль – а как, кстати, он называется?..

- «Раптор», - с удовольствием ответил капитан.

- Чё, серьезно?! – изумленно вытаращился Росс.

- Угу. По классу почти как их крейсер.

- Эмм… Ну, хорошо. Как только наш «Раптор» приблизится к базе… - Росс запнулся и прикусил губу, пытаясь сдержать хохот. Он внезапно представил огромного динозавра, с наскока пинающего астероид и обиженно трясущего отбитой задней лапой. – Хм, так вот, как только преступники начнут, мм…

- Беседовать с «Раптором», - любезно предположил Морган.

Росс не выдержал и уронил голову на скрещенные руки, неприлично похрюкивая и трясясь всем телом от смеха. Остальные с терпеливым спокойствием пережидали его истерику, хотя усы у капитана подозрительно бодро топорщились.

- Так, на чём я остановился, - выпрямился, наконец, Росс и быстро махнул рукой на Моргана, который, блестя глазами, порывался что-то сказать. – Не надо, я сам! – Он провел руками по лицу, отбросил со лба волосы и глубоко вздохнул, пытаясь сосредоточиться. – Короче, мне нужно будет залезть в сеть базы и пошариться там, чтоб найти тюремную лёжку.

- Кстати, ты собрал те приборы, которые понадобятся? – вернулся в деловое русло Морган.

- В первом приближении, - с досадой поморщился Росс. – Многого не хватает, заменяю чем придется, и получаются громоздкие монстры. Работать будут, но как потащу всё это на себе – хрен поймешь. Пороюсь еще, подумаю.

- Нужно будет заранее погрузиться, чтобы ничего не забыть. Я тут прикинул характеристики болида… - Морган задумчиво потер рукой подбородок. – Четыре каюты, из них две двухместных, грузовой отсек маленький. Твоё оборудование, да оружие, да тяжелая броня со скафандрами. Получается, что никак не поместится больше двенадцати человек, двое в рубке, остальные распределятся по судну.

Росс согласно кивнул, он пришел к той же цифре, а вот Янссон предсказуемо возмутилась.

- Почему только двенадцать? В коридорах места хватит еще на нескольких…

- Командор, дело не в помещениях, а в грузоподъемности. Если увеличить вес, маневренность болида резко снизится.

- Ну, мы же не собираемся вести бой в космосе!

- Гарантируете? – холодно спросил Росс. – Я вот не возьмусь. Я, конечно, очень постараюсь провести болид мимо радаров, но чёрт его знает, что они там накрутили.

- Между прочим, на болиде нет стелса, - заметила Уна неожиданно спокойным голосом. – Как мы пройдем систему предупреждения?

- Прикинемся туристами! – Росс не смог подавить раздражение, ему вдруг показалось, что она дурачила его всё время с этими идиотскими спорами и препирательствами. Он коротко вздохнул, восстанавливая равновесие, и ровно ответил: - Я это улажу, как – моё дело.

Янссон выразительно посмотрела на Моргана, не дождавшись реакции, молча пожала плечами и забарабанила пальцами по столу.

- Итак, командор, - нейтрально продолжил Морган, - вам необходимо сегодня составить отряд из девяти человек…

- Уже девяти? – саркастично улыбнулась Янссон. – Этак к вылету нас останется трое.

- Вы десятая, да их двое, - терпеливо уточнил капитан, кивая на Росса.

- А кто второй?

- Пилот, - коротко пояснил Росс.

- Почему я не могу взять пилота КСОПа?

- Можете. – Росс неприятно усмехнулся. – Только тогда отправляйтесь без меня. Я знаю, как Падалеки летает, и он делает это хорошо. Может, ваш пилот не хуже, но – я не знаю этого. А рисковать там, где в этом нет необходимости, я не собираюсь.

Снова перебив набиравшую воздух для ответа Уну, Морган с любопытством спросил:

- А почему ты сам не хочешь? Ты-то явно лучше. Или ты… Как ты себя чувствуешь, кстати?

- Да нормально, - отмахнулся Росс. – Просто хочу сосредоточиться на радарах. Зная «Зету», не думаю, что там будет легко.

- Ясно, - задумчиво кивнул Морган. – Ну что, предлагаю на сегодня закончить. Командор, формируете команду и начинаете тренировки на взаимодействие. Эклз, заканчивай свои приборы. Завтра собираемся в это же время. – Он встал и, рассеянно козырнув, куда-то заторопился.

Уна тоже поднялась, с удовольствием потягиваясь. Росс невольно залюбовался стройной гибкой фигуркой в тщательно подогнанной форме и не успел спрятать заинтересованный взгляд, когда она повернулась. Пришлось спешно импровизировать.

- Я вот думаю – где вы можете отрабатывать взаимодействие в команде? Даже помещение столовой слишком маленькое.

И Уна вдруг хищно, радостно улыбнулась.

- Мы построили вчера лабиринт в грузовом отсеке. Не хотите ли присоединиться?

Азарт полоснул по нервам. Росс понял и принял вызов.

 

***

Лабиринт представлял собой собранную из пластиковых блоков огромную конструкцию, занимавшую почти весь грузовой отсек. С некоторым недоумением Росс попытался прикинуть, для чего на этом корабле в принципе такой большой трюм. Судно военное, из новых, импульсные орудия и щиты берут энергию от атомных двигателей и не требуют хранения боезапаса. Для десантника на корабле слишком мало кают. А потом он заметил на полу характерные направляющие и белые линии, и вопросы отпали сами собой. Очевидно это не трюм, это ангар. Наверное, корабль комплектовался звеном истребителей, которые хранились и ремонтировались здесь, а на время данной операции их то ли совсем убрали, то ли закрепили на внешней палубе, освободив место для тренировок боевой группы.

Группа, кстати, присутствовала здесь же в полном составе. Бойцы стояли и сидели на каких-то ящиках, лениво переговариваясь. Росс понял, что, кроме Уны, в составе команды женщин не было. Уже легче. Поодаль зачем-то стояло две койки. Заметив его недоуменный взгляд, Уна со смешком пояснила:

- Экипаж повадился соваться в лабиринт, как только мы уходим. А у нас там ловушек понатыкано. Не убьются, конечно, но одна рассеченная бровь уже есть. И главное – нам потом заново всё снаряжать приходится, надоело. Теперь дежурим.

Росс понимающе кивнул. Ну как же – на родном корабле поставили бесплатный аттракцион, кто ж такое пропустит! И, если честно, ему самому было чертовски любопытно, что придумали КСОПовцы. Лабиринт выглядел как небольшое вытянутое в длину угловатое здание без окон и, похоже, был двухэтажным. Размах впечатлял, учитывая, что всё это собиралось внутри корабля.

- Освещение в нём есть? – Росс, прищурившись, оглядывал здание.

- По типу аварийки, - ответила Уна, насмешливо поглядывая на него сбоку. – Ну что, решитесь прогуляться?

- Почему бы и нет, - невозмутимо произнес он. – С кем?

Янссон презрительно скривила губы.

- Гид здесь не предусмотрен.

- Я имел в виду количество противников. – Росс лаконично улыбнулся.

Вот теперь она удивилась. Моргнула пару раз, развернувшись к нему. А потом глаза её разгорелись опасным, яростным блеском.

- Четверо вас устроят? – процедила она сквозь зубы. Росс кивнул. – И я. – Её лицо пылало гневным обещанием.

Росс слегка выгнул бровь, уголки губ дернулись в намеке на улыбку.

- Ну, без вас было бы неинтересно.

Она отрывисто кивнула, смерила его взглядом и, развернувшись, почти строевым шагом направилась к своим бойцам.

Группа, издали с любопытством наблюдавшая за разговором, встретила командира шумными приветствиями и вопросами. Однако, увидев лицо Янссон, они резко посерьезнели, стихли, сидевшие подскочили со своих мест, и все сгрудились вокруг командора, внимательно слушая, как она объясняет диспозицию и задание. Росс безразлично уставился на лабиринт, прикидывая план действий и одновременно прислушиваясь к словам Янссон. Та говорила тихо, но не учла натренированный слух Росса. Он прикусил губу, гася невольную улыбку при фразе: «…и осторожней там, не калечить, а то нам потом на себе его тащить придется». Наконец, выбрав бойцов, командор вернулась к Россу.

- План такой: мы входим первыми, вы – за нами через десять минут. Если застрянете в ловушке – кричите, мы вас найдем. Оружием, естественно, не пользуемся. Ваша задача – победить тех, кто внутри, и выйти с другой стороны лабиринта. Вопросы?

- Ограничения, запреты?

- Ну, - она несколько смешалась, - не убивать. Какие ограничения при тренировках? Вы что, никогда не участвовали, не слышали?

- Боюсь, у нас с вами разные представления о тренировках, - усмехнулся Росс. – Но я понял общую концепцию.

- Вот и прекрасно! – она хищно оскалилась. – Тогда хватит болтать. Начнём.

Лабиринт КСОПовцев был неплох. Не настолько, чтобы озадачить – им всё же не хватало технологий, собирали на скорую руку – но порой было интересно. Впрочем, больше всего Россу запомнилась собственная глупость: в одной из комнат дверь за ним закрылась, и он потратил минут десять на бесполезный взлом компьютера, надеясь отыскать коды от замка. В конце концов, он догадался прощупать стены и нашел замаскированный выход с противоположной от двери стороны. Ну, зато его чертыханья помогли выманить из укрытия следующего бойца.

Парни из группы Янссон Росса разочаровали. Возможно, они неплохо стреляли, но в драке ничем не выделялись, двигались медленно и стандартно. Так что основные усилия Росса пришлись на то, чтобы всё-таки «не калечить». Определенно, они зря разделились, держались бы вместе – у них появился б шанс. С такими мыслями Росс приближался к концу лабиринта, настороженно оглядываясь в поисках Уны.

Она стояла в последней, пустой, комнате. Безо всяких уловок и ловушек, не прячась и не скрывая намерений. Она просто очень хотела набить ему морду. Росс азартно усмехнулся, выходя ей навстречу, и с непонятным самому себе воодушевлением прошептал:

- Вот теперь – начнём!

…Через полчаса они вывалились из лабиринта. Задыхающиеся, побитые, шатающиеся из стороны в сторону. Постанывающие, хохочущие и болтающие без умолку.

- …А как я тебя об стенку шарахнула!..

- …ушел перекатом, и ты такая: «Куда?!!»…

- …заорал так, что у меня чуть уши не лопнули…

- …Ты мне челюсть выбила – конечно, я возмутился!..

Росс вытирал кровь, текущую из разбитого носа. Уна хромала на обе ноги и держалась за спину. Они были возмутительно, неуместно счастливы.

Изумленная группа бойцов немым барельефом выстроилась вдоль стены. Парни оглядывались в поисках врача, и возможно – не травматолога. Таким своего командира они еще не видели. Доковыляв до койки, Уна со стоном шмякнулась ничком на постель, пробормотала в подушку:

- Уф, сейчас сдохну! – и радостно фыркнула.

Росс согласно капнул кровью ей на спину и, рассеянно оглядевшись, осторожно уселся прямо на пол, откидывая голову Уне на попу. Нащупал наполовину оторванный рукав комбинезона, рванул его, стаскивая с руки, и приложил к лицу. Лениво махнул настороженно подходящим ближе бойцам.

- У фас вёд ефть?

- Чего? – Парни изумленно подались вперед.

- Льда, говорю, притащите, - буркнул Росс, отнимая тряпку от носа. – И побольше! – добавил он вслед бойцу, чувствуя, как Уна призывно дёрнула попой.

Спустя некоторое время вся компания увлеченно обсуждала прошедшую тренировку. Парни уговаривали Янссон провести показательный спарринг с Россом, но побитая парочка, переглянувшись, решила отложить выступление на завтра. Оба устали, и нечетко выверенные движения могли привести к травмам. Откупившись схемами пары ловушек, которых в лабиринте не было, Росс, наконец, вырвался из кольца жадных взглядов и, оставив Уну на съеденье алчущей знаний молодежи, подло ретировался в свою каюту.

На ужин он опоздал, блаженствуя в горячем душе. Уна оказалась сильным и опытным бойцом, ему пришлось туго. Убить её он мог быстро, а вот победить – почти не получилось. Росс свел всё к условной ничьей, когда понял, что начинает выдыхаться, и его приёмы становятся опаснее. Сейчас ушибленный организм обиженно подвывал, дергая растянутыми мышцами – всё-таки Росс был еще не в форме. Хорошо хоть нос оказался не сломан, кровотечение прекратилось еще в ангаре, но отек мешал дышать и вызывал раздражение. Идти к врачу было лень. Отбросив порванный и заляпанный кровью комбинезон, Росс натянул футболку и штаны от КСОПовской формы, врученной ему на базе, растянулся на койке и расслабился, соскальзывая в то странное состояние, которое сопровождало его визиты в мир цветных нитей. Усталость, как ни странно, только помогла быстрее настроиться, а может, в этот раз ему не мешал подсознательный скепсис, который сбивал решимость в прошлый «сеанс исцеления». Росс по-прежнему не понимал, что именно он делает, но по большому счету ему было всё равно, главное – это работало. Быстро найдя поврежденные нити, он починил их, мимоходом отметил, что следов прошлых починок уже не видно, и вынырнул на поверхность. Есть хотелось ужасно, но еще больше – спать, и он решил немного подремать, прежде чем идти уговаривать недовольного кока выдать ему какой-нибудь жратвы вне расписания.

Его разбудил стук в дверь. На пороге стояла Уна с кучей пакетов в руках, миленький синий комбинезон оттенял радужный синяк под глазом.

- Ты не пришел на ужин, и я решила, что ты тут издыхаешь весь в слезах и побоях. А ты неприлично бодро выглядишь. Поделишься секретом?

 

***

 

Напились они в хлам. Кроме еды, Уна притащила двухлитровую бутыль чего-то непонятного, но крепкого; и, начав с «мировой», они не остановились, пока не прикончили всю бутылку. Уна пила как дралась и трахалась – умело, неуёмно и с азартом. Похоже, она была такой во всём. История её жизни, рассказанная между тостами, изобиловала взлётами и падениями; характером она пошла в отца – отставного генерала, который с детства воспитывал её как сорванца-парня и будущего офицера, игнорируя очевидную половую принадлежность. Получившаяся в результате смесь мужской самоуверенности с женской взрывоопасностью сильно попортила её карьеру в армии, без которой она не мыслила своей жизни. Глупые командиры пытались её сломать, умные – избегали. В конце концов, она оказалась на перепутье, решая – стоит ли её мечта затрачиваемых усилий или лучше взять в охапку багаж накопленного опыта и попытаться устроиться где-нибудь на гражданке, к примеру – в Службе Охраны. Тогда-то ей и посоветовали Вайса, как командира, которому плевать на изъяны в субординации до тех пор, пока нет сомнений в компетентности. Поскольку КСОП относился к армейскому подразделению, сложностей с переводом не возникло, и вот уже несколько лет она благословляла тот день, когда впервые услышала фамилию Вайса. Она с удовольствием тренировала молодых бойцов на «Либерти», изредка гоняла контрабандистов, проводила отпуска на Земле или родной Веге и мечтала заменить когда-нибудь (лучше не скоро) Вайса на посту командующего базой.

- Слушай, а что за история у тебя с нашим Перетрахом? – Уна сидела на кровати, забравшись с ногами, и, пьяно пошатываясь, пыталась дотянуться до мясных галет на столе. – Перед стартом ходили какие-то дикие слухи. То ли он тебя избил, то ли ты его…

- Это было нападенье пиратов! – безапелляционно заявил Росс. – Мы с адмиралом его геройски отбили!

Уна фыркнула, чуть не подавившись закуской.

- Молодцы! Объявляю благодарность. В качестве награды получишь завтра по уху на спарн… спан… спранинге!

- Мать, да ты набралась! – ухмыльнулся Росс. – Давай-ка я тебя провожу баиньки, а то завтра и вправду получу по уху от твоего похмелья.

- Эх, хорошо посидели! – Уна с наслаждением потянулась. – Знаешь, а я ведь думала, что ты гад. А ты ничего, нормальный.

- Ну, спасибо, - с усмешкой кивнул Росс, поднимаясь со стула. – Нормальный – это определенно прогресс. – Слегка пошатнувшись, он с удивлением понял, что каюта двоится перед глазами. – Так, явно пора закругляться. К тебе далеко?

Он нашарил панель управления на стене и выставил режим проветривания. Кондиционер загудел, разгоняя алкогольные пары, пропитавшие каюту. Уна лениво поднялась на ноги и тут же качнулась в сторону, хватаясь за Росса.

- Ого! Главное – чтоб в ближайшее время не об… не объявили выход из гипера.

Росс скривился, согласно кивая. Да, перепады давления сейчас были бы несколько лишними. С сомнением посмотрев на ботинки, валяющиеся под столом, он не рискнул нагибаться. Черт с ними, и так дойдет. Он встряхнулся, растер лицо, поморгал, фокусируя зрение, и осторожно подхватил Уну за талию.

- Ну что, пошли? Куда, кстати?

- Соседний отсек, рядом.

Дружно пошатываясь, они доползли до выхода, Росс нажал панель замка и прислонил хихикающую Уну к стене коридора снаружи, пытаясь повернуться, чтобы закрыть дверь.

- Да отцепись же! – Он тоже начал смеяться, путаясь в руках и ногах. – Ты меня и так всего помяла сегодня!

- Это ты еще и половины не видел! Вот завтра продолжим, ты вообще встать не сможешь! – Уна расхохоталась пьяным смехом и потрепала его по щеке.

- Весело проводим время? – раздался вдруг в коридоре холодный голос.

Росс резко обернулся, едва удержав равновесие. На пороге своей каюты, зло прищурившись, стоял Джаред.

- О, твой пилот! – Уна улыбнулась, наконец отпуская Росса. – А ты чего такой хмурый, пилот?

Джаред молчал. Уна непонимающе оглянулась на настороженно застывшего Росса, снова взглянула на Джареда.

- А. Ну, я, пожалуй, пойду. А вы тут пообщайтесь. – Она хмыкнула и, пошатываясь, убрела по коридору, придерживаясь за стенку.

Росс проводил её взглядом, развернулся и шагнул в свою каюту. Он не ожидал, что Джаред ворвётся следом.

Бесцеремонно толкнув его в спину, парень закрыл дверь и встал возле входа, буравя Росса тяжелым, недобрым взглядом.

- Твой пилот, значит? Кто еще? Твой секретарь, твой охранник, твой ценный свидетель? Твой личный клоун? Как ты объясняешь людям, чего я таскаюсь с тобой? Как ты себе это объясняешь?

Росс надменно вздернул подбородок, растянув губы в улыбке.

- А как, по-твоему, я должен объяснять?

Джаред шумно вдохнул, сжимая руки в кулаки, яростно глядя на Росса.

- Ты с ней спал?

Росс замешкался на мгновение, вспомнив событие пятилетней давности, и этого оказалось достаточно. Резкий хук отбросил его назад, свалил на подвернувшуюся кровать. Джаред внезапно оказался рядом, навалился сверху тяжелой массой, жёстко схватил за голову, сжимая в горсти волосы.

- Значит, готов трахнуться с кем угодно? – с ненавистью прошипел он Россу в лицо. – Почему бы тогда не со мной? Или я должен смирно ждать разрешения? Так вот – мне надоело ждать!!!

И он бешеными рывками стал сдирать с Росса одежду. Порванная футболка, брюки, трусы. Он раздевал Росса как куклу, дёргая из стороны в сторону, ударяя об стену, впечатывая в кровать. Отбросив одежду, вновь навалился, хватая за подбородок, впиваясь в губы жестким, яростным поцелуем. Провёл ладонью по плечу, по безвольной руке, по бедру, зашарил по обнаженному телу… По абсолютно неподвижному телу… И замер, на миг даже прекратив дышать. А потом медленно, осторожно, подрагивая, приподнялся на руках и с проступающим на лице ужасом встретился взглядом с Россом.

- Не останавливайся, - посоветовал тот пустым, заледеневшим голосом. – Поверь, ты будешь не первым, кто не ждёт разрешения.

…Тихо. Так тихо, что страшно сломать эту тишину. Джаред закрыл глаза, лицо исказилось, словно от боли. Осторожно, ломко, стараясь не притрагиваться, он встал с Росса, отвернулся. И опустился на пол рядом с кроватью, закрывая лицо руками.

Росс лежал, разглядывая потолок немигающим взглядом. Он ничего не чувствовал.

Наконец он плавно сел на кровати, взглянул на далеко отброшенную одежду, потянулся к комбинезону, который лежал ближе. Спокойно натянул его прямо на голое тело, поднялся и прошел с кружкой к раковине, набрал там воды. Остановился на пороге, медленно глотая прохладную жидкость и разглядывая остатки еды на столе. Может, перекусить, пока не испортилась?..

- Прости.

Глухой, искаженный голос разорвал тишину каюты. Росс перевёл равнодушный взгляд на склоненную голову Джареда.

- Да ладно, с кем не бывает. Ты бы шел уже спать, время позднее.

Джаред медленно шевельнулся, поднял на него больные, воспаленные глаза, вгляделся в застывшее маской лицо.

- Джен… Росс. Прости меня.

Росс безразлично пожал плечами.

- Я же сказал уже – проехали. Всё нормально. Слушай, у меня завтра сложный день, я обещал помочь с тренировками. На утро назначен показательный спарринг с командиром группы, а то сегодня бойцы мало что увидели. Так что мне пора на боковую.

Джаред скользнул взглядом по окровавленному комбинезону, и страшная улыбка изломала его лицо.

- Так это на тренировке она тебя «помяла»? – Он всхлипнул и рассмеялся злым, отчаянным смехом. – А завтра собирается продолжить?.. Вы будете т… тренироваться?.. Вы просто сидели здесь и… говорили… о спарринге?.. Я сломал всё… из-за дурацкой драки?..

Он захлёбывался смехом и не мог остановиться. Откинул голову на край кровати, стучал по коленям руками, глотал слова и задыхался от хохота. По щекам бежали мокрые дорожки слёз.

Росс минуту смотрел на него, сжимая в руке кружку так, что побелели костяшки пальцев. Потом резко шагнул вперед и выплеснул остатки воды ему в лицо.

Захлебнувшись, Джаред закашлялся и снова сжался в комок, тяжело дыша. Росс аккуратно обошел его и, поставив кружку на стол, сел на кровать. Сидел, уставившись в одну точку и слушая, как постепенно успокаивается неровное дыхание Джареда.

Наконец тот шевельнулся, вытер лицо рукавом и, тяжело опираясь о койку, поднялся на ноги. Немного помолчал, глядя сверху вниз на Росса, и ровным бесцветным голосом произнёс:

- Я прошу прощения за свою ошибку. Больше не повторится. И… пожалуй, это всё.

Он развернулся и тихо вышел за дверь. Росс хотел хмыкнуть ему вслед. Вот только улыбаться больше не получалось.

 

***

 

Он жил механически, будто следуя расписанию. Рано вставал, делал упражнения до тёмных кругов перед глазами. Принимал душ. Шел в столовую на завтрак, плотно ел. Не видел Джареда.

Потом тренировки в лабиринте, спарринги, отработка взаимодействия в группе. Он добивался того, чтобы группа стала единым, спаянным организмом, и постепенно это приходило. Бойцы привыкали реагировать не только на приказы командора, но и на его знаки. Даже в столовой, куда они шли на обед, он садился вместе с отрядом. Разговаривал о предстоящем задании, изучал характер и темперамент бойцов, расслаблял уставшие мышцы. Не видел Джареда.

Во второй половине дня проводились оперативки. Снова и снова они уточняли план, распределяли задания. Потом работа с оборудованием на складе. Вечерами он утыкался в экран компьютера. Морган достал где-то схемы новых радарных систем, и он изучал их вместе с характеристиками брони и оружия. Перед сном снова делал комплекс разминки, а когда уже больше не мог поднять руки, валился на койку и упрямо учился работать с нитями. Он засыпал, будто проваливался в чёрную дыру. И во сне – конечно же – он не видел Джареда.

Уна, решившая раз и навсегда, что он «нормальный», не замечала ничего странного. Морган, который знал его чуть лучше, после оперативки загнал его в угол под предлогом выдачи новой формы – окровавленный комбинезон с оборванными рукавами несколько смущал экипаж.

- Что у тебя случилось?

- Не понял вопроса, - спокойно уточнил он.

- Всё ты прекрасно понял. – Внимательный, пристальный взгляд. – Ты не был таким даже на «Россинанте», а уж потом – и подавно. Гладкий и ровный, будто только с конвейера.

- Я в порядке. Задание будет выполнено.

- Я не о задании. – Морган немного помолчал, качнул головой со вздохом. – Да, трудно с тобой, парень.

- Со мной легко. Я полезен и прост в использовании. Разрешите идти?

Аккуратно обойдя нахмурившегося капитана, он забрал со стола форму и ушел в каюту переодеваться. Нужно было закончить сборку сложной подвесной системы, на которой он уместил все необходимые приборы и инструменты.

Он не вспоминал о разговоре с капитаном. Он вообще ни о чем не вспоминал. Было только здесь и сейчас, в котором агент Росс (личный номер 17-12) готовился к очередному заданию. Всё остальное было неважно.

Астероид

 

Они вынырнули из гипера и еще полдня осторожно подползали к астероиду, чтобы не нарваться на системы дальнего предупреждения. Болид, который пришел на место раньше их, пристыковался, чтобы высадить пилота с помощником. По их словам, за последние сутки ни одного корабля рядом не появлялось. Это внушало надежду, что они таки опередили «Зету», и на базе до сих пор ничего не знают.

В просторном шлюзе было тесно – небольшой отряд пришли проводить не только остающиеся бойцы, но и, казалось, весь экипаж. Последние приготовления, гомон, шутки, бодрые и нецензурные напутствия. Каждый считал своим долгом высказать, что нужно сделать с похитителями, и если бы сбылась хоть половина пожеланий, астероид определенно стал бы памятником человеческой изощренности. Пробираясь сквозь толпу, Росс старался не вслушиваться в звучавшие отовсюду реплики – он, в отличие от говоривших, мог представить то, что они предлагали. Кивнув по дороге Уне и Моргану, он забрался, наконец, в болид и на всякий случай проверил свою разгрузку, осторожно закрепленную на стене в полупустом хозблоке. Он опасался, что плечистые парни в броне ненароком снесут всю конструкцию при погрузке. Но пока всё было нормально, и он прошел в кабину пилота, в которой, к его удивлению, уже кто-то сидел. Бледный долговязый парень в тщательно подогнанной броне и шлеме с открытым щитком. Не видеть и дальше Джареда стало проблематично, и Росс едва заметно дёрнул головой, останавливаясь возле пилотского кресла.

- Пересядь.

Джаред вздрогнул, на мгновение судорожно вцепившись в подлокотники. Не обернулся к Россу.

- Я пилот. Это моё место.

Росс пожал плечами, сел в кресло второго пилота и, наклонившись, выдрал с мясом предохранительный блок из-под панели управления перед Джаредом. Огни на панели вспыхнули красным и погасли. Росс защелкал клавишами, активируя дублирующую систему перед собой, и заново провел тщательную проверку корабля. Затем поёрзал, адаптируя кресло, подогнал ремни и пристегнулся. Включил внутреннюю связь.

- Командор Янссон, здесь Эклз. Погрузка закончена?

- Еще пару минут, - почти сразу прозвучал ответ. – Твой пилот на месте?

Росс покосился на застывшего Джареда, который тяжело дышал, глядя перед собой.

- Всё штатно. Корабль готов. Сообщите о готовности к вылету.

Он отключил связь и закрыл глаза, расслабляя тело и заново прогоняя в уме схемы действий радаров. Вспоминать подробности, одновременно управляя болидом, будет некогда.

- Знаешь, из-за того, что… произошло, я не стал худшим пилотом, - раздался внезапно хриплый голос.

- Я не склонен к бессмысленному риску, - спокойно ответил Росс, не открывая глаза.

- То есть, доверять мне теперь – бессмысленный риск, - констатировал Джаред бесстрастно. – Я понял. – Он рванулся было встать с кресла, но резко сел обратно и пристегнул ремни. – Не возражаешь, если я полечу здесь?

- Если не будешь мешать.

- Не буду.

На этом общение закончилось.

Они аккуратно, по большой дуге облетели астероид и зависли в пространстве, выжидая назначенное время. Связываться с основным кораблем было опасно – даже направленную передачу можно перехватить, поэтому Росс с Морганом тщательно высчитали, сколько уйдет на приближение «Раптора» к базе и начало переговоров. Следящий за временем Росс поймал себя на том, что нетерпеливо постукивает ботинком по полу, и удивился даже больше, чем разозлился. Похоже, это задание всё же отличается от остальных.

Наконец, он тронул рычаги и начал медленно снижаться к астероиду. Предчувствие рявкнуло, заставляя дрожать пальцы, и тогда он закрыл глаза, больше не обращая внимания на экраны. Мир всколыхнулся, виски заломило от резкого изменения восприятия. Росс внезапно будто расширился во все стороны, становясь болидом, и плавно качнулся, поводя стальными боками. Невесомость, простор вокруг, и спокойная уверенность надёжной сильной машины. Усмехнувшись, он фыркнул двигателем и осторожно двинулся вперед, туда, где застыл небольшой темный шар в переплетении цветных нитей. Теперь он видел их ясно, паутина была сложной, но проходимой. Уяснив принцип, он ускорил полёт, с удовольствием поиграв в прятки с движущимися лучами и ловко проскакивая в ячейки затейливой сети. В одном месте на поверхности шара он заметил скопление ярких светящихся точек и свернул к ним, крадясь уже под сетью и оглядываясь в поисках площадки для отдыха. Найдя подходящую, он сел и довольно прижался днищем к поверхности, наслаждаясь щекоткой от остывающего двигателя…

Возвращение в себя было похоже на влезание в сброшенную шкуру – тесно и противоестественно. Росс осторожно пошевелился, заново привыкая к телу… к другому телу. Растопырил пальцы, удивленно глядя на руки. Поводил головой из стороны в сторону, глубоко вздохнул, вспомнив о необходимости воздуха. Было странно чувствовать себя таким… маленьким.

- Я… - прохрипели рядом. Росс обернулся, взглянув на бледного, тяжело сглатывающего Джареда. Тот прокашлялся. – Я не знал, что болиды так могут.

Дёрнув бровью, Росс хотел уточнить, но тут дверь кабины открылась, и Уна вывалила на него порцию отборного мата.

- Вы тут…, совсем…, чтоб вам…!!! Да еще…, кретины…!!! Я вас… за… и в…!!! Обоих так…, что…!!! Уф! – и она, шумно выдохнув, прислонилась к косяку, трясущейся рукой придерживаясь за открытую дверь. Росс с любопытством ждал продолжения, Джаред, втянув голову в плечи, отвернулся, пытаясь скрыть смущенно-ехидную улыбку. Наконец, отдышавшись, Уна стала ровнее и устало поинтересовалась: - Кто пилотировал-то?

- Я. – Росс на всякий случай отстегнул ремни, готовясь нырнуть за кресло.

- Так и знала, - раздраженно скривилась Уна. – Беру назад свои слова о нормальности. Ты псих. – Она развернулась и, уходя к каютам, бросила через плечо: - Выходить будем минут через пятнадцать. У меня половина отряда блюёт по углам.

Росс в замешательстве поскреб щетину, скосил глаза на Джареда.

- Угу, - с ухмылкой кивнул тот. – Весело прокатились. И это они еще не в курсе, что ты вёл с закрытыми глазами. Тогда бы пришлось не только болид, но и форму чистить. – Он фыркнул и, удивленно покачивая головой, начал выпутываться из ремней. – Может, сходим пока посмотрим, что тут рядом?

- Ты не можешь никуда идти, ни «пока», ни потом. – Росс поднялся, глядя сверху вниз на парня. – Ты не часть отряда.

Лицо Джареда будто погасло. Склонив голову, он неловко отпустил ремни, щелкнувшие по спинке кресла.

- Я имею право здесь быть. Я тренировался с группой, когда… После обеда.

- Командор Янссон мне ничего не говорила.

- Я попросил её.

Скрипнув зубами, Росс сжал кулаки и быстро вышел в коридор.

Постанывающие зеленоватые бойцы встретили его выразительными жестами. Двери кают были открыты, вентиляция включена на полную, по кораблю плыл характерный запах. Росс с приветливой издёвкой помахал бойцам рукой и прошел в хозблок, где пару минут изумленно оглядывал хаос. По идее, весь груз должны были закрепить, но то ли парни схалтурили, то ли рывки болида и вправду были сильны, но половина вещей валялась на полу в беспорядке. С беспокойством взглянув на часы, Росс облегченно выдохнул – у них было время собраться. Похоже, он опередил расчетное время полета вдвое. Ладно, это всё мелочи, главное – их не засекли, он знал это совершенно точно.

Осторожно ступая, Росс пробрался к дальней стене, на которой висела его разгрузка. Конструкция выглядела нелепо и угловато, зато почти не мешала движению. В отличие от брони, из-за которой Росс выдержал целый бой с Уной, и отнюдь не фигурально. Категорично заявив, что не собирается таскать на себе десять лишних килограмм, он нарвался на столь же категоричный ультиматум: «или броня, или сиди на «Рапторе». Спор уладили в лабиринте один на один, причем Уна со злости настояла на применении бластеров и поплатилась за это внеочередным ремонтом бронекостюма. После этого она более спокойно выслушала его аргументы насчет ограничения подвижности и полного неумения обращаться с тяжелой бронёй.

Росс усмехнулся, вспоминая её недоверчивый взгляд: «А я думала, ты вообще всё умеешь!». К сожалению, он многое не умел. Не умел носить тяжелую броню, не умел обращаться с тяжелым вооружением, не умел быть чем-то большим, чем примитивный инструмент – для выгоды или для удовольствия. Что ж, по крайней мере, он хороший инструмент. Росс тряхнул головой и начал надевать скафандр, висевший рядом с разгрузкой.

Он всё-таки вышел осмотреться, пока бойцы приходили в себя, и довольно быстро нашел один из боковых входов на базу. Осторожно вскрыв замок, он заглянул в шлюз, отключил там сигнал оповещения об открывании внутренней двери и, еще раз проверив пустынную каменистую местность, вернулся к болиду. Гравитация на астероиде была совсем слабой, каждый шаг поднимал небольшое пылевое облако, и эти мутные тучки серебрились на внутреннем экране шлема, отмечая его движение не хуже маркеров.

Группа была почти готова, два последних бойца суетливо забивали в шлемы координаты посадки, стандартная процедура для всех на случай внезапного разделения отряда. В скафандрах прямо поверх брони бойцы выглядели гротескными раздувшимися призраками с двумя головами – каждый нес шлем от бронекостюма. Подсвеченная тусклыми габаритными огнями, вокруг болида висела лёгкая завеса пыли, ничуть не уменьшившаяся со времени посадки. Росс махнул рукой, привлекая всеобщее внимание, и выразительно топнул, подлетев сразу на метр и подняв облако мути. Конечно, можно было предупредить по связи, но наглядный пример выглядел убедительней. Медленно опускаясь на поверхность, он заметил, что бойцы стали двигаться осторожнее.

Они без приключений добрались до шлюза и сгрудились там, вминаясь друг в друга и почти не дыша, чтобы поместилась вся группа. Распластанный по стене Росс матерился сквозь зубы, подняв над головой разгрузку и оставив на растерзание бронеуглам беззащитные рёбра. Наконец давление выровнялось, и, дождавшись разрешающего сигнала на панели управления, они открыли внутреннюю дверь, медленно, сторожко просачиваясь на базу.

Росс оказался прав почти во всех своих предположениях. Пустые серые коридоры, закрытые двери, закодированные компьютеры. Разве что сигнализации не было. На перекрестках запутанного лабиринта висели камеры наблюдения. Росс не заморачивался с системами, просто включал генератор помех, пока отряд быстро пробегал опасную зону. Конечно, был шанс, что их продвижение вычислят, но он надеялся, что местным сейчас не до этого. Предчувствие настороженно молчало.

После десятка дверей и двух перекрестков они наткнулись на кабинет, внушающий надежду. Замок был на порядок сложнее, Росс провозился с ним минут пять. Еще больше времени ушло на взлом компьютера, зато они наконец-то добыли схему базы. И чуть не подрались над ней, так как зовущей надписи «тюрьма» на плане не было, и куда идти дальше – мнения разделились. Уна настаивала на длинном коридоре, ведущем куда-то в сторону и заканчивающимся подозрительным тупичком, обозначенным волнистой линией. Росс терзался невозможностью сказать: «Я чувствую, что нам туда нельзя» и раздраженно подбирал аргументы в пользу разведки большого помещения со значком «склад». Бойцы от дверей опасливо оглядывались на агрессивное шипение командиров. Победил Росс с убойным доводом «там больше простора для перестрелки». Выходя из кабинета, он очень старался не ухмыляться.

Он понял, что оказался прав, когда увидел караул в холле возле дверей на «склад». Двое охранников, не утруждаясь службой, играли в карты, сидя прямо на полу. Снять их не представляло проблемы. В кармане одного обнаружилась карта-ключ.

Они были здесь. Толпа измученных людей в длинном ярко освещенном помещении. Больше шестидесяти человек, спрессованных на голом полу, в тесноте и неподвижности. Пустые серые лица, оборванная одежда, душный застывший воздух. И запах. Запах, который не могла побороть система вентиляции. Запах отчаяния, страха и смерти.

 

***

 

- Иди наружу, Уна, - тихо сказал Росс застывшей рядом девушке. – Отправь сигнал кораблю. Организуй оборону. В соседних комнатах есть мебель. Скажи, чтоб двери выбивали, это уже не имеет значения. И, если удастся пробиться на нормальную связь с кораблем, передай, что здесь нужны медики. Иди.

Отрывисто кивнув, она развернулась и вытолкала в коридор замерших на пороге бойцов. Вскоре оттуда раздались резкие команды.

Росс тяжело сглотнул и, стараясь дышать ртом, сделал несколько шагов по узкой дорожке посередине зала. Люди неосознанно жались к стенам. Услышав сдавленный звук за спиной, он быстро обернулся. Сзади в дверном проеме стоял Джаред, расширившимися глазами оглядывая неподвижные тела.

- Они…

- Живы. По крайней мере, большинство. Вероятно, голод и недостаток кислорода. Кстати, не загораживай доступ воздуха.

Джаред судорожно шагнул в сторону и тут же наступил на чью-то ногу. Раздался короткий тихий стон. Рванув застёжки разгрузки, Росс быстро стянул её и сунул в руки Джареду, проходя мимо.

- Стой на месте, - негромко процедил он.

Осторожно ступая между телами, Росс подошел и сел на корточки рядом с пошевелившимся мужчиной. Тусклое, смутно знакомое лицо, грязный комбинезон, по которому невозможно определить род занятий. Росс поймал блуждающий, потерянный взгляд.

- Эй. Привет. Нас прислал капитан Морган. Понимаешь? Морган. Железный Капитан. Он скоро будет здесь. Надерет задницы этим ублюдкам наверху и придёт сюда. Заберет тебя и увезет далеко, где будет тепло и безопасно. Увезет тебя домой.

«Домой…» - беззвучно повторили сухие, обветренные губы.

- Да. Ты поедешь домой. – Росс медленно протянул руку и чуть сжал плечо мужчины. – С тобой всё будет в порядке. Капитан позаботится о тебе. Слышишь? Теперь всё будет хорошо. Ты в безопасности.

Он осторожно поднялся и шагнул на дорожку, встречаясь взглядом с покрасневшими, блестящими от слез глазами Джареда. Слабо улыбнулся занемевшими губами, кивнул на разгрузку:

- Выбрось в коридор, это больше не понадобится. – И пошел по дорожке, вглядываясь в пустые, серые лица, ища хоть немного осмысленный взгляд.

Он подходил к каждому, касался рук, волос, плеч, спокойный ровный голос плыл над распластанными телами. Он говорил одно и то же, уверенно глядя в глаза, повторяя по сотне раз, и люди поднимали головы, тянули шеи, чтобы снова услышать это. «Ты поедешь домой». Обещание.

А в конце зала его ждал старпом, и два трупа, бережно накрытые куртками.

Остановившись рядом, он на мгновение прикрыл глаза, слизнул горечь с искусанных губ и мягко опустился на пол, приваливаясь спиной к холодной серой стене. Он молчал. Этому человеку не нужны были его слова.

- Жаль, что вы немного опоздали, - равнодушно сказал Вернер.

…Снаружи доносился размеренный грохот – Уна строила баррикады. Джаред поил кого-то водой, так и держа разгрузку в руке на отлёте. Свежий воздух, врывавшийся в открытые двери, постепенно разгонял затхлость и вонь, люди начинали шевелиться, садились, с тревожной надеждой оглядывались на соседей. А здесь, у дальней стены, словно отделенные от мира живых, сидели Росс и Вернер. Холодный голос старпома инеем падал на пол.

- Первым был Патрик. Они увели его на сканирование – понятно, что начинали-то сверху, с командиров – и не вернули. На следующий день нам рассказали охранники. Он устроил драку еще по дороге, спровоцировал охрану. Так взбесил их, что один не выдержал и застрелил. Думаю, Радсетоулал специально. Он ведь правительственный агент был у нас, наверное, много знал. Решил, что это дороже жизни… Потом они стали осторожнее, усилили конвой. Брали по два-три человека в день. Отсканировать-то можно было и больше, но, как мы поняли, у них один спец, не успевал обработать результаты. Мы поначалу сидели смирно, думали – вот-вот уже спасатели примчатся. А через пару недель даже до самых упрямых дошло – не примчатся. Потеряли нас. – Он медленно почесал неопрятную седую бороду. – Пока надежда еще была, мы женщин старались прятать. Ну, тем-то, здешним, всё равно – кто, а нам казалось – зачем, если скоро закончится. А потом уж и нам всё равно стало… С неделю назад забрали они Карму. Это врач наш. Всё заботилась здесь обо всех, чтоб не болели. Забрали её, значит. И вернули через несколько часов. Отсканировали и изнасиловали. Не знаю, с чего их перемкнуло.

Росс тяжело сглотнул, откидываясь затылком на стену. Перед глазами стояла высокая темнокожая девушка с гордым лицом и – словно в противовес – тёплым бархатным взглядом.

- В общем, не выдержали мы. Устроили бунт. – Вернер устало усмехнулся. – Успели свернуть шею одному охраннику. У нас несколько раненых, перевязали, как смогли. И двое погибших. Боцман и стюард Милош. Боцман… не сразу умер.

Мелко дрожащей рукой он потер окровавленную повязку на бедре. Помолчал, глядя перед собой пустым, остановившимся взглядом.

- С тех пор они сюда не заходят. Ну и еды, соответственно, не приносят. Кричат через дверь, кому на допрос, и ждут. Если не реагируем – отключают вентиляцию. Через час мы уже никакие – бери кого хочешь. Так и живем. А самое милое – до сих пор не знаем, чего они хотели-то.

«Меня. Они хотели меня». Росс закрыл глаза, с силой вжимаясь в стену. Впиваясь ногтями в такие бесполезные ладони.

- Слышь, тебя как зовут-то, забыл я, – спросил Вернер всё тем же равнодушным голосом.

- Э… - Он кашлянул, пытаясь выдавить звуки. – Эклз.

- Слушай, Эклз. Ты передай Моргану всё это. Скажи… его люди держались хорошо. Пусть капитан позаботится о них. И о «Россинанте». Я-то… Ну, передай.

Росс медленно опустил голову. Дёрнул подбородком, сощурившись и часто моргая. На миг лицо будто прошло волной и застыло в мертвой неподвижности… А потом с вползающей на губы ледяной усмешкой он повернулся к Вернеру.

- Хорошо. Я передам Моргану. Расскажу, как хныкал его главный помощник. Как старый вонючий пёс жаловался на судьбу.

В наступившей тишине захлебнулся сдавленный возглас. Неслышно подошедший Джаред зажал ладонью рот, с ужасом глядя на Росса.

- Что ты сказал, щенок?.. – свистящий шепот обжигающим ветром ворвался в уши. – Что ты сейчас сказал, сука?..

Выпрямляя спину, сжимая кулаки, яростно вбирая воздух сквозь сжатые зубы, на ноги поднимался старпом.

Росс улыбнулся и встал навстречу удару.

 

***

На уже готовых заграждениях суетились бойцы, устраивая себе позиции для стрельбы. Уна таки протащила свой любимый пулемет, в мешках в разобранном виде, и теперь он гордо таращил дуло в направлении более широкого коридора. Баррикада, стоящая полукругом, надежно прикрывала вход в помещение с пленными.

Росс забился в угол между стеной и поваленным шкафом. Сидел на полу, обмякнув, закрыв глаза. Усталость с тупым безразличием накрыли его душной волной, вязкая боль ныла внутри, забирая все силы, все мысли. Хотелось просто отключиться. От мира, от шума, от памяти. От себя.

- Идиот.

Негромкий, взволнованный голос Джареда. Тот сидел перед ним на корточках, промывая и замазывая клеем рваную царапину на скуле – у старпома на пальце была крупная печатка.

- Ты же мог уклониться. Зачем ты так подставился?

Росс безразлично пожал плечами. Какая разница? Впрочем, хорошо хоть парень не спрашивает: «Зачем ты его спровоцировал». Хоть что-то удалось. Старпом ковылял сейчас среди своих людей, раздраженно тормоша лежащих и призывая помогать с обороной. Это было бы смешно, если бы люди не откликались, если бы серые, исхудавшие лица не появлялись в дверном проеме, шелестя: «Ребята, что мы можем сделать?»… Росс хотел заткнуть уши, как закрыл глаза.

- Ну вот, вроде держит. Только не задевай в ближайшие полчаса.

Росс машинально потянулся к щеке – кожа чесалась. Джаред резко вдохнул сквозь зубы и схватил его за запястье.

- А это что?!

Открыв глаза, он с удивлением посмотрел на окровавленные ладони.

- Не знаю.

Джаред схватил дезинфектор и плеснул ему на руку. Под смывшейся коркой обнаружились четыре глубоких ссадины полукружьями. След от ногтей. Джаред болезненно сморщился, хватая салфетку.

- Дурдом! Ну что ты за человек такой?! Тебе что…

- Хреновый.

- …Что?

- Хреновый человек. Да и инструмент – так себе. – Росс равнодушно смотрел на свалку столов напротив.

- Инструмент?.. – Джаред внезапно перешел на хриплый шепот.

- Инструмент. Предмет для пользы дела, - пояснил Росс. – Только вот с пользой что-то не складывается. Может, и правда в шлюхи податься? Я, знаешь, могу очень даже…

- Заткнись! – Джареда трясло. – Заткнись! Просто… замолчи.

Росс снова пожал плечами и встряхнулся, выдирая руку.

- Так, ладно. Хватит. Спасибо за помощь. – Он поднялся, протискиваясь из тупика мимо Джареда.

- Я… Постой. – Парень неловко сел на пол, не поднимая голову. – Я не закончил с руками.

- Не надо. Мне еще работать, клей будет мешать. – И Росс пошел вдоль нагроможденья мебели, высматривая Уну. В такт шагам и дыханью в голове мерным ритмом стучал метроном. Каждый удар – новый стальной виток. Привычно скрученной пружиной память пряталась вглубь, оставляя вместо себя пустоту. Уж лучше так. Так всегда лучше. Всегда найдутся новые дела. Просто шагай вперед.

Командор ожидаемо оказалась возле пулемета. Все бойцы уже сняли скафандры, сложив их кучкой в углу зала, и это белое пятно, казалось, успокаивало бывших пленников, являясь зримым подтверждением, что отряд не собирается никуда уходить. Бронекостюмы исправно хамелеонили, делая бойцов малозаметными и одинаковыми, Росс опознал Уну только по голосу.

- …заступают на дежурство, вторая группа пока отдыхает. Смена через час. Выполняйте.

Боец молодцевато отдал честь и Росс поморщился. Командир не должен выделяться, иначе его выцелят первым. Но все эти дурацкие ритуалы для молодых что-то значили.

- Командор Янссон, разрешите обратиться! – включаясь в игру, шепотом рявкнул он. Уна подпрыгнула.

- Псих! Чего орешь?! – тем же шепотом завопила она, машинально хватаясь за пулемет.

- Укрепляю дисциплину личным примером! Сэр! – Росс выпятил грудь, преданно моргая.

- Какой я тебе «сэр», идиот?! – Уна шумно выдохнула, упирая руки в бока.

- Все меня сегодня идиотом называют, - скорчил унылую физиономию Росс. – К чему бы это?

- Раскусили, - процедила Уна. – Ну, что у тебя?

- У меня шестьдесят человек, которым нужна еда. Их не кормили несколько дней.

Уна вздохнула, рассеянно оглядываясь.

- Ну, у бойцов есть пайки…

- Нет. – Он мягко покачал головой. – Неизвестно, сколько нам здесь сидеть. А твои ребята должны быть в форме. Им оборону держать.

Она скривилась.

- Да знаю… Что делать-то?

- Я хочу прошвырнуться по округе… Подожди возражать, послушай. У вас здесь пока тихо, может, никто еще не знает, что мы тут. В любом случае сразу толпой они не набегут. У тебя комм, у меня комм, если что – сразу сообщаешь. Я не буду уходить далеко. Тихо и осторожно пошарю по ближайшим коридорам, возможно – найду какой-нибудь склад или кухню. Нам и самая малость будет полезна. Тебе удалось поговорить с Морганом?

- Нет, - с досадой ответила Янссон. – Сигнал проходит, но помех такое количество, что разобрать слова почти невозможно.

- Тем более. Сама знаешь – бой в космосе дело небыстрое, маневры и прочее, может, придется их до конца дня ждать. И что с людьми делать?

Уна снова вздохнула, помолчала, поджав губы.

- Хорошо, иди. Только по моему сигналу – сразу обратно! И… ты там… в общем, не наглей. – Она криво улыбнулась. – Сам знаешь – на помощь не придём. У нас тут…

- Знаю. – Росс усмехнулся и подмигнул. – Всё нормально будет. Твои бравые солдаты целый замок отгрохали, можно хоть неделю обороняться. А с такой красоткой-командиром…

- Иди уже! – фыркнула Уна, толкая его в плечо.

Росс задорно кивнул и отвернулся в поисках своей разгрузки. Улыбку будто стёрли с лица. Предчувствие проснувшимся зверем тяжело ворочалось в груди. И единственное, что успокаивало – это всегда было о нём. Только о нём. Не о других. Пожалуйста.

 

***

 

Сначала он услышал шаги. Тихие, крадущиеся. И что самое плохое – из того коридора, который он только что прошел. Неужели он кого-то пропустил?.. Похоже, один человек. Не слишком умелый. Может, удастся допросить?.. Росс неслышно вытащил нож и подкрался к повороту.

Он распластался по стене возле угла, беззвучно дыша открытым ртом. Слушая приближение шорохов. Вот шаг споткнулся на миг, зашелестело и скрежетнуло по стене – задел плечом. Похоже, в броне. Росс перехватил нож. Вот шаги возобновились, частое дыхание уже за самим поворотом. Замер, видимо, тоже прислушиваясь… И двинулся, медленно появляясь из-за угла – шлем, плечи, рука… Пора.

Росс схватил за край доспеха, рванул на себя, крутанулся, бросая чужого об стену, прыгнул следом. Впечатался всем телом, вбил колено между ног, фиксируя возле стены, резко смахнул щиток и сунул нож в шлем, остриём ближе к глазу, остановившись в последний момент. Зашипел в заливающееся смертельной бледностью лицо… и замер, мгновенно покрываясь мурашками.

- Твою мать, Падалеки!..

Рвано вдохнув, Росс осторожно отвел нож. Отлип от прижатого к стенке тела и прислонился рядом, сгибаясь, упираясь дрожащими руками в колени. Тяжело дыша, переждал всплеск адреналина, закруживший голову.

- Не смей. Больше. Никогда. За мной. Красться.

- Не буду… - проскрипел Джаред на высокой ноте.

Минуту спустя Росс устало выпрямился, убрал нож, поглядывая на парня, ломкими движениями поправляющего броню. Нормальный цвет лица постепенно возвращался.

- Ну и что ты здесь делаешь? – помимо воли враждебно спросил Росс.

- Я, ээ… сопровождаю. Тебя.

- Мило. – Он кивнул. – Сопровождаешь. В трех десятках метров позади. А позволь спросить: какого, собственно, хрена? Кто тебе разрешил меня «сопровождать»?

- Янссон. – Джаред исподлобья взглянул на Росса. – Я видел, как ты уходил, и подошел к ней, попросил отпустить с тобой.

- И что она?

- Махнула рукой.

Росс тяжело вздохнул, закатывая глаза. Это какой-то дурдом, а не отряд. И что теперь делать? Отправлять парня одного обратно не хотелось. Может, и не заблудится, но ведь есть, пусть и минимальный, шанс нарваться. Впрочем, впереди он тоже есть. Вот же чёрт!..

- Ладно. Пойдешь со мной. И только посмей рыпнуться в сторону или заговорить без разрешения!

- Хорошо! – Джаред закивал, довольно блестя глазами. – Я буду нем как рыба! Дженсен… А куда мы идём?

С мучительным стоном Росс стукнулся лбом о стену.

Они обследовали еще несколько коридоров, открывая подряд все двери. Нашли большой кабинет, подобный первому, и там Росс немного повозился с компьютером, продравшись сквозь пароли и отключив автоматическую лазерную защиту базы. Заодно перекинул себе на комм подробную схему помещений. С ней дело пошло быстрее, они нашли небольшую подсобку с запасом продуктов и кухоньку, на которой тоже было что взять. Вытащив из разгрузки объемистый мешок, Росс напихал в него то, что не надо готовить, и сгрузил мешок на широкие плечи Падалеки. Тот лишь усмехнулся, выразительно сигналя глазами: «Слабак!». Росс фыркнул и, стараясь не ухмыляться, пошел дальше. Через десять минут энтузиазм Джареда слегка приугас. Мешок оказался всё же тяжелым, а главное – неудобным, цеплялся за углы и проемы, его приходилось всё время придерживать. Упрямо сцепив зубы, Джаред плелся за Россом, делая вид, что всё в порядке, вот только общее движение явно замедлилось. Росс взглянул на свой комм, понимая, что пора возвращаться. Отсюда быстрее будет пройти чуть вперед и свернуть направо, как раз рядом с тем странным длинным коридором, который так понравился Уне. По схеме получалось, что они описали почти полный круг вокруг «склада», наверняка поблизости больше ничего не найти, а далеко отходить от группы Росс не хотел – им в любой момент могла понадобиться помощь. Уна пока молчала, но всё могло быстро измениться. Что ж, будем надеяться, что тех продуктов, которые уже нашли, окажется достаточно, чтобы дождаться капитана. Росс решительно кивнул и свернул в очередной коридор.

Предчувствие взвыло, обжигающим ударом впечатываясь ему под дых, перекрывая воздух, закладывая уши. Мир подернулся пленкой, теряя краски и очертания. Чёрные нити, несущие ужас, изрезали весь коридор… тянулись к нему… извивались как липкие змеи… петлями стелились под ноги, жадно стараясь схватить, задушить, забрать…

Почти ничего не видя и не соображая, он вывалился из-за угла и врезался в Джареда, подходящего к повороту. Вцепившись в него, хватая ртом воздух, он рванул дальше, не слушая слов, не понимая вопросов. Он просто хотел, он должен был оказаться как можно дальше… Только не здесь, только не с ними, не прикасайтесь!!!..

Они запутались в мешанине рук и ног, врезались в стену, тяжело громыхнулись на пол и, откатившись к другой стене, застыли там, надрывно и хрипло дыша. Джаред навалился на него, закрыл всем телом, замер, боясь шевельнуться, и только с ужасом всматривался в глаза, шепча непрерывно: «Что? Что? Что…». Росс моргал и дрожал всем телом, безумным усилием воли пытаясь придти в себя. Всё, ну ведь всё уже, никого здесь нет!.. Он панически оглянулся на поворот из-за плеча Джареда, забегал глазами по пустому пространству вокруг… На миг картина смешалась, словно другой мир замещал собой нынешний – узкие коридоры корабля, вечный гул двигателей, вечная тишина, и никто не придет на зов, лишь изредка… вдали… чёрные петли нитей, упустивших свою добычу… Росс судорожно вдохнул, зажмурился, снова цепляясь за Джареда, и память отступила, возвращая его в реальность. Просто коридор, просто база вокруг, и он не один…

Тело расслабилось, он откинул голову, глухо ударяясь затылком об пол. Дыхание постепенно выравнивалось, захотелось вздохнуть полной грудью, и он бледно улыбнулся, почувствовав на себе немаленький вес Джареда.

- Слезь с меня, великанище, - прошептал он. – Раздавишь.

Джаред вздохнул, словно всхлипнул, и навалился еще больше, роняя ему на плечо голову в шлеме.

- Какой же ты придурок всё-таки, - глухо пробормотал он. – Просто космических масштабов…

Дернув уголком рта, Росс повозился, с усилием отвалил Джареда и уселся, прислоняясь к стене, наконец переводя дыхание.

- Да ладно, ты меня любишь.

Джаред вздрогнул, застыл на мгновение, потом сел, неловко сдирая шлем с головы.

- Вот еще, нужен мне такой идиот.

- Ну, вот и славно, - усмехнулся Росс и жестко потер лицо, будто сдирая липкие остатки страха. – Так, похоже, планы меняются.

- Ты можешь толком объяснить, что произошло? – Падалеки раздраженно тряхнул головой и отбросил со лба потные пряди волос.

- Я нашел их оперативный центр. – Росс спешно импровизировал, стараясь говорить как можно более уверенно. – Там, за поворотом, помнишь на схеме такой длинный коридор, ведущий в никуда? Ну, вот. Массивные двери, сложный замок, камеры по углам. Из-за двери смутно слышны разговоры, так что это не хранилище. Штаб. Куда?! – Он схватил за руку заинтересованно поднимавшегося Джареда. – Я же сказал: камеры. Тебя засекут!

- Так это ты от камер так удирал, что пятки сверкали? – скептически поинтересовался Падалеки. – Или у тебя от съемок чесотка по всему телу?

- Да! – рявкнул Росс. – Аллергия вплоть до конвульсий! Потому и спрятался под тебя! – Он устало растер виски, голова начинала привычно ныть. – Слушай, хватит выёживаться. Мне показалось – там охрана. Ошибся, просто тени, иначе они выскочили бы вслед за мной. Но больше соваться туда нахрапом явно не стоит. Будем действовать так. Сейчас ты подхватишь свой мешок и быстро пойдешь обратно по тому же маршруту. Держи мой комм, я на нем отмечал. Взамен оставишь свой. В лагере доложишь обо всём Янссон и отдашь продукты. Я останусь здесь, буду наблюдать, и если начнется какое-то шевеление – доложу. Штаб без присмотра оставлять нельзя. Я еще посмотрю осторожно, если будет возможность без риска подобраться ближе – может, подслушаю. А вы, если что начнется, сигнальте мне. Всё. Иди тихо и оглядывайся. Да, и оставайся в лагере. Это приказ.

Росс холодно уставился на Джареда, ожидая бурю возражений. Но парень молчал и как-то странно, пристально смотрел на него, склонив голову набок. Потом коротко дёрнул бровями и, опустив глаза, начал натягивать шлем.

- Хорошо. Я понял. Не волнуйся, я не заблужусь.

Несколько удивленный Росс поднялся на ноги, застегивая на руке комм Джареда и осматривая своё оборудование в поисках повреждений. Он, конечно, старался делать всё прочным и подвешивать правильно в расчете как раз на падения, но предусмотреть стокилограммовую тушу Джареда он не догадался.

- Падалеки, а сколько ты весишь? – с внезапным любопытством спросил он.

- Восемьдесят шесть, а что? – Парень недоуменно моргнул, распрямляя весь свой немаленький рост.

- Ну правильно, плюс десять кило брони – получается почти сотка. Думаю вот, как мне удалось выжить под твоим энергичным телом.

Джаред поперхнулся и мучительно залился краской.

- Я… ээ…

- Знаю, дорогой, ты старался быть деликатным! – Росс выдал «милую» улыбку и кокетливо похлопал ресницами. – Надеюсь, тебе было так же хорошо, как и мне?

- Эмм… наверное… нет? – просипел Джаред, всё еще пытаясь хоть как-то мыслить.

- Вот именно! – отрезал Росс густым, сочным басом. – Поэтому будь добр, когда в следующий раз тебе придет в голову светлая мысль меня спасать – не прыгай сверху! Да еще в броне!

- А, мм… без брони, значит, мож… - начавший улыбаться Джаред внезапно осекся.

Они синхронно отвели глаза, лицо Росса закаменело. Шагнув к мешку, он рывком поднял и протянул его Джареду. Так же молча, тот погрузил его на плечи и, неловко кивнув, хмуро зашагал обратно по коридору. Напряженная тишина быстро съедала звуки тяжелых шагов.

Росс стоял, мрачно глядя вслед, пока все шорохи не стихли вдали. Затем подождал для верности еще минут десять. Убедившись, что парень ушел, он повернулся к длинному коридору и, глубоко вздохнув, начал медленно расстегивать разгрузку. Замки открывать не понадобится. Он знал, что там его ждут.

 

***

Он коснулся первой нити, невольно затаив дыхание. Та обожгла кожу словно кислота, и он отдернул руку, шипя сквозь зубы, прищурившись на остальные нити. Их здесь десятки. Ну и как он должен идти?.. С таким трудом обретенное спокойствие вновь пошатнулось, изнутри поднималась противная мелкая дрожь. Коротко прерывисто вздохнув, он с силой прикусил губу. Рот наполнился привкусом железа и адреналина. Что ж, если не получается так – пойдем вслепую. Он в последний раз оглядел паутину нитей, чёрной проволокой изгрызшую пространство и сходившуюся впереди к холодному шару, тускло сиявшему, словно чёрное солнце. Оглядел – и рывком выдрал себя из состояния «сдвоенного» зрения. Остался лишь пустой серый коридор да высокие двери вдали. Недобро усмехнувшись, он вскинул голову и решительно пошел вперед.

Ожоги скребли кожу, но словно приглушенно, как под водой. Это было терпимо. Подойдя к двери, он огляделся в поисках сенсора, но рядом ничего не было. Тогда он просто положил ладони на дверь, и та поползла в сторону, напоследок, в качестве дружеской услуги, прижигая следы от ногтей на ладонях. Оскалившись, он отдернул руки и настороженно шагнул внутрь.

Большой кабинет с неярким, обманчивым светом. Тяжелая, темная мебель, будто привезенная из прошлого, повсюду множество зеркальных поверхностей, в которых бликуют лампы. Какой-то странный, стерильный воздух без вкуса и запаха. Идеальный, прямо-таки невероятный порядок, симметрия даже в двух мониторах на массивном столе в центре. И лишь мужчина, стоявший рядом, слегка выделялся из общей безликой ровности.

Высокий и красивый. Очень красивый, но какой-то хищной, агрессивной красотой. Он не вызывал желания прикоснуться, лишь опасливое, настороженное изумление, как яркая, но смертельно ядовитая змея. Строгий деловой костюм сидел на нем – конечно же – идеально.

- Вот и ты, Росс, - произнес он с доброжелательной улыбкой призрака. – Присаживайся. Я ждал тебя.

Нервно облизнув пересохшие губы, Росс стрельнул взглядом по сторонам и с нарочитой небрежностью прислонился к стене рядом с дверью. Сунул руки в карманы. Промолчал.

- Как хочешь, - пожал плечами мужчина и опустился в кресло возле стола. – Ты всё равно не сможешь уйти, пока мы не договоримся. Не воспринимай это как угрозу, я уточняю, чтобы не было неясностей.

Росс покосился на закрывшуюся дверь и остался на месте.

- А ты умён, - довольно кивнул мужчина. – Это хорошо. Значит, ты поймешь меня.

Он откинулся на высокую спинку кресла, свободно положив руки на стол. Красивые узкие кисти изящным мрамором застыли на тёмной полированной поверхности.

- Думаю, ты уже догадался, что я – Координатор. Так меня называют в «Зете». Чего ты не знаешь – это того, что «Зета» принадлежит мне. – Он кивнул, глядя в прищурившиеся глаза Росса. – Да. Все эти годы ты работал на меня. Я вырастил тебя, дал тебе имя, обеспечил достойной работой. За которую, кстати, очень достойно платил. Нет, я не проверял твои счета, но нетрудно прикинуть, что тебе хватит уже на десяток жизней.

- Не в деньгах счастье. – Росс насмешливо ухмыльнулся.

- Я рад, что ты это понимаешь, - невозмутимо ответил мужчина. – Поэтому сейчас я и не предлагаю денег. Я предлагаю тебе нечто гораздо более ценное.

- Неужели власть над вселенной? – Росс спокойно скрестил руки на груди.

Координатор запнулся. Кисти слегка дернулись, прижимаясь к гладкой полировке. Впрочем, голос, скользящий по грани между обыденностью и торжественностью, ни на йоту не изменился.

- Да. Власть над вселенной. Понимаю, звучит фантастически и человеку в такое поверить сложно. Но… ты ведь не совсем человек, верно? – Он тонко улыбнулся.

- Координатор, к чему эти игры? – холодно спросил Росс. – Я – не совсем человек, ты – не совсем человек, что дальше?

Мужчина выпрямился, облокачиваясь на стол, сложил руки в замок и оценивающе взглянул на него.

- Ты ошибся самую малость. Я – совсем не человек. И у меня действительно есть власть над вселенной. – Он помолчал, позволяя последней фразе наполнить комнату. – Позволь просветить тебя в некоторых аспектах, которых ты не понимаешь. Мой народ живет в этом мире уже сотни тысяч лет. Когда-то давно мы были столь же неразвитыми, сомневающимися и жалкими, как сейчас люди. Но пришел тот, кто подарил нам Свет Истины. И, согретые в его лучах, мы стали сильными и уверенными. Мы познали своё предназначение – нести Порядок во вселенную, указывать Путь. Да, вселенная велика, но и мы не стоим на месте. Сила и Порядок во всём – вот наши основы, и мы знаем, что это лучший выбор для всех. Мы знаем, как этого достичь. Поэтому мы управляем вселенной, а право других – стараться познать Истину через нас.

- Круто, - сбил торжественность момента Росс. – Всей вселенной?

- Что?..

- Вы уже управляете всей вселенной?

- Везде, где мы прошли, мир приведен в Порядок.

- Угу, ясно. А как же, к примеру, свобода выбора, у тех же людей?

Координатор склонил голову набок, снова откидываясь на кресло.

- Росс, ты казался мне разумным. О какой свободе ты говоришь? Я прилетел на Землю сорок лет назад и с тех пор изучаю людей. Они мелочны, слабы и корыстны. Они постоянно воюют за власть, а получив её, не знают, как ее применить. Они не в состоянии решить, что делать завтра, и поэтому всей сворой набрасываются на того, кто видит хотя бы на год вперед. Зачем этой толпе свобода? Они не знают, что с ней делать.

Росс опустил голову, крепко сжимая зубы. Перед глазами стояли лица Джареда, Моргана, Вайса. Изможденные лица команды «Россинанта», робко улыбающиеся в проеме открытой двери. Лица свободных людей.

- Ну что, ты подумал?

Вскинув голову, Росс взглянул на слегка улыбающегося Координатора.

- Я как-то не понял, где моё место во всём этом «порядке»? – Он коротко дернул бровью. – Я вроде бы не ваш.

- Наш. – Мужчина уверенно кивнул, улыбаясь шире. – Как я понял, ты уже познакомился с нашими дальними родичами. На СЧ-12-40-98-Т. Верно?

Росс закаменел, перестав даже дышать. Что?!..

Координатор с минуту глядел на него, наслаждаясь произведенным эффектом, затем снова довольно кивнул.

- Да. Мы когда-то были одним народом. Грустно, что наши братья отказались жить в Свете Истины. Мы пытались указать им на ошибку, но они сбежали, упорствуя в заблуждениях, цепляясь за изжившую себя идею той самой пресловутой свободы. Странно, что твой отец, живя так долго среди людей, не осознал нашей правоты. Не пришел ко мне договориться, вместо этого проследив за моим кораблем, когда я летел на доклад к Основателю. Он был справедливо наказан за своё упрямство. Вселенной не нужна свобода. Вселенной нужен Порядок, который мы обеспечим. А ты нам поможешь в этом.

- Каким образом? – хрипло спросил Росс.

- Для начала – покажешь, где спрятались наши беглецы. – Кулаки мужчины непроизвольно сжались. – Мы непозволительно долго искали их и больше не желаем ждать. Я уже отправил сообщение, и, когда прибудут корабли, мы их всё равно найдем. Но с твоей помощью будет быстрее. Если они экранируются, то поиски на целой планете могут занять полгода. Удивительно всё же, как тебе повезло!.. Да. А потом, когда мы закончим с теми, у нас предстоит занимательная работа в этой Земной Федерации. Жаль, что в здешнем уголке галактики не так уж много перспективных ресурсов… Но – Порядок прежде всего! А ты нам еще пригодишься, не сомневайся. Ты не раз доказал свою полезность, и в новом мире мы найдем для тебя работу. Тем более что ты почти наш! – Координатор благосклонно улыбнулся.

- Не совсем.

- Что?

- Не совсем ваш. – Росс холодно скривил губы. – Впрочем, я самую малость ошибся. Правильнее будет – совсем не ваш.

В полной тишине Координатор медленно поднялся с кресла. Его красивое лицо безобразно дёрнулось, взгляд стал острым как бритва.

- Ты, кажется, не понял, полукровка. Ты решил, что я тебя уговариваю? Я предлагал тебе повышение. Обрисовывал перспективы, чтобы ты лучше выполнял приказы. А свободы выбора тебе никто не давал. Свобода – это вообще миф.

- Так эта перспектива лучше! – Он нагло усмехнулся. – Мне грозит слава мифической личности!

- Тебе грозит стать клиническим идиотом. После того, как я пороюсь в мозгах, никакой личности не остается.

- Ну, что я идиот – это общеизвестно. Выходит, никакой разницы заметно не будет.

Они стояли друг напротив друга, в чем-то очень похожие – высокие, напряженные, с упрямыми подбородками и стальным пронзительным взглядом, который почти невозможно выдержать. И в то же время разительно, бесконечно отличающиеся. Координатор наконец-то увидел и понял это.

Он шевельнулся, чуть наклоняя голову, и этого оказалось достаточно. Молниеносным движением Росс выхватил лазерник и нажал на спусковой крючок. Тонкий луч соединил их, впился в грудь мужчины… и бессильно растекся по невидимой надежной преграде. С презрительной улыбкой Координатор покачал головой.

- Ты в самом деле думал, что я стою перед тобой без защиты? Непозволительно наивно для профессионала твоего уровня. Впрочем, весь ваш налёт на астероид весьма наивен. Ваше оружие не может мне навредить, это детские игрушки. Но – как там у вас говорят? – ты свой выстрел сделал. Это хорошо. Теперь моя очередь.

Первое ощущение было почти щекотным. Лёгкое шевеление в висках, похожее на взмах ресниц. Вот только оно мягко и настойчиво забиралось всё глубже. Росс чуть прищурился, усилием воли выталкивая легкие касания. Он подумал было о переходе на другой уровень зрения, но тут же ощутил глухое жжение по всему телу. Вероятно, он опутан черными нитями с ног до головы. Переход в тот мир просто убьет его. Он невольно поежился и увидел, каким удовольствием вспыхнули глаза Координатора. Ну уж нет, рано радуешься, тварь. Он плавно вдохнул, вбирая в себя силу, формируя защитный контур вокруг тела... И тут его настиг настоящий удар.

Боль вихрем ворвалась в голову, разрывая его на части, гвоздями вбиваясь в виски, выдавливая глаза. Он покачнулся, роняя бластер, тяжело приваливаясь к стене, судорожно шаря по ней ладонями в поисках опоры. Боль раздирала его волю, в клочья разметала мысли, изнутри поднимался отчаянный крик ужаса. Наверное, он бы закричал, но горло перехватило, и он лишь нелепо хватал ртом воздух. Больно!!!.. Ну что же так больно-то!..

Сквозь муть и черные круги перед глазами он мельком увидел лицо Координатора… И тот больше не выглядел довольным. Наоборот, раздраженно-капризно хмурился, как будто любимая кукла вдруг оказалась с изъяном. Может быть… может, всё-таки есть шанс?..

Снайпер… Ведь у него тогда что-то получилось со снайпером!.. И сейчас должно, обязано получиться!..

Внезапно и резко Росс будто сдулся как шарик, сжался в маленький плотный комок, собрал до кусочка всю свою ярость, всего себя, не оставляя ничего про запас… И вспышкой огня метнулся к чёрному солнцу.

…Его оглушило, будто был настоящий взрыв. Не слыша, почти ничего не видя, пустой и дрожащий всем телом, Росс отчаянно цеплялся за стену, обдирая ладони в кровь. Он устоит, он должен устоять…. Выигрывает тот, кто остается на ногах.

Осторожно и медленно он покачал головой, моргнул, пытаясь сфокусировать зрение. Мир постепенно возвращался, сначала светом, потом звуками… Звуки. Чей-то мучительный стон вдали, а рядом – странный, смутно знакомый шорох. Едва заметное ощущение тепла на руке. Тихое потрескивание. И удушливый запах горящего пластика.

Росс сжал зубы, снова моргнул, крепко зажмурился и распахнул глаза. Кабинет всё так же мерцал отраженьями ложного света. Координатор распластался телом на столе, тяжело ворочаясь и пытаясь сползти в кресло. Он больше не выглядел идеальным. Росс глубоко вздохнул и повернулся туда, где рукой ощущал тепло.

Красно-черная полоса поперек двери; ближе к Россу – еще алая. Легкий дымок вьется, причудливо поднимаясь к потолку. Росс прикусил губу – на смех не было сил. Услышал топот за дверью и поспешно отодвинулся в сторону.

Нижняя половина двери с грохотом улетела в центр кабинета. Верхняя осталась висеть на углу, изогнувшись немыслимым образом. Джаред присел, пробираясь под ней, и шагнул в кабинет, воинственно поводя лазерником.

- Вандал, - сквозь улыбку выдавил Росс.

- Я стучался! – возмущенно выпалил Джаред, резко оборачиваясь и окидывая Росса встревоженным, жадным взглядом. – Выглядишь ужасно. Я не опоздал?

- Поспел к самому веселью, - проскрипел жуткий, надтреснутый голос.

Координатор пошатывался, тяжело опираясь рукой на столешницу. Текущая из носа кровь расцветила белую рубашку пятнистым затейливым узором. В другой руке он держал маленький серый предмет, неприятно нацеленный точно в сторону Росса.

- Я недооценил тебя, полукровка. Моя ошибка.

- Кто это? – негромко спросил Джаред.

- Тот, кого нужно убить, - процедил Росс сквозь зубы.

Джаред выстрелил, не колеблясь ни секунды. Жаль, что результат был тот же.

Росс закрыл глаза, облизывая пересохшие губы. Вот так. Можно было не стоять. Хоть отдохнул бы напоследок.

- … и когда мы вернемся, то хорошенько проверим Землю – вдруг найдутся еще такие как ты. Слишком уж вы опасны. А теперь прощай.

Координатор замолчал, поднимая повыше руку. А Джаред вдруг повернул к Россу голову и со светлой, широкой улыбкой доверчиво прошептал:

- Знаешь, а я ведь соврал тебе. Ты мне нужен. Так кто из нас идиот?

И он резко шагнул вперед, заслоняя собою Росса.

 

4 часть

 

Издалека, словно по гулкому туннелю, эхом доносились отдельные звуки. Слова вспухали, лопались шуршащими пузырями, вихрили плотный туман в сознании. «…предсказать… нестабильный… сложно…». Слова не имели какого-то смысла, но, казалось, всплывали созвучными пульсу волнами, и когда внезапно наступила тишина, это встряхнуло больше, чем возможный выстрел. Холодок скользнул между лопатками, и от этого Росс окончательно пришел в себя. Приоткрыл веки, осторожно осматриваясь. Поблизости, очевидно, никого не было, и он смелее распахнул глаза.

Маленькая полутемная комната. Видимо, в ней кто-то жил – повсюду разбросаны чужие вещи, одежда навалена на стуле, на столе коробки и скомканная бумага. Несмотря на гул вентиляции, воздух пропитан запахом приторного дезодоранта и застарелого пота. Росс непроизвольно передернулся… и резко поднял голову, осматривая себя. Чёрт возьми, он был привязан к кровати! Крепко, профессионально зафиксирован, и, похоже, освободиться невозможно! Руки, ноги, даже поперек груди шел жгут какой-то перекрученной тряпки, исчезая за краем кровати! Он на пробу подергал руками, потянул на себя ноги… Нет, не получится. Что же случилось, как он мог настолько вляпаться?! Откинувшись на подушку, он снова огляделся, пытаясь понять, где находится. Голова пропитана ватной тяжестью, мысли ворочались неохотно, словно противясь желанию разобраться. Росс сглотнул, пытаясь избавиться от странного, горьковатого привкуса во рту. Тело ныло знакомыми отголосками боли, видимо, он с кем-то дрался. С кем? Где?.. Комната была незнакомой. На каюту не похоже, всё-таки слишком много места, значит, он не на корабле. Почему же так трудно вспомнить?.. «Россинант», он летел на «Россинанте»… Морган, знаменитый Железный Капитан… Склонился над ним, защелкивая зажимы на руках… Чем он мог насолить Моргану?.. Нет, это было не на «Россинанте», большая светлая комната и яростное лицо Вайса. Это база КСОПа. База… Они летели куда-то… Земля? Он на Земле? Нет, что-то было позже, они… летели освобождать пленных! Да, астероид! Серые коридоры, неподвижные люди на полу в зале, старпом, Уна. Потом… Координатор. Голова вспыхнула памятной болью, он рефлекторно вздрогнул, вспомнив пристальный, жгучий взгляд. И серый предмет непонятной формы в руке, нацеленный в грудь Росса. Координатор собирался выстрелить… а потом Джаред… Джаред… ДЖАРЕД!!!

Он рванулся, напрягая мышцы изо всех сил, заметался, раскачивая койку. Нет!!! Пустите меня! Этого не было! Не может быть! Только не так! Чёрт возьми, нет! Только не Джаред!!!..

…Сильная пощечина обожгла лицо раз, другой. Голова мотнулась из стороны в сторону, тело, неистово метавшееся по кровати, замедлило бешеные рывки. Он оскалился, напрягая шею, глухой рык вырвался из груди…

- …Дженсен! Эй, Дженсен! Посмотри на меня! Ты слышишь? Понимаешь?.. Дженсен, посмотри на меня!.. Чёрт побери, Эклз, да приди же в себя!!!

Росс запрокинул голову, сжал зубы до хруста, диким усилием воли задавливая взрыв отчаянья, заполнивший его до отказа…. Дрожавшее от напряжения тело постепенно расслаблялось, сдерживаемое чьими-то сильными руками, плотно прижимавшими его к кровати.

- Дженсен! Открой глаза. Ты слышишь меня?

Знакомый голос. Руки легонько встряхнули его, коснулись лица, чуть похлопывая по щеке. Росс отдернул голову и медленно открыл глаза.

- Светлые небеса! Ну наконец-то!

Капитан Морган облегченно вздохнул, вытирая лоб, и тяжело опустился на стул рядом с кроватью.

- Я уж думал – опять придется врача звать, а у него и так дел по горло! Да, умеешь ты пугать, Эклз. И часто с тобой так?.. Эй, ты вообще понимаешь, что я говорю?

Росс молчал. Он просто не мог, был не в состоянии задать вопрос. Только смотрел на Моргана, сжимая кулаки всё крепче, чувствуя, как мелкая дрожь всё усиливается, как снова уходит самообладание…

Морган внимательно взглянул в его глаза.

- Он жив. Джаред жив, слышишь?..

Росс зажмурился, отрывисто всхлипнул, распахивая рот, вбирая воздух сквозь сжатое горло. Жив. Он жив. Джаред живой…

Виски защекотало, мокрые дорожки пробежали от глаз к волосам. Он резко отвернулся, кусая губы, стараясь успокоить неровное, срывающееся дыхание. Дёрнул плечами, пытаясь поднять руки. Морган быстро потянулся вниз, развязывая крепкие узлы. Наконец, освобожденный, Росс тяжело провел ладонями по лицу, застыл на минуту, скрывая болезненную, отчаянную гримасу, и медленно протяжно выдохнул. Вот так. Всё нормально. Джаред живой. Живой. И хватит раскисать, идиот чёртов…

Опустив руки, он отбросил жгут, лежащий поперек груди, и взглянул на капитана.

- Что произошло?

Морган склонил голову набок, пристально рассматривая Росса, коротко удивленно вздохнул.

- Ты… - Он запнулся, останавливаемый жестким предупреждающим взглядом. Качнул головой. – Ладно. Так, что произошло… Собственно, я у тебя хотел узнать. Ты ничего не помнишь?

- Последнее, что я помню… - Росс тяжело сглотнул. – Координатор… Мы нашли пленных, потом я и Падалеки пошли искать продукты. По дороге встретился комп, удалось отключить внешнюю защиту. Потом я наткнулся на… кабинет руководителя всего этого бедлама. Отправил Джареда обратно в лагерь, сам зашел… поговорить. Ну, поговорили, он достал пистолет. – Морган понимающе хмыкнул. – У него защитное поле было, лазерник не простреливал. В общем… Ворвался Джаред и заслонил меня собой.

Росс сжал зубы, рывком садясь на кровати, распутывая узлы на ногах.

- Вот оно как… - Морган нахмурился, задумчиво поглаживая усы. – А дальше?

- А дальше – ничего. Я не помню. Где сейчас Джаред?

- В соседней комнате. Дженсен… с ним не очень хорошо.

Росс замер. Прищурился, переводя взгляд на капитана. Тот отшатнулся, вскидывая руки.

- Он жив, это правда! Но рана серьезная. Он без сознания, врач прооперировал, сделал всё возможное. Прогноз – пятьдесят на пятьдесят. Здесь, конечно, не клиника, у них даже санчасти нет, бардак полный, и мы хотели его сразу отправить на ближайшую колонию, но врач сказал – лучше пока не трогать, неизвестно, как скажется перелет. Если уложить в стазис – потом сердце заново запускать, это в любом случае риск, а здесь он, может быть, и сам выкарабкается. Так что пока ждем.

- Я пойду к нему. – Росс попытался встать, но Морган схватил за рукав, удерживая.

- Подожди немного. У него как раз врач, делает перевязку. Потом обещал заглянуть сюда, тогда и пойдешь.

Раздраженно сбросив руку капитана, Росс сел обратно на койку.

- Какого чёрта я был привязан?

- Ты действительно не помнишь? – Удивленный Морган откинулся на спинку стула. – Хм. Ну ладно, я расскажу то, что было при нас. Мы разбили этих ублюдков наверху, хотя это потребовало времени – корабль у них прочный. Был. – Он усмехнулся. – Ошмётки сейчас кружатся на орбите астероида. Кстати, во время боя неподалеку вынырнул болид – вероятно, посыльный от корпорации. Мы его аккуратно встряхнули импульсом, думали – сдастся, но гад как-то извернулся и спрятался за астероид, оттуда ушел в прыжок. Жаль, конечно, но нам не до него было – мы как раз дожимали крейсер. Потом истребители подавили пару огневых точек на поверхности, и мы сели. Связались с Янссон и все вместе прошлись по базе, кого в расход, а сдавшихся сразу – закрыли в том же бункере, где держали моих людей. – Нахмурившись, он тяжело вздохнул, руки непроизвольно сжались в кулаки. – Ну, по крайней мере, мы успели спасти большинство. Они сейчас частично на «Рапторе», а некоторые здесь, ходят, доламывают то, что еще осталось целым после штурма. Слушай, а что у тебя со старпомом произошло? Он, когда слышит твое имя, начинает материться, но при этом бродит тут рядом кругами и по несколько раз в день заглядывает в комнату. Наотрез отказался уходить на корабль, пока ты не очнешься. Странно как-то.

Росс едва заметно усмехнулся, опуская голову.

- «Россинант»-то нашли?

- А как же! – разулыбался капитан. – Нашли, целый и невредимый, эти кретины только поцарапали стабилизатор при посадке. Сейчас его техники проверяют по второму разу, но вроде всё в порядке. Так что когда прибудут два КСОПовских корабля, обратно отсюда можно будет уходить на своем судне!

- Джефф, а… когда бой окончился?

- Это ты спрашиваешь, сколько здесь лежишь? – усмехнулся Морган. – Достаточно, чтобы врач начал беспокоиться, не слишком ли большую дозу тебе вкатил. В общем… добили мы их, и тут выяснилось, что вы не отзываетесь. Уна вспомнила, что Джаред говорил о каком-то длинном коридоре, прежде чем рванул к тебе обратно. Посмотрели по схеме, примчались… Дверь выбита. А посреди комнаты сидишь ты с парнем на руках. – Капитан отвел глаза, прокашлялся. – Мы пытались подойти. Но ты… У тебя в руках нож был. И ты так смотрел… Ни у кого не возникло сомнений, что первый, кто сунется, получит кусок стали в брюхо. А ты смотрел, рычал, когда подходили ближе, и прижимал к себе Джареда… Не слушал ничего, а может, и не слышал…

Он замолчал, тяжело поводя плечами. Росс гулко сглотнул и закрыл глаза.

– Мы не знали, что делать, - снова зазвучал глухой голос капитана. – Но понятно было, что парня надо осмотреть, может, живой еще… Принесли шокер и вырубили тебя ценой двух порезанных рук. А Джаред жив оказался. Мы медиков вызвали… и пропустили, как ты в себя приходишь. По всем расчетам должен был еще как минимум час лежать. А ты очнулся – и сразу бросился, расшвырял бойцов как котят, хорошо хоть нож забрали… Нас с десяток было, но ты словно обезумел, прорвался к парню снова, встал над ним… В общем, бойцы… Их можно понять. На тебя смотреть было страшно, не то что подходить. Так и ждали молча, пока доктор не пришел… А врач с «Раптора» - он молодец. Мы думали – он тебя уговаривать будет, ну, психика, все дела. А он пошептался с одним бойцом, тот тебя обошел и в воздух выстрелил, а пока ты оборачивался – доктор подскочил и вколол тебе слоновью дозу успокоительного. Правда, по уху всё равно успел получить, рекомендую извиниться потом… Ну, мы тебя скрутили, нашли жилое помещение, и тут привязали еще, на всякий случай. Врач сказал – по-разному бывает, можешь и не… Знаешь, я в переделках бывал. Навидался всякого. Но чтоб так… - Морган тяжело вздохнул и опустил голову, машинально разглаживая складки на брюках.

Росс молчал. Сидел, облокотившись на колени, закрыв лицо руками. В голове было пусто и жутко.

Наконец он пошевелился, жестко провел ладонями по лицу, прочесал пальцами волосы и выпрямился, упрямо поднимая подбородок.

- Ладно. Проехали. Координатор там был?

- Был какой-то мужик в костюме, - пожав плечами, ответил Морган. – Ты его зарезал. Ну, по крайней мере, в нем дыра от твоего ножа. Несколько дыр.

- Ясно. Сколько мы еще здесь пробудем?

- Точно не скажу. Дождемся кораблей, обшарим здесь всё, подлечим команду «Россинанта». Надо еще решить, что с пленными делать. Ну и Джаред… Несколько дней, может – неделю.

- У нас потери есть?

Капитан облегченно улыбнулся.

- Не поверишь – ни одного! Даже раненых нет! Ну, кроме… Так что в целом – операция прошла успешно. И тебе особая благодарность.

Росс отмахнулся, напряженно размышляя.

- Мне нужно многое тебе рассказать… Поговорить с Координатором мы всё-таки успели. Но это потом. Пока что обустраивайтесь здесь и хорошенько пошарьте в том кабинете, где вы нас нашли. Там может быть что-нибудь интересное. Если найдете что – сразу ко мне.

- Сэр, есть, сэр! – Морган козырнул, насмешливо блестя глазами. – Ну вот, теперь я узнаю твою наглую морду. И кто тебя учил строить заслуженных адмиралов?

Росс усмехнулся, поднимаясь и с хрустом распрямляя спину.

- Адмиралы – ленивые и закостеневшие в наградах создания. Строить их – гражданский долг каждого сознательного индивидуума.

- Твоя сознательность уж слишком крепко спаяна с самомнением, - ухмыльнулся Морган.

- Чем богаты, - буркнул Росс. – Слушай, твой доктор там что – руки с ногами местами меняет? Сколько можно возиться? – и он решительно шагнул к двери.

- Подожди, сейчас узнаю. Доктор, кстати, говорил, что если очнешься вменяемым, то нельзя волноваться в ближайшие дни, что-то там про стрессовое состояние. Так что ты поспокойнее давай.

Морган опередил его и через коридор вошел в комнату напротив. Росс упрямо прошел вслед за ним.

 

***

 

Джефф ничуть не удивился, когда Росс объявил, что переселяется в комнату Джареда. Даже нейтрализовал возмутившегося было врача, аккуратно подхватив того под локоток и убежденно нашептав ему что-то на ухо, отведя в сторонку. Доктор закатил глаза, поднял руку к голове (видимо – покрутить пальцем у виска), но, взглянув на набычившегося Росса, устало отмахнулся и выкатился в коридор – его ждали другие пациенты. Врач был низенький, плотный и удивительно подвижный, казалось, он ни секунды не мог провести просто стоя на одном месте. Контрастом забавному облику на круглом лице поблескивали пронзительные, умные и спокойные глаза. Росс догнал его в коридоре и, смущенно запинаясь, попробовал извиниться, но врач (приподнявшись на цыпочки) покровительственно похлопал его по плечу, посоветовал «больше не хулиганить» и обещал навестить их позже с «инспекцией». Глупо улыбаясь ему вслед, Росс понял, что хочет узнать его имя. Не для дела. Просто так.

Комната Джареда оказалась просторнее, светлее и уютнее. На стенах даже висели голографические постеры с красивыми земными пейзажами, создавая иллюзию окон. Сухой, жестко очищенный воздух знакомо карябал лицо. Росс быстро распихал с глаз долой немногочисленные вещи предыдущего жильца, и Морган самолично помог ему перетащить койку из комнаты напротив. На середине действа их застал прихромавший старпом, подтянутый и чисто выбритый, без бороды смотревшийся на несколько лет моложе. Радостно сверкнув глазами при виде очнувшегося и деятельного Росса, Вернер, тем не менее, ограничил свою помощь исключительно язвительными замечаниями, доставшимися в равной мере как «безрукой молодежи», так и собственному капитану. Когда отдувающиеся герои повалились на установленную кровать, старпом придирчиво оглядел комнату, хмыкнул и через час появился с объемным пакетом, в котором оказались чистая одежда для Росса, предметы первой необходимости и даже подходящая по размеру (как узнал?!) легкая обувь. Изумленный Росс неловко поблагодарил и с облегчением залез в душ.

Слух об очнувшемся Россе разошелся по базе со скоростью вихря и старпом со своим пакетом оказался лишь первой ласточкой. Вскоре появилась Уна с горой продуктов и несколькими настороженно вытягивающими шеи бойцами. Убедившись в том, что их припадочный инструктор больше не собирается никого загрызть, парни в полном восторге полезли обниматься и наперебой рассказывать о множестве совершённых подвигов во время захвата базы. Через некоторое время, не дождавшись вестей, к ним подтянулась и остальная группа, в коридоре стало тесно и слишком шумно. Росс, по большей части стоявший и молча улыбавшийся, мягко, но неуклонно увлек всю команду за поворот и там намекнул на несколько интересных дел, которыми могли бы заняться бойцы на свежеотвоеванной территории противника. Парни переглянулись и спешно свернули разговор, а благодарная Уна обняла Росса до хруста в ребрах и шепнула, что зайдет «нормально поговорить» завтра.

Росс наивно подумал, что на этом можно и расслабиться, но крупно ошибся. Не успела Уна далеко отойти, как навстречу ей вынырнула Андре. Девушки остановились и заговорщицки зашептались о чем-то, склонив друг к другу головы и оглядываясь на него. Росс тревожно маялся посреди коридора – зрелище было… настораживающим. Когда это они успели подружиться? И о чем они так заинтересованно дружат?.. Может, прикинуться больным и сбежать к доктору?..

Впрочем, перекинувшись парой фраз, девушки с улыбками попрощались, и Андре подошла к нему. С пакетом!.. Росс с трудом заставил себя взять из рук исхудавшей, бледной навигаторши упаковку с какими-то пирожками. Да, недостатка в еде больше не было, но… Как-то это было неправильно.

Они проговорили недолго, Андре вкратце рассказала обо всех членах экипажа и научного корпуса, а когда упомянула, что к нему собираются Фил с Мигелем, Росс мысленно взвыл и спешно выдумал себе срочные дела до конца дня. Попросив передать, что визиты откладываются до завтра, он распрощался, осторожно обняв девушку, и наконец-то спрятался в их с Джаредом комнате, сразу перепрограммировав дверной замок с общего доступа на себя.

Благословенная тишина окутала его, и Росс протяжно выдохнул, расслабляясь. С постера призрачно шумел океан, кровать манила гладкостью свежезастеленного белья, нашедшегося в шкафу, на столе мерно подмигивал огоньками какой-то медицинский прибор… На своей кровати неподвижно лежал Джаред, и Росс понял, что боится на него смотреть.

Он сложил пирожки вместе с другой едой на маленьком столике, заменяющем кухонный, с сомнением взял в руки упаковку с обедом… и положил обратно. Выпил какого-то сока прямо из пакета. Разложил немногочисленные вещи, освободив полку в шкафу. Наткнулся на перевязь с возвращенным ножом и машинально пристегнул, старательно подтягивая ремешки. Выпрямился и случайно поймал своё отражение в зеркале на стене. Взъерошенные волосы, мягкий спортивный костюм и пристегнутый к бедру боевой нож. Похоже, пора прекращать идиотничать.

Вздохнув так глубоко, что заболели ребра, он уселся на свою кровать и взглянул наконец-то на Джареда. Его бледное худое лицо с заострившимися чертами и багровой царапиной над бровью казалось странным, незнакомым. Лишь через минуту Росс понял – оно спокойное. Джаред никогда не был таким спокойным, улыбка-брови-глаза – что-нибудь всегда выдавало его состояние, служило струнами, по которым текла мелодия его взаимодействия с миром. А сейчас… мелодия затихла. И Росс вдруг с пронзительной ясностью понял, как её не хватает.

Он сжал кулаки, повел плечами, встряхиваясь как перед схваткой, и решительно закрыл глаза. Он должен был всё исправить и знал только один способ для этого. Сосредоточившись, он сделал несколько быстрых глубоких вздохов, резким усилием ворвался в мир нитей… и со стоном повалился набок, хватаясь за голову. Боль вспыхнула в висках, растеклась огненным взрывом, захватила его целиком, сжимая горло. Потрясенный и обезмысленный, ослепший и потерявшийся, Росс конвульсивно хватал ртом воздух и сжимался в комок на постели, закрывая руками голову… Это было ужасно, хуже, чем с Координатором, хуже, чем когда-либо, он просто не мог представить, что бывает такая боль…

Он не знал, сколько прошло времени. Сколько минут или часов он провалялся на кровати, бездумно поскуливая и покачиваясь из стороны в сторону. Он только неистово надеялся, что когда-нибудь это кончится. И постепенно боль становилась меньше…

Вязкая тишина тёмным ковром стелилась по комнате. Серая шершавость потолка нависла над ним бесконечным полем, и он просто лежал неподвижно, бессмысленно глядя вверх сухими, воспаленными глазами. Тело казалось пустым и бессильным, как старый корабль, ржавым остовом валяющийся на свалке.

Наконец он зашевелился, неловко повернулся и сполз с кровати. Добравшись до ванны, умылся, а потом сунул голову под кран, вцепившись в края раковины и коротко, рвано дыша. Прохладные струйки воды пробежали по всему телу, когда он выпрямился и оглянулся в поисках полотенца. Вытер голову, прочесал волосы пальцами, морщась от прикосновений. И вернулся к кровати, садясь на то же место.

На этот раз он был осторожен. Он словно подкрадывался к нужному состоянию, как охотник крадется к хищному чуткому зверю. Но будто стена из страха и боли становилась у него на пути, отбрасывала назад, и он только зря напрягался, скользя по самому краю, чувствуя рядом цель, но не в силах её достичь. Тогда он открыл глаза и, не задумываясь, ведомый каким-то инстинктом, подошел к кровати Джареда. Опустившись рядом на колени, всмотрелся в его лицо, робко коснулся волос, кончиками пальцев провел по бледной щеке. Осторожно взял его руку, лежащую поверх одеяла, и, приподняв её, прижал ладонь к своему лицу, вдыхая запах Джареда. Такой привычный, знакомый и тёплый запах… И внезапно всё стало неважным – его страх, его боль, его чувство вины, грызущее изнутри с момента пробуждения. Остался лишь Джаред и желание быть как можно ближе к нему, коснуться его, прижаться, сплавиться с ним в единое целое…

Он даже не заметил перехода. Просто в какой-то момент понял, что видит по-другому, что чувствует Джареда как никогда остро. Его нити были перед глазами, и это был самый настоящий, самый реальный Джаред, без масок, без игр и условностей. Сложный узор мерцал переливами нитей, притягивал к себе, гипнотизировал едва ощутимой пульсацией. Росс с минуту просто смотрел на него, вновь ошарашенный чудом этого мира, но смутная тревога заставила его сосредоточиться. Шар выглядел… неполным. В середине не хватало многих нитей, и хотя оставшиеся старались закрыть пустоты, это не слишком удавалось. Внимательно изучив дефекты, Росс приступил к работе.

У него ушло довольно много времени, но, в конце концов, всё получилось. Шар снова выглядел цельным. Вот только нити светились теперь более тускло, так, словно им не хватало энергии, и живительный свет будто становился всё меньше. А самое плохое – Росс не знал, как это исправить. Он мучительно ломал голову в поисках ответа, он глупо оглядывался, словно подсказка должна была появиться в воздухе, но… ничто не появлялось, вокруг было пусто, как будто в мире остались только он и Джаред. Да еще нить, связавшая их обоих. …Нить!.. Он лихорадочно обдумал идею. Это было странно, рискованно, но другого варианта он не видел. Просто… надо действовать осторожно.

Он вспомнил ощущение, которое уже испытывал раньше, и начал плавно собирать свою силу в комок. Так, спокойно, не торопясь, и не слишком много… Посмотреть для начала, что получится… Вот такой небольшой шарик… Еще немного… Хватит.

Плавным импульсом он подтолкнул ярко светящийся шарик к нити, провел по ней, мягко отпустил в Джареда… И кокон вдруг вспыхнул, заиграл переливами света, цветные лучи брызнули во все стороны, ослепительно ярко сияя солнечной радугой!.. Росс замер, боясь поверить, что всё получилось… но шар продолжал сиять, только свет стал чуть более мягким. Похоже, он больше не собирался гаснуть.

Ну что ж, надо бы проверить, что он тут наделал. Росс нерешительно встряхнулся, помедлил еще мгновение… и, обругав себя за трусость, вынырнул на поверхность.

Привычная тишина комнаты, край постели под локтями, прохладная рука Джареда… Показалось или… Да. Пальцы, чуть подрагивая, гладили его висок. Порывисто вздохнув, Росс прижался к ладони крепче, коснулся её губами, чувствуя невероятное, головокружительное облегчение...

- Поверить не могу, - послышался мягкий, насмешливый шепот. – Ты на коленях, целуешь ручки! Кажется, я пропустил что-то важное. Может, ты и букет цветов мне притащишь?

Росс вздрогнул – в памяти вдруг мелькнуло лицо Корвина.

- Я никогда не принесу тебе цветы, - хрипло пообещал он.

- Ну, думаю, что смогу с этим смириться, - тихий смешок.

Росс наконец открыл глаза. Джаред смотрел на него с тёплой улыбкой, на щеках играл легкий румянец. Он шевельнул губами, собираясь что-то сказать, и вдруг застыл, улыбка исчезла, сменяясь изумленным ошеломлением. Он прижал руку крепче, поворачивая лицо Росса к себе.

- Что? – удивленно спросил тот.

В полном молчании Джаред смотрел на него, словно видел чудо. А потом дрожащими пальцами провел по щеке и улыбнулся сквозь набежавшие слёзы.

- Тебе придется носить линзы, Дженсен.

Росс нахмурился в недоумении. Не дождавшись объяснений, поднялся и обернулся к зеркалу.

Лохматые волосы, мягкий спортивный костюм, нож на бедре. И яркие, невероятные, нечеловеческие глаза, сияющие прозрачным изумрудным светом.

 

***

 

Низенький доктор появился через несколько часов, когда Росс уже миновал бурные пороги изумления, паники, ярости и вяло барахтался в тихой гавани унылой покорности судьбе. Глаза по-прежнему светились, очнувшийся Джаред по-прежнему немел от восторга, найти приемлемое для окружающих объяснение сразу двум невероятностям никак не получалось. И если Росс мог просто спрятаться, то отсутствие на месте коматозного Джареда вряд ли прошло бы незамеченным. А пояснение «выспался» не слишком хорошо объясняло полностью зарубцевавшуюся рану на груди. Сам Падалеки, всё еще слабый и неловкий, непрерывно наворачивал уже заканчивающуюся гору продуктов и беспечно отмахивался от проблем. Отчаявшийся Росс уже готов был скинуть решение вопроса на Моргана, но интерком после боя не работал, а по коридору как назло никто не проходил. Искать же капитана по базе они могли только ползая на четвереньках – Росс из-за закрытых глаз, а Джаред из-за отсутствия сил – и это вряд ли не привлекло бы внимания.

В конце концов, Росс плюнул, положившись на судьбу, и не прогадал. Услышав стук в дверь, он притушил свет до полумрака, шикнул на Джареда, запихивая под кровать полупустой пакет с кексами, и, изображая страшную сонливость, мазнул ладонью по замку. Доктор быстро пощупал лежащего в неподвижности Падалеки, считал показания приборов, пробормотал: «Прекрасно, прекрасно» и, вколов какое-то лекарство, суетливо выскочил за дверь, так и не обратив внимания на закрытые глаза Росса. Повязку, прикрывающую шов на груди Джареда, он в этот раз не трогал, и временно спасенный Росс не хотел задумываться, что будет завтра.

Закрыв дверь, он с облегченным вздохом сполз по стене и шмякнулся на пол. Джаред поднял руки и с глухим подвыванием сел на постели, изображая зомби. Приоткрыв один глаз, глянул на расплывшегося Росса и рассмеялся.

- Какой ты нервный всё-таки! С твоей профессией это серьезный недочет.

- Это я с тобой нервный, а с профессией… о-го-го! – вяло пробормотал Росс, перебираясь на свою кровать.

- Ну да, «коммандос», помню, - ухмыльнулся Падалеки и свесился вниз головой, шаря под кроватью в поисках кексов. – Слушай, «коммандос», так расскажи, что там в кабинете-то произошло?

- Ты про тот кабинет, где ты съидиотничал, подставившись под выстрел? – прохладно уточнил Росс. – Какого чёрта ты полез вперед?

- А что, у тебя был какой-то гениальный план спасения? – Джаред с сарказмом склонил голову набок. – Или, по-твоему, я должен был просто постоять в сторонке, а потом небрежно запихнуть твою мёртвую тушку под стол и уйти?

Росс раздраженно дернул плечом.

- Ты должен был уйти – вернее, очень быстро убежать – как только понял, что оружие на эту сволочь не действует! Выйти из опасной зоны, доложить командиру, позвать на помощь. Предупредить остальную команду о наличии сильного противника. При его щитах он мог выйти и положить всю группу!

- Он собирался положить тебя! – рявкнул Джаред. – Что ж ты сам не убежал очень быстро?!

- Я… мм… немного…

- Ты был немного полутрупом! Белым, согнутым и шатающимся! Без брони! У тебя вообще никаких шансов не было! – Он отшвырнул упаковку с кексами и глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. – Слушай, Дженсен… Росс… перестань молоть чушь. Ты бы тоже не смог уйти, будь на моем месте. Ну и кроме того… я, честно говоря, надеялся, что броня выдержит. – Криво улыбнувшись, он неловко пожал плечами и почесал заживающий шрам над бровью.

- Не трогай, раскарябаешь, - тихо попросил Росс. Этот шрам вызывал в нем какую-то безотчетную тревогу.

- А, кстати, от чего это?

- Морган сказал – лицевой щиток треснул, вероятно, при падении. Осколок впился в лицо. Если б чуть-чуть ниже…

Джареда передернуло, он рефлекторно потянулся к лицу, но оборвал движение, судорожно схватившись за кексы.

- А почему Морган? – преувеличенно-бодро спросил он, откусывая очередной кусок. – Ты что, не заметил?

- Можно и так сказать. – Росс перевернулся на спину, впериваясь в потолок. – Я не помню.

- То есть как?! – Джаред чуть не подавился. – Что именно ты не помнишь?

- Да ничего. С момента выстрела и до того как очнулся в соседней комнате.

- А… - Парень ошарашено почухал затылок, не зная, что спросить.

- Морган нашел нас после боя. В том самом кабинете. Ты – без сознания, я… практически тоже, Координатор – это тот мужик – убит. Моим ножом, так что, вероятно, я. Вряд ли его заела совесть.

- Нифига себе…

- Ну вот так. И хватит об этом.

Джаред немного посидел в тишине, переваривая информацию, потом задумчиво начал:

- Слушай, Росс… Дженсен… тьфу ты, всё время путаюсь! Как мне тебя называть-то теперь?

- Да хоть горшком называй, только в печку не ставь, - индифферентно ответил Росс.

- Что-о?!

Росс перевалился набок, подпирая голову рукой. Падалеки вытаращился на него в полном изумлении.

- Эт-то в каком смысле?! – запинаясь, спросил он.

- А хрен его знает, - усмехнулся Росс. – У меня инструктор по рукопашке был в школе, такой забавный старикан. Собирал древние пословицы. Вот такое хобби. Фиг знает, где он их находил, по каким источникам лазил. Я подозреваю, он сам не всегда понимал смысл, а уж мы и подавно. Вот прикинь, стоишь ты, к примеру, возле столовой в блаженной расслабленной сытости, а он проходит мимо и так небрежно бросает: «Не всё то золото, что блестит!». И пошел себе дальше. А ты застыл истуканом и полчаса голову ломаешь – то ли обругал, то ли похвалил, то ли умыться посоветовал.

Джаред расхохотался, удивленно качая головой.

- Да уж, забавно! Интересный мужик. А где он сейчас, может, познакомишь?

- Его убил один из агентов. Случайно, на тренировке.

Поперхнувшись смехом, Джаред замер и тяжело сглотнул.

- Какие-то странные у вас тренировки, - медленно произнес он.

- Полный контакт, - пожав плечом, ответил Росс. – Отсев из-за травм или смерти – до сорока процентов. Ну, и преподавателям иногда доставалось.

- А… медики?

- Были, конечно. Иначе, вероятно, было бы не сорок, а девяносто процентов. Просто не всё можно исправить в небольшом медицинском центре, а за территорию школы проблемы не выносились.

Побледневший Джаред смотрел на него, хмуро покусывая губы.

- И ты… сколько ты там учился?

- Десять лет. С восьми до восемнадцати. Да не парься, было не так уж плохо.

- Угу. – Опустив голову, он неловкими движениями стряхнул крошки с одеяла. – А… что случилось с твоими родителями? То есть, я помню версию Натс, но как оно было в реальности?

- В реальности?.. – Росс тоже отвел взгляд, прищурился, чувствуя, как внезапно задергалась жилка возле глаза. – Ну, официально родители объявлены пропавшими. Меня обнаружили случайно на пустом корабле вблизи орбиты Земли. Предположительно, на корабле вместе со мной были и родители, когда он улетал с планеты за три года до этого. Куда делся весь экипаж, сколько бы его там ни было, – неизвестно. Мне всегда говорили, что я на корабле был один. Хотя… Ну, в общем, я провел еще три года в сиротском приюте, за это время ни родители, ни другие родственники не объявились, и меня забрала корпорация.

- Понятно. – Джаред осторожно покосился на него, нерешительно произнес: - Ты сказал «хотя»… Это что-то значит?

- Это значит, что мне немного не договаривали, - жестко ответил Росс и повернулся на живот, скомкав в охапку подушку и отвернувшись в другую сторону. – Слушай, давай спать.

Тихий шорох, шлепанье босых ног по полу. Кровать слегка прогнулась ближе к краю. Минутная заминка… и теплая рука легла ему на лопатку. Он раздраженно дернул плечом, но рука не исчезла, только прижалась крепче, съезжая к середине спины.

- Расскажи, - тихо попросил Джаред.

Росс зажмурился, вжался в кровать, зарываясь лицом в подушку. Он не хотел об этом думать, не хотел говорить, не хотел представлять… Не хотел понимать, что уже ничего не исправишь.

- …Это было в корпорации, - глухо начал он. – Файл с моим личным делом. Я наткнулся на него случайно, просто он был на том же сервере, что и сведения о базе. А у меня было время, чтобы просмотреть все файлы, пока ждал утра. – Он жестко провел лицом по подушке, повернул голову набок. – Они собрали всё, что могли, обо мне. Начиная с подробных отчетов о том корабле. Там… Была авария. Мелкий метеорит каким-то образом пробил обшивку, сделал дыру в рубке управления на носу корабля. Небольшую дыру, но воздух стал выходить, и… автоматика заблокировала двери. В рубке было два человека. Две женщины. По ДНК-тесту одна из них – моя мать. – Он на мгновение стиснул зубы, сглатывая сухой ком в горле. – Не знаю, кто была вторая. Они сидели в заблокированной рубке больше часа. Пытались заделать дыру, но не получилось. Воздух всё равно выходил. А я был снаружи, где-то на остальном корабле. Где-то в коридоре, из которого можно было разблокировать дверь.

Он сжался, тело скрутило, будто спазмом. Коротко, рвано вдохнул сквозь сжатые зубы.

- Понимаешь, Джаред? Они умирали там от удушья. Целый час. Моя мать. А я был рядом, и всё, что нужно было сделать – набрать пару команд на панели замка. Я был в двух шагах и просто… позволил ей… умереть...

Голос сорвался. Он стиснул подушку, вжимаясь в нее лицом, словно хотел самому себе перекрыть доступ воздуха. Тело мелко дрожало от напряжения и обжигающей, затопившей его с головой ненависти к себе.

- Росс… послушай… - Джаред запинался, ломко выговаривая слова. – Тебе было пять лет… Ты не мог догадаться… Ты, скорее всего, вообще не знал о командах… Да ты мог просто не дотянуться до сенсора…

Росс молчал, он был не в состоянии слышать. Тогда Джаред неловко улегся рядом, прижался всем телом и обнял его, положив голову на плечо.

- Тшш… Всё пройдет, слышишь?.. Ты спас меня, спас кучу людей с «Россинанта»… И я обязательно найду, кого еще тебе спасти… Вот прямо завтра пойдем и спасём…

- Всех? – с горьким смешком глухо поинтересовался Росс.

- Всех! – твердо ответил Джаред.

 

***

 

Кто-то раздраженно и, видимо, уже давно барабанил в дверь. Росс вяло пошевелился, удивляясь навалившейся тяжести, и, повернув голову, обнаружил рядом заспанное лицо Джареда.

- Дбрутро, - невнятно выговорил тот и широко зевнул.

- Фу, - сморщился Росс, выбираясь из-под длинного тела.

- Неженка, - ухмыльнулся Падалеки.

Спотыкаясь, Росс добрался до двери и, уже открывая, с ужасом вспомнил о своих глазах. Быстро отвернувшись, он шагнул вглубь комнаты и глянул в зеркало. Хвала небесам! Глаза были почти нормальными, по крайней мере, не светились, хотя цвет радужки так и остался слишком ярким, с переливчатой лиственной зеленью. Ну, авось не заметят.

А вот не заметить бодро потягивающегося Джареда было сложно.

- Оп-па! – Вошедший Морган вытаращился на кровать, упирая руки в бока. – Ну, теперь понятно, почему вы не открываете!

Джаред смущенно подскочил, поправляя топорщащиеся трусы, и спрятался под одеялом у себя на койке.

- Эмм… Доброе утро, кэп!

- Да уж, у вас, по всей видимости, доброе! Ну что, кудесник, - он повернулся к Россу, - исцеляем направо и налево?

Скованно пожав плечами, Росс отвернулся и пошел налить себе сока.

- Ну-ну. А что врачу скажем? Какая там – убойная – регенерация?

- Ускоренная, - буркнул Росс из-за стакана.

- И ты думаешь, он это съест? Там вообще-то хоть шрам остался?

- Вроде да.

- Жаль! – саркастично дернул головой Морган. – А то выдали бы за внезапно найденного брата-близнеца!

- А прежний брат? – заинтересовался Падалеки.

- Скопытился ночью, выбросили за внешний люк! – Капитан раздраженно подошел к кровати, разглядывая неуверенно улыбающегося Джареда. – Кстати, еще не поздно это провернуть.

- Хм. – Росс встал рядом, задумчиво вертя в руке стакан. – Думаешь?

- А что? Затемнить щиток…

- Народу-то много…

- По боковым коридорам…

- А техники?..

- А я прикажу не смотреть…

- Ну а потом-то?..

- Кто потом будет разбираться…

- Да вы что, свихнулись?!! – завопил Джаред, в ужасе отползая к стене под двумя испытующими взглядами. – Учтите, я буду драться!!!

- Зачем? – непонимающе моргнул Росс. – А… Не обращай внимания, это мы о том, чтобы спрятать тебя на «Россинанте».

Он отвернулся и пошел к столу налить еще сока. Падалеки возмущенно хватал ртом воздух.

- Нет, не получится, - с сожалением покачал головой Росс, возвращаясь. – У него такой рост, что незаметно пройти не удастся. Кто-нибудь да обратит внимание. А потом разговоры пойдут. Я уж не говорю о том, какие пойдут разговоры, если мы его волоком потащим.

- П-почему волоком? – снова насторожился Джаред.

- Чтоб не сопротивлялся, когда к люку завернем! – Росс закатил глаза и, вздохнув, терпеливо пояснил: – Волоком, чтобы рост скрыть. Ну, короче, не получится.

Морган уныло кивнул, соглашаясь. Джаред воспрянул духом.

- Слушайте, ну чего выдумывать? Давайте скажем правду!.. – Он споткнулся о два совершенно одинаковых ироничных взгляда. – Или не скажем… О! А давайте скажем, что у нас было экспериментальное секретное лекарство! Типа – новейшая разработка, на стадии испытаний, страшная тайна и всё такое!

Росс с Морганом сосредоточенно переглянулись.

- А что, это мысль… Допустим, ты всё еще «Глаз»… У тебя была с собой одна ампула на крайний случай…

- И я рискнул… - подхватил Росс, - не в силах смотреть на угасанье любимого…

Джаред поперхнулся и закашлялся, густо краснея. Стоящая перед ним парочка напряженно думала, не обращая внимания на страдания парня.

- Если я подтверждаю…

- По крайности, можно показать татуировку…

- Опять же – секретность…

- Он будет молчать.

Решительно кивнув друг другу, они перевели взгляды на багрового Падалеки.

- Ты как себя чувствуешь-то, жертва эксперимента?

Джаред задушено хрюкнул и упал в подушку.

- Покормить его надо, - глубокомысленно заметил Морган.

Доктор пришел примерно через час; за это время капитан успел вызвать по наручному комму бойца с очередным пакетом продуктов и с удовольствием позавтракать вместе с парнями, ехидно заметив, что, вообще-то, дело к полудню, и для него это уже обед. Услышав жалобу на отсутствие связи, он принес откуда-то бывший комм Росса, который с него сняли, когда связывали. Интерком по-прежнему не работал, но техники обещали к вечеру его починить. Чинить на базе нужно было многое, но не это являлось первоочередной задачей капитана. «Раптор» получил множество повреждений во время боя, и хотя все они были не критичными, но нырять на потрепанном корабле в гипер было опасно. Поэтому основные усилия сконцентрировали на восстановлении судна. Попивая чай, Морган отвел душу, жалея корабль и костеря на все лады «эту грёбаную «Зету».

Врач, как и ожидалось, был шокирован. Он провел полное обследование Джареда. Потом повторил. Кажется, он собирался идти и на третий заход, но отвлекся на сдавленное хихиканье из угла – Морган не выдержал. Вскоре капитан сильно пожалел о не вовремя проснувшемся чувстве юмора. Маленький доктор устроил им форменный допрос и чуть не избил Росса, когда тот отказался выдать тару из-под «лекарства». Через два часа временно отступивший, но ничуть не смирившийся доктор, яростно пыхтя, ушел обдумывать план мести. Замороченный до нервного тика Морган обложил в сердцах Росса и тоже сбежал, к более простым проблемам вроде раскуроченного истребителя. Закрыв за ним дверь, Росс немного побился об нее головой и, почти достигнув просветления, отправился принимать душ.

Когда он вышел, Джаред спал, измученный разговором не меньше остальных. Облегченно вздохнув, Росс повалился на кровать и какое-то время просто наслаждался тишиной. Затем плавно нырнул на другой уровень зрения. Коротко часто задышал, пережидая резанувшую острыми лезвиями боль. Как он и надеялся, в этот раз приступ был не таким сильным. Наконец, ему удалось сконцентрироваться, и он «обернулся», разглядывая самого себя. Перекрученные, разодранные и будто изжеванные жгуты нитей тускло и жалобно мерцали в верхней части шара. Да, работы тут… много. А ведь кроме починки хорошо бы выяснить, что все-таки хотел проделать Координатор, и – каким образом. Мало ли, что может пригодиться… Призрачно вздохнув, Росс подавил смутную тревогу и коснулся ближайших прядей. Возможно, у него получится не просто восстановить рисунок, но и сделать его прочнее?..

…Когда он вынырнул в реальность, Джаред всё еще спал. Росс повертел головой, внимательно прислушиваясь к себе. Ощущение было странным – лёгким, невесомым, каким-то… ни за что не цепляющимся. Чистым, словно после дождя, прошедшего сквозь него. И почему-то хотелось улыбаться. Просто так, ни о чём… Жизни.

 

***

Разбуженная, обновленная энергия не позволила ему сидеть на месте, и Росс решил прогуляться по базе. Он пошел было в сторону пресловутого кабинета, но воспоминания оказались слишком свежи, и он свернул на середине дороги, почувствовав, как накатывает волна мутной жути. Чёртов Координатор… Вместо кабинета Росс обошел пару контрольных центров, разглядывая дыры от пулеметных очередей и морщась от стоящего до сих пор запаха расплавленного пластика. По базе сновали люди, занятые то ли починкой, то ли разграблением, и Росс удивился, сколько у него появилось знакомых за последнее время. Улыбки, приветствия, вопросы сыпались со всех сторон, и оказалось – это не так уж страшно, даже немного приятно, что его помнят, им интересуются. Конечно, входя в помещение, он по-прежнему инстинктивно занимал место, оптимальное для начала атаки; конечно, он по-прежнему дергался, когда кто-то подходил со спины; но в какой-то момент он вдруг понял, что улыбается этим людям не для того, чтобы увеличить зону безопасности. Ему действительно хотелось улыбнуться в ответ.

Повернув обратно, он на полдороге встретился с Филом и Мигелем. Фил – странное дело – почти не изменился, впрочем, он всегда был худым и долговязым. Жизнерадостно облапав Росса, он похвастался перевязанным боком – оказалось, он принимал весьма активное участие в стычке пленных с охранниками – и поведал о том, что Росс стал легендой. Ошарашенный Росс с изумлением слушал о том, как он чуть ли не в одиночку пролетел полгалактики, голыми руками передушил всех недругов и (видимо, сияя нимбом) «отворил двери темницы». «Сияющий» бред начался, похоже, с подачи команды Уны, а Морган со старпомом подлили масла в огонь. Теперь Росс лучше понимал восторженные взгляды, преследующие его второй день. Подавив вспыхнувшую злость, он попытался было рассказать хотя бы часть правды, но Фил не стал слушать, замахав на него руками и убежденно заметив, что людям после таких испытаний просто необходимы красивые сказки, так что – «смирись». Смиряться Россу очень не хотелось, но скандалить тоже было глупо, и он про себя решил, что нужно попросту спрятаться на несколько дней, человеческая память коротка, и вскоре «легенду» забудут. Впрочем, набить морду Джеффу за такую подставу всё равно хотелось. Уж капитан-то мог в любой момент это остановить.

Мигель, в отличие от Фила, изменился довольно сильно, и не только внешне. Невысокий и стройный, с исхудавшим узким лицом, он производил впечатление хрупкой изящной статуэтки. Движения, раньше нервные, стали плавными и сдержанными, а глаза смотрели уверенно и гордо. Он молчал почти весь разговор, лишь иногда улыбаясь репликам Фила, и Росс уже начал опасаться, что испытания слишком сильно отразились на впечатлительном молодом человеке, но оказалось, что он волновался зря. Уже попрощавшись с парнями и уходя, он обернулся – и удивленно вздернул брови. Повернувшись к Мигелю, Фил что-то шепнул ему на ухо, потершись щекой о висок, и парень на мгновение прильнул к нему, вспыхнув ослепительной улыбкой. Похоже, у этих двоих всё было в порядке.

 Задумчиво улыбаясь странным переплетеньям судеб, Росс дошел до своей комнаты и прижал ладонь к сенсорной панели, открывая замок…

Джареда в комнате не было.

Мгновенная острая паника перехватила дыхание. Он даже не вспомнил, что замок перевел на себя. Метнулся к постели и, будто не веря глазам, отшвырнул одеяло. Обвел взглядом комнату, обжигаясь о пустоту. Нет, его нет, он пропал, он снова в опасности!.. Сердце отчаянно сжалось, срываясь в вой...

- Джаред!!!..

Дверь, еще одна дверь, мокрые волосы, блестящие испуганные глаза…

- Что? Что случилось?! Дженсен?!

Он рванулся к Джареду, обнял, схватил, прижал изо всех сил к себе. Зажмурился, сорвано выдохнув, слабея от облегчения… Здесь. Он здесь. Он рядом, живой…

- Дженсен… Я здесь… Что такое?.. – сдавленным тихим шепотом, тревогой в висок.

- Н-не… Не пропадай… – хрипло, будто под пыткой, самой запретной тайной…

…Лишь через несколько минут, когда успокоился бешеный стук пульса, когда в горле прошел комок и сознанье чуть прояснилось, Росс понял, что Джаред весь мокрый… и совершенно голый. Осознание нелепости ситуации стрелой прошибло с ног до головы.

- Хм… - Он кашлянул и выдавил полную чушь: - На улице дождь?

- Нет, ветер, - на автомате ответил Джаред и тихо хмыкнул, утыкаясь лицом в плечо. – Ты меня напугал.

- Это ты вспотел от испуга? – Росса несло, он просто не знал, что делать. Как отпустить Джареда, как на него смотреть.

- Я только что вылез из душа. Ты меня бросил тут одного. Немытого.

Похоже, Джаред тоже не очень хорошо соображал, и от этого стало немного легче. Коротко вздохнув, он слегка ослабил хватку, и Джаред тут же вцепился сильнее, обвивая руками шею Росса. Чисто инстинктивно, отзываясь на движение, Росс провел руками по обнаженной спине, притянул к себе за талию… Джаред задохнулся, внезапно задрожав, всхлипнул, запрокинул голову, вжимаясь в Росса… Перед глазами оказалась длинная шея, покрытая капельками воды, и Росс не удержался, впился в нее, прихватывая кожу зубами… Низкий, вибрирующий стон волной прокатился по телу. И вдруг накатило, понесло, пробило насквозь, горячей тяжестью ударило в пах…. Бархат кожи под пальцами, смешавшееся дыхание, странный, пронзительный жар в груди, бедра, вжатые в бедра Росса… И крик сквозь забивший уши гул крови…

…Они пришли в себя на полу в ванной – ошеломленные, обессиленные, оглушенные внезапным оргазмом. Сидящий на коленях Росс крепко прижимал к себе расплывшегося по нему, обхватившего длинными ногами и руками Джареда.

- Надо закрыть дверь… в комнату…

- А у нас дверь открыта?..

- Угу… Твои крики разносились на всю базу…

- Я больше не буду… - искристым, шипучим смущением.

- Будешь. – уверенным обещанием.

 

***

 

- Джаред… Джаред… Эй… Ты в порядке?..

- Да-аа…

- Ну наконец-то!.. Кажется, я оглох… И охрип.

- Дже-енсен… Это…

- Угу.

- Ты охренительно это делаешь!..

- Я знаю.

- А меня научишь?

- Я на это надеюсь.

- Росс, прекрати извиваться!

- Щекотно!

- А так?.. Да что ж такое!

- Ты делаешь это специально!

- Нет!

- Да!

- Нет!

- Д… Так, давай сюда свои руки!..

- Ты уверен?

- Да.

- Послушай, мы можем не торопиться…

- Дженсен, мы не торопились полгода! Давай.

- Ладно. Ты только рассла… Джаред?..

- Ну… я подготовился… мы вчера не… я думал – вдруг сегодня…

- О…

- Дженс?.. Нет! Не смей кончать прямо сейчас! Я не хочу больше ждать! Я столько думал об этом, я представлял, я уже на стенку лез, мозоли себе на руках натер, перечитал всё, что смог найти, ты слышишь меня, я убью тебя, я…

- Тшш… Тише, мой хороший… Всё будет так, как ты хочешь.

- Дженсен…

- Мм?..

- Дженсен, слушай, а когда ты понял, что я тебе нравлюсь? Ну, в смысле… я же тебе нравлюсь, да?

- Мм…

- Не спи! Ну, когда?

- …в парке…

- В парке?! Что? В каком еще… Дженс!

- Джаред, ну отстань, а? Вторые сутки почти не сплю…

- Ах, так? Ну, погоди!..

- Джаред. Что ты делаешь?

- Умм?..

- Прекрати.

- Угумм…

- Джаред, отстань. Я уже вообще ничего не могу, ты меня заездил совсем, я ног не чувствую… Ааа, зубы!!!.. Перестань сейчас же… Да, вот так… Еще… Да-а…

- Ну, видишь, всё ты чувствуешь!

- Какого…

- Руки! Продолжение банкета после рассказа о парке! Ну, давай, ты сможешь.

- Я-гулял-осенью-в-парке-видел-как-ты-отметелил-бандитов-а-потом-увел…

- Стоп!!! А теперь еще раз и внятно!

- Гад.

- Джаред, чем ты там шуршишь?

- Слушай, у нас продукты кончились.

- И, судя по шуршанию, только что.

- Ну, эмм… Есть хочется!

- Иди сюда.

- Да, я знаю, ты очень питательный, но хотелось бы чего-нибудь пожевать… Впрочем, если ты не возражаешь…

- Джаред. Нет. Только не прыгай. Нет! Стой!.. Мпф…

- Упс! Какая-то хлипкая кровать.

- Кхе… твою… афх…

- Ну, у нас есть еще запасная!

- У нас нет запасного меня!.. Оууу…

- Дженс… Ты тогда правда испугался, что меня нет?

- …Откуда это «Дженс»?

- Сложил «Дженсен» и «Росс». Не увиливай.

- …Правда.

- Но… Это ведь значит… что я всегда должен быть рядом с тобой, верно?.. Чтобы ты не волновался и всё такое… Потому что, ну, ты на людей бросаешься и вообще… Чтобы тебе спокойнее было… И еще… может быть…

- Да, Джаред. Да.

 

***

 

У них действительно кончились продукты. И чистая постель. И кровати. Последнее стало определяющим фактором того, что они открыли дверь на очередной стук. Потому что пол всё-таки был слишком жестким.

- Два дня!!! – Ворвавшийся Морган возмущенно сверкал глазами. – Два дня вы кормите меня отговорками по комму «унасвсёвпорядке»! Два дня вы неизвестно где неизвестно чем занимаетесь! Я, между прочим, ваш командир! Какого хрена… О-оо…

Ошарашено застыв посреди комнаты, капитан разглядывал поломанные кровати, разбросанное белье, смущенного Джареда, кутающегося в простынь. Росс, будто только очнувшись, свежим взглядом обвел помещение и прикусил губу, пытаясь скрыть ухмылку.

- Что-то случилось, Джефф?

- Э-мм… Да, я там хотел… обсудить… хм…

- Обсудить «хм»?

- Да… Ну вы даете, парни! – Морган изумленно повернулся к Россу. – Раньше вы как-то скромнее были!

Росс, стоящий в одних спортивных штанах, привалился голым плечом к стене, скрестил руки на груди и выразительно дернул бровью. У Моргана расширились глаза, он еще раз оглядел обоих парней, сверкающих свежими засосами и царапинами, и неверяще покачал головой.

- Да ладно!.. Что, ни разу?.. За все полгода?!..

- Вот! Я тоже считаю, что это дурость! – выпалил Джаред и густо покраснел под взглядом капитана, подтягивая простынь повыше.

- Джефф, у меня просьба, - вмешался Росс, оттягивая внимание на себя. – Можно, я пошарю на «Россинанте», там могла остаться наша одежда? Или где-то тут, на базе, может быть склад.

- Конечно, поищи. С «Россинанта», правда, местные ублюдки растащили всё, что понравилось, но если чего-то не окажется в каютах, то оно лежит где-то по комнатам, - рассеянно ответил Морган и вдруг ухмыльнулся, мельком глянув на Джареда. – Кстати, на «Россинанте» Андре, она уже несколько раз спрашивала, куда ты пропал. Волнуется.

Росс насмешливо прищурился.

- Спасибо, капитан, обязательно к ней зайду. Я знаю, что состояние навигаторш на ваших кораблях вы всегда держите под особым контролем.

Морган дернулся, оскаливаясь в ответной ухмылке.

- Угу. В общем так, Эклз. Приводи себя в порядок – кстати, проветрите тут, что ли – и подходи на «Россинант», он состыкован со шлюзом номер три, посмотришь по схеме. Нам надо, наконец, поговорить обо всём, в частности – о твоих дальнейших планах. Утром прибыли корабли КСОПа и, пока приземлялись, чуть не раздавили главное открытие дня – оказывается, недалеко от базы находился еще один корабль. Посмотришь съемки на месте, это… стоит посмотреть. Я очень хочу узнать, что из себя представлял этот твой Координатор.

- Корабль неземного происхождения? Вы смогли попасть внутрь? – сосредоточенно спросил Росс.

- …Техники над этим работают, - медленно произнес Морган, пристально всматриваясь в его лицо. – А ты можешь помочь?

- …Возможно.

- Та-ак… - Капитан буравил его взглядом, покусывая кончики усов. – Давай-ка для начала всё же поговорим. Мистер Эклз. Собирайся, я подожду.

- Джефф, не занимайся ерундой. Если я захочу уйти, ты меня не остановишь, - спокойно произнес Росс. – Но я не собираюсь исчезать, мне тоже надо с тобой поговорить. Поэтому давай встретимся у тебя через… скажем, час. Мне еще еду нужно раздобыть.

Напряженно подумав минуту, капитан отрывисто кивнул.

- Ладно. Жду тебя через час. Но если тебя не будет…. Лучше не опаздывай. – Оглянувшись на Джареда, он снова пристально посмотрел Россу в глаза, слегка шевельнул бровями и вышел из каюты.

Росс вздохнул, покачивая головой, закрыл дверь и пошел умываться.

- Слушай, - Джаред возник на пороге ванной, - а почему он тебя Эклзом называет?

Удивленный Росс оглянулся на голого парня – он ожидал другого вопроса.

- А как он должен меня называть?

- Ну, тогда на допросе… ты же, наверное, сказал свое имя?

- Чего я только не сказал… - пробормотал Росс, намазывая щеки эпилирующим гелем. – Это, видишь ли, традиция такая. Если допрос проводится не по правилам, да еще и доказывает невиновность, то все деликатно делают вид, что ничего и не было. Типа никто ничего не делал и не слышал. Тайна личности, всё такое.

- Довольно лицемерно.

- Ну, не скажи. Это мне пофиг, а большинству людей неприятно напоминание, что они вывернулись перед кем-то наизнанку, да еще не по своей воле.

- А тебе почему пофиг?

- Потому что я всё равно знаю, что они знают, а говорят ли об этом вслух – неважно. Кроме того, я же сам рассказал, еще на болиде, и, в общем, не собирался ничего скрывать.

- Тогда почему они просто тебя не выслушали?

- Джаред, ты себя хорошо чувствуешь? – Росс, опираясь об умывальник, посмотрел в зеркало на стоящего позади хмурого парня, разглядывающего его спину.

- Да, а что?

- Просто вопросы ты задаешь… неумные.

- Если я спрошу, простил ли ты капитана, это будет умный вопрос?

- Простил? – удивился Росс. – За что?

- Ты говоришь с ним так, будто ничего не было. И… он тоже. – По лицу Джареда скользнула тень отвращения. – Я думал, Морган другой.

- Морган такой, каким и должен быть, - жестко ответил Росс. – Он командир, который отвечает за доверившихся ему людей. Мне не за что его прощать. А тебе – тем более.

- Я… - Джаред тряхнул головой и отвел взгляд. – Просто… на тебе столько шрамов. Я… как-то не обращал внимания…

- А сейчас обратил? – Росс усмехнулся. – Ну да, здесь свет поярче. Не волнуйся, эти шрамы не от допроса адмиралов.

- Расскажешь… когда-нибудь?

- Нет.

Росс наклонился, смывая гель вместе со щетиной, потом почистил зубы и, стянув штаны, забрался в душ.

Когда он вышел, Джаред с охапкой каких-то тряпок юркнул мимо и захлопнул дверь ванной. Пожав плечами, Росс неторопливо оделся, врубил на полную вентиляцию и собрал в большой куль все простыни.

- Я пошел! – крикнул он, и тут дверь открылась.

Росс выронил узел с бельем и склонил набок голову, прикусывая губу.

- Хм. Смелое решение.

Джаред стоял на пороге ванной в Россовой одежде. Впрочем, не совсем Россовой, в той, что нашел старпом. Светло-голубая футболка в обтяжку заканчивалась выше пупка и светилась переливающимся монстром на груди. Низко на бедрах сидели рабочие брюки черного цвета со множеством карманов. Очень низко на бедрах. Белья под ними определенно не было.

Джаред медленно заливался краской под потемневшим, оценивающим взглядом.

- Ну? – нервно спросил он. – Только не говори, что тебе не нравится! – и он кивнул головой на явное свидетельство интереса, пытавшееся прорвать штаны Росса.

- Почему же, очень нравится, - хрипло пробормотал Росс, переступая с ноги на ногу. – Вот только, боюсь, до Моргана мы не дойдем. Я буду заваливать тебя на каждой подходящей поверхности.

Джаред покраснел еще больше и с ухмылкой вильнул бедрами. Судорожно втянув воздух, Росс шагнул к нему и дрожащими пальцами начал расстегивать чёртовы брюки…

 

***

 

К Моргану они, естественно, опоздали. Росс, не моргнув глазом, соврал в комм, что они ищут свою одежду, и это, кстати, почти соответствовало истине – Джаред как раз рылся на полке, пытаясь найти замену нещадно порванному монстрическому привету от старпома. Он наотрез отказался оставаться в комнате, так и не сказав ни слова о «волнующейся навигаторше», но твердо намеренный не отходить от Росса ни на шаг. В конце концов, остановившись на рубашке, на которой закатал короткие ему рукава, и подтянув брюки повыше, он стал выглядеть чуть более прилично, хотя торчащие теперь щиколотки и босые ноги привлекали настороженные взгляды встреченных по дороге людей.

К «Россинанту» пришлось идти чуть ли не через всю базу. Посмотрев на схеме расположение хозблока, Росс мысленно плюнул и закинул куль с простынями в ближайшую пустую комнату. Джаред, кажется, этого даже не заметил, поглощенный усилиями выровнять походку и разглядыванием потрепанной базы. Наплыв мародеров уже иссяк, в основном по коридорам сновали техники, не принимавшие непосредственного участия в заварушке, а потому возгласов «О, привет, Дженсен!» к облегчению Росса было немного. Возле шлюза номер три дежурили незнакомые бойцы, видимо, из состава прибывших кораблей. Услышав фамилию «Эклз», они с неторопливым достоинством послали запрос на вход и принялись сверлить Росса ревниво-любопытными взглядами. Тот незаметно тяжело вздохнул и, сунув руки в карманы, уставился в ответ. Выразительное молчание, заполнившее шлюз, заставило Джареда нервно пошлепать босыми ногами по полу; он прокашлялся и с нарочитым дружелюбием начал было произносить какую-то фразу, но тут клацнул комм на руке у бойца, и они торопливо открыли люк перехода на «Россинант».

- Сколько я был в отключке? – озадаченно спросил Падалеки, шагая по знакомому коридору корабля.

- Два дня, а что?

- Да так. Похоже, я кое-что пропустил.

- Ничего существенного.

- Угу. – Джаред задумчиво покосился на раздраженного Росса и едва заметно усмехнулся.

В каюту Росса они заглянули мимоходом и ожидаемо обнаружили пустые полки, впрочем, у него почти не было с собой вещей. Джареду повезло больше, вероятно благодаря росту. Разбросанная и перекрученная одежда валялась по всей каюте, но это не помешало ему радостно подхватить и надеть первые попавшиеся вещи, с особым наслаждением натягивая башмаки.

- Знаешь, а я в детстве любил по газону босиком бегать, - заметил он с улыбкой, притоптывая на месте. – Трава так забавно колется. А ты?

- Нет.

- «Нет» в смысле «не любил» или «не пробовал»?

- Открытые стопы уязвимы для воздействий.

Улыбка сползла с лица Джареда, он шагнул ближе и осторожно взял Росса за руку.

- Когда вернемся на Землю, я отведу тебя в парк. Возьмем одеяла, побольше еды и гранатомёт.

Росс насмешливо вскинул брови.

- Гранатомёт?

- Ты будешь в безопасности со мной. Обещаю, - негромко сказал Джаред.

Росс замер на мгновение, что-то остро кольнуло в груди. Неловко дёрнув плечами, он отвел глаза и криво усмехнулся.

- Нас ждет капитан.

- Подождёт, - шепнул Джаред и, наклонив голову, мягко коснулся губ Росса своими губами…

Через полчаса повеселевший Джаред и несколько ошарашенный напором Росс добрались-таки до каюты Моргана. Капитан отмахнулся от придумываемых на ходу оправданий, деловито прочел матерную лекцию о субординации и бросил в Росса нетбуком со съемками территории вокруг базы.

- Ознакомься.

На черно-сером экране проплывали острые, изломанные контуры скал. Равнодушные звёзды бесстрашно сияли в черном провале неба. И камера испуганно жалась к земле, будто пытаясь найти в ней защиту и опору, обманчивую надёжность среди беспощадной пустоты.

База находилась внутри астероида, лишь один раз на экране промелькнул осколок неестественно ровного купола – разваленный бункер ПВО с зеркальной бликующей крышей. Падалеки довольно хмыкнул, спросил, не отрываясь от экрана:

- Кэп, а они долго продержались?

Морган поднял взгляд от каких-то документов на столе, непонимающе моргнул, затем расплылся в улыбке.

- Наши истребители хорошо отработали по местности. Вот с крейсером наверху мы долго возились, крепкий корабль был. А на поверхности с отключенной защитой особых проблем не возникло.

- С отключенной защитой?.. – Джаред удивленно повернулся к капитану.

- Ну да. – Морган откинулся в кресле, недоуменно склонив голову набок. – Я так понял, что вы вдвоем были, когда ломали их систему перед штурмом?

- Эмм… - Скованно кивнув, Падалеки снова уставился в нетбук, предпочитая не углубляться в рассказ о шипении Росса в ответ на любой вопрос Джареда во время осмотра базы.

Росс пропустил диалог мимо ушей. Крепко сжав губы, он напряженно вглядывался в подрагивающее изображение на экране. Ровная, очищенная от скального мусора площадка, окруженная валунами. Прожекторы, установленные по периметру, резкими лучами словно пригвоздили к поверхности странную, угловатую конструкцию, возвышающуюся в центре. Она напоминала вытянутую, штопором закрученную пирамиду с невероятно острыми гранями, беспощадно резавшими лучи света. Представив, как эта штука ввинчивается в пространство, Росс невольно поёжился.

- Ого. – Впечатленный Джаред тоже передернул плечами. – Это корабль? Вы уверены? Может, это аппарат для бурения скважин или… не знаю… памятник местному психу?

- Думаю, что… - начал Морган, но Росс его перебил.

- Это корабль, - уверенно бросил он.

Немного помолчав, но так и не дождавшись пояснений, Морган раздраженно стукнул ладонью по столу.

- Эклз, пределы моего терпения почти достигнуты.

С неохотой оторвавшись от экрана, Росс встал и переставил свой стул ближе к столу капитана. Облокотившись на столешницу, потер ладонью лоб.

- Так… Насколько я понял, внутрь вы еще не проникли? Почему?

- Силовое поле мешает техникам толком просканировать внутренние помещения в поисках выключателя, - автоматически отозвался Морган в ответ на требовательный тон, но тут же досадливо поморщился. – Эклз, какого чёрта?! Мне что – станцевать перед тобой голым, чтобы ты начал отвечать на вопросы?! Я жду твоего доклада о Координаторе!

- Неплохой вариант, - задумчиво сказал Росс, углубленный в собственные мысли.

- Какой вариант? – нахмурился Морган.

- Станцевать голым.

Под сдавленное хихиканье Падалеки побагровевший капитан уперся руками в стол и на одном выдохе так грязно обложил Росса, что тот невольно очнулся.

- Всё, всё! – он выставил ладони, выпрямляясь на стуле. – Был неправ. Прости, Джефф. Просто тут… в общем, хреново всё. Думать надо. Слушай.

И, наплевав на все свои тайны, он подробно рассказал о встрече с Координатором, о расе Чужих и их связи с аталанами, о планах по захвату Федерации. О своём предполагаемом происхождении и своих способностях. О мире цветных нитей, недоступном для людей, но ставшим уже родным для Росса. И о засекреченных файлах, выкраденных с сервера корпорации, где помимо сведений о детстве Росса и его матери прямым текстом сообщалось о несхожести его ДНК с человеческой.

- Вот так. – Он сплетал и расплетал пальцы, бесстрастно уставившись на свои руки и стараясь не встречаться ни с кем взглядом. – В принципе, это неважно, по сравнению с остальным. Но это то, что я могу доказать в любой момент. Собственно, достаточно снять отпечатки, там какие-то звёзды в Дельте, которых у людей не бывает – ну, во всяком случае, так в файлах написано. А значит – история с Чужими не выдумка. Если здесь не хватит доказательств, я могу быть живой уликой. И я смогу проникнуть на этот корабль. Нам надо убедить Совет Федерации действовать, и действовать быстро. Потому что Чужие уже в пути.

Он замолчал, сцепив руки в замок, по-прежнему не поднимая глаз. Тишина пронзительным сквозняком била по нервам. Он вздрогнул, когда с места капитана раздался шорох.

- Ты понимаешь, что, когда об этом узнают, тебя больше не выпустят? – голос капитана звучал механически ровно.

Росс, наконец, поднял голову и прямо взглянул ему в глаза.

- Понимаю.

Морган пристально смотрел на него, на скулах ходили желваки. Взгляд почему-то был откровенно злым, хотя Росс ожидал отвращения пополам со страхом. Наконец капитан тяжело вздохнул и устало покачал головой.

- Ну что за год, а? Не одна хрень, так другая, - пожаловался он и задумчиво побарабанил пальцами по столу. – Ладно, давай думать. У нас есть труп этого Координатора, некоторые странные приборы из кабинета и корабль. Кусок Координатора… нет, лучше полностью – можно отправить на Землю, туда же приборы. Круто было бы и корабль пригнать, но это уже вызовет много лишних вопросов, нам и так придется придумать объяснение, каким образом мы его открыли…

- Мы?.. – Непонимающим, неверящим взглядом Росс уставился на Моргана, кажется, забыв, как дышать.

- Что?! – Морган раздраженно выпрямился, выпячивая подбородок. – Падалеки, приведи в чувство своего партнера, мне нужны его мозги!

Медленно, неловко ссутулившись, Росс обернулся и, сжавшись, заставил себя взглянуть на Джареда. Он не ждал понимания, не ждал прощения… Не ждал тепла.

- Капитан не сдаёт своих. – Сияющая улыбка Джареда сказала больше всех возможных слов. – Мы не сдаём.

 

***

Они просидели в кабинете недолго – ошеломленный нежданным спасением Росс всё искал подвох и никак не мог сосредоточиться, а капитан жаждал взглянуть на внутренности чужого корабля. Лёгкость, с которой Морган принял информацию о нашествии Чужих, объяснилась просто: он не поверил. Нет, не рассказу Росса, скорее, тому, что выдал Координатор.

- Ну чего ради он бы с тобой откровенничал?! – кипятился Морган. – Никто не будет говорить о своих военных планах с врагом! В наступательных операциях главный элемент успеха – эффект неожиданности. Да понял я, понял, что он тебя всерьез не воспринимал, что они в принципе не рассматривают человечество как угрозу! – Капитан фыркнул. – Но с этим выводом они погорячились. И в любом случае – не стал бы он говорить всю правду. Он явно старался запугать.

- Погоди, Джефф. – Замороченный Росс помассировал пальцами виски. – Конечно, он запугивал. И наверняка недоговаривал. Но – он не врал. Поверь, я могу определять такие вещи.

- Вероятно, можешь. С людьми. А с Чужими?

Росс уверенно кивнул вначале, потом замер, глядя в никуда, и неопределенно пожал плечами. С Натс он был практически убежден, что та, по крайней мере, верит в свои слова-мысли, но он и общался с ней долго. С Координатором же контакт был коротким…

- Ну вот, ты сам сомневаешься. О том и речь. – Морган довольно расправил плечи и покрутил головой, сбрасывая напряжение с шеи. – Думаю, время на подготовку встречи у нас есть. Это если она вообще состоится.

Росс сомневался. Сомневался в своих ощущениях, сомневался в наличии времени. Сомневался в себе самом. Он вдруг почувствовал себя зыбкой ветошью, трепыхающейся на ветру. Почти лишенной опоры, нелепой и беззащитной. Слишком много всего, слишком высоки ставки. Ему нужно собраться, нужно взглянуть дальше, нужно решить… Ему нужен был перерыв. Хотя бы ненадолго.

Выдавив жалкое подобие улыбки, Росс снова пожал плечами.

- Может ты и прав. Знаешь что, мне кажется, стоит всё-таки пошарить на том корабле, возможно, там будут какие-то ответы. А уж потом составим план дальнейших действий.

- Да я только за! – Капитан ухмыльнулся. – Мне эта пирамида весь день покоя не дает. Ты уверен, что сможешь войти?.. Впрочем, попробовать в любом случае стоит. Свяжись по комму с Янссон, она должна знать, где твой скафандр. Координаты места я тебе сейчас скину. Там техники, обязательно всё заснимете… Хм. А ведь техников по-хорошему оттуда убрать бы надо. Как мы им вообще объясним внезапно вскрытый корабль?.. Вот чёрт. С твоим шаманством одни проблемы!

- Я могу взять камеру! – обрадовано вскинулся Джаред. – Всё подробно сниму, честно! А с объяснениями – у нас же есть уже сработавшая легенда про «Глаза»! И техникам можно впарить… выдать версию о секретном новейшем приборе!

- По крайней мере, последовательно, - кисло скривился Морган. – Я от врача по всему кораблю бегаю, теперь и от инженера буду. Кстати, раз такое дело, то зайдите потом в технический блок, там приборы, изъятые в кабинете. Один – явно оружие, был у трупа в руке зажат; второй, закрепленный на поясе – миниатюрный генератор силового поля, техники с ним быстро разобрались, теперь вся инженерная служба писает кипятком от счастья. – Он закатил глаза, покачивая головой, впрочем, не слишком огорченно. – А вот два оставшихся – загадка. Может, ты до чего-то додумаешься. Между прочим, ты рассказывал об этих… аталанах, о ментальном управлении энергиями… Может, всё проще? Допустим, они более развиты технически, у той телепатки тоже был такой генератор, а об остальном она наплела сказок?

Росс прикрыл глаза, вспоминая ощущение гибкого тела в своих объятьях.

- Нет. Не было у нее ничего. Я её полностью… обыскал.

- Что, и аталанку тоже?! – Брови Моргана изумленно поползли вверх. – Слушай, при такой насыщенной жизни когда ты успеваешь делом заниматься?

- В промежутках, - сухо отозвался Росс, косясь на гневно выпрямившегося Джареда.

- Ну-ну. – Капитан небрежно спрятал ухмылку в усах. – Командор Уна сегодня настойчиво интересовалась твоим самочувствием и местопребыванием. Как командир группы, разумеется.

- Разумеется, - прорычал Росс.

- Угу. Вот и доложишь. Заодно. – У Моргана хватило совести на этом остановиться, хотя глаза блестели непроизнесенным.

- Я могу быть свободен? – сквозь зубы процедил Росс.

- Да куда уж больше, - едва сдерживая смех, пробормотал капитан. – Идите. Я дам команду убрать техников с площадки. После операции – сразу ко мне с докладом. – И он кивком указал на дверь.

Выскочив в коридор, Джаред яростно пнул противоположную стену и, сжав кулаки, зашагал в направлении своей каюты. Росс рванул было за ним, но внезапно остановился и тяжело потер ладонью лоб. Он ведь хотел перерыв, хотел остаться один – так вот оно, пожалуйста. Пользуйся, пока дают. Угрюмо скривившись, он с силой прижал пальцем дёргающуюся под глазом жилку и повернул в другую сторону.

В каюте, первым делом перепрограммировав замок, он заперся и ничком упал на койку. Тишина давила виски вопросами, шелестела отголосками разговора, тикала уходящими секундами. Совсем скоро нужно будет улетать с астероида. Куда?.. Он наивно считал, что получит здесь все ответы, что история здесь закончится, и можно будет просто… жить. Что его все забудут, а главное – что он сможет забыть. Закрыть этот файл и стереть к чёртовой матери, вместе с аталанами, адмиралами и агентом Россом, личный номер 17-12. Теперь, после смерти Координатора, это стало вполне возможно… и абсолютно недостижимо. Он вдруг понял это сегодня утром, когда разглядывал спящего Джареда и представлял себе, как заберет его на Землю, в какую-нибудь треклятую глушь, и они поселятся там – совсем одни – без вечных приказов и погонь, без хитроумных планов и переломанных костей, без масок и недомолвок. Будут просто летать на флаере, спорить до хрипоты над книгами и встречать лохматое солнце после жаркой, бесстыдной ночи… Он всё рисовал в голове эти сцены, раскрашивал их яркими мазками, создавал галерею своей заветной мечты… А потом, бросив последний взгляд, вышел и тихо прикрыл в галерею дверь. Этого не случится. Он просто не сможет выкрасть у жизни секунды счастья, зная, что где-то вверху умирают люди. Хорошие люди, от которых он просто сбежит. Которых он бросит, как бросил людей с «Россинанта».

«Почему я?» - этот вопрос болезненно ныл в груди, жгучим песком осыпался в глазах, душил гневным отчаяньем. Почему меня не оставят в покое, почему мне нужно во всём разбираться, почему я должен что-то решать?! Почему нельзя просто спрятаться, и пусть разбираются сами, ведь как-нибудь наверняка разберутся?! Почему Морган, умнейший Морган, не видит того, что так ясно видится мне? Почему этот чёртов Морган не закрыл меня в чёртовом карцере – ведь так было бы много проще, не пришлось бы ничего делать?.. А если я ошибусь, если пойду неверной дорогой, если снова подставлю вместо себя других?.. Почему, чёрт возьми, так скрутился, запутался этот клубок?! Нет корпорации, нет куратора, нет обязательств… и никогда еще не было так мало свободы. Почему?!..

А память, коварная память, вдруг вспыхнула давней картиной. Знакомая комната «Либерти», «словно домой вернулись». И мудрые, так много повидавшие глаза старого адмирала. «Иногда получается так – всё зависит от одного. Как сейчас – от тебя. Потому что – ты отвечаешь за всех. Так уж сложилось. …И если ты запутаешься, если нужна будет помощь, помни – ответы есть не только в голове. Они есть и в сердце. И эти ответы порою верней».

…В тишине пустой комнаты ровно гудел вентилятор. В голове у Росса было так же пусто, словно порывом свежего ветра выдуло лишние мысли. Все сомнения, злость, вина – всё, что копилось в нём целых полгода и чуть не сломало за полчаса – ушли, будто вода в песок. А внутри поселилось, росло, набирало силу странное, незнакомое прежде чувство. Даже не вера, нет. Он просто знал. Знал, что будет делать, знал, что должен делать. И – да поможет ему мироздание.

Так уж сложилось.

 

***

 

Когда раздался стук в дверь, Росс умывался. За неимением полотенца он воспользовался рукавом и, смахнув с лица воду, шлепнул по панели замка.

- День кончается, мы идём наружу или нет? – Хмурый Джаред торчал на пороге, глядя исподлобья и явно ощущая неловкость.

- Да, сейчас идём, - кивнул Росс и, протерев пальцами мокрый экран комма, нашел позывной Янссон. Замигал сигнал вызова.

- На связи, - раздался чистый голос Уны.

- Здесь Эклз. Добрый день, командор.

- Вечер. Я слушаю.

- По распоряжению капитана Моргана мы выходим на поверхность. Нужны скафандры. Для меня и Падалеки.

- Подходите на третью палубу «Раптора». Склад номер шесть, рядом с лабиринтом.

- Понял. Отбой.

- Отбой.

Росс отключил связь и, подняв голову, наткнулся на странный, изучающий взгляд Джареда.

- Пошли искать «Раптор». – Росс улыбнулся, выходя в коридор.

- Всё нормально? – напряженно спросил Падалеки.

- Да. А что? – Закрыв дверь каюты, он удивленно обернулся.

- Ты… У тебя глаза красные.

- А. Рыдал над своей загубленной жизнью, - легко усмехнулся Росс.

- Ну да. Конечно. – Джаред раздраженно отвернулся и пошел к переходу на базу.

Караульные на выходе подсказали им место стыковки «Раптора». Склад долго искать не пришлось – Уна ждала их в коридоре, деловито сцепив руки за спиной и прохаживаясь вдоль стены. Увидев Росса, она остановилась и насмешливо склонила голову набок.

- Ну, всё прошло успешно?

- Что? – опешил Росс.

- Я так и думала, - ухмыльнулась Уна. – Морган пытался скормить мне тухлятину про какое-то спецзадание, на котором ты застрял. По глазам было видно, что врёт. Так куда ты пропал на самом деле? Я спрашивала у Шельмана, тот буркнул под нос ругательства и убежал. А ведь милейший человек обычно! Впрочем, ничего нового, ты умеешь производить впечатление. – Уна расхохоталась и вдруг порывисто обняла Росса, чуть не приподняв его над полом. – Чертяка психованный! – интимно мурлыкнула она ему в ухо и, резко отпустив, небрежно оправила форму, насмешливо глядя на отдувающегося Росса.

- И кто из нас психованный?.. – буркнул он, проверяя, целы ли рёбра. – Я не понял, у кого ты спрашивала?

- У нашего врача. Ну, того, который тебя из психоза выводил.

- Спасибо, Янссон, ты – сама деликатность.

- А что такого? Ребята все прекрасно поняли, волновались за тебя сильно, да ты и сам видел… - она остановилась, переводя взгляд на Джареда. – Ты что, ему не рассказал?

- Нет. Он мне не рассказал. – Голос Джареда стыл холодной яростью.

- Ну, это ты зря. – Уна посерьезнела, вновь глядя на Росса. – Это не мелочь, о таком надо знать, тем более – человеку, который почти всегда рядом. Он имеет право решать, нужны ли ему такие проблемы под боком.

- Ты права. Я не подумал об этом, - мягко произнёс Росс, кивая. – Мы… поговорим после задания. А теперь, - он усмехнулся, - будь паинькой и выдай нам скафандры, иначе грозный капитан открутит нам все выступающие части тела.

- Это была бы трагедия! – фыркнула Уна и исчезла в глубине склада.

Развернувшись, Росс сунул руки в карманы и прислонился к стене, готовясь встретить бурю. Парень стоял посреди коридора и из последних сил сдерживался. На полыхавшем от гнева лице ярким росчерком выделялась светлая полоска шрама.

- Какого чёрта?! – прошипел Джаред.

- Я… расстроился, когда тебя ранили. Врач вколол мне успокоительное… с помощью бойцов. Когда я пришел в себя, то ничего не помнил. Мне сказали, что я был опасен, и… Вероятно, такое может случиться снова. Тебе действительно стоит подумать, насколько оправдан риск.

Гнев Джареда немного угас под напором спокойного голоса Росса. Закрыв глаза, он сделал порывистый вдох и медленно, неровно выдохнул, разжимая кулаки. А потом решительно шагнул вперед и навис над Россом, упирая ладони в стену.

- Почему ты мне не сказал? – негромко спросил он, требовательно глядя в глаза.

- Потому что дурак? – предложил версию Росс, но Джаред не улыбнулся.

- Это слишком личное, да? Ты мне не доверяешь?

Росс на мгновение прикрыл глаза, скрывая вспышку запоздалой горечи.

- Ну какое личное? Там было человек десять. Которые потом всем растрепали… Чёрт.

- Ага, - зло подтвердил Падалеки. – Вот именно. Об этом знают все, кроме меня. И здесь не тот случай, когда быть исключением приятно. – Он снова тяжело вздохнул, опуская голову, немного помолчал. – Дженсен… Дженс. Мне показалось, что у нас… что мы… Что теперь будет по-другому.

Он поднял глаза и расстроено посмотрел в лицо Росса. Первый из множества взглядов, которые будут ждать от него ответов.

Росс мягко положил руки ему на пояс, улыбнулся дрогнувшими губами.

- Будет по-другому. Да. Но легче не будет, Джаред. Подумай, нужно ли тебе это.

Они замерли, глядя друг другу в глаза. Решая. Решаясь. Кладя на чаши весов свою веру и свою жизнь.

- Я хочу попробовать, Дженсен. У нас должно получиться.

И Джаред, не дожидаясь ответа, уверенно и сильно его поцеловал.

…Со склада раздались грохот и чертыханья – видимо, Янссон обо что-то споткнулась. Через пару минут она вывалилась в коридор, держа в руках два скафандра, и насмешливо фыркнула, останавливаясь возле едва оторвавшихся друг от друга парней.

- Ага, теперь я вижу расстановку сил! – она кивнула на прижатого к стене Росса и рамку из длинных рук Джареда. – Что, парнишка держит тебя на коротком поводке?

- Ты и представить не можешь, - с жалобной покорностью вздохнул Росс.

- Одобряю! – Уна выронила под ноги скафандры и хлопнула Джареда по плечу. – Этого психа без присмотра оставлять нельзя!

Джаред изобразил смущение и неохотно отодвинулся.

- Так, - продолжила Уна, - забирайте своё барахло, после вернете сюда же. Я склад запираю, свяжетесь потом. Не представляю, что за дела у вас двоих могут быть снаружи, но любопытство гложет. Эклз, это намёк. Не сегодня – так завтра… Кстати, о завтра! Ребята хотят посидеть, отметить окончание операции. А завтра у нас, возможно, последний свободный день. Ты сегодня говорил с Морганом, новостей об отлёте не слышал?

Росс задумчиво кивнул, наблюдая за собиравшим костюмы парнем.

- Завтра еще здесь. Дальше пока не решили. Но времени будет немного.

Уна остро взглянула в его лицо.

- Похоже, нас ждут веселые деньки?

- Ждут, - твердо кивнул Росс.

- Оперативка?

- Если и будет, то не сейчас.

- Если?.. – она удивленно нахмурилась.

- Скорее будут приказы без объяснений. Уна, если бы мог – рассказал больше. Но… я тебя попрошу об одном. Когда всё начнется – пожалуйста, не лезь в самое пекло. Я не хочу тебя потерять.

Он протянул руку и отбросил с её лица заблудившуюся светлую прядку. Джаред молча стоял рядом, серьезно глядя на них.

- Да, умеешь ты нагнать жути, - усмехнулась одними губами Уна. – Но… я поняла. Буду пока молчать и… буду осторожна. Мне ребят сберечь надо. Спасибо за предупреждение. – Она запнулась на секунду, перевела взгляд на Джареда. – Знаю, его предупреждать бесполезно. Ты позаботься о нём, пилот.

Джаред отрывисто, напряженно кивнул.

- Я постараюсь. Очень.

Улыбнувшись, Росс расправил плечи, мельком взглянув на часы.

- Так, дамы и господа. На этом брифинг, посвященный мне, любимому, можно считать закрытым. Джаред, нам чрезвычайно пора. Командор Янссон, сэр, разрешите откланяться.

- Остряк, - буркнула Уна, невольно улыбаясь. – Ладно, идите. Да, завтра вечером – обязательно к нам. Оправдания отсутствия отсутствуют.

- Круто, - выгнул бровь Росс. – А ты можешь сказать это три раза подряд?

Проходящая мимо Уна заехала ему локтем в живот.

 

***

 

Спятившими кометами они промчались по коридорам базы и обоих кораблей; суетливо и громогласно выдернули техников с их заслуженного отдыха, чтобы забрать камеру и коряво научиться ею пользоваться; получили нагоняй от Вернера за незнание распорядка дежурств по шлюзам и общую придурковатость; нашли, наконец, вахтенного с картой доступа и ввалились в шлюз, бросая на пол скафандры в попытке их как-то расправить. Запаленный Джаред выдернул из своего скафандра термоизолирующую поддёву и тут же запутался в ней, чуть не навернувшись всеми двумя метрами роста – как раз бы заполнил пространство от люка до люка. Росс посмотрел на него, кусая губы, но всё же не выдержал и расхохотался, сползая на пол по стене. Несколько обиженный своеобразным проявлением сочувствия от друга, Падалеки шмыгнул носом и аккуратно уселся на откидное сиденье напротив.

- Ну и чего ты ржёшь?

- Я вот думаю, - Росс вытер глаза, облегчённо-устало вздыхая, - а чего мы, собственно, так спешим?

- Открученные части тела, - любезно напомнил Джаред.

- Морган наверняка уже спать ушел, так что пофиг.

Падалеки взглянул на комм, с сомнением покачал головой.

- Девять часов. Как раз заканчивает составлять длинный список подходящих к случаю изуверств.

Росс лениво улыбнулся, глядя на снова берущегося за термопластик Джареда. Тот встряхнул поддёву и начал натягивать её на ботинки, периодически заправляя за уши лезущие в глаза волосы. Надев костюм до бёдер, он внезапно остановился и взглянул на Росса.

- Я знаю, куда мы завтра пойдём.

- В столовую, - мечтательно вздохнул Росс.

Джаред выпрямился.

- Ты не поел?

- Забыл. – Он с усмешкой пожал плечами.

- Придурок, - нахмурился Падалеки. – А я…

- Как рагу?

Глаза Джареда изумленно округлились.

- Ты что, за мной следил?!

- Прилепил «жучок» на одежду.

Минут пять Росс наслаждался бесплатным представлением «Отчаянные поиски несуществующего», потом Джаред заметил его трясущиеся плечи и взревел раненым урсом. Помешала расправе только путающая ноги поддёва. Шлёпнувшись обратно на сиденье, раскрасневшийся Джаред с вызовом уставился на Росса.

- Я тебя ненавижу!

Росс со всхлипом кивнул, потирая ноющие от смеха рёбра.

- Если ты не объяснишь всё прямо сейчас, я…

- Пятно.

- Что?..

- У тебя свежее пятно от соуса на рубашке, а я хорошо знаю всё, что готовит Сабир.

Взглянув себе на грудь, Падалеки поскрёб пятно ногтями и обескуражено вздохнул.

- Ты слишком много видишь.

Росс моргнул и почесал лоб, скрывая дернувшуюся под глазом жилку.

- Угу. Так куда мы завтра пойдём? К Уне?

- Не-а. То есть, к Уне мы тоже пойдём. Но сначала – мы пойдем стричься! – и он победно вздернул подбородок, словно только что осчастливил человечество гениальным изобретением.

Росс фыркнул, с удовольствием разглядывая лохматые пряди каштановых волос.

- Жалко. У тебя уже вон как отросли, можно в хвост завязывать. Ну, как – хвост… Хвостик. Куцый такой.

- Сам ты куцый! – оскорбился Джаред, отбрасывая рукой густую тёмную волну. – Надоели они мне, всё время в рот лезут. Слушай, а почему у тебя не такие длинные?

- А я стригся на «Россинанте» по дороге с Сучки. – Он нахально дёрнул бровями, глядя на возмущенно вытянувшееся лицо Джареда. – Там один стюард так подрабатывает. Возится, правда, долго, но зато какой сервис! И помоет, и посушит, и погладит…

- И оближет, - сквозь зубы продолжил Джаред. – Слушай, Росс, на тебя у всех стояк, или это дорожное?

- У всех, - скорчил скорбную физиономию Росс. Выдержал многозначительную паузу и рассмеялся. – Не парься, каких-нибудь двадцать лет – и это пройдёт.

- Думаешь? – с сомнением прищурился Джаред. – Скорее уж семьдесят. Вот тогда ты станешь дряхлым старикашкой и будешь возбуждать только дорожный патруль своими нелепыми зигзагами на флаере!

- Ранил в самое сердце, жестокий! – пафосно изрёк Росс и подтянул к себе скафандр. – А что будешь делать через семьдесят лет ты? – спросил он, неторопливо одеваясь.

- Выплачивать за тебя штрафы патрулю, - тихо произнёс Джаред и коротко улыбнулся замершему Россу. – Не тормози, надо, наконец, выйти да откупорить ту гребаную пирамиду.

Снаружи стыл неподвижностью безразличный разлапистый космос. Они на минуту остановились возле шлюза, выравнивая сбившееся дыхание, как все, кто выходил в открытый космос нечасто. Требовалось время, чтобы преодолеть ощущение своей неуместности и ничтожности перед этой сверкающей бездной. Росс заново проверил координаты входа и площадки, махнул рукой куда-то влево и пристроился сбоку от Джареда, искоса наблюдая его неуклюжую балансировку.

- Который раз? – неопределенно спросил он, нажав подбородком клавишу связи.

- Третий. – Джаред понял вопрос и сверкнул восторженной улыбкой сквозь пластик шлема. – Первый раз – с родителями после окончания школы летали на Марс, там экскурсия была.

- «Каменные сады»?

- Ага! Шикарное место, такое жутковато-красивое. Я бы еще раз съездил! – Парень радостно кивнул и, слишком сильно прыгнув, взлетел на пару метров вверх. – О-о!

- Не двигайся! – резко скомандовал Росс.

Перестав размахивать руками, Джаред постепенно опустился на поверхность и вцепился в ближайший камень.

- …! – поделился он впечатлениями, забыв активировать связь, впрочем, догадаться было несложно.

- Всё нормально, - спокойно сказал Росс, подходя ближе. – Больше согни колени и делай прыжки короче.

- Да я знаю. На симуляторах в Академии отрабатывали. Но там как-то… проще было. – С извиняющейся улыбкой он, кажется, пожал плечами и более сноровисто двинулся дальше. – А у тебя который раз?

- Не знаю, не считал. Наверное, около двадцати.

- В «Каменных садах» был?

- Да, - коротко ответил Росс.

Он был на Марсе давно. Одно из «особых» заданий корпорации. Большой особняк садиста-губернатора Марса, его избалованная манерная жена, месяц слежки и шпионажа среди чёрного ада их изощренных фантазий. Новые сведения, новые шрамы, новый отрезок жизни, о котором стоит забыть. Глупо как-то получается – самое время подводить итоги, а ему и вспомнить нечего… Хреново.

Джаред, чёртов эмпат, тут же почувствовал изменение его настроения.

- Дженсен, всё хорошо?

- Нормально. – Росс улыбнулся, отбрасывая лохмотья памяти как старую одежду. – Почти пришли. Видишь свет на тех скалах?

Осторожно пробравшись по узкому проходу среди торчащих каменных осколков, они вступили на площадку и замерли, задрав головы. Зловещая пирамида оказалась довольно высокой. Внизу она опиралась на низкие круглые тумбы, видимо, служившие стабилизаторами.

- Ну что, как будем действовать? – спросил Джаред, отстегивая от пояса камеру.

Росс огляделся, поманил его за собой к ближайшему прожектору на опорах, вбитых в скалу, и, потянув за кронштейн на поясе, пристегнул парня тросом к опоре.

- Я не знаю, сколько провожусь, и не хочу отвлекаться на летающего оператора, - пояснил он возмутившемуся было Падалеки. – Трос довольно длинный, так что не сильно тебя ограничит. Можешь снимать отсюда, можешь бродить по площадке, только меня не отвлекай. И – что бы ни происходило – не приближайся к пирамиде. Просто жди. Ты понял?

Джаред кивнул с подозрительной готовностью. Еще раз прикинув длину троса и расстояние до корабля, Росс с сомнением покачал головой. Ну, по крайней мере, не улетит к звёздам.

Прыгнув к пирамиде и затормозив в нескольких метрах от ближайшей тумбы, Росс глубоко вздохнул и сосредоточился. Закрыв глаза, он мягко нырнул в мир нитей.

Пирамида выглядела… пирамидой. Он видел её отчетливо – слегка волнистые, будто струящаяся вода, стены; острые кромки граней, которые здесь почему-то вовсе не казались угрожающими. Серебристыми тонкими линиями они вились вокруг пирамиды, неуловимо двигались ввысь, словно стремились в далёкое небо. Корабль ощущался… стрелой, на мгновенье застывшей, порывистым вдохом восторга, птицей на взлёте… А главное – он ощущался живым.

Росс медленно приблизился, коснулся тёплого бока… и корабль ответил, мягко толкнувшись в ладонь. По стенам пробежали лёгкие переливы света, грани мигнули как-то… удивленно и радостно, словно корабль узнал его, словно ждал именно Росса… Словно ему тоже был нужен друг.

С неожиданной нежностью Росс погладил переливчатое тело корабля, шепнул: «Привет!», и тот отозвался почти неслышным хрустальным высоким звоном. Стена перед ним будто истаяла, и Росс беспрепятственно шагнул внутрь, в залитое теплым светом пространство…

Он не знал, сколько провел внутри корабля – время будто остановилось, и он утонул в вихре новых ошеломляющих ощущений, которые не были звуками, запахами, словами… Они просто были – вливались в него, пропитывали каждую клеточку, делились жизнью и знанием. А потом наступил какой-то момент – и он понял, что больше не может впитать ни капли. Пока не может. Тогда он собрал всю свою благодарность, тепло и ласку, и словно бы выдохнул их всем телом, щедро делясь тем, что мог предложить. Пространство вокруг мигнуло – и вспыхнуло красками. Корабль принял ответный дар.

Он смутно помнил, как выходил наружу. Просто вдруг понял, что стоит на площадке и молча смотрит в обеспокоенное лицо Джареда.

- Дженсен?.. Дженсен, ты слышишь меня? Ты… Всё хорошо? – раздался встревоженный голос по связи.

Росс медленно улыбнулся и кивнул. Кажется, нужно что-то еще… Нужно… говорить?..

- …Хорошо.

Джаред судорожно вздохнул и огляделся.

- Дженс, мы сейчас пойдем дом… на базу, ладно? Нас там ждут.

Снова кивнув, Росс оглянулся на корабль.

- Дженс! Дженсен, посмотри на меня! – Джаред почему-то кричал. – Мы должны идти на базу! Ты меня слышишь? Пойдем со мной! Пожалуйста, Росс, пойдем!

Отцепив трос от опоры, он пристегнул кронштейн к поясу Росса.

- Видишь, теперь мы связаны. Ты и я. Мы вместе. Ты пойдешь со мной?

Глаза Джареда звали, молили, притягивали к себе. «Вместе» - прошептал Росс, почти понимая смысл… Джаред крепко вцепился в его рукав и потянул к скалам. Росс не сопротивлялся.

 

***

Смутно знакомое жужжание выдернуло его из теплой пелены сна. Недовольно заворочавшись, Росс ткнулся локтем в сопящее под боком тело и открыл глаза. Темноту каюты едва рассеивал мягкий отсвет информационной панели над столом, часы показывали девять двадцать четыре. На запястье щекотной зверюшкой вибрировал комм.

- Здесь… - сонно прохрипел Росс, поднеся руку к лицу и нажимая кнопку приёма.

- Доброе утро, Эклз, - раздался голос капитана. – Как самочувствие?

- Эмм… - Росс нахмурился, пытаясь начать думать.

- Ты у себя? Энсин с тобой?

Проснувшийся от голосов Джаред перевернулся с живота на бок и со вздохом выдавил:

- Я помню, кэп. Скоро будем.

- Ты уверен? Может, всё же прислать вра…

- Всё нормально, сэр, - резко перебил Падалеки.

- Ну, тогда жду, - сказал Морган и отключился.

- Занятно, - пробормотал Росс, опуская руку.

- Не очень, - отозвался Джаред, сверля его неожиданно ясным взглядом. – Пожалуйста, Дженсен, скажи, что я сейчас не соврал, и ты действительно в порядке.

Росс закрыл глаза. Воспоминания о вчерашнем вечере были отрывочными, нечеткими – отдельные кадры, как после сильного удара по голове. Только вот ничего не болело, скорее наоборот, он чувствовал себя удивительно хорошо… Уютно.

- Я в порядке, - прошептал он с невольной улыбкой. – Я… в полном порядке.

Джаред порывисто вздохнул.

- В таком случае ты – сволочь, - очень последовательно заявил он и пошел умываться.

Через пятнадцать минут, сменив его в ванной, Росс с внезапным любопытством вгляделся в своё отражение в зеркале. Непонятно почему, но ему казалось – что-то должно измениться. Однако взъерошенное создание, с прищуром уставившееся на него сквозь гладкое стекло, кажется, ничем не отличалось от привычного образа. Мысленно хмыкнув, он быстро почистил зубы и, чертыхнувшись отсутствию полотенца, вышел в комнату.

Джаред сидел на кровати, хмуро вертя в руках камеру. Действуя почти инстинктивно, Росс нащупал связывающую их нить, скользнул сознаньем к парню… Тревога, злость, обида, а по самому краешку – легкая горчинка одиночества... Молодец, Росс. Ты, как всегда, отлично разрушаешь.

Сглотнув сухой ком вины, Росс осторожно присел рядом, мягко толкнул парня плечом.

- А помнишь, как мы шли к аталанам на Сучке? Я тогда запутался в лиане и навернулся в овраг, а ты стоял наверху и гнусно хихикал, бросая в меня листьями.

- Я был на стимуляторе, - буркнул Джаред, скрывая невольную улыбку.

- А потом тащил меня из оврага за шкирку и гладил по голове, предлагая спеть «утешительную песню». И ведь спел. – Росс усмехнулся, косясь на Джареда. – Твой «утешительный» рёв распугал зверьё на мили вокруг.

Джаред хмыкнул, водя пальцами по объективу.

- Зато как бодро ты попёр вперед после этого.

- Я пытался сохранить остатки слуха.

Повернув голову, Джаред взглянул на него с ироничной усмешкой.

- Ты эту песню бормотал под нос до конца похода. Я слышал.

- Ну… Она ритмичная. В оригинале.

Закатив глаза, Джаред со вздохом покачал головой и выпрямился, потягиваясь.

- Ладно, ценитель искусств. Что делать-то будем?

- Я смутно припоминаю, что нас ждет капитан.

- Вот именно, что смутно.

Падалеки шевельнул бровями. Взгляд был серьезным, но тоска из глаз ушла. Коротко облегченно вздохнув, Росс кивнул на камеру.

- Фантасмагория?

- Ээ… Звучит подходяще. Что бы это ни значило. – Он скептически поджал губы. – Капитан ждет фильм, но… словом, лучше бы тебе посмотреть самому вначале. В крайнем случае, скажем, что я напортачил и ничего не снял. Ты… вообще помнишь, что происходило?

- Урывками, - ответил Росс, забирая камеру и нажимая кнопку воспроизведения.

Экран осветился, серые скалы дернулись вверх-вниз, мелькнул яркий луч близкого прожектора, а затем камера поймала площадку с пирамидой и медленно парящую белую фигуру в скафандре. Вот силуэт приблизился к пирамиде, прогнулся, оглядывая её сверху донизу, и, выпрямившись, застыл напротив в полной неподвижности. Изображение прыгнуло ближе, затем снова отъехало; проходила минута за минутой, а человек всё стоял недвижимо, словно загипнотизированный тёмной громадой пирамиды. Росс уже собирался спросить: «Вот это и всё?», как вдруг корабль мигнул, по острым граням пробежали всполохи света, а на монолитной ранее стене обозначился прямоугольник входа. Дверь, если это была дверь, уползла куда-то вверх, снизу выдвинулся гладкий пандус, и фигура в скафандре уверенно прошла в тёмное нутро корабля.

Изображение снова задергалось, поплыло ближе к пирамиде. Затормозив напротив входа, скакнуло вперед, прямо в чёрный провал прямоугольника. Росс недовольно зашипел, с прищуром взглянул на сидящего рядом Джареда, тот отрицательно мотнул головой.

- Я туда не лез, просто приблизил, хотел хоть что-то разглядеть. Но – сам видишь – там сплошная чернота, даже луч фонарика не помог.

На экране действительно мелькнул узкий луч, провалившийся в черноту пирамиды как в омут. Изображение вновь отдалилось, показало корабль целиком, несколько минут неподвижности – и камера начала шарить по окрестным скалам.

- Дай сюда. – Джаред забрал прибор, нажал кнопку ускоренной перемотки. – Здесь ничего не происходит. Долго.

- Как долго? – Росс снова почувствовал нарастающее в Джареде напряжение.

- Ты был там полтора часа.

Он очень старался произнести это ровно.

Полтора часа неизвестности. Совершенно один среди скал в безвоздушном пространстве. Лишь черное небо вокруг да звенящая тишина.

- Прости, - хрипло сказал Росс, закрывая глаза. – Прости, я не знал… Я…

- Ты не отвечал на вызовы. – Джаред скованно пожал плечами. – А поле вокруг корабля так и не отключилось… Но ты сказал – ждать. Так что я просто ждал.

Росс тяжело сгорбился, медленно проводя рукой по лицу. Потом положил ладонь на колено Джареда.

- Прости. Я… виноват.

Джаред судорожно вздохнул, повертел в руках камеру и сунул её обратно Россу.

- Лучше смотри дальше. А потом – объясни.

На стоп-кадре отображалось крошево поверхности и краешком белые ботинки скафандра. Видимо, Джаред устал держать камеру. Росс нажал кнопку пуска, изображение дёрнулось, слегка смещаясь, и вдруг прыгнуло вверх, показывая залившуюся светом площадку. Пирамида сияла. Ровным и мягким, как будто дневным светом, и скалы вокруг показались неожиданно земными в этом сиянии, а корабль, наоборот, стал еще более чужим и фантастичным. В прямоугольнике входа показалась человеческая фигура, сошла по пандусу вниз и, двигаясь как-то механически однообразно, направилась к камере. Вход в пирамиде закрылся, и она погасла.

Фигура в белом скафандре медленно приближалась. Изображение пару раз дернулось к звёздам, будто оператор махнул рукой, но потом снова замерло. Вот человек подошел ближе, остановился… За прозрачным шлемом скафандра стыло в полной неподвижности абсолютно чужое лицо с изумрудно горящими провалами вместо глаз...

Изображение дрогнуло и опустилось. Джаред коротко вздохнул, забирая из онемевших рук Росса камеру. Нажал «стоп» и отложил прибор на стол.

- Я её забыл выключить, там еще минут двадцать, пока мы шли к базе, - негромко сказал он. – Но в основном земля, да мои ноги.

- Понятно, - глухо прошептал Росс, уставившись в одну точку.

- Ты… не очень хотел уходить, - ломко продолжил Джаред. – А потом двигался всю дорогу как робот. Просто выполнял команды, если сказать чётко и коротко… Капитан связался с тобой на выходе из шлюза, но ты не отреагировал на комм. Тогда я сказал, что мы устали и придем к нему утром, притащил тебя в каюту и положил на койку. Сказал «спать», и ты уснул.

Джаред зябко обхватил себя руками, согнулся, облокачиваясь на колени. Тишина морозила сердце Росса недоговоренным. Мог ли он вообще не вернуться с того корабля? Мог ли остаться здесь таким же застывшим, полу-живым, не-человеком, даже не Россом?..

У всего есть цена, всегда, это закон. Росс как-то забыл об этом, легко и бездумно приняв мир нитей, используя раз за разом свой непонятный дар. Отбрасывая смутные мысли о том, куда он может прийти. Кем стать. И сейчас… он не хотел, да уже и не мог свернуть. Вот только за его ошибки вновь расплатился Джаред.

Делай то, что должно, и будь что будет. Всё правильно и справедливо – для него. Но он больше не позволит платить за это другим.

Росс выпрямился, зажмурился на миг, выдыхая лишнее – свой страх, свои сожаленья, свои мечты. И встал с койки, опускаясь перед Джаредом на колени.

- Ты что? – испуганно отшатнулся парень, вскидывая глаза.

- Тшш… Всё хорошо. – Росс мягко провел пальцами по его лицу, погладил полоску шрама, потянулся вперед, легонько касаясь губ. – Всё в порядке… расслабься… это я… я сделаю тебе хорошо…

Парень дрожал и плавился под его руками; против воли, но отзывался на его движенья, касанья, голос… Шептал что-то невнятно, запрокидывал голову, и позволял Россу избавить его от одежды, тревоги и воспоминаний… Его оргазм был наполнен колкой свежестью примятой весенней травы…

Джаред долго не открывал глаза. Неподвижно лежал на кровати, восстанавливая дыхание, облизывая пересохшие, подрагивающие губы. Лишь когда Росс тихо поднялся, тот повернул голову, удерживая его за руку.

- А ты? – Он кивнул на полностью одетую фигуру.

Росс легко усмехнулся, поправил ставшие тесными штаны и потянулся, разминая плечи.

- А я люблю долгую прелюдию. Учитывая капитана, на данный момент это будет несколько затруднительно.

Он прошел в ванную, включил там ледяную воду и наскоро умылся, проводя мокрыми руками по волосам.

- Ну что, пойдём? – спросил он, входя обратно в комнату.

Джаред неохотно сел, сверля его пристальным взглядом.

- «Успокаивался»? – кивнул он на дверь ванной.

- Что? – не понял Росс.

- Да так, вспомнил, - неопределенно буркнул парень, отводя глаза. – …Странные ты выбираешь способы для самонаказания.

Лицо Росса закаменело. Покосившись на него, Джаред качнул головой и встал.

- Так что будем делать с фильмом? – поинтересовался он, собирая одежду.

- Будем пугать капитана. – Росс сделал большие глаза и гортанно ухнул.

Слегка усмехнувшись, Джаред подхватил с кровати рубашку, двинулся в ванную, но чуть помедлил на пороге.

- Ты… расскажешь, что там произошло?

- Тебе – расскажу, - серьезно ответил Росс.

Коротко вздохнув, парень кивнул и скрылся за дверью.

 

***

 

Когда они подошли к каюте капитана, Моргана не оказалось на месте. Связавшись с ним по комму, Росс получил приказ: «ждать, не двигаясь с места, и поискать по карманам остатки совести». Столь неблагодарным делом они решили не заниматься, посвятив внезапную паузу короткому рассказу Росса. Оказалось, что выразить в словах то, что происходило с ним внутри корабля, он практически не в состоянии. Поэтому Росс свел всё к аналогиям и постепенно сам запутался в «аталанских стражах», «прямых информопотоках» и «энергетических синергизмах». Глядя на его мучения, Джаред окончательно оттаял и, едва сдерживая смех, предложил пару своих версий, не слишком лестных для разума Росса. Возникшая в результате возня незаметно переросла в глубокий поцелуй, на чём и застукал их подошедший Морган.

- Лижетесь, - бесстрастно констатировал он. – А у меня флуктуатор бета-частиц на «Рапторе» сворочен.

- Не понял связи. – Росс лениво отпустил порозовевшего Джареда и облизнул губы.

- А пойдем, - ласково кивнул ему капитан, открывая дверь. – Я тебе сейчас объясню…

Слушая экспрессивный монолог об общей несправедливости мироустройства, Росс с отстраненным любопытством размышлял, есть ли в кабинете Моргана звукоизоляция. Через несколько минут он неожиданно получил ответ на этот вопрос. Тренькнул сигнал интеркома, и капитан, побагровевший от усилий сделать свои «объяснения» как можно доступнее, раздраженно ткнул кнопку связи.

- Что?!

- Кэп, ээ… - раздался осторожный голос старпома. – Мне тут по одному вопросу нужен Эклз…

- Он занят! – рявкнул Морган. – И будет занят еще долго! М-мать его!..

- Понял, извините, - сдержанно произнес Вернер. И уже в момент отключения куда-то в сторону самодовольно бросил: - Так, по двадцатке мне на стол!..

Застигнутый врасплох ехидством экипажа, Морган слегка притормозил и, отдуваясь, опустился в кресло.

- Ладно… В общем, вы поняли. Делайте выводы.

Росс и Джаред с преданной готовностью кивнули. Капитан поморщился, выудил откуда-то из-под стола подозрительную бутыль без этикетки и щедро хлебнул. Росс прикусил губу, скрывая улыбку.

- Нехрен хихикать, это морс, - мимоходом заметил Морган, пряча бутылку в стол. – Уф… Ну ладно, давайте к делу. Что там у вас произошло вчера? И почему по твоему комму отвечал Падалеки? Я уж было подумал… Однако вахтенный доложил, что вернулись двое. Так какого чёрта ты молчал?

Росс подошел к столу, кивком спросил разрешения сесть и протянул капитану камеру.

- Если хочешь, можешь посмотреть, но там почти ничего нет. Всё происходило на другом уровне… восприятия. Я тебе рассказывал вчера. В общем, проник я на этот корабль. Он оказался таким… полуразумным, что ли. Почувствовал во мне нечто родственное со своими хозяевами и впустил, даже ломать ничего не пришлось.

- Полуразумным? – вздернул брови Морган.

- Ну… Типа как наши компьютеры, только не мыслит, а чувствует. Энергетическое создание, связанное с материальным объектом – пирамидой. Разум довольно ограничен и неопасен, фактически – он не может сам решать, есть четкие рамки поведения. В этих рамках он и действует, например – не пускает внутрь чужаков.

- Ты уверен, что он не опасен?

Росс уверенно кивнул, старательно пряча воспоминание о тёплом и таком родном ощущении сдержанной, но огромной мощи.

- Он просто будет стоять здесь и ждать… хозяина. Больше ничего.

- Если ты проведешь туда техников…

- Нет!

Росс мысленно отвесил себе пинка, глядя на вмиг насторожившегося Моргана. Чёрт, надо быть сдержаннее, следить за интонациями… Но техники? Он просто не мог такого позволить. Это будет почти предательство… Да, а теперь самое время сказать, что ты резко против изнасилования своих друзей всякими техниками. И Морган наконец-то закроет тебя под замок, смирившись, что дерзкий нелюдь окончательно спятил. Это он еще не видел съемки… Ну же, давай Росс, думай!

- Понимаешь, Джефф, там же всё пропитано этим полем, - спокойно сказал Росс, медленно меняя позу и подстраиваясь под дыхание Моргана. – За границы корабля оно не выходит, но внутри этот энергоконструкт пропитал каждую частицу. Буквально всё, Джефф. Понимаешь? Стены, приборы, саму атмосферу… - Он сменил тембр голоса. – Оно безопасно, пока внутри… Пусть там и остаётся. Люди там лишние, скафандры их подведут, пропадет защита… Людям лучше держаться подальше, так безопасно. Мы же не будем плодить безобразных мутантов, правда, Джефф?

Морган поспешно кивнул, глядя расширившимися глазами на Росса. Тот медленно выдохнул, и Морган выдохнул вместе с ним.

- Хорошо, Джефф. Корабль лучше оставить в покое. Главное – безопасность людей. Так правильно и хорошо.

Постепенно меняя голос, Росс начал длинный и подробный рассказ о том, как он с Джаредом шел к пирамиде. Капитан вначале сидел неподвижно, затем моргнул пару раз, и его взгляд прояснился. Росс услышал, как сидящий рядом Джаред судорожно перевел дыхание, и, незаметно протянув руку под прикрытием стола, крепко сжал колено парня.

- …пристегнул его к прожектору, там Падалеки и болтался на привязи. – Росс усмехнулся, и Морган фыркнул, вторя ему. – Ну, потом подошел к пирамиде, что-то она там вычислила своё, открылся люк, и я без проблем попал внутрь. Только там ничего нет, Джефф. Просто пустое помещение, я даже никаких навигационных приборов не видел. Уж не знаю, как он управляется, может мыслями. Но людям изучать там нечего. К тому же мне показалось, что там есть какое-то излучение, энергия. По-видимому, моё сомнительное происхождение меня защищает, но вот насчет остальных…

- Да ну его, - категорично качнул головой Морган. – Я не буду рисковать своим экипажем ради исследования пустой банки. Вдруг скафандры подведут, и у меня тут расплодятся… мутанты… - Он неуверенно запнулся, но тут же продолжил: - Короче, оставим всё так, как есть. Это создание… конструкт… ты говоришь, оно только внутри? Вот пусть там и остается. Составлю доклад в метрополию, пусть сами потом разбираются. Так оно будет безопаснее.

- Хорошо, Джефф. – Росс одобрительно кивнул, закрепляя внушение. – А что делать с камерой? Там, собственно, тоже ничего.

- Ну и отдайте техникам, - отмахнулся капитан. – Тебе всё равно туда заходить, не забыл?.. Кстати, если у нас одно сплошное «ничего», то что случилось с тобой? Падалеки вчера нёс по комму какую-то невнятицу.

- Знаешь, что-то похреновело мне, уже после. Думаю, это как раз и было следствием того самого излучения. Я ж всё-таки частично человек. – Росс криво усмехнулся, чувствуя неожиданную горечь. – В общем, еле дотащился до базы. Ну, а врачей – не люблю. Так что решил просто отлежаться.

- Долежишься ты так когда-нибудь, - проворчал Морган. – Впрочем, врачам тебя отдавать – тоже… не вариант. Ладно, раз всё прошло… Ты ведь в норме?

- Да, сегодня уже нормально. Капитан, мы не узнали ничего нового на корабле, приборы Чужого я посмотрю, но они тоже вряд ли что-то прибавят. Итого, расклад у нас такой: мы имеем несомненные доказательства присутствия Чужих в пространстве Федерации; также абсолютно ясно, что они могут успешно действовать среди людей и имеют здесь свои интересы. Вероятнее всего, Чужие более развиты в техническом плане и обладают альтернативным понятием о морали, что уже делает их потенциально опасными. Так?

- Всё верно, - подтвердил ставший серьезным капитан.

- Дальше. – Росс сосредоточенно прищурился. – Информация, которую на данный момент невозможно проверить: Чужие планируют захват Федерации в ближайшее время, и первым звоночком будет появление их кораблей на орбите Сучки. Когда… Если они там появятся, то, скорее всего, в незначительном количестве, так как рейд спланирован против безобидных аталан, и они вряд ли ожидают встретить сопротивление. Таким образом, у нас появляется шанс навалять им в рыло, ибо нехрен соваться туда, куда не звали. Так?

Морган, привыкший к сюрпризам Росса еще во время оперативок на «Рапторе», только весело фыркнул в усы. Падалеки, изумленный внезапным финалом серьезного оперативного анализа, поперхнулся и сдавленно захихикал. Скрывая улыбку, Росс толкнул его локтем в бок, не отрывая взгляда от капитана.

- Ну что, кэп? У тебя появляется уникальный шанс стать первым и – если повезет – последним, кто навешает люлей неземной форме разумной жизни. Воспользуешься?

Задумчиво улыбаясь, Морган откинулся на спинку кресла, побарабанил пальцами по столу.

- Перспективы ты, конечно, рисуешь заманчивые. Но. Давай-ка вместе порассуждаем.

Что ж… Росс и не думал, что будет легко.

- Давай, - покладисто согласился он, тоже усаживаясь поудобней.

- Главным, безусловно, является то, что информация неподтвержденная. Но отбросим на минутку мысль, что это, возможно, деза. Допустим, твой шарм был настолько неотразим, что Координатор выдал тебе правду. Корабли Чужих прибудут на Сучку. В неизвестном количестве, с незнакомым вооружением и непроницаемыми щитами. Ты сам сказал, что силовое поле Координатора не простреливалось. И что ты мне предлагаешь? Рассказать им пару анекдотов, чтоб они полопались от смеха?

Росс кивнул, принимая возражения.

- Хорошо, давай по порядку. Количество кораблей неизвестно, но ты и сам понимаешь, что их не может быть много. Чужим просто нет смысла гнать туда армаду – они знают, что аталан немного, и те не умеют воевать. А больше возле планеты они никого встретить не ожидают. Вооружение – да, неизвестно. Но чем-то невероятным оно быть не может, иначе они не осторожничали бы, засылая разведчика на Землю на долгий срок. Исходя из общей направленности их развития, можно предположить, что оружие энергетическое. Собственно, как и у нас, – но! – у нас есть не только такое. И тут мы плавно переходим к щитам. – Росс интригующе дернул бровью, капитан заинтересованно подался вперед. – Итак, щит Координатора мы не смогли пробить из лазерника. Верно?

- Угу, не смогли. – Джаред навалился на стол, блестя глазами от любопытства.

- Тогда как я его убил?

Озадачено дёрнув бровями, Падалеки почухал шрам и пытливо взглянул на Моргана.

- Ну, ножом… Потому что…

- Я думал, это из-за твоих шаманских штучек, - пожал плечами капитан.

- Не-а, - ухмыльнулся Росс. – Я тогда был на нуле, Чужой из меня выжал все соки. Вон, Джаред видел.

Тот утвердительно кивнул и с удовольствием изобразил лицо издыхающего полудурка.

- Спасибо, очень красноречиво, - прокомментировал Росс. – Итак, бластер его не достал, а нож – без проблем. В связи с чем напрашивается весьма интересный вывод. Джефф?

- Ты хочешь сказать, - медленно начал Морган, - что их боевые щиты могут быть заточены под защиту только от энергетического оружия?.. И, к примеру, ракеты они пропустят?.. Да ну, это ж бред! – Капитан возбужденно задрал подбородок. – Чушь, такого не может быть! Даже наши щиты какое-то время держат ракетные залпы, а чужаки более развиты! Да какой смысл?! Они же летают по галактике, должны защищаться от мусора!

- Ты сравниваешь космический мусор с нашими «Стрекозами»? – выгнул бровь Росс.

- Я сравниваю возможности с необходимостями! – рявкнул капитан. – Если они строят щиты вплоть до индивидуальных, значит, технология этого дела развита! Какой смысл в узкой специализации?!

- Джефф, да пойми же – для них это не специализация! Это принцип эффективности! – Росс глубоко вздохнул, успокаиваясь, и продолжил: - Чужие развивались не так, как мы. У них общие корни с аталанами, а значит, они изначально были нацелены именно на энергетические технологии. У них в истории не было периода пуль, бомб и ракет. Поэтому их щиты максимально защищают от той опасности, которую они знают. Вероятно, от мусора тоже, но не от целенаправленных кинетических ударов... И знаешь, что еще я подумал? Может, Координатор сидел здесь долго не просто так? «Зета» очень активно занималась развитием и распространением энерговооружений. Возможно, они ждали, когда флот Федерации перейдет на импульсное оружие – как наиболее безопасное для них?

- Ну, так мы и перешли, - буркнул Морган и тяжело потер ладонью лицо. – Моя «Альфа» полностью укомплектована импульсниками. Принцип эффективности… мать его.

Они замолчали, придавленные возможными перспективами. Картина рисовалась не радужная – получалось, что именно суперсовременные технологии поставили Землю под удар.

Долгую паузу спустя капитан поднял хмурый взгляд на Росса.

- Идите-ка вы к себе пока. Мне нужно подумать.

Идя к двери, Росс думал о том, что капитан наконец-то начинает видеть. И он по себе знал, как Моргану придётся нелегко.

 

***

- К техникам, - бросил Росс в коридоре и пошел по направлению к лифту на нижние палубы.

На душе было на редкость тоскливо. Разговор, казалось бы, непродолжительный, почему-то основательно вымотал Росса. Ничего нового он для себя не узнал, мало того – в отличие от Моргана он уже прожил обжигающую стадию принятия решений и знал, что будет дальше. Однако тяжесть не отпускала, давила на плечи многотонным грузом ответственности… А еще почему-то время от времени в памяти мгновенным всполохом появлялся тот кадр из съемки, с неподвижным восковым лицом и жуткими светящимися глазами…

- Джаред, а тебя не волнует, что ты трахаешься с пришельцем? – с отстраненным интересом спросил Росс у идущего рядом парня. – Вдруг у меня щупальца вырастут или, к примеру, весь позеленею…

Джаред резко остановился и, дёрнув за плечо, развернул к себе Росса.

- Та-ак… - процедил он с тягучей злостью. – Понятно… А ну, пошли!

И, развернувшись, он потащил Росса за собой в противоположную сторону.

- Эй, нам не туда! – со смешком запротестовал Росс, впрочем, не особо сопротивляясь.

Не обращая на него внимания, Джаред целенаправленно пёр по коридору. И лишь унюхав пряные запахи, Росс понял, куда они направляются.

В кают-компании Джаред сунул ему в руки поднос и подтолкнул к раздаче.

- Выбирай! – Его тон был угрожающе непреклонным.

Росс снова втянул в себя воздух, пытаясь пробудить хоть какие-то признаки аппетита… Не помогло. Тогда он мысленно плюнул и бухнул на поднос первые попавшиеся тарелки.

За столом, механически пережевав что-то, фаршированное чем-то, он взял стакан с чаем и откинулся на спинку стула, взглянув на Джареда. Тот медленно – нарочито медленно – ел, с прищуром наблюдая за Россом. Кажется, он собирался устроить урок на тему: «Правильное поглощение пищи». Усмехнувшись, Росс отставил стакан и поднялся.

- Наслаждайся, я отойду на минутку, поздороваться с другом.

На камбузе похудевший, но довольно бодрый Сабир колдовал над очередной кастрюлей. Завидев Росса, он радостно всплеснул руками и, усадив того за маленький служебный столик, забросал его местными сплетнями. Попивая свежезаваренный чай, Росс слушал незамысловатые новости и с удивлением понимал, что начинает расслабляться. Казалось, вот эта жизнь – с разлитым компотом, интрижками стюардов и непропеченной сдобой – как раз самая настоящая. И было утешением знать, что она продолжается.

Минут через двадцать в дверь заглянул настороженный и явно терзаемый любопытством Джаред.

- Простите, я только хотел узнать…

- Да, нам пора, - кивнул Росс, поднимаясь. – Сабир, а как твои стихи? – негромко спросил он на прощание.

Сабир тоже встал, провожая его до порога.

- Не пишутся пока… - Он смущенно улыбнулся и неловко пожал плечами. – Для стихов нужен простор…

Острая иголка вины кольнула сердце.

- Они вернутся, Сабир, - тихо сказал Росс. – Будет тебе простор. Ты только немного подожди.

Сабир внимательно посмотрел ему в глаза и тепло улыбнулся.

- Я знаю. Дженсен… спасибо, что нашел нас всех.

Росс отвернулся.

- Не надо, Сабир. Я… В общем, говори «спасибо» Моргану. Вон, Джареду можешь сказать, - он с кривой усмешкой кивнул на мнущегося в дверях Падалеки. – Они… сделали больше.

«Они не подставляли вас». Вряд ли это прозвучало бы уместно. Заткнись, Росс.

- Ладно, - с некоторым сомнением согласился Сабир. – Дженсен, но ты… заходи, хорошо? Я придумал пару новых рецептов. А тебе определенно не помешает лучше питаться.

Услышавший последнюю фразу Джаред воинственно взбрыкнул ногой.

- Вот и я о том же! Он, похоже, вообще скоро жрать перестанет!

- Мы только что из столовой, - напомнил Росс.

- В которой ты был первый раз за три дня! – парировал Джаред.

- Так, пошли, у нас еще дела. – Он обернулся к коку. – Я буду заходить, Сабир. Ну, бывай.

С улыбкой кивнув, он вытолкал Падалеки за дверь.

В секторе инженерной службы они отдали камеру, из которой Росс удалил последнюю запись, и, сославшись на разрешение капитана, вытребовали себе отдельную комнату для изучения «артефактов». Разложив на столе чудеса вражеской техники, Росс задумчиво предложил:

- Слушай, может, попросишь у местных жителей пару перчаток? А то я эту хрень разобрать хочу, мало ли…

Джаред с энтузиазмом кивнул и вышел в соседнюю комнату. Быстро подойдя к двери, Росс закрыл и заблокировал замок. Через минуту в дверь постучали. Потом забарабанили сильней. Потом громыхнул размашистый пинок, и всё стихло. На запястье блимкнул комм.

- Не смей этого делать! – раздался яростный голос Падалеки.

- Успокойся. Всё будет нормально.

- Тогда какого чёрта ты меня отослал?!

Росс тяжело уселся на стул, опуская голову. Он обещал никогда не врать Джареду. Но сказать правду… «Я не хочу, чтобы ты бросил меня так быстро, видя, в кого я превращаюсь»?.. «Я сам не знаю, в кого превращаюсь, и насколько это опасно»?.. «Я перестаю быть человеком, Джаред, и мне страшно до тошноты»?.. Нет, он не мог этого сказать.

- Послушай, я просто изучу эти приборы на расстоянии. Покопаюсь в них мысленно. Но вдруг они от мыслей и включаются? Для меня это будет безопасно, я… - Он запнулся, пытаясь как-то продолжить фразу, и не смог. – В общем, для человека может представлять опасность. Поэтому, пожалуйста, просто посиди там. Или иди к себе. Я постараюсь недолго.

- Дженсен, открой дверь.

- Нет.

Он отключил комм и жестко провел руками по лицу и волосам. Хватит. У него есть работа.

В мире нитей приборы, в отличие от корабля, не имели определенной формы. Просто клубки тусклой сероватой паутины. Росс осторожно прикоснулся к каждому по очереди, но ничего не произошло. Тогда он попробовал подергать разные нити, пошевелить клубки, свести их вместе, однако видимого результата и это не принесло. Немного подумав, он сформировал маленький шарик энергии и послал его в один из клубков. Нити вспыхнули и зашевелились, образовывая немного иной рисунок. Быстро вынырнув, он взглянул на прибор в реальном мире.

Лежавший на столе металлический на вид цилиндр размером с предплечье раньше был абсолютно цельным. Теперь он открылся, разделившись по длине на две половины. Гладкие внутренние поверхности слегка светились, пестря непонятными значками и прямоугольной сеткой квадратиков. Больше всего это походило на сенсорный пульт управления или нетбук. Может, личные записи Координатора? Это можно было бы назвать шикарной находкой, если бы к пестроте чужих символов прилагался ключ-дешифратор. Росс некоторое время таращился на значки, пытаясь поймать какую-то закономерность, но сдался, понимая, что с наскока тут ничего не сделать. Трогать экраны он не решился. Вдруг запустится какая-нибудь программа стирания? Нет, с этим должны работать профессионалы, и вряд ли из числа экипажа Моргана. Возможно, стоило бы прогуляться с прибором до пирамиды и попросить вытащить информацию... А если в ней содержатся какие-то приказы, которым корабль не сможет сопротивляться? Росс точно знал, что после вчерашнего контакта корабль выполнит любую его просьбу, но ведь под влиянием Координатора, даже таким опосредованным, это могло измениться… Слишком велик риск, слишком неустойчивы новые отношения. Никакая информация не стоит того, чтобы отдавать в руки врагам сведения обо всём, произошедшем на астероиде. А корабль мог отправить такое сообщение, Росс понял вчера, как Координатор связывался со своими. Нет, отослать прибор в метрополию будет лучшим выходом.

Оставив цилиндр в покое, Росс сосредоточился и нырнул обратно, на ходу формируя шарик энергии. Способ, сработавший один раз, мог пригодиться и для второго. Росс подтолкнул шарик к серому безжизненному клубку… и задохнулся от яростного воя предчувствия. Опасность!!!.. Оглушенный паникой и адреналином, он судорожно рванулся мыслью к энергии, силясь остановить шарик, но тот уже впитался в паутину… Нити задвигались, словно клубок змей пытался расползтись в стороны, а изнутри, пробиваясь всполохами, начал шириться неимоверный чёрный свет…

Что делать, что он включил, как это исправить?!.. Сотни панических вопросов лавиной опрокинули его сознание, лишая возможности думать. Он не сталкивался с таким раньше, он не знал, что происходит, он не сможет это остановить!!!.. Чёрное солнце росло, набирая силу, света было всё больше, и тот словно сжигал пространство, превращая его даже не в пустоту – в немыслимое ничто, лишенное жизни, лишенное смысла и времени. Вот чёрный пульсирующий центр разросся до крайних нитей, выгнул их наружу, словно хищный зверь навалился на прутья клетки, застыл на мгновение, будто примериваясь перед прыжком… И в этот момент Росс вдруг понял, что абсолютно спокоен. Больше не надо бояться сделать ошибку. Потому что хуже уже не будет.

Сметя на ходу все свои границы, заслоны, защиты, он шагнул к чёрному солнцу и обнял его, вбирая силу в себя.

…Свет пробивался сквозь веки мягкими бликами, то появлялся, то вновь исчезал в темноте... Тишина баюкала теплой периной, предлагая забыть обо всём и просто уснуть… Сознание то всплывало на поверхность, то рассыпалось мелкими брызгами, снова погружаясь в успокаивающее безмыслие… Что-то двигалось, он чувствовал, понимал движение, но никак не мог осознать, что движется и куда…

Росс. Он – Росс, и у него есть тело. Тяжелое, плотно прижатое к твердой поверхности. Поверхность немного шершавая, колет щёку. Что за движение он поймал?.. Вот опять прошло…

Сознание наконец-то вернулось полностью. Росс понял, что лежит ничком на полу. Он снова моргнул. Так вот что за движение – он закрывал глаза. Смешно. Он пошевелился, пытаясь приподняться… И пришла боль.

Он корчился в судорогах на полу, его словно раздирали на части, выворачивали суставы и вбивали гвозди в виски… Лишь одна мысль осталась, лишь она имела значенье – тихо. Должно быть тихо. Он не знал – почему, но он точно это запомнил, и из распахнутого в ужасе рта не вылетало ни звука…

Он верил, что когда-нибудь всё закончится, и его вера вознаградилась. Прошло какое-то время, и судороги утихли. Сквозь мучительную боль в голове начали пробиваться мысли. Итак, он лежит на полу… и, пожалуй, полежит так еще немного. Что было до этого, как он попал на этот пол?..

Воспоминания вспыхнули мгновенно, словно только и ждали приглашения. Комната техников, приборы Чужих, чёрное солнце. Джаред за закрытой дверью, совсем недалеко… Да, с тишиной – это он вовремя вспомнил. Узнать бы еще, сколько прошло времени, а то вдруг парень насторожится как раз от долгого отсутствия звуков…

Росс сглотнул, прогоняя страх, и осторожно пошевелил пальцами. Вроде бы нормально. Он медленно поднял руку, поднося запястье к лицу… и изумленно замер. Комма на руке не было. Как и рукава.

Он подавил первый порыв вскочить, вместо этого опасливо и неторопливо сел, прислушиваясь к организму. Мышцы ныли остаточной болью, по влажной от пота коже пробегали морозные мурашки… и он был полностью обнажен. Мелкие седые хлопья, вероятно бывшие его одеждой, сыпались с тела на пол.

Интересно. Получается, одежда сгорела?.. И комм тоже?.. Волна паники словно подбросила его, он начал судорожно осматривать и ощупывать себя в поисках ожогов, дико оглянулся вокруг, ища любую отражающую поверхность, уловил свой силуэт в полированной дверце шкафа… и снова застыл на месте, резко втянув в себя воздух. Так… Ну что ж, можно было ожидать. По крайней мере, не ожоги.

Угрюмо усмехнувшись своему отражению с горящими зеленым огнем глазами, он отвернулся и начал стряхивать с липкой кожи ошмётки одежды. Ладно, подождём. Все равно нужно время, чтобы проанализировать ситуацию; может, чёртовы глаза погаснут. А заодно перестанут дрожать руки.

Прошло, вероятно, около часа, прежде чем он окончательно успокоился, убедился, что в комнате никаких разрушений нет, а на столе остался только один прибор. Цилиндр лежал на прежнем месте, светя непонятными символами; находившийся рядом фиолетовый диск – исчез бесследно. Ради собственного успокоения Росс решил, что это была термальная мина, которая взорвалась с направленным выбросом большой температуры и сожгла всю одежду. Он понимал, что это полная чушь, но раздумывать над реальными версиями у него не было сил. К тому же, данный вариант сойдет для объяснения Моргану. Если, конечно, никто не увидит Росса на выходе. И как это устроить?.. Чёрт!

Интерком, естественно, торчал на стене, но чтобы связаться с соседней комнатой, нужно было знать её код. Росс не знал. Он вообще не знал кодов технической службы. Мог связаться с рубкой, капитаном, камбузом. Включить общее оповещение. Действительно, чего мелочиться?..

Ладно, шутки в сторону. Придется открывать дверь и надеяться, что Джаред на месте, а техники попадают в обморок от его неземной красоты. Кстати, о неземном – глаза!.. Чёрт, чёрт, чёрт!!..

В конце концов, отключив передачу картинки, он набрал код Сабира и, поиграв голосом, изобразил придурка на выпасе. Мол, заснул в каюте Джареда, когда проснулся – того не было, а комм забыл у себя. Будет очень благодарен, если Сабир свяжется с Падалеки и передаст просьбу Росса разблокировать каюту. Вот номер.

Сабир охотно согласился и, кажется, ничего не заподозрил, кроме, разве что, умственной отсталости у Росса. Отключившись, Росс вздохнул и разблокировал замок двери, отчаянно надеясь, что Джаред всё сообразит.

Через минуту в дверь осторожно стукнули, и створка полезла в сторону. Росс прижался к стене сбоку, чтобы его не было видно в проеме.

- Дженсен?..

- Ты один?

- Да. Ребята ушли на обед. Что слу… чилось… - Джаред замер напротив, ошарашено глядя на Росса.

- Мне нужна одежда и… чёрт его знает… очки? Шлем?

«Новые глаза?». Он раздраженно передернул плечами, отворачиваясь. Снова та же история, снова Джаред оказывается замешан во все эти уродские дела, снова видит его таким…

- Дженсен… - прерывистый шепот. – Ты… в порядке?

Он незаметно вздохнул, собираясь. Незачем делать всё ещё хуже.

- Да, нормально. – Скрестив на груди руки, он привалился к стене и с усмешкой взглянул на парня. – Я тут пошаманил немного, с одним прибором разобрался, а второй аннигилировал на мне одежду. Вот такой неземной стриптиз. – Он игриво шевельнул бровями.

- И… всё?

- Угу. Вся комната в порядке, даже стол. Только одежда исчезла. А, и комм тоже.

Джаред нервно огляделся, неверяще покачал головой.

- Охренеть… Но ты… С тобой действительно всё нормально?

- Ну ты же видишь, вот он я. – Росс развел руками. – На функциональность проверим позже. Джаред, одежда.

- Да, я пошел. Сиди здесь, постучу четыре раза. – Он выскочил за дверь, но тут же сунулся обратно. – И не делай больше ничего, понял?!

- Сэр, есть, сэр! – отрапортовал Росс, лихо салютуя.

- Вот так! – одобрил повеселевший Джаред и убежал.

Закрыв за ним дверь, Росс тяжело опустился на пол и сгорбился у стены.

 

***

Джаред притащил скафандр. Свой. Росс не смог решить – ругаться ему или ржать, поэтому молча натянул костюм на голое тело и все-таки нервно хихикнул, когда поймал себя на автоматической проверке уровня смеси и герметичности. Затемнив щиток до непрозрачности, он вышел в коридор, неуклюже шаркая гигантскими подошвами и подтягивая съезжающие штанины.

Пожалуй, менее незаметными они бы стать не смогли. Даже если бы Росс шагал в чем мать родила. Конечно, коридоры не пестрели толпами, однако люди встречались и, завидев издалека белую громоздкую фигуру, тормозили, начиная тревожно озираться – может, они пропустили сигнал, и где-то утечка?! Джаред спешно махал руками: «Всё в порядке!», а потом красочно импровизировал на тему какого-нибудь пари с другом, и у слушавших объяснение людей появлялось одинаковое озадаченное выражение лица вставших перед выбором: нужно ли сообщать психам, что они психи, или лучше, фальшиво насвистывая, завернуть за поворот и побыстрее удалиться?.. Росс молчал, всем телом выражая сочувствие.

Джаред повел его в свою каюту – во-первых, она была ближе, а во-вторых, в Россовой отсутствовало буквально всё вплоть до полотенец. Закрыв за собой дверь, они синхронно выдохнули, и Росс, выпрыгнув из скафандра, пошлёпал в душ. Пепел с кожи смывался липкой зернистостью, словно слезала старая мёртвая шкура.

Когда он вышел, Джаред вскочил с кровати, гостеприимно махнул рукой на одеяло и, пробормотав: «Устраивайся, я скоро буду», куда-то ушел. Росс пожал плечами и устало вытянулся на койке. В тишине мысли с новой силой вгрызлись в сознание. Он всё искал в себе какие-то следы изменений, ждал необычных ощущений или трансформаций. Ведь та хищная сила, которую он впитал, должна была куда-то деться. Но всё было обычно, как всегда, а глаза – ну, что глаза, они и раньше светились… Надоело! Со злостью грохнув кулаком в стену, он перевернулся на живот и приказал себе уснуть.

Разбудил его вернувшийся Джаред, который принес обед и стандартный комплект КСОПовской формы. Одевшись, Росс почувствовал себя почти человеком, но на упаковку с обедом посмотрел с сомнением – есть не хотелось. Джаред безапелляционно сунул ему в руку вилку. Ладно, это быстро. Росс зачерпнул что-то горячее, начал есть под пристальным взглядом Падалеки. Стало немного смешно и как-то… странно… Осторожно двигаясь, он отложил вилку и уперся руками в кровать, борясь с муторной волной тошноты. Посидел немного, вязко сглатывая, потом не выдержал и бросился в ванную. Джаред, сунувшийся за ним, получил пинок в голень и понятливо вышел.

Через несколько минут его немного отпустило. Пьяно пошатываясь, он неловко разделся и снова залез в душ, включив ледяную воду. Холода он почти не чувствовал – голову заполняла обжигающая магма боли. Она пульсировала в его висках, сжимала его в комок, шептала его губами: «Хватит! Ну хватит уже!»… Побелевший от страха Джаред силком выволок его из ванны как раз тогда, когда боль начала спадать.

…Росс лежал на кровати и, кутаясь в одеяло, дрожал. То ли пошел откат, то ли тело наконец осознало, насколько заледенело. Сидящий рядом Джаред щурился и часто моргал покрасневшими, влажными глазами.

- Что ты творишь, Дженсен? – ломко шептал он. – Что ты делаешь с собой?.. Что мне делать?..

Холод проник внутрь, заполняя Росса до отказа. Ну, вот и оно. Он надеялся, что всё произойдет не так скоро. Что ж, сам виноват.

Откинув одеяло, он рывком встал, нашел на полу в ванной одежду и начал одеваться. Хорошо бы, получилось уйти без разговоров. А впрочем, какая уже разница.

Когда он вышел, Джаред сидел на кровати, опустив голову. Аккуратно его обойдя, Росс прижал руку к панели замка… Дверь не открывалась.

- Я её заблокировал, - негромко произнес Джаред.

Ясно. Значит, разговоры всё-таки будут. Жаль.

- Что ты хочешь узнать? – спокойно спросил Росс, возвращаясь и садясь на стул.

Джаред поднял голову и посмотрел на него долгим, изучающим взглядом.

- Для начала – хочу узнать, почему ты решил меня бросить.

Его голос звучал очень ровно, а слова… отдавали безумием. Росс решил?!

- Насколько я понял, мне будет лучше уйти.

- Ты уверен, что тебе будет лучше?.. Потому что мне – нет. Не будет.

Ярким огнем вспыхнула надежда, но Росс задавил её усилием воли. Это ошибка. Джаред просто еще не понял. Или не хочет признавать.

- Послушай, дальше будет только хуже. Я… меняюсь и не могу остановить это. И ты не можешь.

- Я тебе не нужен?

- Я не нужен тебе.

Джаред закрыл глаза, протяжно вздохнул, запрокинув голову. И, помедлив минутку, неожиданно улегся на кровать, вытягиваясь всем своим длинным телом. Ноги ожидаемо торчали за краем койки.

- Знаешь, - задумчиво сказал он, - я, пожалуй, не буду открывать дверь. Вдруг в твоих отбитых мозгах случится прояснение, и, перестав думать всякую хрень, ты просто ляжешь рядом. Ну, может, еще извинишься за истерику.

Онемевший Росс смотрел на Джареда, путаясь в мыслях. Путаясь в чувствах. Вот это что сейчас было?.. Что вообще происходит?.. Что он должен сделать?..

Повернув голову, Джаред посмотрел на него, качнул головой, закатывая глаза, и похлопал по одеялу рядом со своим боком.

- Просто иди сюда. И не напрягайся ты так, всё как-нибудь получится само собой.

…И всё получилось.

 

***

 

К вечеру глаза Росса почти пришли в норму, и парни решили-таки наведаться к Уне.

- Ну… издали сойдешь за человека, - важно кивнул Джаред, придирчиво оглядев собравшегося выходить Росса. – Если не приглядываться.

- А если приглядеться? – нервно хохотнул Росс.

Их отношения за эти полдня внезапно изменились, и главная запретная тема оказалась под прицелом, старательно поднимаемая и обмусоливаемая Джаредом. Не то чтобы они много говорили – нашлись дела поинтересней, однако Джаред задал несколько вопросов, и Росс ответил, причем, в отместку за «истерику», довольно откровенно. Он надеялся, что в результате парень заткнется, но мысли Падалеки бродили какими-то своими, нехожеными тропками. Там, где любой нормальный человек деликатно посочувствовал бы, втайне ужасаясь, Джаред, как всегда, сделал свои оригинальные выводы. Немного помолчав, он выдал пару десятков вариантов дальнейшей судьбы Росса, причем в некоторых упоминались щупальца, а в одном – бригада вивисекторов. Росс изумлялся, злился, смеялся, и в какой-то момент вдруг понял, что морозный панцирь, сжимающий грудь с момента просмотра «фильма», начал понемногу таять.

Теперь они собирались на вечеринку, и Росс по такому случаю даже решил расчесаться. Джаред выдал ему расческу и гель, с заметным интересом наблюдая за процедурой формирования прически – он, кажется, искренне был убежден, что волос Росса касалась только расческа парикмахера раз в полгода.

- О-хре-неть! – по слогам восхитился он, когда Росс, наконец, отвернулся от зеркала. – Где ты такому научился?! А они, оказывается, довольно длинные… Дженс, а тебе сейчас сколько лет?

Росс удивленно выгнул бровь.

- Тридцать… три… четыре… ну, около того. Это ты к чему?

- «Около того»? – рассмеялся Джаред. – Когда у тебя день рождения, склеротик?

- В марте. А… какой сейчас месяц?

- Март…

Они ошалело уставились друг на друга.

- А число?

- Второе.

- Ну… С днём рождения меня… вчера.

- Поздравляю… - автоматически отозвался Джаред и обескуражено почесал затылок. – Это что ж получается – не спроси я… Ну ты даёшь.

- Как-то, знаешь ли, не до того было. – Он с иронией пожал плечом. – Да какая разница? Ты вообще чего тему-то поднял?

- Хотел сказать, что с этой прической ты выглядишь старше. – Падалеки ухмыльнулся. – А это, оказывается, не прическа виновата! Это груз прожитых лет!

- Угу, внезапно догнал. – Росс снова повернулся к зеркалу, поправляя в волосах какой-то незаметный беспорядок.

- К такому нужен костюм… - мечтательно заметил Джаред. – Шелковый. И дворец какой-нибудь. Сверкающий.

- И бриллианты на ресницах, - рассеянно добавил Росс, в последний раз окидывая себя взглядом.

- Бриллианты?.. – Джаред озадаченно вытаращился.

- Не слышал? – Росс повернулся к нему, скрещивая руки и наваливаясь плечом на косяк. – Последний выверт для высоких приемов, который я застал. Это, конечно, не бриллианты, какие-то мелкие кристаллики, клеятся на ресницы. Сверкают. Дико мешают смотреть. Бесит неимоверно.

- Ты клеил на ресницы бриллианты?! – Лицо Джареда сияло восторгом. Он прикусил губу, чтобы не расхохотаться. – Охрененное должно быть зрелище! И так медленно, значительно моргать, оглядывая толпу свысока!

- Где-то так, - кивнул Росс, улыбаясь уголком рта.

- Слушай, а у тебя снимков нет?.. Подожди, а что ты там делал? В смысле – высшее общество…

- Я работал, - спокойно ответил Росс. – Мне нужно было попасть в тот дом, проще всего было достать приглашение на прием.

- И… что ты в том доме делал?

- Работал.

Джаред понял, что другого ответа не будет, и скорчил унылую физиономию.

- Ну и ладно! Зануда. Тогда пошли развлекаться!

И они отправились к Уне, по дороге решив зайти к боцману и попросить для Росса новый комм. Несмотря на позднее время, тот, к счастью, оказался на месте и долго заполнял какие-то формуляры на выдачу, сосредоточенно почёсывая свой совершенно огромный нос. Новый боцман был суровым и длинным во всем, начиная с лица и заканчивая начищенными ботинками; видимо, эта тенденция отразилась и в стиле работы. Смирившись, что быстрого результата ожидать не приходится, Росс по привычке начал откладывать в памяти неторопливую основательность движений боцмана – мало ли, что в работе понадобится – и мысленно чертыхнулся. Он очень надеялся, что это умение уже не пригодится.

Выйдя от боцмана, Джаред неожиданно свернул к находящемуся рядом хозяйственному складу.

- Подожди, я быстро, - бросил он от порога и слегка покраснел. – Надо пополнить… кой-какие запасы.

Росс недоуменно моргнул, затем усмехнулся. Да, «запасы» они использовали активно… Может быть, слишком активно?.. Парень же новичок… Чёрт!

Дождавшись Джареда, он пошел рядом, искоса на того поглядывая.

- Мм… А ты как себя чувствуешь?

- Я? Нормально. С чего вдруг вопрос? – удивился Джаред. Потом взглянул на Росса и понимающе ухмыльнулся. – А, ты об этом… Не волнуйся, жить буду. Слушай, а ты когда-нибудь был снизу?

- Был, - коротко ответил Росс.

- И как, понравилось?

- А тебе?

Лицо Джареда внезапно засияло от удовольствия. Воровато оглянувшись на пустующий коридор, он быстро притиснул Росса к ближайшей стене.

- Мне – да. Нравится! – прошептал он и начал целовать Росса прямо в расцветающую улыбку…

Они чуть не вернулись обратно в свою каюту, но Джаред, слегка отдышавшись, категорично заявил, что к Уне нужно попасть обязательно. Несколько удивленный Росс последовал за ним, не став доискиваться причины. Оказалось – зря. Когда они зашли в ангар с лабиринтом, наполненный гулким эхом веселых голосов и музыки, Джаред тут же отозвал в сторонку Янссон и о чем-то с ней таинственно зашептался. Цель интриги Росс узнал минут через двадцать, когда, попутно здороваясь с развлекающимися парнями, просочился сквозь толпу, попробовал что-то съесть (не получилось), выпить (хорошо пошло), и, в конце концов, со стаканом в руке устроился на периферии. Музыка внезапно смолкла, в центре зала Уна похлопала в ладоши, привлекая всеобщее внимание, и торжественно объявила, что они сегодня пьянствуют не просто так, а по поводу! Оказывается, «у нашего дорогого и нежно любимого всеми изверга – день рождения»! При слове «изверг» все дружно развернулись к Россу, и он польщено закашлялся, поперхнувшись виски. Зал взревел двумя десятками молодых луженых глоток! Парни ринулись к нему настолько целеустремленной толпой, что Росс панически заозирался в поисках выхода, но поздно – вихрь из множества рук и тел закружил его, придавил, смял, затискал и, подхватив, поволок за собою, игнорируя вялые попытки отбиться. Ошеломленный, оглушенный и растерявшийся, Росс ценным призом проплыл над толпой, передаваемый из рук в руки, и был сброшен в цепкие объятья Уны, которая с энтузиазмом доломала ему все рёбра. Кажется, он при этом очень немужественно пищал. Оставив его отдуваться, Янссон произнесла поздравительную речь, из которой еще не пришедший в себя Росс мало что понял, и вручила подарок – шикарный, дорогой и очень удобный импульсник последней модели в комплекте с поясной кобурой.

- Откуда?! – пробормотал Росс, зачарованно любуясь точеными линиями «Коршуна-7».

- Сняли здесь с одного типа при штурме, - усмехнулась Уна. – Ты же у нас любитель бесшумного оружия? Ну, вот и пользуйся. Вы с ним как-то… гармонично сочетаетесь. Смотри, у него аж четыре режима, усилена батарея и прицел на…

- Да я знаю, читал про него, - рассеянно кивнул Росс, взвешивая в руке приятную тяжесть. Рукоять будто врастала в ладонь, настолько удобно была сделана. Словно оружие на заказ. Росс поднял благодарный взгляд на Уну и смущенно произнёс: - Спасибо. Это очень… очень… ну…

Янссон расхохоталась и, хлопнув его по плечу, громко объявила:

- Наш красноречивый друг сказал, что подарок «очень-очень», из чего можно сделать вывод, что ему понравилось! Пожалуй, извлечь из этого оратора ответный спич мы не сможем, поэтому включайте музыку и оттанцуйте ему все ноги!

Парни радостно заорали и по новой набросились на Росса.

Потом было много музыки, поздравлений и пожеланий, много смеха, тостов и разговоров, и, конечно же, много танцев. К концу вечера в ангаре стояла плотная алкогольная жара и откровенно тянуло дурью, кажется, из лабиринта. Парни отрывались на полную катушку. Поймав смутно знакомое ощущение, скользнувшее по краю сознания, Росс удивленно вскинул брови – интересно, как они её протащили? – и пошел искать Джареда. Они сталкивались несколько раз на танцполе и возле стола с напитками, но в этой толпе трудно было удержаться вместе, тем более что Росса всё время увлекали то в разговор, то в танцевальную круговерть.

Интуиция Росса не подвела: Джаред нашелся в одной из комнат лабиринта. Тесной группкой парни сидели вокруг импровизированной подставки с небольшим цилиндром в центре и дружно о чем-то ржали. По комнате плыли разноцветные полотна призрачного сияния и едва различимые странно щекотные звуки, дарящие ощущение беззаботной, искристой радости. Остановившись на пороге, Росс прислонился к косяку и усмехнулся, глядя на размашисто жестикулирующего веселого Джареда. Тот явно наслаждался вниманием, увлеченно рассказывая одну из своих бесчисленных историй.

Байка ожидаемо завершилась взрывом дружного смеха. Один из хохочущих парней, наконец, поднял глаза и, увидев Росса, испуганно ойкнул, пряча цилиндр с электронным релаксом за спину. Росс иронично вздернул бровь.

- Вы бы хоть зону ужали. Уже по всему ангару пошло.

Парни расцвели смущенными улыбками, выключили цилиндр и, суетливо поднявшись, пошли его прятать в глубинах лабиринта. Вообще-то, прием наркотиков во время проведения боевой операции был строго запрещен, а операция официально не завершилась, пока они не вернулись на базу. Но, учитывая вечеринку, Росс полагал, что даже Янссон ограничилась бы выговором, а уж ему было и вовсе наплевать.

- Обломал всё веселье, - сказал Джаред, довольно потягиваясь. – Изверг.

- Откуда этот «изверг» взялся?

- Ребята прозвали. Ты что, забыл, как ты их на тренировках гонял?

Росс недоуменно нахмурился. Вроде и не гонял сильно…

- Это для тебя – нормально, - усмехнулся Джаред, словно прочтя его мысли, - а они по вечерам еле ползали. Ну что, уходим?

- Я собираюсь, - кивнул Росс. – Если хочешь, ты…

- Ну уж нет! – Парень бодро поднялся. – Я с тобой. Мне еще нужно тебе свой подарок вручить! – Он ухмыльнулся и зашевелил бровями.

- Ого, какие планы, - пробормотал Росс, глядя на подходящего Падалеки.

Тот остановился рядом и, склонив голову набок, с нарочитой небрежностью бросил:

- Я же должен тебе компенсировать весь этот хаос. Шум, гам, толпа нетрезвых обожателей. Ты, наверное, основательно напрягся.

Росс взглянул в горящие затаенным вопросом глаза и серьезно произнёс:

- Лучший день рождения в моей жизни.

Вспыхнув от удовольствия, Джаред облегченно вздохнул.

 

***

 

Утром их вызвал к себе Морган.

На подходе к каюте капитана Джаред, задумчиво молчавший всю дорогу, вдруг остановился и, помявшись, спросил:

- Дженс… Прошлый раз… Ты ведь как-то воздействовал на него? Заставлял его с тобой соглашаться?

Пульс почему-то резко сбился, задергался раненой птицей. Чуть прищурившись, Росс взглянул на парня.

- Да.

- Ты… это твои способности? Ты влиял на него энергией?

- Нет.

Джаред озадаченно нахмурился.

- Тогда как?

- Какая разница? – холодно произнес Росс. – Я это делал, и если надо будет – повторю.

Падалеки упрямо вздернул подбородок, на скулах заходили желваки. Он внезапно показался очень взрослым – высокий, серьезный парень, убежденный в своей правоте.

- Это… неправильно. Так нельзя. У человека должна быть свобода воли. Пойми, ты не можешь, не имеешь права так поступать с людьми.

Росс сжал зубы до хруста. Ему вспомнился разговор с Координатором. Как верил он тогда в то же, о чем говорил сейчас Джаред, как истово защищал свою веру… Наверное, он и сейчас верит. Вот только… есть дело, которое должно быть сделано. И нет в этом свободы – ни для Моргана, ни для него самого.

Он мягко улыбнулся, глядя Джареду в глаза.

- Помнишь, я обещал тебе никогда не лгать? Я не лгал тебе. И когда я говорил, что дальше будет только хуже – это была правда. Что мне делать с людьми, а что нельзя – я буду решать сам. У тебя есть право уйти от меня в любой момент. Но остановить меня ты не сможешь. Никто не сможет.

И, отвернувшись от побледневшего, застывшего в шоке Джареда, он прошел к капитанской каюте.

Морган, разговаривающий с кем-то по интеркому, приветственно кивнул со своего места, свернул разговор и с настороженным любопытством окинул взглядом садящегося к столу Росса.

- Хреново выглядишь. Похмелье после вчерашней гулянки?

- Всё-то ты знаешь.

- Как положено капитану. А Падалеки вообще встать не смог?

- У него… сложное состояние. – Росс тяжело сглотнул, впиваясь ногтями в ладони. – Давай к делу.

- Ну что ж, к делу – так к делу. – Морган выпрямился, кладя руки на стол. – Думаю, ты был прав в оценке ситуации. Медики вчера закончили обследование трупа этого Координатора, у них нет сомнений, что он не человек. Кардинальные отличия на молекулярном уровне, что-то там со структурой ДНК, короче, если хочешь – потом почитаешь. Техники осторожно покопались в открытом приборе и, как ты и предсказывал, пока что в полной растерянности. Жаждут вернуть второй. Что ты им наплел вчера от моего имени?

- Это Джаред. Вроде бы сказал, что мы по твоему приказу проведем полевые испытания или какой-то подобный бред. Ну и ответь им, что это была мина, и она взорвалась. Пусть радуются, что не у них в лаборатории.

- Ты мне лучше объясни, каким образом мина, взорвавшаяся у них в лаборатории, смогла не оставить следов? А то вчера по комму ты был весьма уклончив.

- Ну, она не то чтобы взорвалась. У них же всё энергетическое, вот и эта дрянь тоже при включении дала выброс какой-то энергии. Она… была у меня в руках, поэтому больше ни до чего не достала.

- А до тебя, значит, достала, - задумчиво произнес Морган. – Слушай, вот если я сейчас ради интереса пальну в тебя из бластера, что будет?

- Труп, - холодно ответил Росс. – Не мой.

- Угу. – Морган усмехнулся. – Ладно, проверять не будем. К слову, об экспериментах – изучили вчера силовое поле, генерируемое прибором Чужого. Действительно, высокоскоростные пули оно пропускает. Впрочем, «стандарт» вразброс – держит, и я опять же не совсем понимаю, какой финт ты проделал с ножом… - Он с намеком прищурился на Росса, однако быстро понял значение ответного взгляда. Иронично дернув уголком рта, он продолжил: - В общем, у нас есть что везти в метрополию. А главное – я тут прикинул… Не знаю, насколько верен твой прогноз, но угроза слишком серьезна, чтобы от нее отмахнуться.

- Ты решил лететь к Сучке?

- Нет. Я решил лететь к Земле.

Росс посмотрел в непреклонные глаза Железного Капитана и тяжело облокотился на стол, упираясь пальцами в виски. Морозная глыба ширилась в груди, мешала дышать. Чёрт. Как же он не хотел этого…

- Почему к Земле? - глухо спросил он.

- Потому что если ты прав – надо начинать мобилизацию. Надо готовиться, всерьез и всеми силами. Стягивать армию в кулак, переоснащать корабли, вырабатывать план обороны. Расшифровать этот чертов прибор и вытащить из него информацию. Покопаться еще в «Зете». И самое важное – понаблюдать за Чужаками, когда они придут на Сучку. С чем они придут, как будут действовать. Обязательно проверить твою теорию об уязвимости их щитов. Для этого достаточно пары разведчиков, я отправлю инструкции на «Либерти». Ставки слишком высоки, чтобы действовать наскоком и рассчитывать на удачу.

Росс повернулся к Моргану, предпринимая последнюю попытку убедить.

- Послушай, Джефф. Они не ожидают сопротивления именно сейчас. Пока ты будешь разведывать их на Сучке, они тоже будут разведывать. И не дадут Земле времени на подготовку. Они вызовут подкрепление и быстро переместятся к нам, а перемещаются они действительно быстро, можешь мне поверить. Драться над пустой планетой и вести бой среди своих – две большие разницы, уж ты-то должен знать. Флот будет вынужден разделиться, оберегая колонии. Пока прибудут корабли с границ, пока стянутся со всех баз КСОПа – центральные формирования уже разобьют. Нас передавят по частям. Чужие не отступят, если уж придут. Я хорошо понял их психологию, когда разговаривал с Координатором. Они очень рациональны, чётко рассчитывают соотношение выгоды и затрат. Если мы разобьем их у Сучки – они задумаются. Они ожидают легкую победу и, встретив серьезный отпор, возможно, откажутся от своих планов. Или, по крайней мере, притормозят в попытке понять, что они не учли. Если же они уже ввяжутся в войну, то будут воевать до конца, даже при больших потерях. Тем более при больших потерях. Им нужно будет как-то оправдать поход.

Морган слушал внимательно, сосредоточенно, и когда Росс закончил, долго молчал, неподвижно глядя в одну точку и постукивая пальцами по столу. Затем решительно вздохнул и перевел жесткий взгляд на Росса.

- Нет. Слишком многое основано только на твоих словах. Я тебе доверяю, но не настолько, чтобы ставить на кон всю Федерацию.

Росс закрыл глаза. Ну вот и всё, момент выбора. Впрочем, выбора у него нет. На самом деле – нет. Ни у него, ни у Моргана.

Капитан говорил что-то еще, объяснял свою точку зрения, а Росс уже соскользнул в мир нитей. И плавно вломился в сознание Моргана, вспоминая то, чему научился у своего врага. Он рвал нити связей, менял убеждения и мысли, перекраивал человека, как переделал бы старый костюм под новые нужды. Внушением тут не обойтись – слишком глубоким и непреложным было решение Джеффа. И потому Росс складывал новую личность, круша человека, который ему доверял. Он точно знал, что это необходимо, и его тошнило от этого знания.

Аккуратно подчистив следы, он шепнул напоследок: «Забудь» и вернулся в реальный мир. Морган с остекленевшим взглядом неподвижно сидел в своем кресле и медленно, трудно дышал.

- Джефф, - негромко позвал Росс.

Тот вздрогнул всем телом, на секунду в глазах мелькнул ужас, но тут же сменился растерянностью. Непонимающе оглядевшись, он потер ладонью лоб и взглянул на Росса.

- Голова что-то раскалывается. Так о чем мы говорили?

- Ты говорил о том, что надо лететь на Сучку. Что всё решится именно там. Нужно отправить кого-то на Землю с докладом, отвезти приборы и труп, заставить их шевелиться. Если у нас не получится, они должны быть готовы.

Морган нахмурился, вновь потирая лоб.

- Да, всё верно... Я еще подумаю, кого послать… А нам нечего медлить. К «Либерти» приписано около десятка кораблей, все старые, за исключением «Раптора», как раз с подходящим вооружением. Так что у нас есть хороший шанс. Обязательно выставим наблюдателя, если что – он, по крайней мере, потом доложит на Землю результаты боя. Им это очень пригодится. Свежие разведданные, да плюс из этого прибора, может быть, что-нибудь вытащат. Так что польза от этого похода в любом случае будет.

Росс молча кивнул – горло внезапно свело судорогой.

- В общем, иди, собирайся. Пойдешь со мной на «Россинанте», а там разберемся. Вылетим завтра утром. И выспись, что ли, а то ты какой-то весь белый. Будто с мертвецом разговариваю.

Снова кивнув, он поднялся и пошел к двери. Остановился рядом, не обернувшись, сказал:

- Джефф. Прости.

- Что?

- Нет, ничего. – Он нажал пластину замка.

На полу в коридоре, прямо напротив двери, сидел Джаред. Подняв глаза на вышедшего Росса, он впился пристальным взглядом в его лицо.

- Готовься к вылету, завтра идем на «Либерти». Впрочем, на Землю корабль тоже пойдет. Так что у тебя есть выбор, - негромко сообщил Росс.

- Что ты сделал? – напряженно спросил Джаред.

- То, что считал нужным, - ответил он и пошел в свою каюту.

Ни в течение дня, ни вечером Джаред к нему не пришел.

 

5 часть

 

Раптор

 

Бархатно-черный космос искрился серебряной россыпью звезд. Далекие, крошечные и безопасные, они подмигивали светлыми зрачками, то появлялись, то исчезали снова, словно танцующие светлячки взмахивали блестящими крыльями. Странные, диковинные очертания созвездий вспыхивали мимолетной призрачностью и вновь растворялись, кутаясь в темную ткань бесконечности… Росс читал, что когда-то это можно было увидеть по-настоящему, что первые астронавты могли просто приблизиться к стене корабля – и вот он, сияющий космос, отделенный лишь тонкой пластиной стекла, которой можно коснуться рукою... Наверное, мир тогда казался ближе и понятнее.

Росс вздохнул и выключил картинку на экране интеркома. Иллюминаторов давно уже не было, да и зачем, если большую часть времени корабли проводили в гипере, и снаружи, кроме серого марева, ничего не получилось бы разглядеть. Ученые до сих пор вели нескончаемые споры о физических свойствах надпространства, но суровая правда состояла в том, что, пройдя через серию жестоких потерь и случайных находок, человечество вышло в гипер наощупь, так до конца и не постигнув, с чем же имеет дело. Росс подозревал, что Чужие продвинулись намного дальше, именно поэтому их странные корабли превышали скорость земных в несколько раз. А может, всё дело было в используемой энергии. Так ли уж это важно?..

Важного в жизни Росса почему-то становилось всё меньше. Удивляли своей незначительностью темы, которые раньше наверняка бы взволновали. Какая разница, на чем спать и что есть? Какое имеет значение личное пространство? Перейдя сегодня утром на «Раптор», Росс занял первую попавшуюся каюту и отвечал пожиманием плеч на все вопросы появившегося позже незнакомого техника. «Ты не возражаешь, если я здесь поселюсь?.. Почему ты не пристегнулся при взлете?.. Пистолет – это что, все твои вещи?.. Ты пойдешь на обед?.. Ты, правда, тот самый Эклз?!..». Последний вопрос был задан после звонка капитана.

Морган, просидевший весь день накануне за планированием операции, в последний момент решил-таки лететь на базу на «Рапторе». Ему жаль было снова расставаться со своим кораблем и экипажем, но люди до сих пор не восстановили здоровье полностью, к тому же астронавты с «Россинанта» числились в гражданском флоте, не говоря уж о научной экспедиции, и тащить их в зону предполагаемых военных действий было верхом глупости. Конечно, капитан рассчитывал в любом случае оставить какой-то корабль на «Либерти» – для связи с Землей или эвакуации остающихся на базе – но даже для этого «Россинант» подходил мало, на нём отсутствовало любое вооружение, и в случае опасности он не смог бы даже вяло огрызнуться. Поэтому свой корабль – вместе с доказательствами присутствия Чужих, материалами из «Зеты», подробным докладом и проинструктированным старпомом – Железный Капитан отправлял на Землю. Два корабля КСОПа, оставив часть экипажей для охраны пленников на астероиде, следовали за «Раптором» и должны были прибыть на базу через пару дней после него.

Росс не вмешивался в эти решения – главное он сделал, а остальное было неважно. Он просидел весь день перед отлетом в каюте на «Россинанте», закрывшись от всех как внешне, так и внутренне. Закрывшись от самого себя – он не хотел ни думать, ни чувствовать, ни вспоминать – вытянувшись на кровати и неподвижным взглядом уставившись в потолок. Поздно вечером в дверь постучали, и глупое сердце зашлось барабанной дробью… Но это был не Джаред.

На пороге стояла Андре, пряча неловкость за фальшиво-лучезарной улыбкой.

- Можно к тебе?

Удивленный Росс посторонился, пропуская девушку, и уселся на стул, теряясь в догадках относительно цели визита.

Андре, вольно устроившись на кровати, весело щебетала, пересказывая сплетни об общих знакомых. Она похудела и как-то ужалась, превратившись из пышногрудой хищницы в маленькую девчонку с угловатыми оборванными жестами. Иногда, словно вспоминая себя прежнюю, она соблазнительно улыбалась и поводила плечами, и тогда контраст между маской и затаенной тоской во взгляде заставлял Росса сильнее вжиматься спиной в стену. Через двадцать минут он не выдержал:

- Андре, милая, я очень рад тебя видеть. Но… ты зашла просто поболтать?

- Ты невыносимо прямолинеен! – расхохоталась Андре. – Ну что ж, ближе к делу! – и она начала расстегивать свой комбинезон.

Росс моргнул, склоняя голову набок.

- Если ты остановишься прямо сейчас, у тебя будет шанс объясниться до того, как я выпровожу тебя из каюты.

Андре замерла на мгновение и, порывисто вскочив с кровати, рывком застегнулась.

- Ну и чёрт с тобой! – зло выкрикнула она, бросаясь к двери.

Росс поймал её у выхода, развернул, прижал к себе, не обращая внимания на неистовую ругань и меткие кулаки. Она вырывалась отчаянно, даже стукнула его лбом в грудь, и Росс пораженно вздохнул, внезапно осознав, насколько она маленькая по сравнению с Джаредом… Тонкая фигурка, хрупкий изгиб талии, острые лопатки, дрожащие под его руками…

- Тшш… Ну что ты, милая… - шептал он в её макушку, водя ладонями по спине. - Я тебя не обижу, успокойся… Ты только скажи, я всё сделаю… Ну, что случилось, расскажи мне… Я всё пойму, слышишь?.. Всё хорошо, мы всё исправим, всё будет нормально… Тише, милая, тише…

Девушка рыдала в его объятьях, захлебывалась слезами, прятала лицо и прижималась всё крепче, как ребенок, который ищет у взрослого защиту от обид и несправедливостей этого мира. Росс обхватил её руками, слегка покачивая, и бормотал какую-то невнятицу, представляя себе холодное сияние звёзд. Представлять, через что прошла Андре, чтобы дойти до такого, было невыносимо. Сейчас не время для ненависти.

Наконец, она немного успокоилась, вытерла лицо о его футболку, покачнулась от слабости, и тогда Росс подхватил её на руки и, подойдя к кровати, усадил к себе на колени. С лёгким смешком она поёрзала, устраиваясь поудобнее в кольце рук, и длинно, протяжно выдохнула, расслабляясь.

- Что, напугала я тебя? – прошептала она, шмыгнув носом.

- Есть немного, - кивнул Росс с легкой улыбкой.

- А вот не груби девушке в следующий раз, - пробормотала Андре и потерлась щекой о футболку.

- Не буду, - покорно согласился Росс.

Они помолчали немного, кутаясь в тепло друг друга, оттаивая и набираясь сил. Потом Андре шевельнулась, выпутываясь из объятий, мягко поцеловала его в щеку и пошла в ванную умыться. Рассеянно потерев щеку рукой, Росс усмехнулся, мимоходом подумав, что так его еще не целовали. Поднявшись с кровати, он с наслаждением потянулся и оттянул футболку, рассматривая мокрое пятно на груди. Ткань неприятно холодила кожу, но другой у него не было, а обнажаться перед Андре сейчас – это усложнять разговор. То, что разговор будет, у Росса сомнений не вызывало.

- Дай полотенце! – раздалось из ванной.

- У меня нет, - отозвался он и ожидаемо встретился с удивленным взглядом появившейся на пороге девушки.

- Что, совсем? – Она по-новому, оценивающе, осмотрела абсолютно пустую каюту и насмешливо взглянула на Росса. – Твой аскетизм достиг немыслимых высот. Может, всё-таки проводить тебя к складу?

- Зачем? – пожал плечом Росс. – Я завтра улетаю на «Рапторе», там всё и возьму.

- Знаю. - Андре вздохнула, отводя глаза. – Я, в общем, поэтому и пришла…

Росс спокойно сел обратно на койку и ободряюще улыбнулся.

- Рассказывай. Что бы ни случилось, мы со всем разберемся.

Нервно сведя руки в замок, Андре коротко перевела дух и решительно произнесла:

- Дженсен. Я хочу от тебя ребенка.

… Росс моргнул, силясь понять фразу. Она – что хочет?..

… В каком смысле?..

… Что, по-настоящему?..

… Его… ребёнок?..

Он резко вдохнул и зажмурился, стараясь сдержать подступившую вдруг панику. Нет, ему послышалось, он что-то не так понял… Да кто в здравом уме захочет от него ребенка?!.. От мутанта и нелюди, от убийцы с темным прошлым и коротким будущим?.. Нет, это просто…

- …невозможно.

Собственный голос низким хрипом ворвался в уши, заставляя его очнуться.

Андре сидела напротив и пристально смотрела на него, от волнения покусывая губы.

- Дженсен, с тобой всё нормально? Ты очень бледный.

- Что?.. А, да. Всё нормально. Андре, я, кажется, не совсем понял, о чем мы говорим.

- О ребенке, - неловко улыбнулась она. – И ты сказал, что это невозможно. Почему?

Почему. Конечно, она же ничего не знает. Ну, вот всё и прояснилось.

- Это… долго рассказывать, - глухо ответил он, отводя взгляд. – А почему тебе вообще пришло это в голову?

- Знаешь, - она задумчиво облокотилась на стол, - как-то всё разом совпало. Я ведь хотела ребенка еще в прошлом году, даже прошла Комиссию и получила разрешение. Но тот человек, которого я выбрала, сказал: «Ты постоянно в космосе. Если хочешь ребенка – смени профессию». И я поняла, что он прав. Но… так не хотелось оседать на одном месте. Я вожу корабли уже восемь лет, но мне не надоело, и я подумала – подожду еще лет пять… Жаль, что я так решила. – Она опустила голову, водя кончиками пальцев по столу. – Пока мы здесь сидели… Нам ведь ничего не оставалось – только думать и ждать… И я думала. Восемь лет службы, множество полетов, и, кроме мелких поломок, никаких неприятностей. Я раньше не понимала, что мне просто везло. Есть ведь пираты, есть ошибки в расчетах, есть корабли, которые просто не возвращаются. Конечно, встречаются астронавты, которые служат и по пятьдесят лет, не напоровшись ни на один метеорит, но… я чувствую, что исчерпала свой запас удачи. Просто – чувствую, понимаешь?

Росс кивнул, тяжело сгорбившись и упираясь локтями в колени.

- Ты, наверное, думаешь, что это всё стресс, и я сейчас неадекватна, - спокойно продолжила Андре. – Мне тоже такое пришло в голову. Поэтому я прошла полное тестирование у нашего доктора. Конечно, стресс и всякое другое, но – желание ребенка выходит за границы тревожной области, а значит – я не пожалею. Потом, когда я приду в себя, это желание никуда не денется. – Она выпрямилась, внимательно глядя на Росса. – Я решила уволиться из флота. Мир ведь велик, и в нем еще много чудес помимо космоса. Уверена, что без особых проблем найду себе дело на Земле. У меня хороший большой дом, где меня ждут родители, и скопилась приличная сумма на счете. А еще – мне нужен ребенок.

Она замолчала, с ожиданием глядя на Росса. Тот закрыл глаза, вдавливая пальцы правой руки в виски, провел ладонью по лицу и поднял голову, заставив себя встретиться с девушкой взглядом.

- Я уверен, что на Земле ты встретишь человека, с которым захочешь быть вместе.

- Я тоже в этом уверена, - усмехнулась Андре. – Но при чем тут ребенок? Я не хочу выбирать любимого, размышляя о том, достаточно ли хороши его гены.

- Вынужден тебя огорчить, - сухо сказал Росс. – Мои гены тоже не эталонные.

- Почему? – удивилась Андре. – Ты красивый, умный и сильный. Явно ничем не болен, иначе тебя не взяли бы в состав экспедиции. И потом… мне было хорошо с тобой. Очень хорошо. Это имеет значение.

Росс усмехнулся, дивясь сочетанию прагматизма с романтикой.

- А зачем тебе ребенок так рано? – поинтересовался он. – Тебе ведь сколько?.. Тридцать?..

- Тридцать два, - кивнула Андре. – А, по-твоему, все должны быть одинаковыми? Послушно ждать сорока или пятидесяти, потому что так делает большинство? Ну, а я вот хочу по-другому.

- У тебя же должен стоять имплант, как у всех на флоте…

- Доктор сегодня убрал. Объяснял про какие-то там гормональные сдвиги, но, в принципе, сказал, что шанс хороший. Так ты согласен? Контракт не составляем, так что никаких обязательств у тебя не будет. Естественно, если захочешь, ты потом можешь с ним увидеться.

- С доктором? – вздернул брови плохо соображающий Росс.

- С ребенком, дурачина! – рассмеялась Андре. – Я тебе оставлю адрес, мы живем на южном континенте, рядом с Карибами, там есть…

- Подожди. – Росс тряхнул головой, нервно облизнул губы. – Постой, мы что-то… Куда-то не туда свернули. Я… не помню, как там говорят в этих случаях – польщен и благодарен, – но я не могу тебе помочь.

Недолгое молчание ухнуло в каюту мешком цемента, потом Андре матюкнулась и пнула его в голень.

- Ауф!.. – сморщился Росс, потирая ногу. – Милая, это не то, что возбуждает интерес мужчины!

- Так тебе интереса не хватило?! Или возбуждения?! – возмущенная Андре поднялась, упирая руки в бока. – Я тут перед ним наизнанку выворачиваюсь, а он, видите ли, не возбуждается! Сволочь!

- Не надо наизнанку… - пробормотал Росс, отползая от разъяренной навигаторши. – Вот это уж точно не возбудит…

- Замечательно! Всё опять сводится к членам! Самцы чёртовы!!! – Андре схватила его за ногу и потянула на себя, пыхтя сквозь зубы: - Я тя щас возбужу, погоди!.. Так и знала, что надо было хватать и валить!.. Он мне тут по мозгам ездит – «расскажи», «разберемся»!.. А у самого все мысли в штанах шныряют!..

Росс, вяло отбрыкивающийся, кусая губы, наконец не выдержал и расхохотался. Андре – растрепанная, покрасневшая, с горящими глазами – внезапно стала прежней неистовой амазонкой, и пространство вокруг запылало искристой насыщенной жизнью. Он схватил её в охапку и повалил на себя, затыкая возмущенный вопль поцелуем, смеясь в этот поцелуй, выдыхая в нее веселье, и, конечно же, Андре сдалась, тоже начиная смеяться…

Когда смех, наконец, утих, успокоив сердца и мысли, они взглянули друг на друга со странной нежностью, словно не просто вспомнив, а заново ощутив, что им действительно было хорошо вдвоем. Андре светло улыбнулась и вздернула брови, будто спрашивая: «ну что, в какую сторону двинемся?». И Росс кивнул, понимая, что тёплое доверие в её глазах стоит гораздо больше всех его тайн.

- Я объясню. А потом ты сама решишь. Видишь ли, я не ассистент ученых и в экспедицию попал обманом.

- Да об этом я как-то сама догадалась, - с насмешкой кивнула она. – Поговаривают, что ты «Глаз». Это правда?

- Нет. Я действительно агент, но… другой организации, и за время работы совершил много такого, о чем не расскажешь на дружеской вечеринке. На самом деле я… не очень хороший человек.

- Но капитан Морган тебе доверяет, - упрямо нахмурилась она.

Росс на мгновение сжал зубы, прищурился, отводя глаза.

- Это… - «ненадолго». – У него не было выбора. Что же касается генов… Они у меня не слишком чистые.

- Мутация? – деловито уточнила Андре.

- Можно сказать и так.

- Какого рода? Представляет опасность для здоровья? Передается детям?

- Очень практичный подход, - рассмеялся Росс.

- Ну а что такого? – пожала плечами она. – Мутации сейчас не редкость, а ты, по крайней мере, о своей осведомлен.

- Да уж, осведомлен. – Росс вздохнул, поглаживая спину лежащей рядом девушки. – Для здоровья… нет, вероятно, нет. Передается детям – безусловно. А вот как проявится – я, пожалуй, предсказать не смогу. Возможно, будут телепатические способности и прочая псионика…

- Ого! – Андре даже привстала, возбужденно глядя на него. – Серьезно?! Это же обалденно!.. Подожди, ты что, можешь читать мысли?

- Иногда. И – нет, милая, это не обалденно.

- Почему? – Её глаза недоуменно расширились.

- Потому что не всегда приятно знать, о чем люди думают на самом деле. Но главное не это. Главное – что ребенок в любом случае будет отличаться от других людей и рано или поздно поймет это. Ему может стать… очень одиноко.

Андре порывисто вздохнула, глядя в его глаза, и Росс отвернулся, прячась от этого понимающего взгляда. Через мгновенье тёплая ладонь легла на его щеку, мягко поворачивая голову обратно.

- Я поняла, о чем ты говоришь, - негромко произнесла она, серьезно глядя в его лицо. – Но этого не будет, я обещаю. Мой ребенок никогда не останется один.

И, потянувшись вперед, она медленно, нежно поцеловала его в крепко сжатые губы.

Росс вздохнул, закрывая глаза, чувствуя, как разжимает тиски напряжение. Мягкие, чуткие губы целовали его лицо, ловили в плен ресницы, разглаживали привычно нахмуренные брови. Тёплые ладони проникли под футболку, легкой щекоткой прошлись по животу. Острый язычок лизнул подбородок, спустился ниже, и Росс втянул воздух сквозь зубы, инстинктивно запрокидывая голову, открывая шею для этих легких касаний. Горячая волна возбуждения прокатилась вниз, сладко заныло в паху, и он шевельнулся, вжимаясь бедрами в мягкое тело. Такое лёгкое, маленькое, такое непохожее на…

Он перехватил её руку, расстегивающую замок на штанах.

- Что?.. – прошептала Андре, слегка отклоняясь, пытливо заглядывая ему в глаза.

- Я… - Он облизнул пересохшие губы. – Я не…

- Ты не хочешь продолжать?.. Не можешь?.. – Её глаза вспыхнули догадкой. – У тебя кто-то есть?

Он на мгновенье зажмурился, тяжело сглотнул, медленно качнул головой, признавая правду.

- Нет. Уже нет.

И, приподнявшись, решительно притянул девушку к себе…

Глубокой ночью, расставшись с Андре, Росс нашел дежурного техника и упросил выдать ему аварийный скафандр.

Звёзды мягко сияли с темного близкого неба, тишина невидимым флёром плела паутину снов.

«Тебе грустно?» - спросил корабль, неслышно вздыхая.

«Мне больно» - ответил Росс. Здесь он не мог солгать.

В такт биению пульса ломко мерцали грани, разделенной печалью плавился горизонт.

«Если ты улетишь со мной, мы обнимем Небо»

«Для меня не будет Небес, если я сейчас улечу»

Тишина баюкала сердце случайной лаской. Серебристые нити вплетались в зеленый свет.

«Возвращайся» - почти-мольбою, зовущей друга.

«Я вернусь» - почти-обещаньем, дарящим покой…

 

Росс верил в свое обещание, данное кораблю. Верил отчаянно и безрассудно, наплевав на логику и отбросив сомнения. Он захлебывался этой верой, излучал её как пробитый насквозь реактор. Он знал, что корабль слышит его, пока он находится рядом. И Росс просидел всю ночь у экрана, рассматривая фальшивые звёзды и создавая настоящие мечты. Он продержался нужное время, он улыбнулся, говоря «до свидания», и «Раптор» милосердно одарил его серым маревом гиперпространства.

Он снова был один. Знакомо и привычно. Вот только теперь он знал, как это – по-другому. Горло саднил беззвучный звериный вой.

 

***

Капитан вызвал его в конце первого дня полета. Оценивающим взглядом окинул фигуру, поморщился, качая головой.

- Эклз, в чём дело? Ты выглядел приличнее в начале экспедиции, при том, что тогда был заросшим чучелом. И почему ты такой худой? Сквозь щёки скоро зубы пересчитать можно будет.

- Это запрещено корабельным уставом? – огрызнулся Росс.

- Уставом запрещено бродить по судну провонявшимся трупом, - отрезал капитан.

- А я не воняю. Хочешь проверить?

- Эклз, не зарывайся. У меня нет времени на твои закидоны.

- Это не я себя сюда вызвал.

Морган прищурился, на скулах заходили желваки.

- Верно. Не ты. – Его тон стал подчеркнуто ровным. – Проходи, присаживайся. Нам нужно обсудить общую стратегию движения кораблей в околопространстве Сучки. Возможно, у тебя найдутся какие-то соображения по предполагаемому поведению Чужих.

Они проговорили пару часов, выстроив для начала дюжину вероятных позиций на тактическом дисплее «Раптора». По окончании оперативки немного оттаявший Морган задумчивым взглядом проводил уходящего Росса.

- Эклз, - окликнул он его уже на пороге. – Передай энсину, чтобы зашел ко мне.

Росс судорожно ухватился за косяк и перевел сбившееся дыхание.

- Какому энсину? – хрипло уточнил он.

- …Твоему. – Сдержанное удивление плыло в голосе капитана. – Падалеки.

Вихрем разметав барьеры, Росс ворвался в мир нитей и словно гончая промчался по знакомому следу… Джаред был здесь. На «Рапторе». Сквозь удовольствие от веселого общения мелко пузырилась болотная горечь одиночества. А на дне залегла тяжелая глыба обиды.

- …Капитан… - глухо выдавил Росс. – Вызови его сам.

И, двигаясь марионеточными рывками, он вышел в открывшуюся дверь.

Джаред летел на «Либерти». Летел на одном с ним корабле. И не посчитал нужным сообщить об этом Россу. Выразиться яснее он бы не смог.

Глубоко похороненная, скрываемая даже от самого себя, у Росса оставалась надежда – что Джаред вспылил, в ярости сел на корабль до Земли, что он потом понял и пожалел о своем решении. Ведь он же порывистый, эмоциональный! Наивный. Но не дурак. Он сам так сказал когда-то, и Росс много раз убеждался, дивился этому умению понимать много больше того, что сказано… Что ж, может и в этот раз Джаред всё понял. Просто это оказалось для него слишком. У каждого есть предел.

«Я хочу попробовать, Дженсен. У нас должно получиться».

Не получилось.

 

***

 

На следующий день оперативка проходила с участием Янссон и капитана «Раптора». Морган, настороженно ожидавший прихода Росса, удивленно-одобрительно вскинул брови: Росс был подтянут, подстрижен, сверкал новенькой формой и спокойным ироничным взглядом. Они устроили мозговой штурм, азартно и шумно проведя несколько десятков боев с тактическим компьютером корабля. Условные корабли противника красными букашками ползали по дисплею, меняя свое количество от меньшего к большему. Коричневых жучков КСОПа неизменно появлялось семь.

Семь кораблей. Это всё, на что они могли рассчитывать. К базе «Либерти» было приписано одиннадцать единиц летательных аппаратов. Два из них – болиды, один – медлительный ремонтный «краб», занимающийся починкой внешних датчиков и обшивки. Из оставшихся восьми один корабль обязательно нужен для эвакуации обслуживающего персонала и диспетчеров базы в случае какой-либо серьезной аварии. Оставалось семь. Далеко не новых, побитых, потрепанных временем и сражениями, и будет счастьем узнать, что все они сейчас на ходу. Даже самый оптимистичный сценарий боя к концу выдавал список возможных потерь. Иногда их становилось семь.

Морган недоуменно хмурился, словно спрашивал себя: «Как я мог в это ввязаться?». Росс точно знал – как, но не собирался об этом сообщать. Он излучал энергию и оптимизм, он сыпал остротами и вопросами, он удивлял всех тактическими находками и заражал уверенностью в победе. Он работал.

К концу дня, уставшие и довольные, даже не вспомнившие об обеде, они разошлись по своим каютам, унося с собой веру в то, что у них всё получится. Росс заставил себя зайти на камбуз и что-то съесть, потом вместо разминки вытащил на спарринги команду Уны, а поздно вечером, вернувшись в свою каюту, приветливо зевнул технику и упал на койку, притворяясь спящим. Мир нитей привычно засверкал многоцветьем плетений. Основная тренировка ждала его именно здесь.

Он знал, что его сила возросла, чему особенно поспособствовали Координатор и энергия его взорвавшегося диска. А во время слияния с кораблем-пирамидой он узнал множество новых способов использования этой силы. Но знать и уметь – это разные вещи. Он прекрасно помнил годы учебы в школе, помнил, что для победы в бою мало знать, куда наносить удар, нужно провести его сотни, тысячи раз, из любого положения, при любом состоянии, и только тогда ты можешь сказать, что умеешь это делать. Мастерство достигается многократным повторением. И Росс повторял. Он тратил на это каждую свободную минуту – в каюте, в коридорах, на совещаниях – снова и снова управляя своей энергией, формируя удобные и понятные способы воздействия на нити. Он работал до головокружения, до панического ощущения дезориентации, когда два мира сливались в один, и он переставал понимать, что реально. Конечно, он знал, что реальны оба мира, но в глубине души изморозью стыла догадка, что когда-нибудь ему придется выбирать. Что жизнь аталан и жизнь людей слишком разные, и совместить их не получится. Не то чтобы он всерьез надеялся выжить после встречи с Чужими на Сучке, но если вдруг такое случится… Чем больше он проводил времени в мире нитей, тем меньше было шансов, что он сможет остаться в мире людей.

Дни, оставшиеся до прибытия на «Либерти», удивительно точно копировали полет к астероиду. Оперативки – спарринги – работа с нитями. В какой-то момент Россу подумалось, что этот маршрут, наверное, заколдован, и он усмехнулся, порадовавшись, что не суеверен. Уж на базе Вайса их точно не ждут неприятности.

Джареда он не видел ни разу. Это было легко – ведущая к нему нить вибрировала напряжением. А Росс хорошо умел обходить сигнальные лазеры.

Прибытие на базу планировалось к полуночи по корабельному времени, и, конечно же, никто не ложился спать – для команды «Раптора» это было возвращение домой. Возвращение после успешной операции, что удваивало удовольствие. Весь вечер Росс наблюдал сияющие предвкушением глаза и сам внезапно почувствовал беспричинный прилив бодрости. Насвистывая, он валялся в своей каюте и слушал болтовню техника о перспективах продвижения по службе. Когда раздался предупреждающий сигнал интеркома о выходе из гиперпространства, Росс даже дисциплинированно пристегнул фиксирующие ремни.

Он размышлял о том, какие перспективы были бы у него, останься он в «Зете», когда корабль встряхнулся, вываливаясь из гипера, и вместе с тяжестью перегрузки острым ударом плети врезалось в грудь предчувствие.

 

База «Liberty»

 

Неловко подняв отяжелевшую руку, Росс нажал кнопку вызова на комме. Морган отозвался удивительно быстро, и Росс мимоходом подумал, что протезы капитана, вероятно, дают некоторое преимущество во время перегрузок.

- Слушаю, - раздался напряженный, отрывистый голос.

- Джефф, тормози корабль. Немедленно.

- Надеюсь, у тебя весомая причина.

- К сожалению, да. Не связывайтесь с базой. Ты где?

- В центральной рубке.

- Я сейчас буду.

Отключив связь, Росс уронил руку на пояс и принялся отстегивать ремни безопасности, пытаясь выровнять сбившееся дыхание. С верхней койки раздалось невнятное бормотание – забеспокоившийся техник хотел узнать, что происходит. Чёрт возьми, Росс тоже этого хотел! Что могло случиться на прекрасно охраняемой военной базе, да еще возглавляемой таким опытным командиром как Вайс?!.. Впрочем, а почему он решил, что предупреждение касалось именно базы? Это же космос, здесь может случиться что угодно! Блуждающий астероид, обнаглевший пират, рождение черной дыры… Корабль Чужих. Теперь и такое возможно. Глупо бежать в рубку, не зная, что сказать капитану.

Отбросив путаницу ремней и мыслей, Росс снова расслабился на койке и нырнул в мир нитей. Давление сразу исчезло, и он удивленно вздохнул – получается, что здесь перегрузки не действуют? Как же он раньше не заметил?.. А ведь такой вывод напрашивался еще во время полета на болиде над астероидом! Где же были твои мозги, Росс?!.. Впрочем, сейчас не это главное. Нужно определить, откуда идет опасность.

Он быстро окинул взглядом окружающее пространство. Множество шаров тревожно светились поблизости – команда «Раптора» реагировала на перегрузки и внезапное торможение корабля. Росс инстинктивно метнулся к нити Джареда – проверить, но тут же оборвал себя. Он больше не имеет права вмешиваться в судьбу парня. А кроме того реальная опасность явно где-то снаружи, важнее заняться именно ею. Мысленно потянувшись вверх, он выскользнул за пределы корабля и ловчей сетью раскинулся по близлежащему космосу, пытаясь уловить, откуда идет сигнал…

Всё-таки это была база. Единственное скопление ярких живых шаров поблизости, и некоторые из них полыхали багровым светом угрозы. Что интересно – не все, а значит, опасность представляют лишь несколько человек. Какого чёрта происходит?!..

Вернувшись в себя, Росс раздраженно потер лоб, мимоходом отметив, что гравитация пришла в норму. Что же такое случилось на «Либерти», пока их не было? И касается ли это всей экспедиции или только Росса?.. В любом случае ответы можно найти лишь на базе, а значит – придется стыковаться. И вести разговор с Вайсом лучше без лишних свидетелей, необходим разве что Морган. Главное – побыстрее связаться с адмиралом и выяснить обстановку, а правильное решение обязательно придет по ходу. Правильные решения всегда приходят, жаль только, что правильное – не значит приятное… Впрочем, категория «приятно» вряд ли уже успеет появиться в его жизни.

Встряхнувшись, Росс поднялся и быстро пошел в центральную рубку. Договориться с капитаном «Раптора» оказалось нелегко, несмотря на то, что тот очень хорошо относился к Россу; и, если бы не авторитет Железного Капитана, пришлось бы воздействовать силой. Но Морган, в конце концов, добился разрешения для них с Россом первыми войти на базу и даже убедил не давать им сопровождения. Этому поспособствовал и короткий сеанс связи с «Либерти», оставивший у всех скребущее ощущение недоумения: связист подчеркнуто официально поздравил их с возвращением и передал приказ командирам экспедиции явиться к начальнику базы с докладом. Озадаченный капитан «Раптора» подтвердил, что раньше такого никогда не было – доклад, естественно, подразумевался, и никакой нужды в дополнительном приказе не возникало. Происходило нечто странное, оно сквозило и в тоне связиста, и в том, что Вайс лично не поприветствовал своих людей, вернувшихся из опасного похода. Мелочи по отдельности, эти факты в целом настораживали, и потому капитан неохотно, но всё же согласился, что для начала неплохо убедиться в нормальной обстановке на базе. Для этого, в принципе, подходил любой человек, так почему бы не Морган с Россом?..

Пристыковавшись к указанному шлюзу, «Раптор» замер, опасливо таращась датчиками и антеннами. Морган и Росс проплыли через камеру перехода и остановились возле закрытого люка на базу, негромко обмениваясь предположениями. Джефф недовольно хмурился: он доверял ощущениям Росса и тоже ломал голову над вопросом – что могло произойти. Впрочем, сейчас они всё узнают.

Войдя в открывшийся шлюз, они удивленно переглянулись – их никто не встречал. Дверь в коридор базы закрыта, а через мгновенье закрылся и шлюз за их спинами. В небольшом помещении с голыми стенами стояла тишина, лишь чуть слышно шелестела вентиляция. Раздраженно прищурившись, Морган подошел к панели интеркома и нажал кнопку связи… но Росс уже знал, что ему не ответят. Потому что предчувствие снова царапало грудь. Потому что в воздухе плыл сладковатый знакомый запах. Потому что ставшее ватным тело уже оседало вниз...

 

***

 

Сознание вернулось рывком, вместе с обжигающим ударом пощечины. Резко заныли предельно жестко стянутые за спиной руки, на которых он лежал. Судя по твердости, лежал на полу. Онемевшие губы почти не чувствовались и ужасно хотелось пить – явно последствия действия усыпляющего газа. Определенно, к их приходу на базе готовились. Теперь бы время, хоть немного времени, чтобы разобраться!..

- Я вколол антидот. Нет смысла притворяться дохлым, Ветер.

Знакомый, такой родной голос бритвой полоснул по нервам. Росс вздрогнул, широко распахивая глаза.

- Чёрт возьми… - потрясенно прошептал он.

Кривая усмешка на тонких губах, яркая синева узких глаз, хищный нос с горбинкой. Привычным огнем пылал сквозь длинную челку взгляд.

- Мне сказали, что ты погиб, - едва шевеля губами, пробормотал Росс.

- А мне – что погиб ты. Знакомая схема, мы могли бы догадаться. Ну, здравствуй, пропажа.

- …Здравствуй, Александер.

- А что так официально? – Стоящий рядом мужчина яростно усмехнулся. – Неужели ты не рад меня видеть?

Он резко шагнул ближе, и растерянный Росс не успел закрыться. Сильный пинок впечатался в ребра, выбивая из лёгких воздух, за ним последовал второй, третий… Росс извивался на полу, пытаясь защитить живот и поймать ускользающее дыхание. Вспышки боли никак не давали сосредоточиться. Он только заметил, что вокруг довольно просторно, и инстинктивно перекатился подальше в попытке уйти от ударов… Мужчина за ним не последовал. Тяжело дыша, он остановился, запрокинул голову, лицо исказилось от усилий совладать с вихрем эмоций, опрокинувших его самообладание. Помедлив пару минут, он шумно выдохнул и покачал головой, опуская взгляд на Росса.

- Что же ты наделал, братишка?.. – горько прошептал он.

Росс закрыл глаза, отворачиваясь. Понимание происходящего многотонной глыбой обрушилось на него, лишая воли, лишая уверенности и сил.

- Почему ты? – хрипло спросил он. – Почему они прислали тебя?

- Потому что я тебя знаю. Потому что я с тобой справлюсь. Да какая, к черту, разница – почему? – Негромкий голос плыл усталой печалью. – Сейчас важно не это, Ветер.

Он подошел ближе, присел рядом на корточки, мягко коснулся волос Росса, отбрасывая со лба налипшие прядки.

- Я не сильно тебя помял?

Росс молча покачал головой.

- Хорошо. Прости, я погорячился. Ну, ты ж меня знаешь.

Они синхронно фыркнули, встречаясь глазами.

- Похоже, ты не слишком изменился, - шепнул Росс.

- Жаль, что не могу ответить тебе тем же, - грустно сказал Алекс. – Давай, помогу подняться.

Рывком подняв Росса на ноги, он на мгновение сжал его в объятиях и, коротко вздохнув, отстранился.

- Зайди, - отрывисто скомандовал он в наручный комм.

Услышав шорох открываемой двери за спиной, Росс, наконец, огляделся. Белый волнистый пластик покрывал стены, делая их звуконепроницаемыми, вдоль стен выстроились несколько столов и шкафчиков, в дальнем углу – кушетка. Рядом высилась привинченная к полу знакомая конструкция с креплениями для рук и ног.

- Памятное кресло, - усмехнулся Росс, прогоняя неприятный холодок, скользнувший по лопаткам.

- Командир базы уверял, что с тобой проводили допрос. – Алекс остро глянул в его сторону. – Я не поверил.

- Зря.

- Записей нет.

- Третья степень.

Алекс всем телом развернулся к нему, тщетно пытаясь скрыть изумление.

- Зачем? Ты же мог их всех положить и улететь с базы! Или… ты был без сознания?

- Я сам согласился.

Недоверчиво нахмурившись, Алекс качнул головой и повернулся к вошедшему бойцу. На том была форма Земной СОП, так же как и на Алексе.

- Наведи на него шокер, - кивнул он на Росса. – Если дёрнется, стреляй.

Приглашающе махнув рукой, он подождал, пока Росс усядется, и наклонился, защелкивая ножные фиксаторы.

- А руки? – Росс неловко поёрзал – сидеть было неудобно, боль в отбитых ребрах сбивала дыхание, кисти зажались между спиной и холодным пластиком, и саднили ободранные об пол костяшки пальцев.

- Не хочется рисковать, уж извини, - криво усмехнулся Алекс. – Мне ты согласия не давал.

- Это верно, - прищурился Росс, возвращая усмешку. – Ну, и что дальше?

- Дальше поговорим. Свободен, - бросил Алекс бойцу.

Дождавшись, пока тот выйдет, он взял стул и устроился напротив Росса.

Они не виделись много лет, но Алекс действительно мало изменился. Всё та же взъерошенная прическа с отросшими впереди длинными прядями, на фоне тёмных волос частоколом светлели отдельные нити, словно угли костра подернулись серым пеплом. Острые ресницы безуспешно пытались скрыть пронзительный, дерзкий взгляд отчаянно-синих глаз. Он даже двигался по-прежнему: худощавое сильное тело то взрывалось энергией, то замирало в обманчивой неподвижности. Впрочем, добавилось и кое-что новое.

- Почему не убрал? – кивнул Росс на довольно глубокий шрам, пересекающий щеку Алекса и по шее спускающийся под воротник формы.

Алекс, который тоже с интересом разглядывал Росса, насмешливо хмыкнул.

- Мне смазливость ни к чему, я работаю в тенях, ты же знаешь. Зато в барах есть возможность соврать о лихом прошлом космодесантника. Девицы млеют. – Он фыркнул. – А ты, я вижу, всё так же неотразим. Только глаза изменились.

На секунду Росс невольно опустил взгляд, по телу пробежали мурашки.

- Купил на распродаже новые, с автоподсветкой, - небрежно съязвил он.

- Недоглядел ты при покупке, Ветер, - медленно и без улыбки покачал головой Алекс. – Как раз новыми они не выглядят. Похоже, жизнь у тебя…

- Я рад, что ты нашел время заглянуть ко мне, чтобы поболтать о тяготах наших суровых будней, - отрезал Росс с неприятной улыбкой.

Алекс рассмеялся.

- Ну что ж, кое в чем ты прежний. Это обнадеживает.

Он вздохнул, прогоняя остатки смеха, и уже спокойно взглянул Россу в глаза. Его лицо неуловимо изменилось, становясь непроницаемой маской профессионала.

- «Зета» отправила меня сюда на следующий день после того, как вы улетели с Земли. Мы разминулись буквально на несколько часов – вы уже отчалили в свой поход. Так что мы здесь давно.

«Нам поверили, КСОП с нами сотрудничает, так что помощи не жди» - расшифровал Росс.

- Что вы им наплели? – полюбопытствовал он.

- Привезли запись с камеры наблюдения космопорта, на которой ты убиваешь того лейтенанта КСОПа, и досье на тебя как шпиона и торговца информацией.

- Быстро сработано, - помолчав, сказал Росс. – Как я понимаю, вы представляете Службу Охраны Порядка?

- Спецотдел по расследованию крупных хищений, - кивнул Алекс. – Но ты нас переплюнул. Я слышал, что ты «Глаз». Не мелочишься. А татуировка?

- А у меня есть. – Росс холодно усмехнулся.

- Круто. – Настала очередь Алекса задумчиво помедлить. – Даже странно, что нам поверили. Впрочем, они здесь невинны как младенцы.

- Вайс? – изумленно выгнул бровь Росс.

- Вайс – это прежний командир базы? Так он умер.

Росс вскинулся, выпрямляясь. Резко заныло в груди.

- Что?..

Пристально на него глядя, Алекс медленно повторил:

- Вайс умер. Сразу после вашего отлёта. Его обнаружили в кабинете, сердце остановилось. Положили в стазис и отправили на Землю, но шансов, что откачают, мало. Это важно для тебя?

Росс прикрыл глаза, крепко сжимая зубы. Важно?.. Да, это было важным. Еще один хороший человек, которого уже не будет рядом. Чёрт…

- Ты был как-то связан с ним? – В тихом голосе Алекса мелькнули вкрадчивые нотки.

- Психология – не твой конёк, Сандер. – Росс перехватил его взгляд, растягивая губы в улыбке. – Лучше и не пытайся.

Алекс чуть заметно усмехнулся, пожимая плечами.

- Ну а вдруг ты подрастерял навыки за прошедшие годы? Попробовать стоило. Кстати, сколько мы не виделись?.. Семь лет, кажется?

- Ты считал? Как мило. Возможно, нам стоит отметить встречу, – бархатно мурлыкнул Росс, привычным усилием надевая маску неприкрытого желания и чуть разводя колени.

Алекс передернулся, резко отводя глаза.

- А ты всё такая же сука, Росс.

- Ну что ты! Я стал лучше. Опыт, знаешь ли. – Его голос мягко вибрировал, обволакивал, вытесняя все мысли и планы, заполняя комнату густой патокой желания. – Поверь, ты можешь открыть много нового для себя. Прикоснуться к тайне. Взять в руки неведомое... Взять то, что хочешь... Ты ведь хочешь… Это рядом, близко… Хочешь взять…

Втянув воздух сквозь сжатые зубы, Алекс резко хлестнул пальцами по лицу Росса.

- Грубо работаешь, - процедил он, сдерживая тяжелое участившееся дыхание.

- Зато эффективно, - насмешливо ухмыльнулся Росс, слизывая капельку крови с разбитой губы.

Он самоуверенно откинулся на спинку кресла, с холодной издёвкой наблюдая за восстанавливающим равновесие Алексом. Тот несколько раз глубоко вздохнул и криво усмехнулся, оценивающе взглянув на Росса.

- Знаешь, меня так не ловили уже много лет.

- Знаю.

- Да, у тебя всегда хорошо получалось залезть в голову. И, похоже, стало еще лучше.

- Ты даже не представляешь, насколько, - мрачно улыбнулся Росс, пытаясь незаметно размять отчаянно ноющие руки.

- Не настолько, чтобы сорвать мне задание, - прохладно заметил Алекс.

- Кстати, о пряниках. Раз я до сих пор жив, значит, тебе есть что сказать, верно? Надеюсь, это что-нибудь приятное.

- Более чем. И теперь я начинаю понимать, чем вызвано такое бережное к тебе отношение. «Зета» очень хочет тебя обратно. – Алекс поёрзал, устраиваясь на стуле поудобнее, и с прищуром уставился на Росса. – Я видел Зака пару лет назад. Он после третьей бутылки с обидой сообщил, что руководство считает тебя лучшим из нашего выпуска. – Выдержав паузу, но так и не дождавшись никакой реакции, Алекс усмехнулся. – Малыш всегда был склонен к преуменьшениям. Я посмотрел твоё досье перед вылетом – ну, то, что дали почитать. Впечатляюще.

«Я знаю достаточно, чтобы не потерять осторожности. Ты меня не переиграешь».

Росс холодно улыбнулся.

- Ты прочитал не всё.

Алекс медленно кивнул, давая понять, что оценил угрозу.

- Что ж, тогда мне не стоит медлить.

Он выпрямился на стуле, глубоко вздохнул, на миг прикрывая глаза. Лицо разгладилось, застыло восковой неподвижностью. Даже голос, когда он заговорил, звучал механически, словно в записи. Впрочем, это и была запись.

- Агент Росс, личный номер 17-12, для вас сообщение от куратора. Пароль: синее-шелк-прямая. Вы готовы принять сообщение?

Росс вздохнул, подавляя искушение ответить: «нет». Такие сообщения записывались напрямую в память агента, это считалось надежнее, чем любые механические носители информации, ведь те можно было потерять, выкрасть, продать наконец. А эти сведения агент не мог сообщить даже под пыткой – пока не услышит нужный пароль. Вот только побочным эффектом такой надежности являлась сильнейшая головная боль, если, начав говорить, агент не мог передать сообщение полностью. Так издеваться над Алексом Росс не мог. Слишком многое их связывало в прошлом. А кроме того… чёрт, было интересно.

- Агент Росс готов принять сообщение. Ключ – «у скунса под хвостом».

Мгновенная вспышка веселого изумления проступила на лице Алекса, но глаза тут же снова остекленели – программа записи взяла верх. Росс не слишком огорченно пожал плечами. Дурацкую кодовую фразу он придумал для того, чтобы оценивать состояние агентов во время передачи сообщений: большинство отключалось полностью, и это давало несколько минут для любых действий по необходимости. Но были и такие, у которых восприятие внешнего мира на минимальном уровне сохранялось, что в целом говорило об уровне опыта и алертности. Алекс был явно настороже, впрочем, Росс и не ожидал иного. Он снова пошевелил почти онемевшими пальцами и приготовился слушать.

- Агент Росс, вас приветствует куратор. – Голос Алекса ощутимо изменился, приобретая другой тембр и акцент. – Корпорация полностью в курсе сделанного вами и считает это недопустимым. Однако корпорация высоко оценила уровень подготовки, который требовался для выполнения данной работы, и не желает терять квалифицированного сотрудника. Учитывая несанкционированные и неадекватные действия нашего представителя при встрече с вами, которые и привели к дальнейшим недоразумениям, корпорация решила дать вам шанс исправить положение. Вы должны немедленно передать имущество корпорации агенту Алексу и в его сопровождении явиться для доклада куратору. В дальнейшем вам будет предложен выбор: остаться на оперативной работе или использовать свой опыт и знания для подготовки операций на должности куратора. Конец сообщения.

Немного помолчав, Алекс облегченно выдохнул и расслабил плечи, в глазах появилась осмысленность. Тряхнув головой, он весело прищурился в сторону задумчивого Росса.

- Если не ошибаюсь, «Скунс» - это прозвище твоего куратора?

- Интересно, откуда ты это знаешь.

- Нет, что на самом деле интересно – так это знает ли он, куда ты засунул свой ключ! – ухмыльнулся Алекс.

- Ну, он же встраивал в сообщение кодовую фразу, - шевельнул бровью Росс, не уточняя, что о своем прозвище куратор не в курсе.

Алекс расхохотался, запрокидывая голову.

- Ну ты даёшь, Ветер! Как всегда – никакого уважения к дисциплине! Как тебя начальство терпит?

- Наверное, получает удовольствие. Видишь, повышение предлагают, - криво усмехнулся Росс.

Оборвав смех, Алекс остро взглянул в его глаза.

- Работа куратора – хорошая работа. Никакого риска, больше свободного времени, да и денег наверняка больше. А при твоей аналитике – должность просто создана для тебя. Ты всегда лучше всех умел составлять планы и просчитывать варианты. Послушай, Ветер, это же лучший выход! Тебе нужно только отдать файлы, я сам здесь всё подчищу! Сыграешь перед куратором раскаявшегося дурачка, и, вполне возможно, они ограничатся только стиранием памяти. Поверь, я видел их глаза, они действительно впечатлены твоей операцией! Им будет выгодно заполучить такого куратора!..

Росс медленно выпрямился и спокойно посмотрел на взволнованного Алекса.

- Ты хорошо меня знаешь. Так скажи – неужели ты всерьез думаешь, что «при моей аналитике» я поверю в этот «кураторский» бред?

Молчание тёмной угрозой заполнило комнату. Алекс застыл на мгновение, в глазах полыхнула ярость, затем он вскочил и несколько раз быстро прошелся от стены к стене. Росс грустно усмехнулся, вспоминая. Алекс всегда ходил, когда эмоции переполняли его; он намотал неисчислимые километры по территории школы. И почти всегда рядом шагал Росс.

- Алекс… Сандер, - негромко произнес он внезапно севшим голосом. – Пожалуйста, уезжай. Уезжай сейчас, пока… ничего не случилось. Скажи, что не нашел меня, или скажи, что убил. Они всё равно не успеют узнать правду. Так или иначе, но с корпорацией скоро будет покончено. А я… - Он кашлянул, опуская голову, и шепотом закончил: - Уезжай, Алекс.

Тот подошел ближе и тяжело опустил руку ему на плечо.

- Ты же знаешь – я не могу. Прости.

Порывисто вздохнув, он поднес комм к лицу и скомандовал:

- Давайте второго.

 

***

 

Тихое шипение открывающейся двери нарушило угрюмую тишину ожидания. Алекс, стоявший прислонившись к стене, выпрямился и отодвинул свободный стул чуть подальше от Росса. Ссутулившийся на своем кресле Росс даже не пошевелился. Он мрачно рассматривал свои ботинки, размышляя о том, как много могли узнать за это время от Моргана.

- Веди сюда, - указал на стул Алекс.

Дробный стук шагов, шорох тяжело опустившегося тела, разрешение конвою удалиться. Взволнованное дыхание напротив, и сдавленный, едва слышный шепот:

- Дженс…

Росс дернулся как от удара. Сердце глухо бухнуло в груди, мгновенная вспышка адреналина оглушила будто взрывом, он сильно прикусил губу, чтобы не закричать. Нет!!! Только не…

Джаред.

Тяжело сглотнув, Росс на мгновение стиснул зубы и медленно поднял голову.

Парень сидел на стуле, неестественно ровно выпрямившись, руки за спиной. Спутанные волосы падали на лицо, на вспотевший высокий лоб, на горящие лихорадочным огнем глаза. Рукав стандартного комбинезона был наполовину оторван. «Дженс» - снова беззвучно прошептали упрямые губы. Словно заклинание.

Росс позволил себе только две секунды. Два удара сердца, чтобы утонуть в ореховых глазах. А потом – заставил себя забыть.

- Интересный выбор, - холодно сказал он, переводя взгляд на Алекса. – У тебя за дверью все, с кем я переспал за последнее время? Тогда нас ждет долгий день.

Он не смотрел на помертвевшее лицо Джареда, он не слушал его захлебнувшееся дыхание, он не чувствовал рванувшую болью нить. Ничего этого нет. Забыть.

Стоявший за спинкой стула Алекс с нарочитым удивлением вздернул брови и, не отводя от Росса пристальный, цепкий взгляд, наклонился к уху Джареда.

- Похоже, малыш, твой друг не хранил тебе верность, а? Как ты думаешь, его нужно за это наказать?

Бледное лицо Джареда исказилось, он мучительно пытался промолчать… но не смог.

- Да!

Он был накачан сывороткой правды. И нейтрализатор ждать не приходилось. Росс скрипнул зубами и спешно перестроил план дальнейшего разговора.

- Предлагаю обмен, - он добавил хрипотцы в голос, с трудом выпрямляя затекшее тело.

Алекс изумленно вскинулся – он явно не ожидал, что Росс так быстро сдастся. Подозрительно прищурившись, он дернул головой, откидывая длинную челку, и бесстрастно произнес:

- Не думал, Ветер, что ты настолько сентиментален. - Он положил руки на плечи Джареда, пальцы сжались, впиваясь в тело, и Джаред невольно вскрикнул.

Росс насмешливо улыбнулся, качая головой.

- Ты не понял, Сандер. Мне всё равно, какие планы у тебя на парня. Я просто хочу пить. Разговор у нас, видимо, будет долгим, а у меня саднит горло от газа. Поэтому предлагаю такой вариант: ты обеспечиваешь мне воду, а потом мы обмениваемся вопросами. По одному вопросу с честным ответом. Без вранья и уловок. Как тебе?

Алекс подошел ближе и, остановившись в двух шагах от Росса, вгляделся в его лицо, ища подвох.

- Несколько неравный обмен, тебе не кажется?

- Не-а, не кажется, - снова улыбнулся Росс. – Тебе мой ответ нужен намного больше, чем мне твой. Поэтому компенсируй разницу водой.

- Я могу сравнять нашу заинтересованность парой сломанных пальцев у твоего малыша, - негромко сказал Алекс, наблюдая за спокойными глазами Росса. Чуть помедлив, он пожал плечами. – Впрочем, это подождет. Пока пусть будет вода. Один честный ответ. Обещай.

- Даю слово, - твердо кивнул Росс.

- Надеюсь, в этом ты не изменился, - хмуро заметил Алекс, поднося комм к лицу. – Принеси бутылку питьевой воды, - скомандовал он помощнику, отходя в дальний угол и вполголоса начиная разговор еще с кем-то.

Вот он – короткий перерыв, который так нужен был Россу. Опустив голову и закрыв глаза, он мгновенно нырнул в мир нитей.

Ближайший шар – Джаред – пылал многоцветьем эмоций. Тревога, растерянность, гнев, любопытство, неистребимые искорки ревности… и сквозь все наслоения – яркое пламя доверия. Джаред верил, что Росс всё исправит, со всем разберется. Верил спокойно и нерушимо, словно в сияние звёзд, словно в надёжность камня. Задохнувшись на миг, Росс невольно двинулся ближе, завороженный и испуганный этим огнем, и шар доверчиво прильнул к нему, вспыхивая еще ярче. «Дженс…» - лаской скользнули вокруг переливы света… Росс погладил шар и улыбнулся, отгоняя острую тоску по потерянному. «Всё будет хорошо» - шепнул он уверенно. По крайней мере, с Джаредом – всё будет хорошо. Он позаботится об этом.

Обернувшись, он быстро взглянул на Алекса. Массивный, плотный шар, переполненный силой и страстью. Он казался практически цельным, непробиваемым… и всё же в глубине миражными всполохами мерцали сомнения. Надежда снова всколыхнулась в Россе. Может быть, удастся его переубедить? Может, он согласится уехать?.. Росс осторожно приблизился – и шар тут же потемнел, словно всей поверхностью ощущал опасность. Нет, с энергией тут не получится; если Алекс насторожится, то начнет действовать очень жестко; придется обойтись словами. Росс должен попробовать. Только бы хватило времени, ведь Алекс не отличается терпением, к тому же прекрасно должен понимать, что как бы ни задурил голову новому командиру базы, полной свободы действий тот на своей территории ему не даст.

Он поднялся выше, расширяя сознание на всю базу. Один из багровых шаров находился неподалеку – боец из группы Алекса стоял за дверью в комнату для допросов. Второй двигался – видимо, тот, что пошел за водой. Еще один подобный шар неподвижно завис в стороне, и в том же направлении вилась одна из нитей, соединенная с Россом. Он быстро переместился туда и ощутил яростное возмущение Моргана. Очевидно, тот с кем-то спорил – рядом переливался неуверенностью и упрямством еще один шар. Итак, капитан наверняка свободен, по крайней мере, в рамках территории базы. Удивительно, как ему удалось вырваться из цепких рук Алекса. Впрочем, за Морганом явно присматривают, и вряд ли тот придет на помощь в ближайшее время. Может, это и к лучшему. Главное – судя по состоянию Моргана, его не допрашивали с сывороткой, а значит, Алекс знает только то, о чем догадался спросить у Джареда. Это не может быть много.

Остальные шары на базе были спокойны. Чуть в стороне виднелся очаг тревоги, но то, вероятно, светилась команда «Раптора». Как, черт возьми, они выдернули с корабля Джареда?!.. Впрочем, неважно. Росс в последний раз окинул взглядом базу. Итак, с Алексом прибыли только трое. И все находились неподалеку, что очень неплохо, так как упускать никого из группы было нельзя. Дело даже не в том, что они могли улететь на Землю, дело в том, что они могли успеть натворить здесь. Это были профессионалы высокого уровня, других бы Алекс не взял, и Росс не исключал возможности, что в случае неудачи с допросом агентам отдан приказ зачистить всю базу. А это было не так уж и сложно – достаточно, к примеру, заблокировать шлюзы и сломать систему очистки воздуха. Росс бы справился за полчаса – вместе с аварийными дублирующими программами и механизмами. Их всех этому учили. Поэтому так важно нейтрализовать всю группу одновременно – пока они не насторожились. Как бы еще притормозить Моргана, чтобы тот не вмешался не вовремя?.. Стоп. А это что такое?!!

Росс изумленно замер, глядя себе под ноги – вглубь базы. Там, где-то на нижних уровнях, в стороне от всех свернулось в колючий комок… нечто живое. Не человек, не Чужой, точно не животное – оно светилось разумом… Но тогда что это?! Кто это?!..

Резко нырнув вперед, Росс остановился рядом с неизвестным, осторожно коснулся, пытаясь понять… и откатился в сторону, отброшенный хлестким ударом. Это существо его видело!!! И явно не радовалось встрече!.. Небольшой шершавый комок внезапно расширился, щетинясь мрачной угрозой, словно предупреждая: «Не подходи! Опасно!», и, наверное, правильно было бы испугаться… Но сквозь наслоения острых игл, почти незаметно и неощутимо, вилась тонкая ленточка тоскливого одиночества. А еще – робкая, отчаянная надежда. Такая же, какую Росс чувствовал у оставленного на астероиде корабля.

Взволнованный Росс встряхнулся, пытаясь успокоиться. Похоже, что это существо – кем бы оно ни было – находится здесь уже давно и в ближайшее время явно никуда не исчезнет. А вот у Росса времени уже не оставалось – он чувствовал дрожь сигнальных нитей, в комнате, где находилось его тело, что-то происходило. Пора было возвращаться. Еще раз с сожалением оглядев колючий шар, он прошептал – больше самому себе – «я еще приду» и рывком выдернул сознание в реальность.

- … или ты уже передумал? – услышал он голос Алекса.

Поднимая голову, он открыл глаза. Алекс стоял рядом, с открытой бутылкой в руке и раздражением во взгляде. Наверное, это был не первый вопрос, заданный им.

- Извини, дорогуша, задремал, - оскалился Росс. Алекс порывисто дернулся, собираясь отбросить бутылку. – Всё, всё, шучу, - быстро сказал Росс, - у нас договор, не забыл?

- Главное, чтобы ты не забыл, - сквозь зубы процедил Алекс, поднося бутылку ко рту Росса.

Он постарался выпить побольше, чтобы Алекс поверил, что именно в этом был основной интерес. Впрочем, Россу действительно хотелось пить. Просто нужно не думать о том, что Джареду наверняка тоже хочется.

Напившись, он с демонстративным удовольствием облизнулся, чувствуя во рту металлический привкус – край бутылки содрал корочку с подживающей губы и та снова закровила. Наблюдавший за ним Алекс внезапно хитро подмигнул и наклонился, длинным чувственным движением слизывая кровь с уголка рта. Росс замер. Джаред шепотом грязно выругался. Выпрямившийся Алекс довольно ухмыльнулся.

- Надо же, какой накал страстей! Даже сквозь сыворотку пробивается. Ты должен быть польщен… дорогуша.

- Твоя месть разорвала мне сердце в клочки, - бесстрастно сказал Росс, глядя ему в глаза.

Алекс зло прищурился на миг, на скулах заходили желваки, но, тряхнув головой, он с некоторым усилием вернул на лицо улыбку.

- Знаешь, Ветер, меня еще в школе занимал феномен: каким образом, даже сидя, ты умудряешься смотреть на людей свысока?

- Люди очень стараются предоставить мне эту возможность, - сухо ответил Росс. – Можно ли считать, что ты свой вопрос задал?

- Нет. Нельзя.

Алекс резко отбросил бутылку и коротко вздохнул. Когда он вновь посмотрел на Росса, его лицо было абсолютно невозмутимо.

- Мой вопрос такой: назови всех людей, которые видели украденные из корпорации файлы.

- Я, Падалеки, Вайс, Морган и старпом Моргана, - хладнокровно перечислил Росс.

- Это все?

- Я обещал.

- Что ж, тогда дело упрощается.

- Не думаю.

- Старпом?

- Да.

Задумчиво потерев лоб, Алекс скрестил руки на груди.

- Значит, ты думаешь, что старпома мне не достать. Очевидно, на прибывшем корабле его нет. Может, заодно подскажешь, где он?

- Подскажу.

Алекс, не ожидавший ответа на риторический вопрос, удивленно вскинул брови.

- Чем вызван такой всплеск благотворительности? Или ты теперь обед закажешь?

- Лучше сними наручники. Всё равно я рук уже не чувствую, так что сделать ничего не смогу.

- У меня нет желания это проверять, извини, - хмуро покачал головой Алекс. – Помнишь: «риск должен быть оправдан». Ты повторял мне это много раз.

- Ты пошел на неоправданный риск, согласившись поехать за мной, - холодно заметил Росс.

- Возможно. – Алекс помолчал и вдруг чуть заметно, грустно улыбнулся. – Но ты больше мне нравишься целым.

Вот так. Росс закрыл глаза, чувствуя, как что-то тяжелое тугими кольцами сдавливает грудь. Значит, агентам давали карт-бланш. Разрешение на любые действия для достижения результата. И если бы на месте Алекса был кто-то другой… Впрочем, другого Росс бы уже убил. Вот только Алекс не знал о его способностях. И, соглашаясь на это задание, он ехал его спасать. Несмотря на риск.

- Ты идиот, - хрипло прошептал Росс, снова взглянув на Алекса.

- Я знаю, - согласно пожал плечами тот.

Тяжело качнув головой, Росс облизнул вновь пересохшие губы и тихо произнес:

- Старпом летит на Землю, Алекс. И ты его уже не догонишь.

Быстро шагнув к нему, Алекс взволнованно спросил:

- Что ты ему отдал? Какие именно файлы?

- Все.

- Не верю! – резко сказал Алекс. – Ты должен был оставить что-то себе для страховки! И наверняка – самое важное. Так что пусть летит. А от мелочей корпорация легко отобьется.

- Ты не понимаешь, - медленно покачал головой Росс. – Я действительно отдал ему всё. И там не только украденные файлы. Там хватит информации, чтобы зарыть пять «Зет». Я уже говорил – корпорации конец. Это правда.

- Не верю, - упрямо повторил Алекс.

Росс тяжело вздохнул, мельком взглянув на Джареда. Тот сидел неподвижно, и внимательно, напряженно слушал. Глаза чуть прояснились, видимо, действие сыворотки подходило к концу. Хорошо. Лишь бы он это никак не выдал – ведь её можно ввести снова, и тогда разговор превратится в непредсказуемый хаос.

- Ну что, моя очередь спрашивать? – Росс перехватил взгляд Алекса, завладевая его вниманием, и, дождавшись кивка, спокойно произнес: - Скажи, за сколько тебя можно купить?

Брови Алекса изумленно поползли вверх, он недоверчиво моргнул, поперхнулся и закашлялся смехом.

- Ну ты даешь, Росс! Такого я не ожидал! – сквозь хохот выдавил он. – Боюсь, у тебя ресурсов не хватит!

- Почему? – без тени улыбки спросил Росс. – У меня на счетах вполне приличная сумма.

Оборвав смех, Алекс растерянно посмотрел на него.

- Ты что, серьезно?

- Ага. – Росс подождал, пока глаза Алекса цепко прищурятся, и уверенно продолжил: - Ты знаешь, сколько нам платят. Думаю, мне даже больше, чем тебе, уж извини. Потратил я за прошедшие годы немного. Это большая сумма, Алекс, и я готов отдать её всю. За одно задание ты можешь удвоить свой капитал. А дальше – возвращайся в корпорацию, хотя я бы не советовал, или уходи в свободное плавание. С такими деньгами ты можешь чувствовать себя абсолютно свободно. Можешь купить себе астероид в личное пользование или остров. Впрочем, остров у меня есть. Хочешь?

В разлившейся по комнате звенящей тишине эхом отражалось от стен последнее слово Росса. Замерший на месте Алекс медленно склонил голову набок, сцепил за спиной ладони и покачался с пятки на носок. Губы искривились в холодной язвительной улыбке.

- Да, ты серьезно. Серьезно хочешь меня купить. Ты. – Сквозь длинные пряди волос сверкнули едва сдерживаемой яростью глаза. – Занятно. Ну что ж, давай поторгуемся. Понимаешь, я жадный. Мне этого мало. Что еще ты мне можешь предложить?

Росс коротко вздохнул, поднимая подбородок, и тихо ответил:

- Себя.

Алекс пораженно застыл. Со стороны Джареда раздался хриплый, захлебывающийся возглас. Росс не повернулся. Он не мог смотреть на Джареда сейчас. Возможно – уже никогда.

Медленно и осторожно, словно ступая по острым осколкам, Алекс подошел и опустился перед ним на корточки. Положил руки ему на колени. Впился пристальным взглядом в его глаза.

- Ветер… ты действительно думаешь, что в «Зете» тебя убьют?

- Я в этом уверен, Сандер. Я слишком много узнал и слишком многое сделал за последние месяцы. – Росс мягко и устало улыбнулся. – Но знаешь, на самом деле это неважно. Просто у меня есть работа здесь. Работа, которую не сможет выполнить никто другой. Как ни смешно это звучит, но у меня сейчас нет времени на разборки с «Зетой». И я не вернулся бы туда при любых вариантах. – Росс чуть помедлил и наклонился вперед, касаясь лбом головы Алекса. – Ты не сможешь меня заставить. Понимаешь?.. – прошептал он. – Уезжай, Сандер.

Алекс порывисто вздохнул и обнял его за шею.

- Как же мне теперь уезжать, когда ты предложил такой приз? – с горькой усмешкой спросил он. Спросил почти сдавшимся голосом.

- Ну, ты можешь наведываться в гости, - вернул усмешку Росс, чувствуя, как по телу разливается волна прохладного облегчения. – Буду выплачивать приз частями.

- Мне нравится твой план. Начнем прямо сейчас?..

Алекс шутил. Росс это знал, и сам Алекс это знал. Но этого не знал Джаред.

Они вздрогнули от грохота опрокидывающегося стула. Мгновенно развернувшейся пружиной Алекс вскочил на ноги и мягко скользнул в сторону, начиная атаку. Крик Джареда слился с криком Росса:

- Нет!!!..

Алекс опомнился первым. Темной молнией он мелькнул рядом с Джаредом, и удар, который должен был стать смертельным, превратился в простую оплеуху. Джаред стоял напротив кресла с пылающим от гнева лицом и неотрывно смотрел на Росса. Вначале показалось, что он даже не заметил движения Алекса, но через пару секунд он наклонил вбок голову и брезгливо потер плечом шею в том месте, куда пришелся хлесткий удар. Его дыхание частило бешенством загнанного в ловушку зверя.

- Как интере-есно, - с обманчивой мягкостью протянул Алекс, кривя губы в злой усмешке. – Похоже, братишка, ты готов был спасать малыша, даже оторвав себе ноги, а?

И только сейчас Росс заметил, что тоже стоит. Ножные фиксаторы натужно поскрипывали, пытаясь его удержать, правый почти оторвался. Внезапно вспыхнувшая дикая боль в щиколотках заставила его почти упасть в кресло. В подвернувшихся руках что-то неприятно хрустнуло, но рук он давно не чувствовал. Он хотел бы не чувствовать ничего. Не чувствовать морозный страх, заливающий грудь. Не чувствовать, что шанс – тот самый, единственный, бесценный шанс, когда всё можно ещё исправить – только что был упущен.

- Значит, я не смогу тебя заставить, да? – Голос Алекса стыл ледяным обещанием.

Росс не ответил. Не было смысла продолжать эту игру. Алекс слишком много увидел. Алекс слишком неправильно понял. Алекс не простит.

Джаред шевельнулся, собираясь обернуться, и Алекс тут же оказался рядом, ударил его по ногам, а когда тот упал на колени, вцепился рукой в густые длинные пряди. Резко дернул, заставив запрокинуть голову.

- Не отращивай волосы, если не умеешь защищаться, малыш, - насмешливо сказал он, глядя сверху вниз на лицо парня.

- Пошел ты!.. – прошипел сквозь зубы Джаред.

Алекс сжал кулак, натягивая волосы еще сильнее. Невольно застонав, Джаред попытался опуститься на пятки, но Алекс быстро уперся коленом ему в спину, заставляя выгнуться еще больше. Надсадно, коротко дыша, Джаред дрожал всем телом от напряжения… и молчал.

Алекс медленно поднял голову и, опасно сузив глаза, взглянул на Росса.

- Знаешь, мне не помешает совет профессионала, - бесстрастно заметил он. – Как ты думаешь, с чего мне начать?

Росс усмехнулся, пытаясь удержать на лице остатки спокойствия.

- Начни с меня, - хрипло предложил он.

- Слишком долго возиться, - покачал головой Алекс. – Я начну с малыша. Например, с его глаз. – Он снова взглянул на лицо Джареда. – Красивые глаза, но два – это слишком много. Да еще и смотрят так недобро. Когда останется один, взгляд наверняка изменится. Проверим? – и пальцы его свободной руки впились в глазницу Джареда.

- Алекс, нет! – отчаянно выкрикнул Росс, перекрывая вопль Джареда.

Алекс остановился, и Росс видел, что это стоило ему труда. Времени не осталось.

- Алекс, не надо, - прошептал он. – Я отдам файлы. Я отдам всё, что захочешь.

Резко подняв голову, Алекс яростно на него посмотрел.

- Всё, что захочу?.. Неплохо тебя скрутил этот парнишка. А на вид – ничего особенного. Даже странно, раньше ты, вроде бы, предпочитал женщин. – Он выпрямился, по-прежнему удерживая Джареда за волосы. – Значит, всё, что захочу. Хорошо. Сейчас ты расскажешь, где все файлы и копии, наговоришь признание во всех грехах для КСОПа, затем добровольно сядешь в мой болид. А вечером мы улетим. Ты обещаешь?

Росс замешкался лишь на секунду... но этого хватило.

- Не говори! – резко перебил его Алекс. – Не унижай себя этой последней ложью.

- Пожалуйста, Сандер, - тихо произнес Росс. – Пожалуйста. Остановись.

- Нет. Теперь – нет, - покачал головой Алекс, решительно поворачиваясь к Джареду.

И тогда Росс ударил. Он закрыл глаза, чтобы не видеть, как его энергия скручивает, ломает Алекса. Но он всё равно это видел.

- Почему?!! Почему ты?!! – Его крик злым отчаяньем заполнил комнату… и затих вместе с шорохом падающего тела.

…Лёгкое касание заставило прийти в себя. Джаред. Стоит на коленях рядом, пристально вглядывается в лицо. К щеке прилипла тонкая острая прядка. Нити дрожат, как на холодном ветру.

- Дженс?.. – В глазах тревога и затаенный вопрос.

- Всё нормально. – Слова с трудом протолкнулись сквозь сжатое горло.

Свет почему-то неимоверно режет глаза. Тишина тянет нервы так, что они звенят, обещая вот-вот порваться.

- …Поговори со мной, Джаред.

- О чём?

- О чём хочешь. Просто… говори.

Дай мне хоть какую-нибудь опору. Удержи меня здесь. Пожалуйста.

 

***

Ключ-карту от наручников Джаред нашел в кармане лежащего в центре комнаты… тела. Зажав карту в зубах, Росс освободил руки Джареда, а тот отщелкнул фиксаторы на ногах Росса. Осторожно задрав штанины, осмотрел и ощупал его щиколотки, потом, тщательно скрывая страх в глазах, заставил Росса подняться. Опасения, впрочем, оказались напрасными – несмотря на расползшиеся кровоподтеки, кости были целы. Джаред поддержал его, помогая сделать несколько пробных шагов, и, почувствовав, как Росс рефлекторно дернулся от ладони, быстро потянул на нем вверх футболку. Открылась впечатляющая коллекция синяков на животе и ребрах. Шагнув в сторону, Росс отрицательно покачал головой, давая понять, что сейчас это не главное. Он почти всё время молчал – каждое слово почему-то приходилось вытаскивать из себя клещами. Словно замкнуло какую-то цепь, и он, как сломанный механизм, мог только скрипеть через силу. А вот Джаред говорил, говорил не замолкая ни на секунду, болтал о чем-то, чего Росс не понимал, да и сам Джаред, кажется, тоже, и Росс видел, как нелегко дается ему сейчас этот обычный трёп. Только один раз Джаред прервался, захлебнулся словами и резко, неровно выдохнул – когда снимал с Росса наручники. Освобожденные руки бесчувственными плетьми повисли вдоль тела, и Джаред, зайдя вперед, осторожно их поднял, на время становясь мышцами Росса. Да, зрелище было не из приятных – опухшие синие кисти, ободранные пальцы, багровые кольца на запястьях с потеками запекшейся крови. Правая кисть неестественно выгнута в сторону, и при таком отеке невозможно было понять, перелом там или просто вывих.

- Ты сможешь… это исправить? – напряженно спросил Джаред, пытаясь остановить дрожь собственных рук под руками Росса.

- Конечно, - бледно улыбнулся Росс. – Только… не сейчас.

При одной только мысли о мире нитей его охватывала волна тошнотворной жути.

Джаред кивнул, словно понял это, и начал бережно массировать плечи Росса. Через пару минут тот стиснул зубы и сосредоточился на дыхании – чувствительность в руки начала возвращаться. Прервав поток малосвязных фраз, Джаред негромко выругался.

- Может быть, сядешь на стул? – предложил он.

- Зачем? – недоуменно спросил Росс.

- Тебя качает, - сквозь зубы пояснил Джаред.

Безразлично пожав плечами, Росс расставил ноги пошире.

- Нормально. Хватит. У нас мало времени. Возьми комм и оружие.

Когда Джаред направился к телу, Росс отвернулся. Заставить себя посмотреть на… Алекса он пока не мог.

- Как будем действовать?

Вернувшийся Джаред спокойно встал рядом, держа в руке шокер, и Росс внезапно поймал себя на мысли, что этот сильный, надежный, уверенный в себе парень уже очень мало напоминает того беззаботного смешливого летягу из парка на Земле.

Криво усмехнувшись, Росс протянул руку к оружию:

- Я сам.

- Ну, попробуй, - с сарказмом кивнул Джаред, отдавая шокер.

…Нет, Росс не выронил оружие, на это его упрямства хватило. Но и нажать на курок он не смог. Пальцы левой руки тряслись и не хотели сгибаться, вывернутая кисть правой не работала вовсе. Раздраженно сунув шокер обратно Джареду, Росс прижал кисть другой рукой к животу и резко дернул. Послышался мерзкий хруст.

- Вот теперь ты её доломал. Молодец. – Побледневший Джаред отрывисто, часто дышал. – Еще светлые мысли будут?

Тряхнув рукой, Росс зашипел от боли и медленно покачал головой.

- Ладно. Так. Их трое, двое за дверью, третий… на этом же уровне, метров сто пятьдесят влево, но я не знаю дороги. Возможно, он возле кабинета начальника базы. Задача: вырубить этих двоих, не дав им предупредить дальнего. Затем найти и его. Видимо, у них только шокеры – под легенду. Но при их подготовке это ненамного упрощает дело. В прямой схватке ты с ними не справишься.

- Это всё агенты «Зеты»? – уточнил сосредоточенно слушающий Джаред.

- Да. И если их упустить, они могут ликвидировать всю базу.

- Это как? – ошарашено спросил парень. – Их же всего трое!

- Как – расскажу потом. Если захочешь.

Задумчиво прищурившись, Росс оглядывал комнату и вспоминал коридор, по которому его прошлый раз вели сюда на допрос. Картина получалась невеселая – коридорчик перед дверью короткий, а дальше поворот, за который так легко спрятаться. Бойцы наверняка стоят на углу, чтобы просматривались оба направления, и Джаред не успеет положить обоих. Чёртовы руки, как не вовремя!.. Ладно. Будем работать с тем, что есть.

Пройдя к двери, он обернулся, прислонился к ней спиной и снова изучил комнату. Сделал три шага вперед, остановился. Мрачно покачал головой, поглядывая на перевернутый стул. Прошел вдоль шкафчиков, изучая их содержимое. И вернулся к Джареду, который озадаченно следил за его перемещениями.

- Раздевайся.

Брови парня изумленно полезли на лоб.

- Что?..

- Раздевайся. Какого цвета у тебя трусы?

Джаред густо покраснел, неуверенно берясь за замок комбинезона.

- Э… мм… синие…

- Тогда их тоже снимай.

- Дженс… Мне трудно предположить, что ты… эмм… сейчас хочешь… ну…

Росс отвернулся к ближайшему шкафу.

- Я не собирался тебя трогать, не беспокойся.

Послышался быстрый вдох, и вдруг грубый толчок в спину едва не опрокинул его на пол. Изумленный Росс обернулся.

Джаред, казалось, овладел телепортацией. В одну секунду он преодолел расстояние между растерянностью и бешенством. В полурасстегнутом комбинезоне, со сжатыми кулаками и искаженным от гнева лицом он надвигался на Росса.

- Почему?! – прошипел он, останавливаясь в одном шаге.

Росс удивленно моргнул.

- Почему что?

- Почему ты не собираешься меня трогать?

Росс неловко повел плечами, пытаясь понять, что происходит. Буравящий его взглядом Джаред шумно вздохнул и на миг прикрыл глаза, тяжело качая головой.

- Как же ты меня достал… - на выдохе прошептал он. – Ладно. Потом поговорим.

В полном недоумении Росс несколько секунд наблюдал, как Джаред раздевается, потом встряхнулся и снова повернулся к шкафчикам. Сейчас главное – агенты. Допрос не может длиться вечно, вскоре они забеспокоятся. Вряд ли войдут без вызова, но на комм позвонить могут. Лучше не допускать, чтобы они насторожились.

Минут через десять сцена была готова. Прямо напротив двери в глубине комнаты лежал комбинезон Джареда с натолканным в него хламом из шкафчиков, ботинки примостили к штанинам, а вместо головы положили какой-то сферический прибор. Найдя в одном из шкафов марлю, Росс первым попавшимся острым инструментом резанул себе руку на предплечье и, наставив на тряпке живописных пятен, накрыл ею «голову». Судя по вздрогнувшему Джареду, «труп» получился довольно правдоподобным.

Стул поставили на прежнее место напротив кресла. На нем сидел Алекс, привязанный проводами к спинке стула. На этот раз Джаред не возмутился цинизму Росса, готового «использовать даже трупы». Он молча помогал, а если точнее – почти всё сделал сам, раздражая Росса быстрыми тревожными взглядами исподтишка. Нечего тут смотреть. Не о чем говорить. Это просто работа.

Росс всё пытался заставить действовать хотя бы левую руку, но к моменту, когда всё было готово, отёк по-прежнему не позволял надежно ухватить рукоять шокера. Льда, к сожалению, в комнате не нашлось. Возможно, среди препаратов на полках и было что-то, способное помочь, но так далеко медицинские знания Росса не распространялись. В сотый раз попробовав сжать кулак, Росс раздраженно оскалился и пошел к стене слева от двери, поманив за собой голого Джареда.

- Я свяжусь с ними по комму и позову обоих внутрь забрать тело, - начал объяснять он. – Когда они откроют дверь, то увидят картину, которую ожидают – на полу труп, двое сидящих продолжают разговор. Они сделают несколько шагов, прежде чем поймут. Но когда поймут – ты их в прицел уже не поймаешь.

- А ты бы поймал? – несколько ревниво полюбопытствовал Джаред.

- Если бы я мог – не отдавал бы шокер тебе! – резко ответил Росс. Скрипнув зубами, он медленно вздохнул, подавляя вспышку злости. Его бесило осознание собственной неправоты – ведь обратись он к нитям, всё было бы значительно проще!.. Но он не мог. Просто не мог себя заставить.

- Эй… - Джаред неуверенно коснулся его плеча. – Всё будет нормально, слышишь?..

Росс растянул губы в улыбке.

- Я знаю. Извини. Я бы их поймал, потому что могу предугадать, как и куда они будут двигаться. У нас одна школа. Тебя учили по-другому и значительно меньше времени. Поэтому твой единственный шанс их достать – те три секунды пока они входят. Этого хватит на два выстрела. Смотри. Ты будешь стоять вот здесь. – Росс шагнул вперед, всем телом прилипая к стенке и поднимая правую руку в сторону дверного проема. – На фоне белой стены светлую кожу не сразу заметят, а волосы твои выше уровня их взгляда. Если ты будешь неподвижен, то они сюда не посмотрят, их внимание будет направлено на «труп» в центре. Ты должен дождаться, когда войдет второй, и сначала стрелять именно в него. Запомни, Джаред, сначала стрелять в последнего! Стань на моё место.

Джаред с готовностью встал лицом к стене, быстро вскидывая правую руку с шокером.

- Подожди. – Росс прислонился к нему сзади вплотную, подставил свою руку под его, продолжая негромко говорить. – Подними выше голову. Смотри направо. Расставь ноги шире. Подвигай бедрами, поймай самое удобное для тебя положение. Расслабь плечи. Дыши. Вот так. Молодец. Твоя рука должна двигаться плавно и быстро. Выстрел здесь – и – здесь. Почувствуй движение. Запомни его. Раз – и – два. Повтори. Чуть надави на курок. Почувствуй. Повтори. Хорошо. Опусти руку, пусть отдохнет. Джаред… ты дрожишь.

Повернув голову, Джаред уперся лбом в стену и хрипло рассмеялся.

- Я… - Он несколько раз коротко выдохнул, кашлянул, словно в горле что-то мешало. – Дженс… Отойди, пожалуйста.

Росс прикусил губу, поспешно делая шаг назад. Чёрт…

Джаред стоял, опустив голову, упираясь руками в стену, и часто, рвано дышал. Мышцы на спине натянулись, обрисовывая ровную стрелу позвоночника. Стройная талия чуть прогнулась, на пояснице с обеих сторон темнели две мелкие впадинки, словно маячки для больших пальцев…

Резко отвернувшись, Росс отошел в центр комнаты, подхватил с пола комм и уселся в кресло.

- Скажи, когда можно начинать, - глухо произнес он.

Через пару минут Джаред громко, протяжно выдохнул, покрутил головой, разминая напряженные мышцы, и расправил плечи.

- Я… нормально.

- Пройдись по комнате, помаши руками, - вполголоса посоветовал Росс, не отрывая взгляд от комма. – Мышцы должны разогреться.

Джаред горьковато хмыкнул, но послушался. Двигаясь к противоположной стене, он вздрогнул от звучания изменившегося голоса Росса.

- Ветер… ветер… ветер… - бормотал Росс, пробуя разные тональности.

- Можно вопрос?.. – осторожно спросил Джаред.

- Это история еще со школы. – Росс всё так же не поднимал головы. – В первые годы учебы я… часто не спал по ночам. Как только научился вскрывать замки – повадился сбегать на крышу спального корпуса. Там было… просторно. Однажды ночной дежурный заметил мое отсутствие, поднял команду на поиски. Когда меня обнаружили, пыхтящий дежурный спросил: «Ну и кто тут у нас?..», а я, не особо задумываясь, ответил: «Ветер». На крыше действительно сильно задувало. Ну, история разошлась анекдотом, а ко мне прилипла кличка.

- Она тебе подходит, - тихо заметил Джаред, стоявший рядом.

Росс дернул плечом и откашлялся.

- Ну что, начинаем? – предложил он голосом Алекса, и Джаред снова чуть заметно вздрогнул, невольно метнув взгляд в сторону стула.

- Да, я готов, - кивнул он, быстро пройдя к стене и становясь на прежнее место.

В последний раз окинув пристальным взглядом комнату, Росс откинулся в кресле и включил комм.

 

***

 

Их задержали на выходе из медблока, когда Джаред с пеной у рта доказывал Россу, что дальше тому идти нельзя. Вырубить агентов удалось удивительно легко, почти идеально: вошедший первым всё же успел среагировать на треск шокера и прыгнуть вперед, но, видимо, сработала пресловутая удачливость Джареда – бойцу под ногу попался край мешка для трупа, который он разворачивал, и на секунду задержал движение. Падалеки успел выстрелить второй раз. Одеваясь, он небрежно отмахнулся от похвалы Росса – очевидно, Джаред так и не понял степень опасности этих людей. Зато он прекрасно понимал другое – со светящимися нереальной зеленью глазами Россу по базе разгуливать не рекомендуется. Да, глаза у Росса снова светились, он мимоходом отметил это еще в комнате для допросов, когда лазил в поисках нужных вещей по шкафчикам с зеркальными стенками, но тут же забыл, как о привычном и несущественном. А вот то, что на это не обратил внимания Джаред, было удивительным. Он что – тоже уже привык?.. Впрочем, он, по крайней мере, не забыл, и, как только они прошли коридор и центральный зал медблока, схватил Росса за плечо.

Пока раздраженный и обескураженный Росс придумывал различные планы, а Джаред с нарастающей горячностью их критиковал, дверь в медблок распахнулась, и на них вывалился десяток вооруженных КСОПовских бойцов. Джаред радостно закричал «ура», Росс не был так в этом уверен и оказался прав. Последнее, что он услышал – дружный треск шокеров…

Очнулся он в очередной светлой комнате, правда, определенно другой – она была меньше и без чёртова кресла. Сквозь прозрачную стену с дверью маячила спина скучающего бойца. Видимо, Росс находился в одном из боксов медблока, но, судя по караульному, расслабляться было пока рано.

На руках и ногах ощущались плотные медицинские повязки, к груди неприятно липла футболка – наверное, синяки смазаны мазью. Однако ребра не зафиксированы, что очень хорошо – если и сломаны, то без осколков. В больничную пижаму его не переодели, но оставили в медблоке, и это, видимо, свидетельствовало о его неопределенном статусе: не то чтобы «раненный свой», но и не «мерзкая вражина». Скорее всего, командир базы отдал приказ «задержать всех до выяснения». Росс искренне надеялся, что третьего агента тоже задержали. Интересно, сколько прошло времени?..

Затененный экран интеркома напротив кровати показывал без двадцати десять. Так, прикинем. Около часа ночи они с Морганом зашли на базу. Раз Алекс каким-то образом упустил капитана, он должен был понимать, что тот сложа руки сидеть не будет, и дальше действовать быстро. Заполучить и допросить Падалеки – час. Все разговоры в допросной – тоже, пожалуй, час-полтора. Операция с агентами – полчаса, столько же на… неучтенные паузы. Итого – набирается время максимум до половины пятого. Неужели он здесь валяется уже шестой час? После обычного удара шокера?!..

Росс недоуменно нахмурился, покосился на отвернувшегося караульного и, неловко скособочившись, поднялся с кровати взглянуть на свое отражение на темном экране. Да, глаза уже пришли в норму, что тоже являлось косвенным подтверждением прошедшего времени. Тогда почему его не донимают вопросами? Где Джаред? Чем занят Морган? Что вообще происходит?!..

Раздраженно оскалившись, он подошел к двери, потянулся к пластине замка… Ну да. Чёртовы повязки. Даже если замок не заблокирован, считать отпечаток ладони пластина не сможет – за неимением ладони. Какого чёрта на нем эти гребаные перчатки?!..

Уже ухватившись зубами за край повязки, Росс внезапно остановился. Так, спокойно. С перевязанными руками он выглядит более безопасно, к тому же обычные люди склонны сочувствовать и доверять раненым. А ему понадобятся любые козыри в разговоре с командиром базы. Разговор точно будет – в этом Росс был уверен. Так стоит ли заранее накалять обстановку?

Опустив руку, Росс медленно втянул в себя стерильный воздух палаты и на минуту закрыл глаза, успокаивая нервы, прогоняя суетливое мельтешение мыслей. Всё будет так, как сделает он. А он всё сделает правильно. Точка.

Росс спокойно кивнул самому себе и, открыв глаза, негромко постучал в дверь палаты. Нервно подпрыгнувший караульный тут же забормотал что-то в комм, а Росс обаятельно улыбнулся и вернулся на койку. Он был уверен, что вскоре к нему придут. Он ошибся.

Через два часа только стальная воля удерживала его от того, чтобы начать крушить стены. Караульный по-прежнему стоял в коридоре, внимательно наблюдал за Россом и отказывался отвечать на вопросы. Интерком был отрублен от связи и реагировал на нажатие кнопок только осточертевшей мелодией. Росс даже ногти погрызть не мог из-за дурацких перчаток. Устав метаться по комнате, он завалился на кровать и со злостью ударил кулаками по матрацу. Что-то происходило, что-то очень странное, и Росс это не контролировал!.. Сквозь адреналиновое пламя пробилась вспышка боли из покалеченной правой руки. А он, кстати, так и не знает, что там. Так же, как не знает про всё остальное!!!..

Так, достаточно. Хватит маяться дурью и сидеть здесь как мышь в норе. Надо заняться хотя бы тем, что в его власти.

Подбодрив себя скрипом зубов, Росс закрыл глаза и провалился в мир нитей. Для начала починил те повреждения, которые нашел в своем коконе. Просканировав базу, обнаружил всех трех агентов на нижнем уровне в компании нескольких местных и капитана. Понятно. Значит, всё еще разбираются. Потом он нашел Джареда. Тот находился недалеко, насколько Росс помнил план базы – в их персональном «домашнем» карцере. Сердился, недоумевал и, судя по ощущению, отходил от нового допроса с сывороткой. Росс хотел было разозлиться, но понял, что в этом мире у него со злостью как-то не складывается. Он быстро залатал те немногочисленные травмы, которые виднелись на плетении Джареда, и, не удержавшись, погладил светлые нити. Внезапно шар вспыхнул призрачным светом, будто потянулся к его ладоням, и Росс отчетливо услышал знакомый голос: «Дженс?»… Росс остолбенел. Это… Что… Джаред?.. Джаред его чувствует?.. Дрожа и холодея от неистовой надежды, Росс нерешительно прикоснулся к шару, мысленно прошептал: «Джаред…»… и его голову вихрем заполнили бессвязные обрывки мыслей, эмоций, восторга, ругательств, тоски, обещаний, вопросов, желаний… А потом вдруг всё схлынуло, и остался только ровный, безбрежный, ослепительный свет… чего?..

…Это всё для него?.. Это ему, Россу?..

…Он ведь не был достоин этого! Он не заслужил.

…Но разве можно заслужить – такое?..

Тихо-тихо, словно величайшее сокровище мира, Росс погладил сияющий шар…

И ослепленный, оглушенный, охваченный смятением открыл глаза в своей комнате.

Такого ведь просто не может быть?..

Это просто ему показалось?..

Верно?..

 

***

Морган пришел ближе к обеду, уселся на стул напротив кровати Росса, устало сгорбился, тяжело потирая рукою лоб. Его лицо было потухшим и осунувшимся, под глазами залегли темные круги, и, пожалуй, впервые за все время знакомства он выглядел на свой настоящий возраст, давно перешагнувший серединную черту жизни.

- Всё так плохо? – негромко спросил садящийся Росс.

- Паршиво, - угрюмо ответил Морган и, вздохнув, начал рассказывать.

Репутация Железного Капитана среди военных была велика, а главное – безупречна, поэтому новый командующий базой просто побоялся сразу выдать его бесчувственное тело для допроса «офицерам СОПа». Надышавшегося усыпляющим газом Джеффа отнесли в кабинет командира и ввели нейтрализатор. После чего задали официальный вопрос – согласен ли тот способствовать следствию и добровольно позволить ввести себе сыворотку для допроса. Джефф не согласился. Он прекрасно помнил предчувствия Росса, а обвинение в убийстве Корвина и вовсе показалось ему смехотворным – он внимательно осматривал труп еще на болиде и характер ранения исключал оружие ближнего воздействия. Кроме того, он присутствовал на допросе Падалеки и Росса. Когда Алекс и командир Якимура убедились, что согласия от Моргана они не дождутся, в качестве компенсации Алекс затребовал себе Джареда. Поскольку тот тоже был на компрометирующей записи, Якимура дал разрешение.

Оставшись наедине с командующим, Морган попробовал надавить на него, но настолько далеко его авторитет не распространялся. Якимура жестко стоял на своем – преступления, совершенные на Земле, не входят в его компетенцию и он не собирается мешать следствию. Если все они невиновны – прекрасно, значит, Служба Охраны быстро разберется и отпустит их. Морган не был уверен, что прибывшая на базу группа не является представителем СОПа, но подозрений скопился полный трюм, а потому капитану чрезвычайно не нравилось, что допросы проводятся без контроля со стороны армейцев. Осознав, что одной силой убеждения он ситуацию не переломит, Джефф потребовал переслать им в кабинет все касающиеся дела материалы с корабля и начал рассказывать с самого начала.

Это заняло много времени, но, в конце концов, Якимура – не совсем убежденный, но уже сомневающийся – согласился вмешаться и отдал приказ на задержание всех участников процесса. Скептически улыбнувшись, он даже послушался совета Моргана и вызвал подкрепление к своим двум бойцам, наблюдавшим за ошивающимся возле кабинета «СОПовцем». Несмотря на внезапность атаки, агент успел положить четырех человек из шокера и одному сломал челюсть, прежде чем его оглушили. Понятно, что после такого посланная в медблок группа не стала разбираться, кто попался им навстречу.

Поскольку нейтрализовать воздействие шокера невозможно, у них поневоле образовался небольшой перерыв, в течение которого всем пострадавшим была оказана медицинская помощь. Уже потом Джефф узнал, что врач, занимавшийся Россом, по приказанию командира базы провел полное обследование и взял пробы для анализов. Которые и подтвердили отличия ДНК Росса от человеческой.

Это, а также проведенные утром допросы агентов, капитана «Раптора» и Падалеки – окончательно убедили Якимуру в правдивости рассказа Моргана. Вот только выводы, которые он сделал, оказались далеки от желаемых.

- Он не хочет брать на себя такую ответственность, - хмуро говорил Морган, потирая виски напряженными пальцами – видимо, капитана мучила головная боль. – Считает, что в данной ситуации принимать решения должен Совет Федерации. Настаивает на том, чтобы отправить нас всех на Землю. В чем-то я его понимаю, полет на Сучку столь малыми силами – чистая авантюра… - Он досадливо поморщился, словно эта мысль надоела ему до зубовного скрежета. – Я убеждал его, что беру всю ответственность на себя, предлагал подписать любые документы, но Якимура в общем справедливо заметил, что я-то сейчас – никто. – Джефф горько усмехнулся. – Капитан старого корыта, которое даже не здесь находится. У меня нет права что-то подписывать и что-то решать. Вот так.

Он глубоко вздохнул и откинулся на спинку стула, хмуро рассматривая потолок. Росс, всё больше мрачневший по мере рассказа, задумчиво помолчал, анализируя информацию, и, придя к какому-то решению, начал зубами срывать повязку с левой руки.

- Эй, какого чёрта ты делаешь? – встрепенулся Морган.

- Помоги, - процедил Росс, вытягивая к нему руку. – Они мне надоели.

- Руки тебе надоели? – раздраженно бросил Морган, берясь за повязку. – Врач сказал, что там множественные травмы.

- Уже нет.

Освобожденной левой рукой он сорвал повязку с правой и наклонился, чтобы освободить ноги. Пристально наблюдавший за обнажавшейся кожей Морган удивленно покачал головой.

- Да… Я бы тоже так хотел, - с ноткой зависти заметил он, постукивая пальцами протеза по колену.

Выпрямившийся Росс остро взглянул ему в глаза.

- Нет, Джефф. Ты бы так не хотел. Поверь.

Капитан внимательно на него посмотрел и опустил взгляд. Может быть, даже что-то понял. Угрюмо встряхнувшись, Росс отбросил повязки и решительно поднял голову.

- Мне нужна твоя помощь. Нужно организовать разговор с начальником базы, и чтобы при этом не было свидетелей.

- Вряд ли он захочет. Я его так достал разговорами, что у мужика нервный тик образовался.

- Что он за человек вообще?

- Старый служака, много лет был заместителем Вайса… - запнувшись на знакомом имени, Морган на мгновение сжал зубы, но, коротко вздохнув, продолжил: - Боевого опыта немного, зато великолепный администратор. Честный и добросовестный, но без инициативы. Думаю, Фальк держал его в противовес себе, чтобы было кому сдерживать кипучие порывы. Они составляли хорошую команду, но вряд ли кто-то из них всерьез считал, что Якимура может занять пост командующего. Просто всё произошло неожиданно. Думаю, даже в метрополии не такие дубы, чтобы утвердить это назначение, да Якимура и сам не хочет, как мне кажется. Он слишком долго был в тени Вайса и потерял способность к самостоятельным решениям.

- Угу, - сосредоточенно кивнул Росс. – А каким он был раньше? Ты знал его в молодости?

- В молодости – нет, а когда он начинал работать с Вайсом… Знаешь, тогда он был подвижнее. А еще – очень гордился своей формой, принадлежностью к армии.

- Героическая профессия значит… - буркнул себе под нос Росс, цепко щуря глаза. – Ладно… Так. – Он вскинул взгляд на капитана. – Ну что, устроишь мне с ним встречу?

- Считаешь, у тебя получится лучше, чем у меня? – Морган выгнул бровь, оценивающе разглядывая Росса.

- А я не собираюсь уговаривать.

Лицо Моргана застыло, глаза настороженно блеснули.

- А что именно ты собираешься делать?

- Я собираюсь его заставить, - отрезал Росс, холодно глядя ему в глаза. – Мне нужно, чтобы он отпустил корабли к Сучке, и он это сделает. Или умрет. Возможно, новый командир базы окажется более сговорчивым.

Капитан медленно поднял подбородок, прищурился, скрещивая руки на груди.

- Вот как. А ты не сильно размахнулся, парень?

- Нормально, - процедил Росс.

- Знаешь, занятный момент, - голос Моргана звучал вполне добродушно, вот только глаза смотрели прицельными лазерами, - я ведь предлагал Якимуре с тобой встретиться. Только он засомневался, еще когда обнаружили труп в допросной, а узнав у врача результаты тестов, категорически отказался. Сказал: ладно бы просто агент, но теперь ведь еще непонятно – чей? Может, план вовсе не в том, чтобы увести корабли на Сучку, может, главное – чтобы их не было здесь?.. Умный мужик, тебе не кажется?

Росс облизнул пересохшие губы и едва заметно кивнул:

- Умный.

На него внезапно навалилась дикая усталость, словно трехтонная плита опустилась на плечи. Из воздуха будто выкачали весь кислород, и даже глубокий вдох не приносил облегчения. Тяжело сгорбившись, он медленно провел по лицу руками, пальцы жестко впились в голову, потянулись вверх, сжимая в кулак волосы… Что-то надо придумать, что-то надо сказать, действовать… но все разумные мысли куда-то потерялись. Он на мгновение крепко зажмурился… и поднял голову, встречаясь взглядом с капитаном.

- Джефф… Я не могу доказать. У меня нет ничего, кроме моего слова. Я бы поклялся, что говорил правду – но чего стоят мои клятвы, если ты мне не веришь?.. Скажи, что мне сделать, чтобы ты доверял мне – и я это сделаю. Только оставайся со мной. Я не справлюсь… один.

На последнем слове голос внезапно сорвался. Росс крепко сжал челюсти, нахмурился, глядя в испытующие глаза капитана. И вдруг с отчаянной ясностью понял, насколько дорог ему стал Морган – с его острым умом, несгибаемым характером и бесстрашной готовностью защищать своих несмотря ни на что.

Пауза затягивалась, и Росс криво усмехнулся, опуская голову. Он сказал слишком много для себя, но, наверное, слишком мало для Моргана. Что же, значит, так тому и быть. Справедливо, на самом-то деле. Глупо было надеяться…

- Эклз… - Капитан неловко откашлялся. – Нам будет очень сложно объяснить потом холодильник, забитый трупами командующих. Постарайся договориться с Якимурой. Ладно?..

 

***

 

Росс договорился с Якимурой. Обошелся даже без воздействия энергией, только методами старой школы. Подозрительный и враждебный в начале разговора, командир базы через час считал Росса единственным человеком в галактике, который по-настоящему понимал, что значит Долг перед Родиной. И ценность этого понимания перевешивала даже тот незначительный факт, что Росс вроде как и не совсем человек. Главное – он понимал!.. Через два с половиной часа на базе «Либерти» была объявлена суточная готовность к боевой операции.

Выйдя из кабинета начальника базы, Морган от избытка чувств обнял Росса так, что затрещали недоломанные ребра, и с горящими исступленным огнем глазами умчался инспектировать корабли. Еле живой от усталости и нервного напряжения Росс отупевшим взглядом посмотрел ему вслед, чуть не заблудившись, дополз до карцера, объявил растерявшемуся караульному благодарность с занесением в личное дело и, упав на койку рядом со спящим Джаредом, мгновенно отрубился.

Проснулся он ночью от легкого прикосновения к щеке. В полумраке затихшей комнаты лицо Джареда казалось старше и таинственней. Он лежал рядом, подперев ладонью голову, и неотрывно смотрел на Росса. Кончиками пальцев осторожно обводил линию подбородка.

- Щетина, - тихо пояснил он сквозь легкую улыбку.

- Убрать? – шепнул Росс с замиранием сердца.

- Не сейчас. – Джаред наклонился ниже и медленно, мягко коснулся его губ…

…Проснувшись снова уже утром, Росс с наслаждением потянулся, взглянул на часы, прошлепал до ванной комнаты и обратно, и присел на краешек кровати, собираясь надеть штаны. Внезапно горячая рука обвила его талию, притянула ближе, и сонный голос категорично пробурчал:

- Не пущу.

- Джаред, мне надо проверить…

- Не пущу.

- Ну и чёрт с ними, - покорно кивнул Росс и забрался обратно под одеяло.

Джаред до такой степени удивился, что даже открыл глаза.

- Ого! Я был настолько хорош?

- Мм… тебе не помешает тренировка… - пробормотал Росс и опрокинул его на спину, наваливаясь сверху.

- Я согласен быть твоим смиренным учеником. – Джаред со смеющимися глазами поёрзал, устраиваясь поудобнее, провел руками вдоль тела Росса вниз, царапнул гладкую кожу на животе.

- Насчет смирения ты себе польстил… - Росс чуть приподнялся, - но вот навыки… улучшаются… с каждым мгновением…

- Я очень старательный… - выдохнул Джаред, куснув Росса за шею и тут же зализывая укус, улыбаясь тихой вибрации стона на языке.

- Вот уж это точно… - хрипло выдавил Росс. – Постой… Я возьму…

- Нет. Давай так. – Джаред перехватил его руку.

- Уверен? Это не…

- Хочу так.

- Хорошо. – Росс прерывисто выдохнул. – Я буду осторожен.

- Не надо. Лучше будь… ох, чёрт… подожди…

- Тшш… всё хорошо… сейчас всё пройдет… вот так… дыши…

- Да… Еще…

Сорванное дыхание, бешеный стук сердец. Ладони скользят по разгоряченному телу. Волны желания накатывают одна за одной, подхватывают, влекут за собою, всё ускоряя движенья… И кажется – всё уже, невозможно терпеть!.. Но хочется больше, сильнее, еще быстрее…

- А знаешь… - Росс едва успевал ловить вдох. - На базе ведь… уже день… а у нас на дверях нет замка…. И сюда в любой момент… могут зайти…

- Ах ты… - Джаред выругался, выгнулся всем телом, сжался, подбрасывая Росса, и выплеснулся жаром между их телами…

Впервые в жизни Росс смеялся во время оргазма. Ощущение было… сложным.

…Джаред, замерший на пару минут, глубоко протяжно вздохнул, ловя отголоски удовольствия, и лениво ткнул Росса коленом в бок.

- Гад. Ты это нарочно сказал.

- Мм… - Росс улыбался, уткнувшись лбом в его плечо. Расслабленное тело плавилось от наслаждения.

- Ты там мурлычешь, что ли? – хихикнул Джаред. – Перестань пыхтеть мне в ключицу, щекотно.

- Ты не боишься щекотки, - елозя губами по коже, невнятно пробормотал Росс и широко лизнул его по плечу, ведя языком к шее.

- Уже боюсь, - со смешком поежился Джаред. Его руки лаской прошлись по спине Росса, задержались под мышками, но щекотать не стали – он уже знал, в какие моменты Росс этого не любит. Поцелуй получился долгий и одуряюще-нежный.

Росс завозился, отваливаясь вбок, Джаред чуть слышно зашипел и поморщился, а потом с легким вздохом повернулся к нему, снова толкая коленом в ответ на ехидное хмыканье.

- Всё равно было здорово. Какие у нас планы на день?

- Завтрак, прогулка, пара оргазмов, - усмехнулся Росс, не открывая глаз.

- Хорошие планы, - одобрил Джаред. – Куда гулять будем?

- В подвал.

- Угу. В подвал. – Тело Джареда дрогнуло от сдерживаемого смеха. – А пара оргазмов предусмотрена именно там?

- Не совсем. Хотя, учитывая твое неравнодушие к публичности… - уголки рта Росса потянулись вверх в неудержимой улыбке.

Джаред фыркнул и ущипнул его за бедро.

- Кстати, действительно странно, что к нам до сих пор никто не пришел. Ты ночью что-то говорил о скором вылете?

- Готовность к семи вечера. Но, учитывая, какой суматошный сегодня будет день – со всеми этими приготовлениями, да к тому же два корабля прибудут только к ночи, я думаю, что Морган даст людям отоспаться перед вылетом. Скорее всего, пойдем завтра утром.

- Дженс… А ты… - нерешительно начал Джаред. – Ну… Это ты договорился с новым командиром базы?.. Я просто видел на допросе, как они спорили…

Росс открыл глаза.

- Да. – Он на мгновение сжал зубы, прогоняя внезапный холод между лопатками. – Джаред… скажи, почему ты решил вернуться? Ведь ничего не изменилось.

- Вернуться?.. – Джаред удивленно нахмурился, и у Росса перехватило дыхание. – Эй, подожди, что?.. Ты решил, что я…

Лицо Росса помертвело. Резко отвернувшись, он попытался встать, но Джаред вдруг схватил его за плечо, жестко впечатывая в кровать.

- Только посмей сейчас уйти! – процедил он, нависая над Россом. – Какого чёрта ты себе напридумывал, кретин хренов?! Ты что, решил, для меня быть с тобой – игра?! Сегодня прихожу, завтра убегаю?! Я! Никуда! Не уходил!!! – последние слова он проорал прямо ему в лицо.

Росс прерывисто вздохнул и с дрожащей улыбкой притянул к себе напряженное от гнева тело. Джаред сопротивлялся – кажется, ему сейчас больше хотелось ударить, чем обнять. Но постепенно его руки расслабились, и, закрыв глаза, он почти упал на Росса, утомленно качая головой.

- Я с тобой неврастеником стану, - пробурчал он, тяжело вздыхая. – Ты же знал, что я на корабле. Ты всегда знаешь, где я. Что за бред пришел тебе в голову?

- Я не знал, - тихо ответил Росс, перебирая его волосы. – Я закрылся. А когда узнал – решил, что ты не хочешь меня видеть. В смысле – совсем.

- Я и не хотел. Мне нужно было подумать. С тобой… нелегко, знаешь ли. Вот только без тебя… невозможно.

Джаред зябко повел плечами, словно услышал собственный приговор. И еще крепче прижался к Россу.

- Мне просто нужен был перерыв. Почему-то подумал, что ты поймешь.

- Прости, - мягко шепнул Росс.

- Угу. – Джаред помолчал, задумчиво рисуя пальцами узоры на плече Росса. Потом его рука вдруг замерла, и он приподнялся, впиваясь взглядом в его лицо. – Подожди… Это значит, что там, на допросе, ты был уверен в том, что я уже не с тобой?..

Росс вперился в потолок, чувствуя, как под глазом тонко задергалась жилка. Он не хотел вспоминать. Но Джаред не отводил от него пристального взгляда.

- Скажи… Ты и Алекс…

- Я не спал с ним. – Росс жестко контролировал голос. – Ты об этом хотел спросить?

- Не только, - спокойно ответил Джаред. – Кем он был для тебя?

Неловко дернув плечом, Росс завозился, внезапно ощутив, что ему не хватает воздуха. Джаред тут же сместился в сторону, перенося свой вес на собственное бедро, но взгляд от Росса так и не отвел. Тот тяжело вздохнул, заводя руку за голову, дивясь про себя настойчивости Джареда. Непонятно, зачем это ему. Впрочем, когда у парня такое лицо – отцепиться от него невозможно, а снова доводить до ссоры не хотелось.

- Мы выросли вместе, - неохотно начал Росс. – Он попал в школу лишь чуть раньше меня, так что мы оказались в одной группе, хотя он был на три года старше. Тоже сирота, мать умерла рано, отец потерялся где-то в колониях, так что он жил с дедом, а фактически – на улице, потому что дед сильно болел. Когда он умер – Алекса забрала корпорация. – Росс помолчал, погружаясь в воспоминания. – Не знаю, что он во мне нашел, но как-то так получилось, что он с самого начала постоянно был рядом. У нас там не очень дружественная обстановка была, думаю, инструкторы специально такую поддерживали, и… Нет, он не то чтобы рвался меня защищать, просто все знали: всерьез зацепиться со мной – это нарваться на ссору с Алексом. А ссориться с ним – никто не хотел. Он сразу стал лучшим бойцом и оставался таким до выпуска. Быстрый, ловкий, сильный… и жестокий. Его не смущали смерти на тренировках, главный принцип – победить любой ценой. И в спаррингах он всегда побеждал. А вот с аналитикой и техникой у него не складывалось. – Росс скупо улыбнулся. – Так что мы идеально дополняли друг друга: он отрабатывал со мной приемы, а я учил его думать. Хотя… у меня и самого иногда мозги отказывали. Помню, однажды, мне лет четырнадцать было, перемкнуло меня всерьез. Надоело всё. Решил сбежать из школы, даже за территорию выбрался. Не знаю, как он меня вычислил, но поймал, отволок за шкирку обратно, а уже в спальне избил до полусмерти и клятвенно пообещал, что так будет каждый раз.

Росс мельком взглянул на ошарашенное лицо Джареда и криво усмехнулся.

- Уже потом, немного позже, я понял, что Алекс тогда меня спас. Корпорация не щадила тех, кто пытался сбежать, и расправлялась с ними жестоко. А про нашу вылазку так никто и не узнал. Мы вместе окончили школу, потом два года работали в связке, как говорил куратор – «звездная парочка», лучший аналитик и лучший боец. Нам сразу давали сложные задания. А потом, когда поднабрались опыта, нас развели на самостоятельные операции. Так, встречались иногда случайно. В нашей специальности не принято дружить… да и вряд ли мы могли бы стать друзьями. Мы слишком разные и всегда такими были. Вот только… он сюда примчался снова меня спасать. Не как друг, нет. Наверное… как брат.

Росс замолчал, прищурился в потолок, чувствуя, как острая тоска перехватывает дыхание. Да, всё верно. Сделанного не вернешь. И всё-таки – почему сложилось так?.. Почему?!..

Сбоку зашевелился Джаред, придвинулся ближе, обхватил его за шею, утыкаясь лицом в волосы. И начал вдруг что-то напевать, что-то медленное и чуть слышное, едва шевеля губами, проглатывая слова и покачиваясь в такт мелодии… Росс почувствовал, как у него защипало глаза.

- Ты… решил спеть мне колыбельную? – запинаясь, спросил он охрипшим голосом.

Джаред не ответил. Просто продолжил петь, теплом дышать в волосы, и крепко, надежно прижимать к себе Росса.

Тот прикрыл веки, тяжело сглатывая комок в горле. Тело медленно расслаблялось, словно боль уходила куда-то вместе с тихой мелодией.… И Росс сам не заметил, как постепенно заснул.

 

***

 

Он проснулся от тихого стука в дверь. Джареда рядом не было, а из душа доносился негромкий плеск воды. В наружную дверь снова заскреблись, затем она открылась, и в комнату осторожно заглянул очередной караульный или просто посыльный.

- Ээ… Сэр, разрешите войти? Вице-адмирал Морган просил передать вам вот это, - он держал в руке комм.

Росс усмехнулся, потягиваясь, и отбросив одеяло, сел на кровати. Боец деликатно отвел глаза… в сторону двери в ванную, которая открылась, выпуская голого Джареда в клубах пара.

- Свободен, - сжалился Росс над окончательно смутившимся парнем, забрал комм и хмыкнул, наблюдая за тем, как тот рванул за дверь. – Подозреваю, что карцер теперь переименуют в «гнездо разврата».

- Лишь бы не в «персональные апартаменты Эклза-Падалеки». Что-то мне эта комната уже поднадоела, - меланхолично заметил Джаред, начиная одеваться.

- Надо же, а ты даже не покраснел. Похоже, я разлагающе действую на твой моральный облик.

- Ничего, я как-нибудь с этим справлюсь, - отозвался Джаред. – Что он хотел-то?

- Только передать комм. Видимо, Железный Капитан соскучился. Если вызовет – ответь, я в душ.

Смыв с себя остатки сна, Росс почувствовал, что неплохо отдохнул. К тому времени, как он вышел и оделся, Морган всё еще не звонил, и Росс со вздохом нажал кнопку вызова единственного номера, который был в памяти комма.

- Здесь Морган! – голос капитана звучал весьма энергично, несмотря на то, что он наверняка не спал, а время шло к вечеру.

- Джефф, ты уточнил у врача максимальную дозу стимулятора? – полюбопытствовал Росс.

- Да!.. А откуда ты… Чёрт! Эклз!

- Похоже, ты уже перебрал.

- Молчать! – бодро загремел капитан. – Я свою норму знаю! Так! О чем я говорил?!

- Пипец… - пробормотал Росс, кусая губы в попытке сдержать смех. – Джефф, база уже готова к вылету?

- А как же! База готова, корабли посчитаны, бойцы починены!.. Или наоборот! Короче, заканчиваем последние приготовления! А! О! Вспомнил! Якимура приглашал нас на ужин! Вылет я назначил на шесть ноль-ноль, ночуем здесь, в восемь вечера сбор в командирской каюте! Тьфу, кабинете! Вопросы есть?!

- Никак нет, сэр! – гаркнул Росс.

- Молодцы! Отбой! – жизнерадостно рявкнул капитан и отключился.

- Абзац базе, - жалостливо констатировал Росс под сдавленное хрюканье Падалеки.

Отсмеявшись, Джаред категорически заявил, что не намерен ждать с едой до вечера, тем более что на «званый ужин» его не приглашали. Росс ехидно заметил, что «на светские приемы всё равно принято приходить с дамой» и был награжден добросердечным пинком под задницу, который с некоторым ускорением направил его к двери. Открывший на стук караульный выпустил их, проворно запер дверь карцера и с явным облегчением умчался по коридору. Кажется, ему надоело здесь торчать не меньше, чем Джареду находиться внутри.

Посетовав на тему потери «родного дома», парни решили, что попрошайничать лучше начинать среди знакомых, и отправились добывать еду на «Раптор». К сожалению, шлюз оказался задраен, а корабль, видимо, пуст – экипаж занимался своими делами на базе. Росс, вспомнивший о своем подарке (пистолет остался в каюте), тут же предложил вскрыть замок, но призрак недавно покинутых «апартаментов» так впечатлил Джареда, что тот насмерть встал возле пульта управления. Конечно же, их возня привлекла внимание. Подошедший разобраться лейтенант несколько минут пытался уяснить связь между дракой у шлюза и воплем: «мы есть хотим!», но, сдавшись, просто проводил их до столовой.

После запоздалого обеда Росс все-таки взял курс на нижние уровни «Либерти».

Здесь они еще не были. Узкие пустые коридоры, множество запертых дверей, безжизненная стерильность воздуха. Их шаги обманчивым эхом пропадали за поворотами. Джаред прекратил болтовню и шел, настороженно оглядываясь, невольно впечатленный этим пустынным серым лабиринтом.

- Здесь никого нет, - покосился на него Росс, скрывая улыбку. – Склады и ремонтные доки с другой стороны. А тут просто подсобки и комнаты с системами жизнеобеспечения базы. Всё автоматизировано, постоянного контроля не требует.

- Тогда боюсь даже предположить, что мы здесь делаем.

- По всей видимости, идем в тюрьму.

Джаред задумался.

- Эмм… Знаешь, Дженс, я мог бы предложить более простые способы избежать торжественного ужина с адмиралами.

- Нет, мы не будем искать лёгких путей.

- Угу. Понятно. Тогда можно было бы выйти через шлюз наружу, для усложнения задачи – без скафандров.

- Это следующий этап.

Падалеки фыркнул и уже без опаски потопал вперед. Правильно, всё познается в сравнении.

Ухмыляющийся Росс окликнул его возле одной из дверей, ничем не примечательной на вид.

- Кажется, нам сюда. – Перехватив руку Джареда возле пластины замка, он осторожно постучался. – Не стоит нервировать хозяев неожиданным появлением.

Через минуту дверь открылась, и в них уткнулись стволы двух шокеров.

- Группа адмирала Моргана, - поспешно сказал Росс. – Я Эклз, командир Якимура дал разрешение на вход.

- Ждите, - раздалось откуда-то из глубины полутемной комнаты, и они неподвижно замерли возле дверей.

- Мог бы предупредить, - едва разжимая губы, прошипел Падалеки.

Увидев, как напряглись руки бойцов на шокерах, Росс отвечать не решился, только моргнул, сдерживая ехидную улыбку.

Вверху в темноте что-то шевельнулось, и Росс, подняв глаза, заметил уставившуюся на него камеру. Сличают внешность. Серьезно у них тут.

- Отбой, - скомандовал голос, свет вспыхнул ярче, а бойцы отступили, открывая дорогу в комнату.

Зальчик был довольно небольшой, пустой по центру, зато с висящими по углам турелями, а вдоль стен установлены защитные щиты с прорезями для оружия, и сколько там пряталось бойцов – осталось невыясненным. «Группу Моргана» быстро сопроводили к другой двери и через коридор в обычный кабинет с большим монитором на столе и маленьким сухоньким человечком в кресле. Взглянув на него, Росс плавно сместился к левой стене и чуть согнул колени.

- Ну-ну, не стоит так реагировать, - добродушно заметил мужчина, не двигаясь с места. – Мы все здесь друзья и не хотим неприятностей.

Он медленно поднял руки, показывая пустые ладони, и осторожно, не разжимая губ, улыбнулся. Маленький, добродушный человечек с глазами убийцы.

- Я здесь работаю уже десять лет, - спокойно добавил он. – Меня нанимал Вайс. Ты, кажется, знал его?

- Вайса больше нет, - процедил Росс.

- Мой выбор остался прежним. И потом – это ты ко мне пришел.

В наступившей тишине слышалось лишь взволнованное дыхание Джареда, который переводил изумленный взгляд с одного на другого. Наконец Росс дернул бровью, еще раз окинул комнату быстрым взглядом и небрежно прислонился к стене, игнорируя стулья возле стола.

- Я не к тебе, не волнуйся.

- Да я своё уже отволновался, - усмехнулся мужчина, опуская руки. – В моем возрасте нужно следить за давлением. Присаживайтесь, молодой человек.

Джаред не сразу понял, что это ему. Неуверенно взглянув на Росса, он опустился на крайний стул и настороженно замер, разглядывая хозяина кабинета.

- Нет, мы не знакомы, - вновь улыбнулся тот, отвечая на невысказанный вопрос, маячивший в глазах Джареда. – Это, скажем так, профессиональное узнавание. – Он повернулся к Россу. – Ты здесь по работе или …?

- Или, - коротко ответил Росс.

- Хорошо. Не люблю беспорядок в хозяйстве. Итак, чем могу помочь?

- Хочу посмотреть всех, кто у тебя сидит.

- Только посмотреть?

- Пока да.

- Можно на мониторе, - кивнул на стол мужчина.

- Лучше вживую.

Пожав плечами, надзиратель утопил кнопку вызова.

- Тебя проводят. А молодой человек составит мне компанию?

- Нет.

- Как жаль. – Он тонко улыбнулся.

Выйдя из кабинета, Росс незаметно выдохнул и расслабил плечи. Неожиданное знакомство. Поменьше бы таких неожиданностей. Учитывая, до каких лет дожил этот тип, он явно был хорош в своем деле. Интересно, что разглядел в нем Вайс, чтобы поверить?..

- Дженс. Когда мы отсюда выйдем, у меня будет к тебе пара вопросов, - сквозь зубы предупредил шагающий рядом Джаред.

- Боюсь, что не пара, - вздохнул Росс. – Главное впереди.

Он оказался прав.

Узкий коридор, справа глухой, слева прозрачные стены камер. В первых двух какие-то оборванцы, наверное, пираты, в следующей угрюмые агенты корпорации. Росс не остановился, быстро прошел до конца коридора и замер перед последней.

На полу, свернувшись в тугой неподвижный комок, сидел урс.

 

***

- Ого… Это же… - Ошеломленный Джаред шагнул к стене, замер, несмело протягивая руку. – Невероятно… Это… Ты к нему сюда шел?

- Да.

Росс стоял посреди коридора и хмуро разглядывал неподвижное существо за прозрачной стеной. Урс сидел совершенно по-человечески – притянув к себе ноги и крепко обхватив колени, словно хотел занимать как можно меньше места. Опущенная голова прятала морду за руками, наружу торчали только мохнатые круглые уши с длинными кисточками на верхушках. Косматая густая шерсть свалялась неопрятными лохмами черно-коричневого цвета, длинные ворсинки были разбросаны по всей камере – похоже, существо активно линяло. Возле стены лежала подстилка, а рядом – большой лоток для животных с наваленным туда сырым мясом. Не слишком свежим. Росса передернуло.

- Надо же!.. Настоящий, живой урс! – Джаред обернулся к нему, возбужденно блестя глазами. – Я никогда их не видел! Только на фильмах с Эпсилона! Говорили, что они очень быстро двигаются, очень сильны и обладают звериным чутьем на опасность, поэтому их практически невозможно поймать! Бегущих урсов снимали чуть ли не с орбиты! А потом они устроили целое побоище, уничтожая первые лагеря людей. Там, говорят, погибли многие, пока не вмешалась армия. А потом люди оттуда ушли, потому что кроме заснеженных гор и урсов на Эпсилоне ничего не обнаружили… Подожди, а этот-то как здесь оказался?

- КСОП задержал корабль контрабандистов месяц назад. Среди прочего в трюме обнаружили клетку с урсом. Пираты сказали, у них был заказ от какого-то богача с причудами. Редкий экземпляр для его зверинца. – Росс сжал зубы, пытаясь сдержать злость.

- Ну… - Джаред обескуражено оглянулся на камеру. – Может, этот богач не так уж плохо обращается с животными…

- Урс – не животное! – рявкнул Росс. Переведя дух, он качнул головой и взглянул на отпрянувшего Джареда. – Извини. Просто… он не животное.

- А кто? – настороженно спросил парень, выбитый из колеи взрывом Росса.

- Он… не знаю. Но точно не животное. – Росс досадливо потер лоб. – Об урсах упоминала Натс, аталане проводили с ними какие-то эксперименты по развитию разума. Тогда у них что-то не заладилось, и они переключились на людей. Но… не знаю, может, урсы эволюционировали. Во всяком случае, это существо умеет чувствовать намного большее, нежели голод или страх. Я обнаружил его сознание случайно, когда сканировал всю базу…

- Что ты делал? – Джаред удивленно моргнул.

- Ну… это сложно объяснить. – Росс поднял глаза, оглядывая коридор в поисках записывающей аппаратуры. Ощущения слежки не было, но воспоминание о взгляде надзирателя не давало расслабиться. – В общем, я тебе потом расскажу. Когда я общался с Якимурой, тот упомянул, что у них в камере сидит урс, вместе с пиратами ждет пересылки на Землю, а там уж как решат на таможне. Но вряд ли ради него будут гонять корабль на Эпсилон. Скорее сдадут в ближайший заповедник, вот только их уже пробовали туда поселять – экзотические ведь животные. – Росс криво усмехнулся. – Урсы не живут в неволе. Долго – не живут. Перестают есть и умирают от истощения.

Джаред гулко сглотнул и повернулся к камере, новым взглядом окидывая открывающуюся картину.

- Так ты думаешь, он… разумен? – тихий голос дрогнул от пугающей догадки. – Но ведь их обследовали, ученые проводили тесты… Получается, мы прилетели на их планету и…

- И начали с «тестов» на первых захваченных в плен местных жителях, - с горькой улыбкой договорил за него Росс. – А когда поняли, что они отличаются от людей, то записали их в животные. И начали отстреливать. Ах да – есть еще комфортабельные зверинцы.

Джаред вздрогнул, словно его ударили.

- Дженс, - произнес он глухим, неожиданно взрослым голосом. – Об этом нужно рассказать. Немедленно. Сколько тебе понадобится времени, чтобы доказать его разумность?

- Вероятно, годы. – Росс печально усмехнулся резко обернувшемуся парню. – Совет очень не любит признавать свои ошибки. Нужен будет кто-то очень влиятельный, чтобы организовать новую научную экспедицию на Эпсилон, да еще включить туда псиоников. А потом заставить Совет выслушать результаты. Думаю, что даже у Моргана не получится, во всяком случае, быстро.

- А у тебя?

Росс насмешливо пожал плечами.

- Если я засвечусь на Земле, то слушать меня будет только следователь, и то недолго. Джаред, ты, кажется, забыл, кто я такой.

- Нет, я помню, - холодно ответил тот. – Поэтому понимаю, что именно тебе нужно этим заняться.

Удивленный Росс помолчал, пристально глядя ему в глаза, потом шагнул ближе и вполголоса произнес:

- А как же свобода воли? Которая так необходима людям?

- Иногда у людей нет права на ошибку, - спокойно сказал Джаред, не отводя взгляд. – Прости, что мне понадобилось столько времени, чтобы это понять.

Медленно, тяжело Росс вздохнул, опуская голову. Он думал, что станет легче, если Джаред поймет его. Но легче почему-то не стало. В груди приливной волной разливалась тоска.

Внезапно легкая щекотка прошлась по шее, ощущение чужого взгляда заставило насторожиться. Росс поднял голову… и встретился глазами с урсом. Тот смотрел пристально, внимательно и совсем не враждебно. А по сознанию вдруг прокатилась мягкая, согревающая ласка.

«Не плачь» - словно во сне услышал Росс…

… Ему понадобилось время, чтобы собрать разбежавшиеся мысли. Кажется, Джаред что-то спрашивал, но Росс не понимал и не слушал, он неотрывно смотрел на урса и боялся двинуться, сказать что-то, даже подумать…. Только бы не прервался этот хрупкий контакт.

Урс зашевелился и тяжело оттолкнулся от пола, вставая. В высоту он оказался под три метра, лохматый и поджарый, с короткой шеей и длинными мощными руками на широких плечах. Морда – или все-таки лицо? – была тоже покрыта шерстью, более короткой, чем на остальном теле. Хищные челюсти выдавались вперед, черный собачий нос шевелился, словно принюхиваясь, между тонких губ яркой белизной мелькали острые клыки. Поднявшись, урс потерял сходство с человеком – огромная сгорбившаяся фигура с широко расставленными лапами источала звериную мощь и угрозу, тело наклонилось вперед, словно для немедленной атаки, и, наверное, его действительно можно было принять за животного… если бы не глаза. Дымчато-янтарные, умные, спокойные, светящиеся мудростью глаза.

«Ты тёплый» - сказал урс. «Другие – холодные. Буду с тобой».

Обескураженный Росс покачал головой и рассмеялся.

Они провели с урсом всё оставшееся время до ужина. Уселись прямо на пол напротив его камеры и взахлеб разговаривали сразу обо всём. Впрочем, «разговаривали» - не то слово, урс мыслил образами, настолько яркими, понятными и эмоционально чёткими, что Росс невольно переводил их в слова, а потом пересказывал Джареду. Мир, воспринимаемый урсами, казался в чем-то проще, но в то же время неизмеримо более сложным, чем человеческий. Будучи телепатами, они не столько воспринимали мысли друг друга, сколько «прочитывали» эмоциональный фон, настроение другого существа, и даже больше – глубинную сущность, можно сказать – душу всего живого. Поэтому они не знали такого понятия как ошибка – ведь на таком уровне восприятия, казалось бы, невозможно обмануться. К сожалению, в этом таилась и их уязвимость – сделав однажды вывод, они не считали нужным приглядываться позднее. Так произошло и с людьми, первыми высадившимися на Эпсилоне: настороженность, страх и враждебность, естественные для оказавшегося на незнакомой планете человека, урсы приняли за основные и постоянные характеристики личности. Да, они видели, что на глубинном уровне в людях таятся и более светлые стороны, но всё забивал первичный фон обороняющегося хищника. Решив для себя, что люди слишком неразвиты и опасны, урсы перестали пытаться наладить контакт, а в еще большее возмущение их привели заграждения, которые стали выстраивать первые поселенцы для защиты лагерей. Урсы вполне закономерно считали планету своей, и мысль, что куда-то им вход воспрещен, просто не укладывалась в их головах. С этого и начались стычки, перешедшие в полноценную войну между двумя не так уж сильно отличающимися видами разумных существ.

Урса, которого поймали контрабандисты, звали Грлан. Во всяком случае, это то, что смогли воспроизвести Росс и Джаред, пытаясь подражать звучному рыку собеседника. В отличие от аталан, урсы общались между собой и голосом, но выучить их язык, состоящий из фырканья, рычанья и сложной системы оскалов, человеку было возможно только после наращивания зубов и пары килограмм мороженого для должного уровня хрипа. Впрочем, Росс неплохо справлялся; он считал – из-за более низкого голоса и отличного слуха, Джаред думал – из-за «природного остервенения». Мнение Грлана они выяснили, когда поняли, что хлопанье лапами по бедрам – не является аплодисментами. Урс повеселился от души. Он отказался переводить то, что получилось «сказать» у Росса, но, видимо, это было нечто жизнеутверждающее.

Урс вообще оказался весьма подвижен в своих эмоциях, он легко переходил от серьезности к смеху, а от веселья к печали. Однако, в отличие от людей, его эмоции были «чистыми», грустные мысли не омрачали его веселья, а откровенность не приправлялась настороженностью. В один момент решив, что Росс «тёплый», Грлан больше не ставил границ для общения и не скрываясь говорил на любую тему. Что означает для урсов понятие «тёплый» - Росс так до конца и не уяснил, однако, очевидно, с «теплыми» можно было иметь дело. Впрочем, доверие урса не было безграничным. В отношении людей в целом он своего мнения так и не изменил, Джаред для него являлся чем-то вроде мутанта-отщепенца, а сам Росс и вовсе не подходил под понятие «человек». Каким-то образом – отличным от Россового – урсы воспринимали энергетику живого существа, и разница между людьми и Россом была для Грлана бесспорной. Он не особенно стремился эту разницу понять, его не занимали вопросы о новом виде живых существ, для него просто был «теплый» Росс, рядом с которым отныне место Грлана. Так должно быть, и сомнения в практической стороне дела его не мучили. То ли урс настолько уверен в своей силе, то ли в благосклонности ветреницы-Удачи – Росс так и не понял. Во всяком случае, когда им с Джаредом пришло время уходить, Грлан синхронно с ними поднялся с пола, подошел к двери камеры и со спокойным ожиданием уставился на Росса, явно уверенный, что тот сейчас откроет. Росс опустил голову, не в силах смотреть в эти светящиеся доверием глаза.

«Грлан, я не могу взять тебя с собой, - мысленно попытался объяснить он. – Думаю, люди не захотят тебя отпускать».

«Ты можешь их заставить. Я помогу» - безмятежно передал урс.

Росс вздохнул, понимая, что полумерами тут не обойтись. И сказал правду:

«Грлан, мы завтра улетаем, далеко. Будем драться с врагами, и их много, они сильны. Всем, кто будет со мной, грозит опасность. А когда я умру, люди могут снова посадить тебя в клетку. Если ты останешься здесь, у тебя будет больше шансов увидеть дом».

Урс склонил голову набок, подвигал ушами, вывалил фиолетовый язык и внезапно стал безумно похож на любопытного пса.

«Покажи своих врагов».

Пожав плечами, Росс прикрыл глаза и как можно более отчетливо вспомнил черное солнце Координатора.

«Очень холодный, - констатировал Грлан. – Не бойся, я помогу».

Росс фыркнул, раздираемый между смехом и раздражением.

«Я хочу, чтобы ты остался жить!».

Дёрнув ушами, урс шагнул вперед и положил когтистую лапу на прозрачный пластик двери. Навис над Россом своей громадностью, заполнил своим спокойствием.

«Не ты решаешь, сколько и как мне жить. Мой долг – защищать тёплого. Так устроен Мир».

Он вдруг запрокинул голову и протяжно, оглушительно взревел на всю базу, заполняя коридоры эхом своего восторга и безграничного доверия мудрости мироздания. И, глядя на это заполненное светом существо с далекой чужой планеты, Росс неожиданно вспомнил почти забытое, погребенное в прошлом людей понятие. Молитва.

«Я буду с тобой, - вновь посмотрел на него урс. – Так надо».

И Росс поверил ему.

 

***

 

Сбежавшиеся на рев урса ошалелые охранники нехотя удовлетворились объяснением: «это его блоха укусила!». Джаред невинно моргнул и хотел добавить подробностей, но Росс, зная его таланты, спешно перебил назревающий рассказ просьбой отвести их к надзирателю тюремного блока. Не то чтобы он был против развлечься, но если размер вытаращенных глаз Джареда хоть немного соответствовал размеру предполагаемой «блохи», то вылет кораблей вполне могли задержать в связи с нашествием мутантов.

Подозревающие недоброе охранники, пятясь, вывели их из тюремного коридора, Росс едва успел передать урсу: «жди». В кабинете надзиратель выслушал на ухо торопливый доклад бойца и укоризненно посмотрел на невозмутимого Росса и с интересом ожидающего развития событий Джареда.

- Я разберусь, - пробурчал он, отпуская своих бойцов, и со вздохом облокотился на стол. – Ну и чем вы поразили воображение несчастного животного, что он так перевозбудился?

- Твоя забота о психическом состоянии подопечного весьма похвальна, - холодно ответил Росс. – Было бы неплохо, если бы она распространилась и на другие аспекты его жизни. Когда ему последний раз меняли еду?

- Он не ест, в этом нет смысла.

- Возможно, смысл появился бы, если бы ты зашел в его камеру и принюхался. А потом представил себе, что находишься там круглые сутки. – Росс краем глаза увидел, как побледнел и тяжело сглотнул Джаред. – Впрочем, сейчас речь уже не об этом. Урс будет есть. Обеспечь его свежим мясом.

В глазах надзирателя сверкнуло любопытство. Видимо, он действительно не следил за ними – то ли был занят, то ли решил не настораживать Росса.

- Тебе удалось за час вернуть ему аппетит и голос? Да ты волшебник просто! Я, признаться, думал, что ты хорош только в обратном.

- Я во всём хорош, - любезно оскалился Росс. – Так что насчет мяса?

- Зачем тебе урс? – поинтересовался мужчина, игнорируя вопрос.

- Это моё дело.

- Ты заблуждаешься, - мягко улыбнулся надзиратель. – Видишь ли, это мой урс. Мой подопечный, как ты выразился. Его судьба и его желания мне небезразличны. Бедняжка решил отказаться от пищи, может, это у него сезонное. Так зачем же я буду нарушать его природный график? Для такого мне нужна серьезная причина, а ты упрямишься и не хочешь мне ничего рассказывать. Нехорошо. – Он осуждающе покачал головой, цепко глядя на Росса.

Коротко усмехнувшись, Росс вздохнул и шагнул к столу, уперся в него руками, подаваясь вперед и понижая голос до интимного шепота:

- Выполни мою просьбу, друг. Мы ведь все здесь друзья, верно? Вдали от дома, от людей, которые нас ждут и скучают. Мы все порой не властны над причудами судьбы, как этот бедный пойманный в клетку хищник. Так стоит ли осложнять и без того непростое положение?

Росс говорил с доброжелательной неспешностью, но по мере того, как звучали слова, лицо надзирателя всё больше каменело. Дослушав, он немного помолчал и с некоторым напряжением хмыкнул, заново оценивающе взглянув на Росса.

- М-да. Ты меня убедил… друг. Конечно. Зверьё стоит подкармливать.

- Вот и прекрасно, - выпрямился Росс.

- Я распоряжусь, чтобы завтра…

- Нет. Сегодня.

- … сегодня ему заменили корм. Что-нибудь еще?

- Спасибо, пока ничего не нужно.

- Ах, как прекрасно это «пока», - иронично улыбнулся мужчина. – Я весь трепещу от предвкушения новых встреч.

- Моё сердце тоже будет тосковать в разлуке, - вернул улыбку Росс. – Но сейчас нам, пожалуй, время расстаться. Нас ожидает командир Якимура.

Надзиратель молча нажал кнопку вызова охранников и задумчивым взглядом проводил выходящих.

Очутившись в коридоре нижнего уровня, Росс взглянул на комм и ускорил шаги.

- Джаред, нам предстоит взбучка. Мы опаздываем уже на полчаса. Шевели ногами.

- Ну да, конечно, - небрежно ухмыльнулся Джаред. – Так я и поверил, что для тебя это имеет значение. Дженс, лучше бы тебе начать говорить здесь, иначе я буду задавать вопросы прямо в кабинете Вайса… то есть, Яки… как его? Кстати, ты знаешь про Вайса?

- Знаю, - вздохнул Росс. – Жаль.

- Угу. – Погрустневший Джаред опустил голову, на ходу сунул руки в карманы. – Кэп сказал, что местный врач надеется на пересадку сердца. Вроде бы у Вайса страховка класса «Прима».

- Ну, в Федерации не так уж много адмиралов. Вполне возможно, что обеспечили по совокупности заслуг. Сам он при его доходах вряд ли потянул бы «Приму».

- Дженс… - Парень осторожно покосился на Росса. – А у тебя… какая страховка?

Насмешливо вздернув бровь, тот повернул голову к Джареду.

- Это ты так тонко интересуешься, сколько у меня денег?

- Ээ… Да. – С обескураживающей улыбкой Джаред пожал плечами. – Я вспомнил, что ты говорил об острове на допросе, и… не, я, конечно, не поверил, но… в общем, интересно.

- Около семи миллионов, если с акциями, остров примерно столько же. И да – страховка «Прима».

Перестав слышать рядом шаги, Росс обернулся.

Джаред неподвижно стоял посреди коридора с совершенно непонятным выражением лица, и Росс, почувствовав мгновенный укол страха, быстро скользнул сознанием к соединяющей их нити. Изумление, недоверие, отголоски детского восторга как от кучи воздушных шариков. А еще почему-то злость. Яркая и колючая. Осторожно шагнув ближе, Росс с оправдывающимися интонациями пробормотал:

- Зато у меня нет квартиры. И дома. И собаки. Я их снимаю.

Взглянув в его глаза, Джаред тяжело вздохнул и чуть расслабился, покачивая головой.

- Офигеть. Ты снимаешь собак. Не говори больше никому.

- Я про квартиры! – облегченно фыркнул Росс.

- Угу. – Джаред медленно пошел вперед, кивнув Россу на коридор. – Знаешь, ты мог бы и раньше намекнуть, что неприлично богат. Ко всему прочему.

- К чему прочему? – настороженно спросил Росс, пристраиваясь рядом.

- Ко всему. – Джаред снова пораженно качнул головой. – А я и не подозревал, что ваша корпорация так щедро оплачивает работу агентов.

- Ну, денег корпорации в этом меньше трети, остальное я заработал на акциях.

- Так хорошо угадываешь рост?

- Так хорошо ворую секреты. – Росс постепенно начинал раздражаться. – Джаред, в чем дело? Какая разница, сколько у меня денег?

Дернув плечом, Джаред непроизвольно ускорил шаги.

- Да так, ничего. Всё замечательно. Очень рад за тебя.

- Ты не мог бы радоваться чуть менее энергично? – холодно бросил Росс в спину быстро удаляющемуся парню.

- Вроде бы тебя ждут адмиралы? – нервно заметил Джаред. – Званый ужин в верхах, всё такое.

В три прыжка догнав парня, Росс схватил его за плечо и швырнул к ближайшей стене. От неожиданности хорошо приложившись спиной, Джаред мгновенно вспыхнул яростью и, сжав кулаки, бросился к Россу. В отличие от «драки» возле шлюза, эта стычка была серьезной. А еще Росс знал, чувствовал, что не должен просто защищаться. Поэтому, тщательно контролируя удары, наставил Джареду синяков, подбил глаз и в заключение повалил на пол, наваливаясь сверху и прижав коленями руки. За исключением последнего, он пропустил столько же ударов, сколько нанёс. Он считал.

- Ну что, будем «радоваться» дальше? – процедил он, удерживая парня за плечи. – Или ты уже способен к диалогу?

Запыхавшийся Джаред зло сверкнул на него глазами, сдул с лица мешающие волосы и зарычал, подражая урсу.

- Понятно, - шевельнул бровями Росс. – Навык речи временно потерян. Придется тренировать необходимые органы. Извини, до мозгов не дотянусь. – И он прильнул ко рту Джареда, раздвигая языком упрямо сжатые губы.

В принципе, он ожидал, что его укусят. Но Джаред, немного посопротивлявшись, шумно выдохнул в его лицо и обмяк, покорно разжимая челюсти. Росс целовал его долго и жадно, кусая горячие мягкие губы, вылизывая глубокий и тесный жар, навязывая и подхватывая бьющийся пульсом ритм. Целовал, пока не почувствовал, что они оба задыхаются, пока не услышал зовущий тягучий стон. Тогда он медленно отстранился и взглянул в затуманенные, наполненные тяжелым огнем желания глаза парня.

- Хочу тебя… - низким и хриплым голосом протянул Джаред, и Росс вздрогнул от мгновенно ударившей вниз по телу волны страха и возбуждения.

Он не ответил, лишь коротко, напряженно улыбнулся и аккуратно слез с Джареда, садясь рядом и опираясь спиной о стену. Парень проводил его долгим взглядом, рвано вздохнул, прикусывая нижнюю губу, полежал еще немного на полу, постепенно успокаивая дыхание. Потом тяжело приподнялся и прислонился к стене возле Росса. Взъерошил волосы, откидывая пряди с лица.

- Всё забываю подстричься, - необычно ровным голосом заметил он.

- Не надо, тебе идёт, - отозвался Росс, рассеянно уставившись в противоположную стену коридора.

Джаред немного помолчал, потом искоса глянул на Росса.

- Что, серьезно, целый остров?

- Ага. Да он небольшой, там маленькое поселение местных жителей и небольшой яхтклуб с домиками, о нём мало кто знает. Я там отдыхал, понравилось. Тихо. Когда собирался поехать снова, обнаружил, что хозяин выставил остров на продажу, а компания, которая хочет его купить, планирует там устроить большой развлекательный центр с подводными аттракционами, кучей ресторанов и регулярным сообщением с материком. В общем, это было бы уже не то. Так что я перехватил у них тендер и… оставил всё как было. – Росс скупо улыбнулся.

- Дикая природа? – усмехнулся Джаред. – Я почему-то так и думал, что ты любишь глушь. А аборигены не возмутились? Для них-то, наверное, центр был выгоден.

- Думаю, те, кто хотел шума и выгоды, давно оттуда уехали. Во всяком случае… мне сказали, что так хорошо.

Небольшая заминка в последней фразе привлекла внимание Джареда, он повернул голову и пытливо взглянул на Росса.

- У тебя там кто-то есть?

Росс флегматично пожал плечами.

- Сложно сказать… Когда приезжаю – есть.

- … Кто?

- Это долгая история. Как-нибудь в другой раз. – Росс хлопнул Джареда по колену и неторопливо поднялся. – Пойдем, хоть отметимся у начальства. Ужин мы уже по любому пропустили, но мне всё равно надо поговорить с Якимурой об урсе.

Джаред недовольно шевельнул бровями, но всё же встал на ноги, попробовал потянуться и со стоном схватился за живот.

- Ах, чёрт… Зарраза… Ты не мог бы в следующий раз бить выше?

- У тебя уже и следующий раз запланирован? – с усмешкой прищурился Росс. – Постой спокойно, сейчас уберу.

Он заставил мир нитей проявиться, легко выправил помятый кое-где кокон Джареда. И вдруг поймал себя на остром ощущении нереальности происходящего. Вот так, сам ломаю – сам чиню. Дикость какая-то. Может, ему вообще вся эта история только снится?.. Тогда хреновое у него подсознание. Могло бы поменьше кошмаров подсовывать.

Тряхнув головой, он снова взглянул на парня. Джаред ошарашено щупал живот, при этом не отрывая немного испуганный взгляд от лица Росса.

- Знаешь, у тебя сейчас такие глаза были…

- Какие? – насторожился Росс, оглядываясь в поисках отражающей поверхности. Неужели снова светятся? Это не ко времени!..

- Нет, они уже нормальные, - понял его опасения Джаред. – Просто… не знаю, будто смотришь в чёрную дыру… и там что-то огромное, непонятное… не угроза, нет, но… оно не для…

- Людей? – глухо закончил Росс за умолкшего парня.

- Дженс, я не в том смысле, я просто не умею объяснить… - беспокойно зачастил Джаред.

- Да ладно, не парься, - криво усмехнулся Росс, пряча вглубь острые лезвия тоски. – Мы уже выяснили, что я не человек. Пошли, позаботимся о еще одной твари небесной.

- Ты про урса? – Джаред явно был рад сменить тему. Он зашагал рядом, разминая плечи и двигая корпусом, видимо, проверяя, нет ли болезненных ощущений. – Ты действительно решил взять его с собой?

- Он был весьма убедителен, - насмешливо пожал плечами Росс. – Да и потом, за время полета я надеюсь убедить Моргана в его разумности, должен же кто-то заняться этой мерзкой ситуацией с Эпсилоном, когда закончим с Чужими.

- Мы вроде бы пришли к мнению, что этим будешь заниматься ты?

- Да, конечно, - торопливо согласился Росс, - вот я и начинаю заниматься. Надо еще позаботиться о пище для него на всю дорогу. Интересно, урсы жрут только мясо? Не знаешь?

- Без понятия, надо пошарить в информах. Или, кстати, спросить у того мужика, который заведует тюрьмой. О, про мужика-то я хотел у тебя уточнить! Я так понял, что он тоже какой-то агент? Тогда что он здесь делает?

- Не знаю, был ли он агентом, - ответил Росс с сомнением. – Вероятнее, свободным наемником. Потом решил завершить карьеру – может, ранение серьезное, а может, просто сильно примелькался. Уж не знаю, как он вышел на Вайса, и почему старик ему поверил. Но этот тип реально здесь работает, причем, судя по порядку в тюремном блоке, справляется неплохо.

- Какой же это порядок, если у урса гнилое мясо в тарелке?! – возмутился Джаред.

- А в обязанности надзирателя не входят уговоры заключенных вовремя кушать, - усмехнулся Росс.

- Тогда почему он в конце тебя послушал? Вы вообще как-то очень странно разговаривали. Намёками, да? Ты что, угрожал его убить? – Джаред неуверенно хохотнул.

- Ну, угрожать жизни в данной ситуации было глупо – слишком много свидетелей, а он ценный работник. Так что я бы себе тоже огреб неприятностей, и он это знал. Поэтому я сказал, что если он не будет сотрудничать, я его сдам.

- В смысле? – вытаращился парень. – Куда сдашь?

- За любым специалистом такого рода тянется хвост. Всегда найдутся люди, которые хотят отомстить. Он был явно хорош, значит, на мелочи не разменивался, а у меня есть портрет и примерное время окончания карьеры – он сам сказал, десять лет. Так что вычислить его следы было можно.

- Понятно, - задумчиво протянул Джаред. – Знаешь, мне показалось – он неслабо испугался… Дженс, а у тебя есть хвост?

Росс обернулся, нащупывая свою задницу.

- Пока нет, но это без гарантий, сам понимаешь.

Расхохотавшийся Джаред не удержался и сам потянулся проверить, подпрыгнувший от щипка Росс по-женски взвизгнул и капризно обозвал того «нечесаный варвар», Джаред возмущенно взревел, и от «варварской мести» Росса спасла только лестница на верхний уровень.

К адмиральскому торжественному столу они опоздали больше чем на час, впрочем, начальство обиженным не выглядело. Морган и Якимура развалились на креслах возле заставленного тарелками стола и планомерно наливались водкой. Усталые лица расслабленно розовели, жесты были размашистыми, а голоса – ухабистыми. Морган в расстегнутом кителе и со взъерошенной прической снова казался человеком без возраста, во всяком случае не старше Якимуры, хотя по прикидкам Росса между ними была разница лет в двадцать. «А ведь Морган старше меня более чем в два раза» - внезапно подумалось Россу, и он удивленно покачал головой. Казалось, Железный Капитан вечен.

Якимура, плотный невысокий мужчина с черными как смоль волосами и восточным разрезом глаз, неторопливо рассказывал что-то капитану, подчеркивая важные моменты тыканьем вилкой в направлении паха Моргана. Росс бы уже занервничал, но «Железяка» и тут держал марку, лишь иногда настороженно шевеля усами. Впрочем, учитывая опустошенную на две трети бутылку с золотой этикеткой, стоящую посередине стола, капитану, возможно, уже было наплевать, чем в него тыкают.

На вошедших в кабинет гостей высокое начальство обратило внимание не сразу, и пока Якимура заканчивал свою речь, Росс успел придвинуть к столу стул, усадить на него неловко жмущегося Падалеки, а сам – плюхнуться на незанятый диван и расслабленно потянуться.

- У тебя на морде опять синяк. – Дослушавший Якимуру Джефф с любопытством повернулся к Россу. – Где ты успел бучу устроить?

Росс усмехнулся, трогая вспухший желвак на челюсти.

- Семейные неурядицы, капитан.

Джаред посмотрел на него взглядом «Ах, так?!» и решил посоревноваться в честных ответах:

- Дженсен не посчитал нужным уведомить меня о своем финансовом положении.

Весело сверкнув глазами, Морган обернулся к парню.

- Ну, если нас всех не посадят сразу после этой операции, то, возможно, я выбью Эклзу премию за содействие из флотских фондов.

- Спасибо, капитан, это было бы очень кстати! – с надрывом поблагодарил Росс, прижимая руку к груди. – У некоторых людей совершенно неадекватное отношение к «финансовым положениям».

Джаред прикусил губу, разрываясь между желанием расхохотаться и запустить в Росса чем-нибудь тяжелым со стола. Осоловевший Якимура насупил брови и, запинаясь, произнес:

- Премии от флота не можут… не выбивают… не бывают большими. Ээ… да. Надо работать.

- Совершенно с вами согласен! – энергично кивнул Росс. – Над политикой флотского руководства надо поработать!

Морган фыркнул в усы и осуществил мечту Джареда – кинул в Росса увесистым пирожком со стола.

- Займи свой рот едой, остряк, а я пока расскажу о текущем положении дел. Четыре корабля полностью готовы к походу, пятый был на патрулировании, но уже прибыл, им сейчас занимаются. Проблема в том, что мы не знаем точно, когда подойдут два судна с астероида. По расчетному времени – около двух ночи, но ты же знаешь, рассчитать гипер можно только с допуском в пару часов. А после прибытия суда нужно еще проверить, загрузить боеприпасом и прочими припасами, короче, четыре часа как минимум. В связи с чем я задумался…

- Не надо. – Росс, доевший пирожок и накладывающий себе что-то на тарелку, отрицательно покачал головой. – Потом может быть очень обидно.

- Думаешь?

- Мы же не знаем, - пожал плечами Росс.

- А у тебя как?

- Пока никак.

- Так может…

- Не-а.

- Эй, вы тут не одни! – возмутился Джаред за себя и флегматично разливающего по рюмкам водку Якимуру.

Жующий Росс кивнул Моргану на Падалеки.

- Я подумывал задержать вылет еще на сутки, - благодушно объяснил капитан. – Но Эклз считает, что лучше поторопиться. В принципе, я согласен. Нам очень желательно появиться у Сучки первыми, чтобы занять стратегически выгодные позиции. Ладно, тогда просто передвинем час выдвижения с шести на девять. Чтобы уж совсем людей не загонять. Сим, надо бы объявить, пока народ спать не улёгся.

Якимура кивнул и, пошатываясь, убрел к офисному столу отдавать приказания.

- Его зовут Сим? – шепотом полюбопытствовал Росс.

- Симеон.

- Симеон Якимура, - посмаковал Росс и сделал страшные глаза хихикающему Джареду. – Ну, фундаментально звучит. М-да.

- У него, кстати, вроде бы тоже русские корни, как у нашей Андре.

- Скорее, японские.

- «Японские»? – удивился Морган. – Это откуда такое?

- Был такой народ, где-то на границе с русскими, - пояснил Росс.

- А ты откуда знаешь? – вздернул брови Падалеки.

- Так, случайно узнал.

- Хм… - задумчиво покрутив вилкой с нанизанным мясом, Морган покосился на Росса. – Помнится, лет пять назад внезапно исчез глава крупной компании с похожим именем…

- Джефф, заткнись. – Голос Росса был вроде бы спокойным, но Морган отвел глаза и замолчал.

Вернувшийся Якимура не обратил внимания на повисшую над столом напряженную тишину, зато с ходу предложил выпить, и все облегченно схватились за рюмки. Ко второму тосту, звучавшему традиционно: «Выпьем?», пришлось открывать новую бутылку. После третьего капитан вдруг снова вспомнил о работе:

- Слушай, Эклз, главного не сказал! У нас же остался всего один болид, который с нами летал. На втором отправили Вайса. Так что беречь его надо будет как зеницу ока, потому что если нас всех там положат, то, черт возьми, кто-то должен будет рассказать о том, что и как произошло. Я вот и подумал – учитывая, как ты водишь, может, именно тебя туда посадить? Не будешь же ты в бою дремать у себя в каюте?

- Не буду, - согласился Росс. – Но и в болид не сяду. У меня будет своя задача, и отвлекаться на лётные кувырки я не смогу. А кроме того… в общем, на меня в этом не рассчитывай. Давайте туда Падалеки посадим? Он прекрасный пилот.

- Я, вообще-то, на истребителя учился. – Джаред, прищурившись, изучал лицо Росса. – А можно поинтересоваться, чем собираешься заниматься ты?

- Нельзя, - отрезал Росс. – А на истребитель ты не попадешь ни при каких условиях. У тебя нет ни одного боевого вылета.

- Да тут они вообще мало у кого есть, - пожал плечами Морган. – Это не Альфа. Эх, сюда б моих ребят… Ну да ладно. Значит, на болид не хочешь? Хорошо, поищу надежного пилота.

- Ищи двух, - бросил Росс, не отрывая глаз от упрямо буравящего его взглядом Джареда. – Ты забыл, что у нас еще есть трофейное судно.

- Трофейное?.. – Капитан озадаченно нахмурился, а потом звонко хлопнул себя по лбу. – Точно! Твои агенты-то на болиде прилетели! Сим, где они причалили?!

- Ээ… - Якимура, уже начавший дремать, с трудом проморгался. – В секторе… В. Третий шлюз.

- Отлично! У нас таки будет два разведчика! Сейчас пошлю туда техников…

- Притормози. – Росс, наконец, перевел взгляд на Моргана. – Там могут быть сюрпризы. Для начала я сам схожу.

- Ладно, - согласился капитан. – Но как закончишь – сразу вызывай меня. Тебе помощь какая-то нужна?

- Нет. Вряд ли там что-то сложное. А вызывать я буду не тебя, а техников, давай номер. Джефф, тебе надо отдохнуть. Ты забыл, что уже сутки на стимуляторах держишься? Сам знаешь, мозги скоро откажут.

- Чёрт, ты прав, - скривился Морган. – Хорошо, вот тебе номер инженерной службы, я ребят предупрежу. Они всё равно будут ждать суда с астероида. Пожалуй, действительно пора закругляться.

- Еще пара вопросов. – Росс налил себе сока и откинулся на спинку дивана, мельком глянув на Джареда, хмуро гонявшего по тарелке что-то круглое. – Во-первых, карта базы, а то я этот сектор буду полночи искать.

- Давай, перекину, - протянул к комму руку Морган.

- Угу. Во-вторых, ты решил, что у нас будет за флагмана? Где мне тебя искать-то утром?

- Сектор А, второй шлюз, корабль называется «Отчаянный».

- Ого. Сколько ему лет?

- Дофига, - ностальгически улыбнулся Джефф. – Да, ты прав, сейчас таких названий уже не дают. Скоро, наверное, на цветочки перейдут. Крейсер «Ромашка». – Он презрительно скривился. – Ну да и хрен с ними. Мы пойдем на «Отчаянном».

- Подходяще, - с усмешкой кивнул Росс.

- Точно. – Морган согласно прищурился, возвращая усмешку.

Наблюдавший за ними Джаред хмыкнул, качая головой.

- Знаете, вы сейчас очень похожи. Такой… малость безумный огонь в глазах. Эх, жаль, камеры нет.

- Мы тебе потом попозируем, - ухмыльнулся Росс. – Когда нас будут орденами награждать.

Морган весело фыркнул.

- Мечтай, мечтай. На рудники не сошлют за самоуправство – и то счастье будет.

- Кстати, о рудниках. – Росс повернулся к мирно сопящему с открытыми глазами Якимуре. – Сэр, разрешите обратиться с просьбой. – Он подождал, пока командир базы придет в себя, и продолжил: - У вас в тюремном блоке сидит урс. Разрешите его взять с собой на операцию?

- Зачем? – удивился Якимура, кругля свои узкие глаза.

- Для разведки на местности, сэр! – уверенно отчитался Росс, под столом наступая на ногу изумленно открывшему рот Моргану. – Сучка – большая планета, будем использовать урса вместо собаки! У них прекрасный нюх, сэр!

Морган прикусил кончик уса и закрыл глаза, отчаянно стараясь не расхохотаться. Джаред с трясущимися плечами спрятал лицо в ладонях. Росс продолжал преданно и серьезно смотреть на растерянно моргающего Якимуру.

- Нюх?.. Да, я что-то такое слышал… Но животное у меня в отчетах, как я объясню…

Россу очень хотелось спросить, как тот собирается объяснить пропажу всех кораблей с базы, но он мужественно сдержался.

- Сэр, когда мы с победой прибудем обратно, урс прибудет вместе с нами и останется там, где вы распорядитесь. Урс нам совершенно необходим, и это будет огромная помощь, сэр!

- Ну… ладно, - махнул рукой Якимура, кажется, удивляясь своей смелости. – В конце концов, мне всех вас ждать. Забирайте своего нюхача. Там у контрабандистов на корабле должна быть клетка.

- Спасибо, сэр. – Росс сурово кивнул, показывая, что оценил подвиг. – Разрешите выполнять?

- Разрешаю.

Якимура проводил взглядом поднимающегося Росса, и на мгновение в его глазах мелькнула веселая хитринка. Это было так неожиданно, что Росс запнулся, в замешательстве обдумывая, правильно ли он оценил степень «градусности» командира базы. Впрочем, разрешение уже дано, а по пьяни или для смеха – не так уж и важно.

Выйдя вслед за Джаредом из кабинета, Росс вспомнил о еще одном деле и подождал прощающегося Моргана.

- Слушай, Джефф, совсем забыл: нам сегодня где спать-то?

Остановившийся в коридоре Морган озадаченно нахмурился.

- Чёрт, я тоже забыл. Я уже на корабле устроился. Может, и вы туда подходите? Там пока только дежурная вахта, сможете выбрать любую из пустующих кают, кроме первого отсека, там экипаж.

- Ладно, - кивнул Росс. – Заодно гарантия, что вылет не проспим.

- Я бы вам проспал! – грозно показал кулак капитан. – Да, раз такое дело, то и на склад наведайтесь. Стандарт у нас как всегда будет, но вот на энсина, к примеру, одежда может и не найтись. Все скафандры с «Раптора» перенесены, оружие на месте…

- Мой подарочный «Коршун» остался на «Рапторе».

- Эклз, на хрена тебе пистолет в этом деле? – насмешливо уставился на него Морган. – Будешь грозить Чужим из открытого шлюза?

- Злой ты, - со вздохом пожаловался Росс. – Ладно, понял. Ну давай, до завтра, время-то идет.

- Давай, - улыбнулся Джефф, разворачиваясь. – Осторожней с болидом.

- Хорошо, папа, - послушно бросил Росс ему в спину и под раскатистый смех направился в другую сторону.

 

***

Возни с болидом, как и предполагал Росс, оказалось немного. Возле входа нашлась ловушка с сонным газом, подключенная к датчику движения, и простая сигналка, которая, видимо, связывалась с коммами агентов. Эти сюрпризы удалось обезвредить легко, а вот с миной под креслом пилота Росс застрял. Сволочная игрушка реагировала на давление и касание, отключалась кодированным сигналом, которого у Росса не было, и грозилась разнести всю кабину при малейшей ошибке. В конце концов, Росс вызвал команду техников с несколькими защитными щитами и, отгородив пульт, злорадно швырнул на кресло сверток из личных вещей агентов. Произвести мелкий ремонт и замену кресла пилота было проще, чем вновь затевать допросы с сывороткой.

Напоследок еще раз внимательно пройдясь по болиду, Росс неожиданно обнаружил маленький тайничок в одной из коек и под ироничные смешки Джареда радостно рассовал по карманам универсальные отмычки, пару сонных гранат и отлично сбалансированный метательный нож, который тут же проделал дыру в кармане.

Запасных карманов у Росса было не так чтобы много, к тому же он несколько беспокоился о различных выступающих частях тела, которые мог отчекрыжить нож при ходьбе, поэтому он попросил у ковыряющихся в кабине техников обычную тонкую резинку и, натянув ее на левое предплечье под одеждой, спрятал нож в рукаве. Джареду, который пришел в восторг от «шпионских штучек», Росс, закатив глаза, объяснил, что это не «штучки», просто так удобно нести.

- А что ж ты свой любимый боевой так не носишь? – полюбопытствовал Джаред.

- Ты его в руки брал? Знаешь, сколько он весит?.. Да и вообще, с чего ты взял, что он «любимый»? – пожал плечами Росс. – Это сейчас так сложилось, а обычно я пустой хожу.

- И на заданиях что ли? – недоверчиво свел брови Падалеки.

- Чаще всего да. При том количестве детекторов, которые везде сейчас понатыканы, проще сразу привыкнуть обходиться подручными средствами, чем постоянно нарываться на проблемы с Охраной.

Мимоходом данное объяснение внезапно оказалось пророческим. Показания скрытого сканера, оказавшегося на входе в тюремном блоке, почему-то сильно расстроили знакомого надзирателя, поэтому внутрь Росса не пустили, предложив «изложить суть дела» с порога. Скрежетнув зубами, Росс потратил пару минут, чтобы «изложить» всё, что он думает о надзирателе, его происхождении и особенностях личной жизни, сорвал аплодисменты от Джареда и уважительные взгляды от охранников, а затем уже вполне спокойно передал распоряжение Якимуры о переводе урса из камеры в клетку на «Отчаянном». Причем в отместку представил дело так, что доставкой клетки, а заодно и корма, пришлось заниматься персоналу тюремного блока. Весьма довольный собой, Росс напоследок связался с урсом, пояснил предстоящие передвижения и обещал встретиться с ним уже на корабле.

К хозяйственному складу пришлось идти чуть ли не через всю базу. Под конец пути они уже еле плелись, то ли догнало похмелье, то ли просто усталость от насыщенного впечатлениями дня. К счастью, склад был открыт, несмотря на середину ночи. Джаред тут же нашел общий язык с местным интендантом – пухленькой веселой женщиной с совершенно невероятной толстенной длинной косой обжигающе-рыжих волос. Росс тихо прошмыгнул мимо, подхватил первую попавшуюся смену одежды подходящего размера; выйдя к двери, очумело покачался с пятки на носок и сиротливо пристроился в уголке прямо на полу, даже не пытаясь понять, чем занят Падалеки в затейливом лабиринте полок, коробок и хрустящего запаха стерилизации.

Кажется, он даже успел увидеть какой-то сон, но, открыв глаза, тут же его забыл. Джаред стоял перед ним в двух шагах и чуть заметно, мягко улыбался. На нем были классические, идеально сидящие черные брюки и свободная рубашка насыщенного терракотового цвета. Волна прохладного шелка струилась по телу, подчеркивая гордый разворот плеч и стройную сильную талию.

- Ты шикарен, - искренне произнес Росс, и лицо Джареда вспыхнуло от удовольствия.

- Знаешь, осточертели уже эти комбинезоны, - с некоторым смущением пожал он плечами. – Хочется хоть пару дней походить в чем-то другом.

- А откуда такое богатство?

- Марта позволила пошарить в конфискате. Они ж время от времени ловят контрабандистов, вот и накопилось немного шмоток.

- Удивительно, что твой размер нашелся.

- Да я и сам не особо надеялся, - кивнул Джаред. – Но повезло. Только с обувью не подфартило. – Он взглянул вниз, где из-под штанин выглядывали носки стандартных армейских бутсов.

- Ничего, зато они тоже черные, - утешил Росс, милосердно скрывая улыбку – на фоне легкой ткани толстенные рифленые подошвы выглядели довольно своеобразно.

Успокоенный парень выпрямился и кивнул на стоящую рядом на столе объемистую коробку.

- Я и тебе кое-что подобрал, потом посмотришь. Ну что, пойдем?

Росс еще раз окинул жадным взглядом стройную фигуру, задержался чуть ниже блестящей пряжки пояса и, куснув губу, задумчиво поинтересовался вполголоса:

- А эта Марта еще здесь?

- Здесь, здесь! – неожиданно близко раздался веселый голос. – Что, дружок, налюбовался на своего милого, а теперь и обо мне вспомнил? Экий ты горячий! Ну, так я не против, вы оба очень аппетитные!

Джаред фыркнул, глядя на округлившиеся глаза Росса. Тот осторожно приподнялся и, выглянув из-за стола, чуть ли не нос к носу столкнулся с Мартой, притаившейся с другой стороны. По-совиному моргнув, Росс спешно вспомнил былые навыки и чарующе, интимно улыбнулся.

- Мэм, разве я мог пройти мимо такой изумительной красоты и грации? Я запомню каждый миг сияния вашего образа. Ваши дивные глаза с пушистым веером ресниц… Вашу мраморную кожу, так зовущую к ласке… Водопад ваших волос, обнимающий плечи… Голос нежный и сильный, ведущий к вершине… Вздох, дарующий крылья и рождающий в сердце пламя… Губы, так жаждущие… поцелуй…

Он закончил едва слышным бархатным шепотом, остановив свой взгляд на её губах, и заворожено слушавшая Марта порывисто вздохнула, невольно лизнув нижнюю губу. Смущенная, робкая улыбка расцвела на её лице, глаза засияли, и на какой-то миг она показалась прекраснейшей женщиной на свете, богиней, любимой и желанной. Медленно и бережно она выпрямилась, прижала руки к груди, снова вздыхая с мечтательной улыбкой, и, рассеянно оглядевшись, остановила свой взгляд на Джареде.

- Да, теперь я тебя понимаю, - кивнула она. На её лицо постепенно возвращалась прежняя ехидная смешинка, но и новый свет таился в глубине серых глаз. – Я бы такого ни на секунду не отпускала.

С едва заметной довольной улыбкой Росс вернулся к нормальному ритму дыхания и провел языком по губам, слизывая приторный налет банальностей. Впрочем, еще секунду назад он всем сердцем верил в то, что говорил – только так это работало. Где-то он читал, что «вера творит чудеса». Уж это точно. Особенно если прибавить к вере правильную технику. Хмыкнув, Росс встал, обернулся к Джареду... и вскинул брови, глядя в пылающие странным, тревожным огнем глаза.

- А я его и не отпущу, - вполголоса произнес тот. Словно давая клятву. – Ни на секунду.

По спине у Росса пробежали мурашки, он отвел глаза. Он ведь начинал это как игру, просто приняв вызов и развлекаясь, но Росс всегда играл всерьез… Вот и доигрался. Не стоило работать с женщиной в присутствии Джареда.

Фальшиво усмехнувшись, Росс обернулся, подхватывая со стола коробку.

- Дорогая Марта, спасибо за помощь и ваш солнечный лик. Надеюсь, когда-нибудь мы встретимся снова.

- Вы ведь уходите утром с кораблями? – неожиданно серьезно спросила Марта. – Берегите себя, мальчики. Я действительно хочу увидеть вас возвратившимися.

Росс взглянул в ее глаза и молча благодарно кивнул.

По пути к кораблю они почему-то не сказали друг другу ни слова. Росс изредка косился на задумчивого Джареда, но так и не смог понять, что у парня на уме. Найдя корабль и выбрав подходящую каюту, они сгрузили вещи как попало в шкаф и начали раздеваться. Росс, справившийся первым, присел на край койки и снова вопросительно глянул на молчаливого парня. Непонятно… и беспокойно. Чёрт. У Росса никогда не было никаких отношений, он не понимал, что происходит, он не представлял, что делать. Устав гадать, он скользнул по нитям, но как только коснулся кокона Джареда, тот дернулся в сторону, и на плечо Росса в реальном мире легла теплая ладонь.

- Не сейчас. Пожалуйста.

Росс изумленно поднял голову.

- Ты меня чувствуешь? Я думал…

- Чувствую, - кивнул Джаред. – Уже несколько дней. Это… удивительно. И… мне нравится, правда. Но мне надо привыкнуть. И… не сейчас.

- … У нас всё хорошо, Джаред? – Вопрос прозвучал глупо и жалко, но Росс не смог удержаться.

Джаред улыбнулся и, наклонившись, мягко коснулся губами его виска.

- Всё хорошо, - тихо прошептал он. – Мы вместе. Просто… дай мне время. Ладно?

Он выпрямился, сложил рубашку в шкаф и, снова мимолетно улыбнувшись, молча забрался на верхнюю полку и отвернулся к стене. Росс остался сидеть внизу, неподвижно уставившись в одну точку и борясь с желанием обхватить себя за плечи. Наверное, сломался кондиционер. Холодно.

 

***

 

Утренний звонок от капитана застал Росса в душе, смывающим тяжелый сумрак бессонной ночи. Подхватив с полки предусмотрительно взятый с собой комм, он отчитался о проделанной вечером работе, узнал, что к походу всё готово, а Морган ждет его у себя через час после выхода в гипер. Отложив комм, Росс выключил душ – всё равно разовая порция воды уже закончилась – и неспешно начал растираться свежим полотенцем. На щетину он решил наплевать – пока не слишком заметно, а стирать эпилятор полотенцем не хотелось. Если бы не его дурацкая работа, требующая разнообразия образов, он бы давно уже удалил все мешающие волосы навечно. Если бы не его дурацкая работа, возможно, в слове «навечно» было бы чуть больше смысла. Две недели полета до Сучки. Сколько раз он успеет побриться?..

Выйдя из ванны, он натянул белье и начал неторопливую, тщательную разминку. Плавные движения, ровное дыхание, фиксация стоек и долгая растяжка. Всё, как в учебном пособии, правильно и аккуратно. Не нужно спешить, есть еще время, просто нужно сделать все правильно. Когда делаешь правильно, должно получаться легко.

Джаред все еще спит, поэтому лучше двигаться тихо. Ни к чему мешать, пусть отоспится, у него было много волнений. Джаред сказал, что ему нужно время – значит, у него будет время. У него будет всё, что он пожелает, всё, что только возможно. И обязательно – долгая счастливая жизнь.

Джаред и Джефф, Грлан. Хорошо, что они на одном корабле. Один корабль защитить Росс сможет. Должен. Нужно просто делать всё правильно – и не оглядываться.

Мышцы протяжно ныли, отзываясь на напряженье. Сердце спокойным пульсом гнало по венам кровь. Нити светились всё ярче, полнились силой, сложным узором ложились на мир вокруг. Пространство тонко звенело, раскрывая свои объятья, и тихим шепотом вторил звону гул просыпающегося корабля.

«Отчаянный» взлетал навстречу своей судьбе.

 

 

Часть 6

 

Отчаянный

 

Дестроер FD-G «Reckless» был выпущен с земной верфи сорок четыре года назад. Для человека – немного, для космического корабля – целая вечность. Ионный двигатель – единственное, что не изменилось в космических технологиях с той поры, и, несмотря на два прошедших капремонта с модернизациями, «Отчаянный» больше всего напоминал кряхтящего старичка, доказывающего окружающим, что трость у него только для шику. Система вентиляции периодически давала сбои, распространяя запахи вместо того чтобы их фильтровать, и тогда весь экипаж либо облизывался на ароматы камбуза, либо задыхался от вони рециркуляторов. Изоляция реакторного отсека оставляла желать лучшего, и техники давно не входили туда без защитных скафандров. Коридоры пестрели заплатами на стенах, а переборки между отсеками при штатной проверке работы падали с такой скоростью, что весь корабль содрогался от грохота. Однако самые важные узлы, то главное, без чего их поход терял всякий смысл, по-прежнему оставалось в прекрасном состоянии. Бортовой компьютер работал безупречно, системы обнаружения и наведения обещали поймать любую цель размером больше мухи, шахтные стволы жадно заглатывали ракеты, а многослойная броня куталась в покрытие «стелс», обеспечивающее относительную необнаружимость корабля в пространстве. Как старый и верный товарищ, дестроер мог беспечно дыхнуть в лицо перегаром, но в драке надежно встал бы рядом плечом к плечу.

С первого дня полета Морган при активном попустительстве капитана дестроера начал издевательства над командой, которые пафосно обозвал «Общесудовые учебные тревоги с целью совершенствования практических умений и отработки взаимодействия экипажа судна». На деле это означало, что в любое время дня и ночи корабль вспухал боками от рева оглушительной сирены и коридоры заполнялись мешаниной полуодетых людей, которые с выпученными глазами мчались в поисках «священного грааля» – то есть своего места по расписанию. Через два дня корабельный врач подал жалобу, что не справляется с потоком отдавленных ног и шишек на лбу. Через четыре корабельный повар предупредил, что по ночам на камбузе чавкают. А через неделю – как-то вдруг, совершенно неожиданно – все поняли, что у них… получается! Орудийные расчеты соревновались с наводчиками БЧ в том, кто первым доложит о готовности. Истребители подбегали к своим машинам в полностью застегнутых скафандрах. Команда техников с набором для экспресс-ремонта оказывалась точно в указанном месте, а не двумя палубами выше. И даже навигаторы – элита флота – перестали презрительно фыркать при звуках сирены, дисциплинированно занимая свои места и – конечно же – первыми докладывая о полной готовности всех систем к маневрированию. Благодушная и расслабленная мирной жизнью команда дестроера превращалась в слаженную боевую единицу.

В этом удивительном, хаотичном и вдохновляющем процессе не принимал участия только один человек. Росс не видел для себя смысла в беготне по кораблю и откровенно саботировал все попытки Моргана встроить его в «систему». Когда дружеский совет «подчиниться обстоятельствам» не сработал, Железный Капитан в приказном порядке обязал Росса являться по сирене в центральную рубку, но уже через две «тревоги» откровенно раскаивался в этом, едва сдерживая раздражение. Нет, Росс являлся. Вот только работать после этого становилось уже невозможно. Он с любопытством тыкал в кнопки на пульте, заставляя навигаторов истерически вскрикивать. Он подражал голосам на связи, докладывая, что «вышел из строя детектор масс». Он рассказывал истории «кстати», вынуждая всех заходиться от хохота. Поскользнувшись на «случайно» разлитом компоте во время третьей такой «тревоги», Морган решил, что его копчик и нервы стоят дороже, чем перевоспитание Росса, и наконец оставил того в покое.

Разделавшись с меньшей из своих забот, Росс переключился на большие. С первого дня их совместного путешествия урс категорически отказался сидеть в клетке. Его место было «рядом с тёплым», причем урс был убежден, что постоянно. Такая постановка вопроса обескуражила Росса, привела в ужас команду и до трясучки разозлила Джареда.

В первый день полета было слишком много хлопот, но уже на второй Росс заставил Моргана спуститься в трюм, познакомил его с Грланом и убил три часа на то, чтобы доказать упрямому капитану, что урс разумен. Сомнения не до конца оставили Моргана, но, по крайней мере, он убедился, что урс способен понимать и выполнять команды. Решив, что для начала и это неплохо, Росс попросил разрешения для Грлана свободно перемещаться по кораблю, в чем тут же получил изумленный и категоричный отказ. Грлан немедленно и воодушевленно предложил «помочь», с намеком скрежетнув по дну клетки когтями, и Росс сам засомневался в разумности своей просьбы. Однако ситуация так или иначе требовала решения – Росс не мог обмануть доверие Грлана, к тому же подозревал, что именно сейчас решается судьба дальнейших взаимоотношений урсов и людей – поэтому, распрощавшись с капитаном, он почти на сутки заперся в трюме и стал своеобразным головизором, непрерывно мысленно передавая урсу всё то хорошее, что мог вспомнить о людях. Среди прочего он постарался донести и правила поведения, которые необходимо было соблюдать в человеческом обществе для того, чтобы не попадать «за решетку». То ли Росс был очень убедителен, то ли урс менее упрям, чем Морган, но, в конце концов, Грлан согласился, что идея оторвать капитану голову не является самым лучшим решением ситуации. Так начались их долгие и сложные встречи с Морганом, которые через несколько дней привели к перспективному (по мнению Росса) и нелепому (по мнению урса) результату: Джефф разрешил Грлану ходить по кораблю, но только в сопровождении и под личную ответственность вооруженного Росса и до первой жалобы на поведение. Новость о предстоящем событии была торжественно объявлена по интеркому на весь корабль, после чего в коридорах дестроера можно было встретить только эхо клацающих от страха зубов.

Однако люди ко всему привыкают, привыкли они и к тому, что в любой момент из-за угла может появиться лохмато-когтистое чудище, подпирающее головой потолок и любопытно обнюхивающее макушки. Поскольку разминуться в тесных помещениях было довольно сложно, а пугаться быстро надоело, экипаж смирился с присутствием урса на борту и даже в какой-то мере взял его под свое покровительство, строго следя за тем, чтобы «эта мохнатая орясина» не сломал что-нибудь или не покалечился. Росс с лазерником на боку смотрел, как любознательную морду урса отпихивают от люка в реакторную, и гордился человечеством.

Грлан, который помимо неистребимого природного любопытства очень впечатлился рассказами Росса о людях, действительно всюду совал свой нос и задавал тысячи вопросов. Учитывая, что общаться они могли только образами, ответы Росса порой напоминали картины чокнутого авангардиста. Особенно это касалось техники, хотя и взаимоотношения людей нередко ставили урса в тупик. Например, он так и не смог понять, почему главный на судне Морган, хотя «самый сильный и теплый» – Росс. Урсы явно тяготели к диктатуре, их лидером всегда был сильнейший, и Грлан, именно так воспринимавший Росса, не мог смириться, что у людей по-другому. Устав от попыток донести до урса принципы иерархии в человеческом обществе, Росс в итоге заявил, что не хочет быть главным, и всё. Он надеялся на этом закрыть тему, но Грлан покровительственно фыркнул ему в волосы и объяснил, что Росс не может не хотеть, потому что «должен». Потому что – ну конечно! – «так устроен Мир». Порой на Росса нападали острые приступы зависти к урсу, который, кажется, совершенно точно знал, как именно этот чертов мир устроен.

Еще одним камнем преткновения для урса стали отношения Росса с Джаредом. Проведя для Грлана первую экскурсию по кораблю, Росс к вечеру привел его в свою каюту, ломая голову над тем, что делать дальше. Понятно, что в клетку урс больше не вернется. Поблизости свободных кают не было, к тому же над Россом довлел приказ капитана о «непрерывном сопровождении». Малодушно отложив решение проблемы на завтра, Росс притащил охапку одеял и уложил Грлана спать на полу возле своей койки. Джаред смолчал. На следующий вечер, снова увидев мостящегося на полу урса, Джаред склонил голову набок и долгим, не слишком доброжелательным взглядом посмотрел на Росса. Когда они и на третий день вернулись вдвоем в каюту, Джаред решительно сел на кровать рядом с Россом и высказал всё, что накипело.

Росс почти не виделся с Джаредом в первую неделю полета. Совещания с Морганом, дурацкие учебные тревоги, потом завертелось с урсом, не отходящим от него ни на шаг. К тому же Росс помнил о том, что Джареду «нужно время», и старался держаться подальше. Он так и не знал до сих пор, что на самом деле случилось – ведь невозможно же всерьез предполагать, что парень настолько обиделся из-за мелкого инцидента на складе, – но Джаред по-прежнему держался замкнуто, спал на верхней койке и первые пару дней явно избегал Росса. Единственное, о чем он сообщил, это о том, что капитан Морган удовлетворил его просьбу и включил в состав звена истребителей. Росс сухо улыбнулся и молча кивнул, давая понять, что услышал. Он точно знал, что Джаред останется на корабле – даже если Россу придется приковать его наручниками – просто пока говорить об этом было рано. Джаред тоже ограничился только фактом, не собираясь обсуждать свое решение, демонстративно повесил рядом с койкой пилотский скафандр, оранжевый силуэт которого почему-то заставлял Росса вздрагивать, и активно включился в жизнь корабля, знакомясь с экипажем, бегая на учебные тревоги и часами тренируясь на симуляторах вместе с остальными пилотами. Росс не гадал о том, что происходит и чем это кончится. Он себе запретил.

И вот, уже к концу восьмого дня, именно урс стал причиной того, что зависшая в настороженной невесомости ситуация резко изменилась.

Переступив через лапы чешущегося урса, Джаред присел рядом и сумрачно поинтересовался:

- У него что – действительно блохи?

- Не думаю, - усмехнулся Росс. – Вряд ли его держали на космической базе, не проведя полную обработку.

- Тогда чего он там скребет?

- Шерсть. Ему у нас очень жарко – на Эпсилоне средняя температура около нуля.

- Урсы изобрели градусники?

- Люди изобрели информы.

Джаред покосился на спокойное лицо Росса и раздраженно дернул головой.

- Тебе, наверное, на Эпсилоне тоже было бы комфортно. У тебя весь полет такая же средняя температура.

Вскинув бровь, Росс посмотрел на парня и, не дождавшись пояснений, коротко ответил:

- Извини.

Джаред заскрипел зубами и резко выпрямился. Грлан, видимо, почувствовал волну агрессии, перестал чесаться и настороженно подобрался, смещаясь так, чтобы броситься на Джареда, заслоняя собой Росса. Быстро вытянув руку, Росс перекрыл ему дорогу и послал сигнал успокоения. Урс тихо предупреждающе зарычал.

- О, это замечательно! - процедил наблюдающий за сценой Джаред. – Твой новый любимчик хочет меня загрызть. Я всё собирался спросить – а как ты относишься к межвидовым сношениям?

Росс заставил себя дышать ровно.

- По случаю с Натс ты мог бы убедиться, что вполне положительно.

Парень сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев.

- Действительно, как я мог забыть. Хотя трехметровый медведь – это, наверное, немножко другое. Или нет?

- Я еще не успел проверить. Обязательно поделюсь впечатлениями, когда выясню.

Лицо Джареда пошло красными пятнами, глаза полыхнули от ярости.

- Поделись, пожалуйста. Всегда мечтал выяснить, кого ты трахаешь, когда меня нет поблизости. Хотя, судя по урсу, тебе всё равно, кто это будет. …Ну, чего молчишь?!

Россу потребовалась пара секунд, чтобы разжать сведенные судорогой челюсти.

- Ты не задал вопроса, Джаред.

- Ах да, я не задал вопроса, конечно. А по-другому, я так понимаю, ты со мной уже не разговариваешь. Только отвечаешь на вопросы. И ведь действительно, как я, дурак, не заметил. А можно узнать, что я такое сделал, чтобы получить такой праздник? Это вопрос.

- Ты попросил оставить тебя в покое, - ровно ответил Росс. – Я делаю то, что ты захотел.

- Я не хотел, чтобы ты забыл обо мне с урсом! – в запале выкрикнул Джаред и осекся. Мучительно покраснел, зажмурился, опуская голову, и закрыл лицо ладонью, с силой вдавливая пальцы в закрытые веки. – Чёрт… Дженсен… Дженс…

Росс тяжело сглотнул, тоже опуская голову.

- Ничего. Всё нормально.

Он не знал, что еще сказать. Грудь будто сдавили тисками, и каждый вдох давался с трудом. Он обещал себе, что не задаст ни одного вопроса. Что если Джареду нужно время – он даст ему это время. Столько, сколько понадобится. Это… не было легко. А теперь похоже, что это и не было нужно. Смешно.

Сидевший в неподвижности Джаред наконец уронил руку и поднял на него покрасневшие, виноватые глаза.

- Дженс… Я такой идиот. Просто… Я очень соскучился по тебе.

Нерешительно потянувшись к Россу, он придвинулся ближе и мягко ткнулся лбом в его плечо. Росс тяжело вздохнул и обнял его за шею, вбирая в себя теплый запах шелковистых волос. Они помолчали немного, заново пропитываясь друг другом, вспоминая лучистый покой, разделенный на двоих, а потом Джаред поднял голову, вгляделся в его глаза и медленно, словно спрашивая разрешения, потянулся к его губам. Росс улыбнулся в поцелуй, чувствуя нарастающее изумление затихшего урса.

«Что это означает? - не выдержал Грлан. – Что вы делаете?»

Росс не смог удержать смешка. Джаред отодвинулся и озадаченно шевельнул бровями.

- Что?

Росс облизнул губы, пытаясь скрыть улыбку.

- Ты случайно не знаешь, как урсы занимаются сексом? – Увидев подозрительный прищур джаредовых глаз, он поспешно продолжил: - Просто Грлан интересуется, что мы делаем, а я не знаю, какую картинку ему показать.

Джаред ошарашено моргнул, взглянул на урса, о котором, видимо, уже позабыл, и расплылся в ехидной усмешке.

- Зачем же картинку? Можем продемонстрировать на практике.

- Как скажешь, - хладнокровно кивнул Росс. – Тогда раздевайся.

Джаред насмешливо задрал подбородок.

- Ты первый.

Пожав плечами, Росс встал, разулся, стянул футболку… Когда он дошел до трусов, Джаред не выдержал.

- Хватит! – выпалил он и закатил глаза, качая головой. – Ты невозможен!.. Ты что, действительно смог бы прямо перед урсом?

Холод кулаком ударил Росса в живот, взрываясь непрошенной памятью. Дошутился, идиот?.. Он поспешно натянул на лицо кривую ухмылку.

- Главное – подходящий стимул, тогда и зрители не помеха.

Джаред хмыкнул и поднял с пола россовы брюки.

- Оденься, извращенец. И найди, наконец, место для ночевки этому блохастому умнику. Я не хочу третью ночь подряд кусать подушку на верхнем этаже.

- То-то я в полночь слышал подозрительное чавканье… - пробормотал Росс, натягивая штаны. – Ты добавляй соус, вкуснее будет.

- Рассуждаешь со знанием дела, - кивнул Джаред, иронично дернув бровью.

- У меня недельный опыт, - пояснил усмехающийся Росс. – Пришлось разнообразить меню. Слушай, у тебя нет идей по его размещению? Грлан не согласится уходить далеко.

Джаред посмотрел на урса и задумался, сосредоточенно почесывая лоб. Грлан, видя, что на него опять обратили внимание, вопросительно рыкнул.

«Теплый не занят? Что вы делали?»

Росс удивленно покачал головой: урс тактично ждал паузы в общении, но упорно добивался ответа на свои вопросы, даже если чувствовал сопротивление. Странное сочетание. Обреченно вздохнув, Росс заполнил голову подходящими картинками. Урс издал нервно-икающий звук и вытаращился на Джареда.

«Это твоя самка?!!»…

Задыхаясь от смеха, Росс упал на кровать и закрыл лицо руками, спасаясь от встревоженного взгляда Падалеки.

 

***

 

После долгих уговоров урс согласился провести ночь – но только одну ночь! – у себя в трюме. На следующий день Джаред, светящийся удовольствием и засосами, провернул какую-то немыслимую многоходовую аферу по переселению экипажа и освободил для урса каюту по соседству. А Росс успел взять на это разрешение у капитана и даже вовремя остановить Грлана, который собирался снести перегородку между каютами. Таким образом все остались относительно довольны, а у Росса с Джаредом появилась возможность вновь проводить время только вдвоем.

Первые две ночи им было не до разговоров – наверстывали недельный перерыв. Росс по-прежнему не задавал вопросов и не лез к Джареду на энергетическом уровне, просто жил и наслаждался тем, что есть сегодня, наглухо закрыв все тревоги о прошлом и будущем. Только так он мог оставаться спокойным. Хотя обходить вниманием кокон Джареда с каждым днем становилось все трудней. Росс ежедневно проводил несколько часов в мире нитей, и в данный момент сложность для него состояла уже не в том, чтобы туда попасть, а в том, как вовремя оттуда выбраться. Он прекрасно помнил слова Джареда о взгляде «не для людей» и старался не сталкиваться с экипажем напрямую, когда занимался с нитями. Однако его интенсивные тренировки, по-видимому, из количества постепенно переходили в качество, и порой он прямо в коридорах или на совещаниях запоздало ловил себя на том, что смотрит сдвоенным зрением. Мир нитей засасывал его и больше не хотел отпускать.

Конечно же, люди заметили. Росс всё чаще ловил на себе настороженные, растерянные, а порой и откровенно враждебные взгляды. Ситуация ухудшилась, когда он начал бродить по кораблю с урсом. Странное дело – люди довольно быстро привыкли к трехметровому медведю с чужой планеты, но Росс, внешне ничем не отличающийся от остальных, вызывал всё большую неприязнь. То ли своими странными глазами, проваливающимися в бесконечность, то ли непонятным мысленным общением с урсом, а может, люди просто интуитивно чувствовали его инаковость. Как бы то ни было, странность и чужеродность, легко принимаемая у урса, Россу не прощалась. Окончательную точку в этом нарастающем напряжении поставила внезапно вспыхнувшая драка в кают-компании. Что именно не поделили две конфликтующие группы, Росс не знал, он просто мирно обедал. Но когда парни от взаимных оскорблений перешли в рукопашную и вокруг залетали стулья – он не выдержал, расшвырял дерущихся по углам и рявкнул на неуспокоившихся, чисто автоматически прижимая их энергией к стенам. Через пару минут в звенящей тишине он допил свой чай и вышел за дверь, успев поймать краем уха гадливо брошенное в спину: «Чертов мутант!». Больше в кают-компанию Росс не ходил.

Происходящее не стало для него неожиданностью. Он знал, что так и будет, когда понял, что меняется, он знал, на что шел. Он глупо надеялся, что знание защитит его от боли.

Джаред согласился притаскивать ему еду в каюту, хотя так и не понял, зачем такие сложности. Несмотря на близость к Россу, Джареда в экипаже – хвала небесам – по-прежнему принимали доброжелательно, но, видимо, все же опасались делиться с ним своими впечатлениями на эту тему. Капитан Морган, кажется, знал больше, во всяком случае, его не удивило решение Росса. Он не сказал ни слова о произошедшем, но свое мнение выразил вполне однозначно и демонстративно: каждый день стал вызывать Росса к себе и обедать с ним в своей каюте, пользуясь тем, что дежурные по камбузу обязаны обслуживать высший командный состав. Росс пристально искал в глазах капитана отблески жалости, но нашел лишь возмущение и непреклонность, а потому продолжал приходить в обеденное время и делать вид, что ничего необычного не происходит.

В одну из таких обеденных посиделок Росс и обратился к капитану с просьбой, которую вынашивал с первого дня полета:

- Джефф, насколько я помню, капитан корабля во время рейда имеет права юриста?

Морган удивленно и весело вскинул брови.

- Ты решил зарегистрировать брак с Падалеки? Или усыновить урса?

- Почему же именно в таком порядке? – ухмыльнулся Росс. – Тут могут быть варианты.

Морган расхохотался.

- Ох, надеюсь, они еще не знают о твоих планах! А то я просто растеряюсь, кого спасать!

- Спасать однозначно нужно будет меня – при любых раскладах, - с усмешкой покачал головой Росс. – Так что насчет прав?

- Ну, есть такое, хотя ограниченно. Ты скажи, в чем вопрос-то?

- Мне нужно заверить передачу имущества, - спокойно пояснил Росс. – Чтобы мое заявление имело законную силу, или как там говорят.

Морган отложил вилку и озадаченно потер усы.

- Ты хочешь заверить дарственную?

- Наверное, если это так называется, - пожал плечами Росс. – Речь, прежде всего, о счетах в банках.

- О счетах? – удивленно уточнил капитан. – То есть, их много?

- Четыре. И еще акции и остров. А, нет, три счета. Возможно, счет «Зеты» трогать не стоит, вдруг отследят при следствии.

Нахмурившись, Морган откинулся на стуле и пристально посмотрел Россу в глаза.

- Я не ошибусь, если скажу, что это всё твое имущество?

- А какая разница? – выгнул бровь Росс.

- Та-ак… - протянул Джефф, с нарастающим гневом побарабанив пальцами по столу. – И кому ты собираешься всё передавать?

- Падалеки.

- Не сомневался, - жестко кивнул Морган. – Только называется это не дарственная. А он знает? Твой Падалеки в курсе, что ты на себе уже крест поставил?

- Джефф, не надо. – Росс мягко улыбнулся. – Я не самоубийца и если смогу – то выживу. Но простая логика подсказывает, что у Джареда больше шансов. Так зачем деньгам пропадать?

- В таком случае приобщи меня к своей удивительной логике. Каким образом у Падалеки больше шансов, если вы на одном корабле? Ах да, энсин вообще будет в истребителе. Вот уж не знал, что у пилотов больше шансов! Или ты хочешь сказать, что их нет у дестроера? Давай, рассказывай о своей «логике», а заодно о том, что конкретно ты собираешься делать во время боя. Мне надоели твои отговорки.

Морган резко отодвинул тарелки и скрестил руки на груди, сверля Росса раздраженным угрюмым взглядом. Тот вздохнул, облокачиваясь на стол.

- Я не могу сказать, что конкретно я буду делать, не потому, что скрываю. Я просто пока не знаю. Всё будет зависеть от действий Чужих. Единственное, что я знаю точно – это будет связано с их энергиями, и они меня заметят. Вряд ли им это понравится. Поэтому на дестроере я не останусь. Скорее всего, возьму спасательный катер. А у «Отчаянного» шансов будет много, я об этом уже позаботился. И именно поэтому Джаред останется на корабле.

Минутное молчание заполнило каюту призрачным серым светом. Лицо Моргана словно заледенело, теряя всякое выражение, и только глаза неотрывно смотрели на Росса, будто стараясь намертво впечатать в память увиденное.

- Хорошо, - наконец бесстрастно сказал он и кивнул. – Я договорюсь с капитаном «Отчаянного» и подберу двух свидетелей. Сделаем это завтра утром.

- Спасибо, Джефф.

- Иди.

Росс поднялся и шагнул к двери, но на пороге обернулся.

- Капитан, - позвал он с легкой улыбкой. – Не думай лишнего. Всё, что я делаю – это только для себя. Если б мог по-другому – давно бы сбежал, веришь?

- Нет. – Морган не улыбнулся в ответ.

- Напрасно. – Росс отвел взгляд и выскользнул за дверь.

На одиннадцатый день полета утром они собрались в каюте капитана и оформили все документы, после чего Росс облегченно вздохнул, радуясь, что покончил с этим делом. На одиннадцатый день полета вечером Джаред ворвался в их личную каюту и объяснил, что радовался Росс зря.

- Кто тебе сказал? – едва сдерживая злость, спросил Росс после того как выслушал матерный монолог и разобрался о чем речь.

- Да какая разница, Эклз?! Об этом весь корабль по углам шепчется! Знаешь, как это звучит?! Мутант-миллионер купил себе мальчика!!! Мне пришли посочувствовать!!! Козлы вонючие!.. Как ты мог это сделать, Дженсен?!

Росс аккуратно обошел Джареда, направляясь к выходу. Это не Морган. Либо капитан дестроера, либо те двое из команды. Начать с них, вдруг капитан ни при чем, он может еще понадобиться…

Сильная рука рванула его за плечо, парень прыгнул вперед, заслоняя дверь.

- Дженсен! Ты что, свихнулся?!.. Что ты собрался делать?!.. – Он побледнел, губы и подбородок задрожали. – Нет! Я тебя никуда не пущу!

- Отойди, Джаред.

Парень замотал головой и вдруг неестественно дернулся назад, стукаясь затылком, словно какая-то сила прижала его к двери.

- Ты никуда не пойдешь… Дженс… пожалуйста, не надо!

Отчаянные, умоляющие нотки в голосе чуть разогнали красный туман, заполнивший голову Росса. Он наконец взглянул на Джареда не только как на препятствие перед выходом. Черт… парень испуган до дрожи. Что же ты делаешь, Росс?!..

Он на мгновенье закрыл глаза и медленно, осторожно шагнул назад, показывая открытые ладони.

- Тшш… Всё нормально. Я уже никуда не иду. Я сделаю то, что ты скажешь. Всё, как ты захочешь, хорошо?

Джаред порывисто вздохнул, по телу волной прокатилась судорожная дрожь, и он обессилено сполз по двери вниз, пряча лицо в ладонях.

Им понадобилось время, чтобы прийти в себя. Росс, двигаясь всё так же плавно и осторожно, отвел Джареда в душ и попытался там согреть его под горячими струями небольшой нормы воды. Но оттаял Джаред только в кровати, часто дыша и плавясь под бережными поцелуями и неспешными, тягучими движениями бедер. Когда жаркая дымка оргазма растворилась в теплом спокойствии, Джаред повернулся к лежащему рядом Россу и долгим, изучающим взглядом посмотрел в его лицо.

- Чего ты? – с улыбкой выгнул бровь Росс.

- Вот думаю – как тебе удается быть настолько разным? – вполголоса пробормотал Джаред. – Сейчас – такой теплый, мягкий, будто пушистый кот. А час назад… Знаешь, есть такое выражение: «смерть в глазах». Никогда не думал, что это может быть буквально.

Росс сглотнул и попытался отвернуться, но Джаред ему не позволил.

- Нет, смотри на меня, пожалуйста. Я хочу видеть твое лицо. Я ведь не дурак, понимаю, кем ты был и что делал, знаю, каким ты можешь быть сейчас. Просто… наверное, забываю об этом. Потому что со мной ты бываешь другим. Разным. Непонятным. Неуловимым. Тебя правильно назвали, Дженс. Ты Ветер.

Усмехнувшись, Росс зарылся пальцами в волосы Джареда, отводя от лица темные пряди.

- А «разный» – это хорошо или плохо?

- Это так, как есть. И я… – Джаред запнулся на мгновение, прикусил губу. - Ты нужен мне таким. Просто иногда… Иногда мне кажется, что тебя нет. Со мной нет. Или – у меня нет. Как тогда, на базе, с Мартой.

Росс затаил дыхание, глядя в откровенное, как никогда открытое лицо Джареда.

- Понимаешь, - тихо продолжил тот, - я тогда вдруг понял… что не могу без тебя. Совсем. Ты прости, что я так вел себя после. Но… знаешь, я испугался. Глупо, наверное, но я дико, до ужаса испугался. Потому что ты мне так нужен. Понимаешь, тебя так много. Ты лучше всех дерешься, лучше всех летаешь, лучше всех думаешь, у тебя куча денег и тебя все хотят. А меня так мало – просто обычный пилот… И я не могу поймать ветер.

Коротко, судорожно вздохнув, Росс на миг прикрыл глаза. Что-то огромное, невероятное, яркое как солнце ширилось в его груди, перехватывало дыхание, кружило голову, и казалось, что он сейчас взорвется, вспыхнет как сверхновая и заполнит этим сияющим светом все безграничные небеса…

Он снова взглянул в глаза этому странному, удивительному, глупому, лучшему в мире человеку и тихо сказал самую правдивую правду:

- Я весь твой, Джаред. Ты поймал меня давным-давно.

 

***

Росс проснулся от того, что стукнулся затылком об верхнюю койку. Взмахнул рукой, задел стену и врезался локтем в угол стола. Яростное шипение разбудило Джареда, который почти полностью повторил маршрут Росса и придал тому ускорение, отправив в полет к двери ванной. В дороге Росс размышлял о вечном – то есть о невесомости и собственном идиотизме.

До орбиты Сучки оставалось лететь пару дней, и Морган вчера предупреждал о том, что корабль должен будет вынырнуть из гипера, чтобы уточнить координаты. Как они проспали общее предупреждение – совершенно непонятно. Но в любом случае следовало пристегнуть фиксирующие ремни с вечера.

Извернувшись свихнувшейся гусеницей, Росс умудрился схватиться за косяк и взглянул в ошарашенные круглые глаза Джареда, который врастопырку поднимался к потолку.

- Проспали выход из гипера. Оттолкнись от верха и срочно падай на койку, пристегивайся.

Джаред осторожно кивнул и с испугом глянул вниз. Если гравитация включится сейчас, то падать будет далеко.

Они все-таки успели – Джаред прилип к верхней койке, а Росс просто нырнул под стол и вцепился в ножку. Тяжесть камнем ухнула на плечи, сверху посыпались какие-то предметы, одеяла и подушки. Джаред нервно расхохотался.

- Да, это было близко! Прикинь – сломать себе шею за день до решающего сражения!

- Да уж, было бы не ко времени, - пробурчал Росс, выбираясь из-под стола. – Слезай, надо убрать этот бедлам. А, чёрт!..

- Что?!

- Я наступил на… что-то. Эмм… Джаред, мы только что лишились секса.

- Ох, ё! Неужели ты наступил прямо на него?!

Росс закатил глаза и кинул подушкой в демонстративно ужасающегося Джареда.

- Какая жалость! – продолжил тот, давясь смехом. – Дорогой, ты в следующий раз не волочи его по полу! Надо как-то бережнее! К уху привязывай, что ли! – Тут он не выдержал и уткнулся в подушку, видимо, впечатлившись картинкой.

Росс фыркнул, вытирая полотенцем кляксу смазки на полу.

- Зачем к уху? Буду просто носить в руке. Так оно надёжнее будет.

Джаред со всхлипом закивал в подушку.

- Ты, главное, не забудь поменять его на ложку, когда сядешь за стол у капитана! А то, знаешь, боюсь, кэп не выдержит…

- Ладно бы он, боюсь, я не выдержу, если начну помешивать им в супе.

Джаред взвыл и упал обратно на койку.

Через полчаса, приведя каюту в порядок и одевшись, они одновременно посмотрели на часы. Было время завтрака. Джаред нерешительно замялся, поглядывая на дверь.

- Хочешь, я схожу? – предложил Росс. – Я ничего нового не услышу.

- Неужели? – скептически хмыкнул Джаред. – Тебя уже называли мутантом, который…

- Да.

Усмешка сползла с лица Джареда.

- То есть это не вчера придумали?.. Ты поэтому перестал ходить в кают-компанию... И ничего не сказал мне. Снова.

- Ты не спрашивал, - пожал плечами Росс. – И потом, это неважно.

- Да, настолько неважно, что ты предпочитаешь вообще не есть. Я ведь прав – ты не ходил туда, когда я забывал принести тебе ужин? – Джаред гневно прищурился, глядя Россу в глаза. – Ты просто сидел здесь и молчал, пока я там веселился с людьми, которые тебя травили?

- Джаред, не сгущай краски. – Росс заставил себя улыбнуться. – Никто меня не травил. Это просто люди, нормальные, обычные люди, которые не любят непонятного. Это естественно.

- Замечательно, - процедил Джаред. – Ты же их еще и оправдываешь. Я начинаю жалеть, что вчера тебя остановил.

- Ну, если ты настаиваешь, я и сегодня могу начать, - ухмыльнулся Росс. – Так сказать, расчистить дорогу к пище. – Он подошел ближе и обнял парня за талию. - Слушай, а давай плюнем на всё и просто пойдем позавтракаем? Достали уже эти сложности.

Джаред вздохнул, прижимаясь к Россу и обвивая руками его шею.

- Ладно. Давай просто пойдем. К чёрту всех.

И они просто пошли завтракать, весело переговариваясь по дороге и не обращая внимания на косые взгляды вокруг.

За столом Джаред еще раз попытался выяснить ситуацию с дарственной и уговорить Росса изменить его решение. Но у того было время подумать. Поэтому, спокойно выслушав все аргументы, Росс объяснил, что Джаред всё неправильно понял. Что, когда они вернутся на Землю, Росс наверняка окажется под прицелом в разборках между правительством и «Зетой», и чтобы все его деньги не отняли те или другие, их нужно спрятать. Так что Джаред в этой ситуации является всего лишь временным хранителем. Парень хмурился, интуитивно чувствуя какой-то подвох, но Росс умел быть убедительным. В конце концов, они сошлись на том, что вернутся к вопросу в метрополии, и закрыли тему. У Росса начисто пропал аппетит, когда он вдруг понял, что впервые нарушил свое обещание и настолько буквально соврал Джареду. Но изменять свое решение он не собирался.

После еды Росс хотел как обычно попрощаться, но Джаред категорически заявил, что будет с ним весь день, поэтому они вдвоем зашли за урсом и спустились в трюм. Морган, который однажды понаблюдал, как урс питается, сказал, что заставлять стюардов убирать такое в каюте бесчеловечно, поэтому свою порцию мяса Грлан рвал на части в трюме. Урсы были в принципе всеядны, но предпочитали мясную диету, и Росс не видел причины, по которой нужно это менять, тем более что Грлан питался один раз в день и шнырять в трюм постоянно не приходилось. Завтрак в исполнении урса произвел неизгладимое впечатление на Джареда, который, скорее всего, ни разу не видел, как питаются хищники. Росс с затаенной усмешкой наблюдал за подвижным лицом парня, на котором быстрыми волнами чередовались эмоции. Любопытство обычно побеждало брезгливость, и Джаред, тяжело сглотнув и поморщившись, вновь поворачивал голову в сторону урса. Грлан, видимо, тоже ловил отголоски этого шторма, потому что старался вовсю: чавкал, рычал, скалил зубы и энергично мотал головой, возюкая «добычей» по полу. Росс боролся со смехом и желанием подойти и пнуть мохнатую задницу. На бис Грлан исполнил арию «урс воодушевленный», диким ревом вторя внезапно зазвучавшей общекорабельной сирене и взбрыкивая всеми четырьмя лапами. Побледневший Джаред неловко попятился, нащупал трясущиеся плечи Росса и, только тут поняв, что его разыгрывают, громогласно присоединился к концерту.

После того, как все успокоились, убрали в трюме и немного отдохнули, Джареда ждало еще одно представление. Оказалось, что Росс наконец-то нашел себе идеального партнера для спарринга. С урсом не нужно было постоянно думать о том, как бы не покалечить, и Росс отрывался на полную, не сдерживая удары и двигаясь с максимальной скоростью. Грлан и Росс наслаждались, Джаред ошарашено моргал и время от времени закрывал глаза – помимо изумления и нарастающего страха головокружительное мелькание тел по стенам и полу вызывало приступы дезориентации. Он не выдержал и заорал: «Хватит!», когда урс в прыжке достал Росса и распорол ему бок когтями. Смущенный и раздосадованный тем, что увлекся, Росс наскоро залечил повреждения, стащил окровавленную футболку и принялся успокаивать парня, показывая почти целую кожу, на которой быстро бледнели четыре длинные затянувшиеся царапины.

Джаред, кажется, всерьез обиделся, хотя Росс не совсем понимал, на что. Но в любом случае к тренировке он решил не возвращаться, вытащил из стопки в углу одну из предусмотрительно принесенных футболок и, одевшись, предложил прогуляться по кораблю.

«Отчаянный», как и все корабли старой постройки, был довольно тесным и рассчитанным прежде всего на бой, а не на удобство экипажа в полете. В глубине его железного тела прятались двигатели, системы жизнеобеспечения и трюмы с боеприпасами, а на периферии жилые каюты хаотично чередовались со служебными помещениями. Большинство кают было четырехместными, и Росс уже не раз благословлял так вовремя высказанную капитаном идею заранее выбрать себе жильё. Для Грлана же такая скученность и вовсе являлась источником постоянного изумления. Урсы, по природе одиночки, жили на просторной большой планете и не слишком часто сталкивались со своими соплеменниками. Росс провел много времени, вспоминая для урса красочные земные пейзажи, и тот, насмотревшись, заявил, что теперь тем более не понимает, почему люди предпочитают прятаться от такого великолепия в «вонючих железных потрохах». Идея завоевания вселенной явно не нашла в нем отклика. Росс решил не перегружать урса проблемами экономики и перенаселения, поэтому просто наградил людей «неудержимой тягой к звездам». Кажется, Грлан не поверил.

Сегодня они решили исследовать рубку управления – единственное место, где Грлан еще не был. Пока урс осторожно обнюхивал пульты и пытался разобраться в хромых объяснениях Росса, Джаред, прислонясь к стене возле входа, холодно рассматривал людей из дежурной вахты. В рубке повисла напряженная тишина. Росс, по привычке сканирующий пространство одновременно с мысленным разговором, поймал себя на том, что рассчитывает вектор атаки, и невесело усмехнулся.

«У тёплого здесь враги?» - внезапно спросил урс.

«Нет, Грлан, они не враги, - спокойно пояснил Росс, ловя очередной неприязненный взгляд. – Просто я им не нравлюсь. Они меня не понимают»

«А ты? – урс повернулся и взглянул в его глаза. – Ты их понимаешь?»

Росс уверенно кивнул, но Грлан продолжал смотреть на него с пристальным любопытством. Словно чего-то ждал.

Смешавшись, Росс оглянулся по сторонам. Замкнутые лица, скованные движения, прячущиеся глаза. Люди непроизвольно жались к стенам, стараясь держаться подальше от центра зала, где стоял урс… или… Росс?.. Воспоминание вдруг вспыхнуло в голове – астероид, длинный серый склад, измученные пленники, которые точно так же старались спрятаться, слиться со стенами в своей неподвижности… И холодный взгляд Координатора, который считал людей примитивной убогой толпой, недостойной внимания.

Жаркий, обжигающий стыд заполнил Росса до отказа, заставил закрыть глаза, впиться ногтями в ладони. Это его здесь травят?.. Похоже, наоборот.

Тяжелая голова урса ткнулась ему в плечо.

«Теперь ты понимаешь. Они очень боятся. Позаботься о своих людях, тёплый».

 

***

 

В обед, оставив Грлана в его каюте, Росс потащил удивленного Джареда за собой к капитану. Впрочем, там они тоже не задержались надолго, Росс только извинился и сообщил, что у них другие планы, а Джаред успел лишь недоуменно пожать плечами. Оставив озадаченного Моргана строить предположения над тарелками, они спустились на вторую палубу, и Джаред, скривившись, замедлил шаг – он, наконец, понял, что является конечной точкой маршрута.

Кают-компания была заполнена до отказа – они попали в самое горячее время. Джаред, скептически хмыкнув, уже собирался что-то сказать, и тут люди заметили стоящего на пороге Росса. Оглушительный гул голосов несколько поутих, толпа угрюмо расступилась, освобождая дорогу. Росс вспомнил, что так бывало почти всегда, вот только раньше это его устраивало. Теперь – нет.

…Они добирались до раздачи сорок минут. Наконец, сгрузив подносы с тарелками на стол в уголке, они уселись на стулья, и ошарашенный, изумленный, растерянный Джаред вытаращился на Росса.

- Что это было?! Откуда ты всё это знаешь?! Откуда ты знаешь, что у Дэвида трое детей, а Рон хорошо рисует? Как ты узнал, что Линда поранила ногу, а тот квадратный мужик умеет жонглировать?! Когда ты успел заметить перекрашенные волосы и любовь к апельсиновым кексам?! С каких пор тебе интересны доказательства теоремы Ферма?! Что… Дженс, что происходит?

Росс усмехнулся и, помешивая вилкой салат, оглядел переполненный зал. Склоненные друг к другу головы, размашистые жесты, оживленные перешептывания. Взгляды, взгляды, взгляды. Удивленные, озадаченные, заинтересованные. Настороженные и недоверчивые. Робкие и игривые. Ждущие.

- Это хорошие люди, Джаред. Надо лишь оглянуться вокруг не через прорезь прицела.

Джаред моргнул и застыл на мгновенье, глядя на Росса. А потом медленная, ошеломленная улыбка осветила его лицо.

- Это мои слова.

Росс кивнул, улыбаясь в ответ.

- Я запомнил.

Порозовев от смущения, Джаред уткнулся в свою тарелку.

- Ты что, запоминаешь абсолютно всё, что слышишь?

- Ну, в принципе, это ответ на твои вопросы «откуда», - насмешливо бросил Росс, тоже занявшись едой.

Выход из кают-компании также потребовал времени, и, пожалуй, даже большего, так как на этот раз Джаред тоже решил включиться в беседы. Мельком оглянувшись на пороге, Росс с усмешкой прокомментировал:

- Кажется, наш бенефис удался. Народ не разойдется до вечера.

Джаред хмыкнул и пытливо взглянул на него.

- И все-таки – зачем ты это затеял?

- Грлан сказал мне, что я дурак. Моё эго не выдержало удара и решило срочно обзавестись новыми поклонниками.

Росс покосился на изумленно зашевелившиеся брови Джареда и прикусил губу, скрывая улыбку. Привычным движением почесав шрам над бровью, парень удрученно заметил:

- Жаль, что я не могу с твоим Грланом пообщаться. Может, он и мне бы сообщил что-нибудь фундаментальное.

- То есть, что я дурак – это фундаментально.

- Как вселенная.

- Спасибо, друг, - сердечно поблагодарил Росс, прижимая руку к груди.

- Всегда рад помочь, - кивнул Джаред, щурясь от попыток удержать смех.

В своей каюте сладко посапывавший прямо на полу урс взглянул на входящих гостей и с ходу ошарашил Росса вопросом:

«Самка теплого умная или глупая?»

Росс моргнул, проглотил хохот и повернулся к Джареду.

- Ты, кажется, хотел пообщаться? Вот тут Грлан интересуется, сам… ээ… ты умный или глупый? Теряюсь в догадках, что ответить.

Джаред ткнул его локтем в бок и с подозрением уставился на урса.

- А чего это он моим умом заинтересовался?

«Джаред спрашивает, зачем тебе знание о его уме» - передал Росс.

Урс довольно рыкнул, садясь и подбирая лапы.

«Самка умная. Хорошо. Рядом с умной самкой слушать Мир легче»

«Что значит – слушать Мир?»

«Теплый плохо слушает. Птицы поют – теплый слышит. Не знает, о чем поют. Не понимает, где гнёзда. Ошибся с людьми. Я научу слушать Мир».

Урс посмотрел в глаза Россу и весело дернул ушами.

…Через несколько часов Джаред вытащил из каюты измученного, ошеломленного, потрясенного до глубины души Росса и силком повел его на ужин. Мир, о котором говорил урс, оказался огромным, невероятным и непостижимым. Всё живое было связано друг с другом, со своим прошлым и будущим, с вчерашними проблемами и завтрашними надеждами, и среди всего этого ярким солнцем пылало настоящее, ветвящееся и меняющееся каждую секунду. Мир нитей, казавшийся уже таким простым и понятным, был словно тонкий лед на поверхности океана, и Росс пробил его, утонув в немыслимой бездне. Он тщетно пытался научиться дышать водой.

Росс очнулся только за столом, когда Джаред несильно, но хлестко похлопал его по щеке. Недоуменно оглядев парня и тарелки перед собой, он в замешательстве спросил:

- Ты чего?

Джаред шумно выдохнул и расслабил плечи, тяжело опираясь на стол.

- Вообще-то, это мой вопрос. Ешь. И не пялься по сторонам, у тебя глаза немного светятся.

Росс быстро опустил взгляд в тарелку.

- Тогда зачем ты меня сюда притащил?

- Я не мог отправить за едой твоего драгоценного урса, - вполголоса пояснил Джаред. – А оставлять тебя одного… Короче, притащил, и всё.

Коротко взглянув на хмурого парня, Росс поежился от острого укола вины.

- Грлан обучал меня новым техникам работы с энергией. Прости, что я… так в это занырнул.

Джаред молча кивнул и продолжил есть.

После ужина они вернулись в свою каюту. Росс надеялся, что Джаред со временем оттает, но тот все так же молча сходил в душ и уселся с ридером к столу. Когда Росс вышел из ванной, Джаред уже лежал на верхней койке. Росс несколько раз глубоко вздохнул, рассеивая вспышку злости, и подошел ближе, толкая парня в плечо.

- Джаред, не надо так. Поговори со мной.

- О чём? – холодный, бесцветный голос.

- О том, что происходит. Я не волшебник и даже не урс, я не могу догадаться сам, а смотреть ты мне запретил. Поэтому, пожалуйста, объясни.

С проблеском любопытства Джаред повернул к нему голову.

- Ты что, действительно не прощупывал меня еще с базы?

Росс удивленно вскинул брови.

- Нет, конечно. Ты же сам попросил.

Джаред вгляделся в его лицо, со вздохом покачал головой и слез вниз, садясь на кровать рядом с Россом.

- Не знаю я, как тебе объяснить. Просто ты опять ушел. Ушел куда-то, где я никогда не смогу быть.

- Я здесь.

- Разве?

Росс мягко взял его за плечи, подтолкнул, опуская на кровать, и осторожно улегся рядом.

- Я здесь, Джаред.

Он целовал его медленно, тягуче, влажно, так, чтобы не осталось ни единой мысли, ничего, кроме обжигающего, пульсирующего желания. Джаред застонал, прижимаясь все крепче, и тогда Росс спустился ниже, языком рисуя узоры на гладкой коже. Парень выгнулся, доверчиво развел бедра, надавил ему на плечи, уже не в силах терпеть, и Росс усмехнулся, наклоняясь, вбирая в себя мускусный жар его отчаянного желания. Дразнящие, неторопливые движения и бархатный отзвук пульса на языке. Джаред снова застонал, заметался по подушке и внезапно обхватил Росса за голову, останавливая жгучий ритм.

- Нет… Подожди… Я хочу по-другому…

Росс подтянулся выше, заглянул в затуманенные, потемневшие глаза парня, шепнул с улыбкой:

- Что ты хочешь?

Джаред зажмурился на секунду, перевел дыхание и, нервно облизнув губы, запинаясь, произнес:

- Я… Дженс… Я хочу тебя… чтобы я… можно?

Росс быстро опустил голову, пряча взгляд. Жар возбуждения схлынул, заменяясь холодным ознобом. Разом заныло всё тело, будто крича: «Нет!»…

Он обещал. Обещал, что Джаред получит всё, что пожелает. Значит, и это тоже. Ничего. Он справится.

Росс сглотнул холодный комок, клещами сдавивший горло, и постарался сделать свою лучшую улыбку.

- Конечно, Джаред. Можно.

Глаза Джареда вспыхнули радостным, жадным огнем. Он завозился, освобождая место на узкой койке, и Росс ничком улегся в подушку, зарываясь лицом в знакомый запах. Это должно помочь.

Жестким, мгновенным усилием он расслабил всё одеревеневшее тело, заставил опасть сведенные судорогой мышцы. Джаред не должен заметить напряжение. Черт, свет… Они не выключили свет. Он хотел подняться к выключателю, но понял, что не сможет заставить себя вернуться. Ладно. Пусть так.

Сердце должно биться ровно и спокойно. Медленнее. Все нормально. Это ведь Джаред. Надо просто помнить, что это Джаред. Разжать кулаки и дышать. Слишком тихо вокруг, слишком долго и тихо… Нет, нельзя угадывать. Холодный воздух по спине… Просто выдох. Касание. Руки. Пока только руки. Что еще есть в комнате?.. Лазерник. Не самый плохой вариант. Лазерник и руки. Это он сможет выдержать. Воздух какой-то колючий, словно всё тело присыпано осколками. Странно. Не надо было закрывать глаза, слишком много рук, слишком горячие, углями скребут по лопаткам, по ребрам… Просто не думать об этом. Надо просто помнить… о чём?.. Метательный нож где-то в шкафу. А еще коробка. Коробка с базы. Он не проверил, что в коробке!!! Черт!!! Она небольшая, там была одежда, там не может быть много места, ну же, Росс, перестань!.. Руки спустились ниже... Нет, не думать. Расслабиться. Так будет легче. Он справлялся, он сможет и снова. Просто не думать, надо просто отключиться, он сможет… Движение рядом. Руки исчезли. Значит, будут не только они. Спокойно, дыши, черт возьми!.. Вот так. Поворачивают голову. Нужно лицо? Только не …

- …енсен… Дженсен… Росс… Посмотри на меня…

Зачем?..

- Дженс, посмотри на меня. Пожалуйста.

Росс прищурился, вцепился взглядом в это лицо. Джаред. Это Джаред. Здесь только Джаред.

Он зажмурился, обхватил подушку, спрятался в нее, задавливая судорожный хрип. Чувствуя, как кружится голова и холодный ужас разжимает свои тиски. Здесь никого нет. Только Джаред. По телу неуправляемой волной прошла дрожь.

- Тшш… Всё хорошо. Всё в порядке… - негромкий голос внезапно сломался, скрежетнул ржавой окалиной: - Дженс… Что же с тобой делали?..

Росс сжал зубы, коротко вздохнул, разгоняя липкий туман в голове. Хватит. Он и так напугал парня.

Повернувшись к нему, он постарался улыбнуться.

- Не обращай внимания. Это просто…

- Не надо. – Джаред резко качнул головой, сузив глаза и часто моргая. – Лучше уж вообще ничего не говори. Только не ври сейчас, что это было «просто». Иначе я подумаю, что ты лежал тут мертвым из-за меня.

Тяжело сглотнув, Росс отвел глаза.

- Нет. Не из-за тебя. Я… Прости, я…

Он не знал, что сказать. Он не мог говорить. Он не понимал, почему всё настолько… но он просто не мог. Росс тряхнул головой и встал, чтобы выключить свет. Потом подошел к Джареду и потянул его за собой на кровать.

- Давай… завтра. Всё завтра, ладно?

Он укутал парня одеялом и лег рядом, прижимая напряженное, скованное тело к себе. Хорошо, что темно. Он не хотел видеть. Не хотел, чтобы видел Джаред.

- Спи. Завтра всё будет нормально.

Ночная тишина холодной вуалью укутала их сердца.

 

***

…Он висит, безвольно болтается, подвешенный за руки, запястья обхватывают плотные широкие браслеты, и кажется, что кисти рук сейчас оторвутся под весом отяжелевшего тела. Если сильно вытянуть стопы, то кончиками пальцев можно дотронуться до холодного, влажного пола. Иногда ему не хватает выдержки, и тогда он тянется ногами, нелепо шарит внизу, пытаясь нащупать опору, мышцы почти разрываются от натяжения и взрыва бессмысленной надежды – ведь вот оно, рядом, еще чуть-чуть... Но всё рассчитано точно. Струйки крови из ободранных запястий щекочут кожу на внутренней поверхности локтей.

Яростно бьющий свет заполняет собой пространство, обжигает сетчатку глаз. Он бы зажмурился, но с закрытыми веками пропадают ориентиры, пропадает реальный мир, пропадает иллюзия, что он еще над чем-то властен. Его короткое, хриплое дыхание ржавой стружкой осыпается на бархатную тишину вокруг, но он знает, слишком хорошо знает, что он здесь не один.

Легкий шорох и звяканье, мягкий смешок, оборванный шепотом. Его тело непроизвольно дергается от липкой, удушающей волны холода, разошедшейся откуда-то из середины живота. Почти неслышные шаги, и вот она появляется из-за спины, тонкие губы блестят влажной улыбкой, на гладких щеках розовеет нежный румянец, глаза жадно вглядываются в его лицо.

- Мой славный мальчик, ты скучал без меня? – мурлычет она почти влюбленно. – О, я знаю, что скучал. Я знаю всё, что тебе нужно.

Он смаргивает, раздирает склеенные влагой ресницы, пытается рассмотреть, что у нее в руке. Она тихо смеется, пряча правую руку за спину.

- Ты такой нетерпеливый! Мой мальчик совсем не умеет ждать. – Она подходит ближе, тонкие пальцы с длинными, идеально отполированными ногтями касаются его груди, нежно скользят по обнаженной коже, штрихуют полоски рёбер. Её зрачки расширяются, и глаза на мгновение заполняются жадным, безумным огнем. – Мой славный, красивый мальчик… - шепчет она, наклоняясь, и острый язычок слизывает с его живота смесь пота, страха и крови.

Он чувствует, как мышцы начинают дрожать под ее касаниями. В ноздри забивается приторный запах духов, внезапно возвращая ему обоняние, почти отключившееся от удушливой мешанины из запахов крови, пота и раскаленного железа. Он судорожно сглатывает вязкую горечь, волной поднимающуюся в горло.

- Не увлекайся, дорогая, - раздается сзади мужской насмешливый голос. – Не забывай, это наш «славный мальчик». Уверен, меня он любит больше.

Грубые, сильные руки хватают его за талию, стискивают, тянут к себе, прижимают к грузному телу, стоящему сзади. Он чувствует горячую, липкую кожу, его мотает из стороны в сторону, им вытираются как полотенцем. С едва затянувшихся свежих рубцов тут же сдирается корка, и пот кислотой вгрызается в спину, заставляя его распахивать рот в беззвучном вопле. Он дышит громко, прерывисто, ему не хватает воздуха, сердце забилось куда-то в глотку, и комната рывками кружится вокруг него. Он безвольной куклой мотается в чужих руках, пытаясь справиться с внезапной волной паники.

- Станис, дорогой, ты как всегда торопишься, - недовольно замечает капризный высокий голос. – Отпусти его пока. И когда ты успел раздеться?

Грубые руки неохотно отпускают его, на прощанье одаривая обжигающим ударом по ягодице.

- Развлекайся. Но я не буду ждать долго.

Конечно, не будет. Он никогда не ждет долго. Она любит поиграть, растягивает удовольствие как кошка, но мужчина часто срывает ей планы. Они любят ссориться рядом с ним. Есть мышка, на которой можно отыграться.

Он снова пытается успокоить дыхание. Горло сжимается, адреналин отравой кружит голову, тело дрожит от удушающего гнева, от того, что они делают с ним, от своей беспомощности. По спине стекают ртутные капли крови.

Тонкие пальцы, неожиданно сильные, хватают его за подбородок, заставляют поднять голову. Она пристально смотрит в его глаза, недовольно хмурится. О да, она не любит такой взгляд. Он задавливает свою ярость, чтобы снова казаться испуганным. Это нетрудно. Ему очень хочется выйти отсюда целым.

Она задумчиво щурится, потом уходит куда-то в сторону. Снова шорохи и металлический стук, по телу скользит жаркий порыв воздуха. Это ничего не значит. Они делали так и раньше, чтобы запутать его. Нельзя думать о том, что будет, нельзя угадывать – так легче. Он чувствует, как снова покрывается потом, и старается унять бешеный стук сердца. Он сможет. Он выдержит.

Когда женщина возвращается, на ее губах скользит мечтательная улыбка.

- Я приготовила тебе сюрприз, мой мальчик. Тебе обязательно понравится.

Широкое лезвие ножа раскалено до красной каёмки. Она проводит кончиком вдоль груди, в миллиметре от кожи, и он чувствует кусающий жар, иглами пробивающийся к сердцу. С жадным предвкушением она впивается взглядом в его лицо и поворачивает лезвие, плашмя прижимая его к ребрам.

Он даже не сразу чувствует боль. Только мерзкое шипение, которое волной поднимается вверх и ударяет в нос вонью обожженной плоти. Он сжимает зубы до хруста, до мелкого крошева, и смотрит в ее глаза, заставляя себя не двигаться. Не моргать, не дышать, не видеть. Не быть здесь.

Иногда это срабатывает. Нужно просто перестать быть живым.

Но не сегодня. Она еще не наигралась. С нарочитым удивлением она выгибает бровь, убирает нож от его груди и подходит ближе, скребя коготками свежий ожог.

- Разве тебе не понравилось, сладкий? – Она слушает его захлебывающееся дыхание. – Разве нам не хорошо вдвоем? Ты не радуешь меня сегодня, не хочешь порадовать. Я должна тебя наказать. Ты ведь понимаешь это, правда?

Она ведет свободной рукой вниз, оглаживает его бедра, маленькая ладонь пробирается ему в пах, сжимает по-хозяйски уверенно и грязно. Живот сводит судорогой, и он не успевает сдержать мерзкую дрожь, волной прокатывающуюся по телу. В глазах женщины вспыхивает яркий огонек удовольствия.

- Кажется, мы выяснили только что, почему ты такой невеселый. Твой дружок совсем заскучал и портит нам всем вечеринку. Но мы с этим справимся, правда? Отпустим его погулять. Станис, дорогой, - спрашивает она чуть громче, - ты ведь не будешь возражать, если я избавлю нашего мальчика от лишних деталей?

- Да мне-то что, - отвечает глумливый голос, - меня он спереди не интересует. Это ж ты вроде бы собиралась примерить на него новое кольцо?

- Я могу придумать и что-нибудь другое, - улыбается женщина, опуская руку с ножом вниз.

Ужас – удушающий, липкий ужас – накрывает его черной волной. Мысли панически мечутся, тело напрягается как струна, горло перехватывает и легкие горят от недостатка воздуха. Она ведь не на самом деле, она не может, только не это!!!.. Он сделает все что угодно, он согласен на все, только не надо!.. Он хрипит и задыхается, он дергается нелепой марионеткой, плечи выворачиваются из суставов, и пальцы ног отчаянно шарят по полу в попытках оттолкнуться... Нет, пожалуйста, нет!..

Острое, жгучее лезвие прижимается к основанию члена, и голос мягко шепчет у его груди:

- Осторожнее, мой мальчик. Тебе лучше быть очень осторожным сейчас.

Он замирает. Застывает каменной статуей. Он даже не дышит, и глаза начинает заволакивать черный туман беспамятства. Но он слишком боится, чтобы сейчас уйти. Её это не остановит. Неимоверным усилием воли он разжимает панические тиски на горле и делает первый отчаянный вдох. Его свистящий всхлип оглушительным эхом заполняет ждущую тишину комнаты.

Женщина смотрит на него не отрываясь. Ее рот приоткрыт, и короткое частое дыхание прерывается от движений розового язычка, быстро облизывающего губы. Ее взгляд переполнен почти оргазмическим блаженством...

Наверное, что-то отражается в его глазах. Что-то из той смеси ужаса, отвращения и ненависти, которая течет сейчас вместо крови по его венам. Ее рука напрягается, и он чувствует вспышку обжигающей рези в паху. Звериный, тягучий стон заполняет вибрацией все его тело, и умирает, не в силах разжать плотно сомкнутых губ.

- Больно, да? – Она сочувственно улыбается. – Но ведь боль – это прекрасно! Боль – это жизнь, и я дарю тебе её. Ты навсегда запомнишь эти мгновения, и поцелуи боли докажут тебе, что ты все еще жив.

Она поднимает нож к лицу и с наслаждением слизывает капельку крови с лезвия.

Он не успевает перевести дыхание. Жесткие руки хватают его за плечи, пальцы впиваются в кожу, сминают старые и новые шрамы.

- Это всё хрень – твоя психология! Если нужно узнать о боли, то лучше обращаться ко мне!

Широкие ладони сдавливают его бока, пальцы железными штырями вбиваются в живот, руки резко дергают на себя, и он чувствует, как что-то огромное и твердое вламывается в его тело сзади. Прежняя тупая боль во всем теле внезапно вспыхивает палящим взрывом, захлестывает его с головой, раскаленным свинцом заполняет его живот. Он задыхается и хрипит, он дергается в судорогах как припадочный, он никак не может понять – почему каждый раз так больно?.. Он должен расслабиться, он знает, что должен, но боль не дает ему ни секунды передышки и острыми крючьями раздирает его на части.

- Кричи, - шепчет женский голос. – Слышишь? Это ведь больно, правда? О, я вижу, как это больно! А ведь он только начинает. Ты можешь доставить ему удовольствие, можешь порадовать всех нас, и возможно, все закончится быстрее. Ты ведь хочешь нас порадовать?.. Кричи, мой мальчик.

И тогда он кричит. Кричит, разрывая горло, выхаркивая легкие, чувствуя, как осколки сознания растворяются в безумии крика… Он больше не чувствует тела, он больше не знает, кто он, он превращается в крик и заполняет собой воздух…

Он отчаянно, невозможно надеется, что не вернется.

 

…Чьи-то пальцы касались его лица, гладили по волосам, тормошили за плечи. Он открыл глаза и увидел лицо парня рядом с подушкой. Сдвинутые тревожно брови, золотисто-ореховые глаза, длинная челка – выглядели знакомо. Но он не мог подобрать ему имя в своем затуманенном мозгу.

- Дженсен, ты слышишь меня? Понимаешь?

Значит, он Дженсен. Странное имя. Он попытался ответить, но внутри что-то вдруг опасно шевельнулось, и он замер, холодея. В конце концов, можно просто моргнуть.

Откуда-то раздался настойчивый стук, и парень поднялся, исчезая из поля зрения. Знакомое шипенье, встревоженные голоса, «Всё нормально, просто ночной кошмар» - несколько раз повторил парень и закрыл дверь. Дверь, вот что шипело. Дверь каюты. Кремовый пластик стен, край стола чуть выше уровня взгляда. Он ничком лежал на койке, голый и укрытый одеялом, щека вдавилась в почему-то мокрую подушку.

- Дженс, ты можешь говорить? – спросил вновь подошедший парень. – Я всех разогнал, но, может, зря? Ты кричал во сне. Страшно. Я не мог тебя разбудить. Может, нужно позвать… Черт, Росс, ты не дышишь!.. – голос ломко сорвался. – Немедленно, слышишь, немедленно сделай вдох, или я зову врача, я позову всех, я устрою скандал на весь корабль, и уверен, тебе это не понравится! Учти, я не буду долго ждать!

Большая ладонь упала ему на спину, встряхнула плечо.

«Развлекайся. Но я не буду ждать долго».

Обжигающий ужас ударом тока прошиб Росса, подбросил его над кроватью, швырнул к ближайшей стене. Голова, казалось, сейчас взорвется от нахлынувших воспоминаний, тело сжалось панической судорогой, глаза заволокло ржавым туманом, и только слух не давал соскользнуть в безумие, цепляя сознание частою сетью слов:

- Дженс, ну что ты, все нормально, это я, Джаред, посмотри на меня, я здесь, все хорошо, я не трогаю тебя, здесь больше никого нет, с тобой все будет в порядке, это только сон, тебя никто не тронет, ты в безопасности, слушай меня, все уже прошло, все нормально, вернись ко мне…

Взгляд чуть прояснился, и Росс увидел белое как мел лицо Джареда, с диким страхом в глазах повторяющего одно и то же. Неимоверным, почти запредельным усилием Росс заставил себя разжать намертво сцепленные зубы.

- Я… слышу… тебя…

Желудок внезапно сжался, и вязкая горечь ударила в горло. Росс вскочил, отталкивая Джареда, двумя прыжками достиг туалета и упал на колени рядом с унитазом. Тело корчилось в спазмах боли и отвращения, тяжелая крупная дрожь била его изнутри и никак не могла остановиться. Он чувствовал жадные руки на своей коже, он видел похотливые улыбки, он задыхался от ярости и унижения. Он хотел раскроить себе череп и вырезать острым ножом всю грязь.

Когда спазмы утихли, он тяжело осел на пол, вытер ладонью рот и тихо прошептал:

- Я все еще жив, сука. Я все еще жив.

…Через несколько минут он заставил себя подняться. Залез в душ, смыл с себя липкую пленку пота, почистил зубы. Повертел в руках тюбик с гелем для бритья. Глупо тянуть, выходить все равно придется. Он постоял перед зеркалом, вылепляя маску спокойствия на лице.

Джаред в одной рубашке сидел рядом с койкой, обхватив руками голову. Длинные пальцы зарылись в волосы, согнулись острыми крючьями. Частое, неровное дыхание тихим шорохом наполняло тесное пространство каюты.

Росс сел на кровать, помолчал, разглядывая свои руки. Горло будто ободрали наждаком, и ему пришлось несколько раз сглотнуть, прежде чем он осмелился открыть рот.

- Джаред, я в порядке. Просто паршивый сон, бывает. Прости, что я тебя напугал.

Парень тяжело поднял голову и посмотрел на него покрасневшими, измученными глазами.

- Не смей мне врать. – Его голос звучал резко и холодно, хотя подбородок дрожал. – Ты обещал, что никогда не будешь мне врать. Не начинай сейчас.

Росс отвел глаза. Машинально и почти незаметно в голове стучал метроном, наматывая сжавшиеся до предела витки напряжения.

- Я не знаю, что еще сказать. У меня редко бывают кошмары. Надеюсь, тебе больше не придется…

- Прекрати, - жестко перебил его Джаред. – Я живу с тобой. Я сплю с тобой. Я знаю, когда у тебя «просто кошмары», и это не один из них. Дженс, посмотри на меня.

Черт. Как глупо было верить, что Джаред ничего не замечает. Тот просто молчал, как и о многом другом. Очень удобно, верно?.. Ты слишком расслабился, Росс. Пришло время за это платить.

Он стиснул зубы, заставляя себя повернуть голову. Смотреть в глаза парню было почти невыносимо.

- Нет, Дженс, не так. Посмотри на меня другим зрением. Прикоснись ко мне энергией. Дай мне почувствовать тебя.

Горячая вспышка стыда смешалась со страхом, мурашками проползла по коже. Горло снова перехватило, и он отшатнулся, молча качая головой. Нет, это невозможно, ведь Джаред может понять… почувствовать… или… увидеть?!.. Тело вздрогнуло от режущих осколков памяти. Росс представил себе лицо Джареда, глядящего на него с брезгливым отвращением и жалостью. Нет, этого он не выдержит. Только не это. Нет.

Он согнулся, внезапно почувствовав резкую боль в груди. Сердце кололо длинной тупой иглой, и он сильно вжал кулак себе в грудь, невольно пытаясь защититься. Да что ж за хрень такая происходит?!.. Почему сейчас, ведь сейчас никак нельзя!.. Ему нужно еще хоть чуть-чуть, немножко времени, всего несколько дней, сотню часов, пожалуйста!..

- Дженсен, что?! – Парень упал перед ним на колени, протянул руку и быстро отдернул, боясь касаться. – Что случилось?! Что мне сделать? Как помочь?!

- Черт… Я думал… что все исправил… тупой кретин… - срываясь через слово, выдавил Росс. – Пройдет… Я сейчас… Просто подожди…

Росс заставил себя распрямиться, повалился боком на койку и мгновенным усилием провалился в пространство нитей, будто вниз головой ухнул в глубокий омут.

Странно, но боль нырнула следом за ним.

Здесь словно гулял порывистый, злобный ветер. Нити дрожали, рывками вились вокруг. Искорки света пробегали тревожными всполохами. Всем существом он чувствовал жалобный, тонкий звон.

Росс обернулся и на мгновенье застыл, разглядывая свой собственный узор. Нити волнообразно пульсировали, то отталкиваясь друг от друга, то сближаясь, а в середине кокона росло и ширилось темное рваное пятно. Пустота разрасталась, захватывая все больше места, и нити рвались, когда касались ее краев. Словно капля кислоты разъедала туннель в коже, словно черная дыра жадно проглатывала звезды. Росс глубоко вздохнул, прогоняя страх, и осторожно приблизился к черному сгустку. Протянул нерешительно руку навстречу и тут же почувствовал обжигающий, дикий холод. Боль скачком приблизилась, вгрызлась ему в спину, протянула когтистые пальцы, доставая до сердца. И, черт возьми, это было… не слишком приятно. Но он мог это выдержать, а кроме того, у него не было выхода. Он должен был как-то это остановить.

Нити выскальзывали из рук, не хотели касаться мертвой пустоты. Что ж, он тоже не хотел. Но придется. Когда он понял, что простой починкой тут не отделаешься, ему пришла в голову новая идея. Он быстро свернул плотный шарик энергии, наполнил его силой и растянул во все стороны, формируя плоское большое полотно. А потом протолкнул полотно между нитями и со всех сторон укутал морозный сгусток. Боль сразу уменьшилась, и он понял, что на правильном пути. Укрепив и сделав сплошными стенки «ловушки», он постарался сжать ее как можно больше и вытащить наружу между частоколом нитей. Но плотный светящийся шар встал намертво, Росс даже не смог подтащить его к внешнему краю. Ну, честно говоря, и не особо надеялся. По крайней мере, пустота больше не расширяется. До следующего раза. К черту. Ко всем растреклятым чертям.

Он быстро починил поврежденные нити, уже привычно оглянулся вокруг, проверяя, все ли в порядке. Защитная паутина вокруг корабля все так же светилась и полнилась силой, «пуповина», идущая к ней от кокона Росса, по-прежнему потихоньку перекачивала энергию, усиливая уже весьма прочное защитное поле. Дестроер, наверное, сейчас самый «непотопляемый» корабль землян. Росс почти улыбнулся, поворачиваясь к Джареду.

Кокон парня оказался удивительно близко, на расстоянии вытянутой руки. Росс невольно отпрянул, и наполненный светом шар будто потянулся за ним, как магнит притягивается к магниту. Росс порывисто вздохнул, ловя в ладони мягкие переливы света. Нет, он не может. Он потеряет Джареда. Он отвернулся, выныривая в обычный мир.

Парень сидел на полу рядом с койкой и пристально, не отрываясь, смотрел в его лицо. Когда Росс открыл глаза, тот шумно выдохнул, сгорбился, роняя плечи, и несмело потянулся к его лицу. Рука задержалась на миг у самой кожи, брови шевельнулись, будто спрашивая разрешения, и Джаред прижал горячую ладонь к его щеке. Его пальцы мелко, отчаянно дрожали.

- Как ты? Все в порядке?

- Да, мой … - Росс запнулся. – Да, Джаред. Все хорошо.

Парень нахмурился, поймав заминку в ответе. Аккуратно убрал со щеки подрагивающую ладонь.

- Я уже не твой?.. Что… - Джаред осекся, нервно вздохнул и потер руками лицо. Когда он вновь посмотрел на Росса, его взгляд был почти незнакомым – жестким, уверенным и беспощадным. – Дженсен, ты показал мне, что нужно держать свое слово – несмотря ни на что. Ты научил видеть моменты, которые нельзя упускать – слишком многое стоит на кону. Сейчас – как раз такой момент, и я требую, чтобы ты сдержал слово. Расскажи мне честно, что происходит. Я имею право знать.

Он замолчал и застыл в ожидании, продолжая пытливо смотреть на Росса. А тот… разглядывал такое родное, до мельчайших черточек изученное лицо, и мягко, растерянно улыбался. Парень, парнишка, смешливый летяга – внезапно совсем исчез, растворяясь в прошлом. Этот человек – этот Джаред – действительно заслуживал правды. Хотя бы правды слов.

- Спрашивай. Я расскажу всё.

- Хорошо. – Джаред спокойно кивнул, словно и не ждал другого. – Для начала – что это было только что? Ты держался за грудь, собственно, и теперь держишься. У тебя был сердечный приступ? Ты действительно уже в порядке?

Росс быстро сдвинул руку на живот, смущенно облизнул губы. Черт, как же он ненавидел говорить о своих проблемах…

- Не знаю насчет приступа, просто болело в груди. Сейчас уже прошло, это точно.

- Ты сказал: «я думал, что все исправил». Значит, это не первый раз?

- Третий.

- Когда были предыдущие?

- После допроса с Алексом и в ночь перед вылетом.

- Чёрт… - Джаред снова побледнел, короткий всполох страха расширил его зрачки. – Это всё из-за меня. Дженс…

- Не говори чушь. Это всё из-за Координатора. – Росс подтянулся выше, уселся, опираясь на стену и подпихивая под спину подушку. – Помнишь, я на астероиде исследовал его приборы? Один взорвался. Я проглотил его энергию и наивно думал, что она как-нибудь рассосалась. Ну, частично видимо-таки, рассосалась, иначе я бы уже распылился на атомы. – Он заметил, как вздрогнул Джаред, и криво улыбнулся. Правда почти никогда не бывает легкой. – Но центр, ядро этой энергии застряло во мне. Сидит накрепко, я долго пробовал вытащить. Потом запутал его нитями… ээ… жгутами энергии и думал, что всё решено. Как видишь, ошибся. Сегодня попробовал другой способ.

Росс замолчал и пожал плечами в ответ на встревоженный взгляд Джареда.

- Значит, если ты его не удержишь…

- То взорвусь нафиг. Не волнуйся, я его удержу. Дестроер как-то жалко распылять.

- Ну да. – Джаред угрюмо кивнул. – Дестроер, конечно, жалко. Всё дело именно в нём. Замечательно.

- Джаред, у нас завтра схватка с Чужими. А ты переживаешь о том, что может быть – когда-нибудь – произойдет. Давай быть последовательными. Кстати, который час? Уже утро, наверное?

- Не получится.

- Да брось, получится. Мы здесь не ждем милостей от природы, просто встаем по часам, так что утро случится по любому.

Джаред демонстративно и совсем невесело улыбнулся.

- Ты не сбежишь от моих вопросов. Не сегодня. И, если уж тебя так интересует – панель над столом.

- Мне не видно.

- Без четверти пять.

- Хреново.

- Смирись.

Росс скривился, пряча за гримасой подступающую панику. Джаред смотрел на него долго, словно и сам колебался, задавать ли следующий вопрос. Но все-таки вздохнул и упрямо поднял подбородок.

- Что тебе снилось?

Вот оно. Росс скрестил руки на груди, пряча сжавшиеся спазмом кулаки, и сконцентрировался на том, чтобы удержать маску.

- Снилась ситуация из моего прошлого.

- Это… имеет отношение к тому, что произошло вечером?

- Да.

Джаред не выдержал и отвел глаза, по лицу прошла нервная дрожь.

- Эти твои шрамы…

- Я свёл большую часть. Все убрать не удалось.

- …Только били?

- …В основном.

Джаред по-прежнему смотрел в пол и коротко, через силу, дышал.

- Ты… Тебя…

- Да. – Росс не мог позволить ему закончить фразу. Не мог услышать это из уст Джареда.

- Но… Я же видел тебя с урсом… Ты умеешь драться как никто другой… Почему… - Его губы беспомощно подрагивали.

- Я был на задании. Это было частью задания. Это было частью работы. У меня были такие задания. Это просто часть работы. Это… - он захлебнулся собственным вдохом и откинулся головой на стену, изо всей силы ударяясь затылком. Чёрт, чёрт, чёрт!!!..

Джаред всхлипнул, рванулся к нему, схватил за сведенные судорогой руки, но Росс отпрянул в сторону, вырываясь.

- Не трогай меня! – яростно зашипел он.

- Дженс…

- Нет!!! Никогда больше меня не трогай! Не смей меня жалеть, слышишь?! Мне не нужна твоя жалость! Я прекрасно проводил время! Наслаждался каждым мгновением! Ты сам говорил – мне без разницы, с кем! Я готов лечь под любого! Я вообще прирожденная шлюха, слышишь?!!..

Росс отбивался, пытаясь подняться с койки, но его так трясло, что тело совсем не слушалось. А Джаред – цеплялся за него, хватался за плечи, за руки, за ноги, прилипал всем телом, не обращая внимания на удары… Коротко, рвано дышал и тянулся к нему, отчаянно и безрассудно, как утопающий тянется к далекому исчезающему свету… Росс снова услышал тихий, на грани слышимости всхлип, почти скулеж, и этот звук словно прострелил его насквозь, заставил замереть прямо посреди движения. Джаред отбросил его руки, залез на койку, лез по ногам, по коленям Росса, уселся, прижимая его к кровати, и вдруг начал раздеваться, лихорадочно и поспешно, срывать с себя рубашку, нелепо изворачиваться, сдергивая трусы, прильнул всем телом к Россу, вновь схватил его за руки, прижал к своим плечам, словно впечатывая в себя, и скользнул вниз, покрывая все тело Росса быстрыми, отчаянными поцелуями. Плечи, грудь, живот… Росс чувствовал его срывающееся дыхание, его дрожащие мышцы, его теплые губы… Когда Джаред спустился ниже и вобрал его ртом, Росс очнулся.

- Постой… - Он схватил парня за волосы, заставляя поднять голову. – Что ты делаешь… Зачем…

Тот вывернулся из-под рук, подтянулся выше, лихорадочно зашептал, обхватывая его лицо ладонями:

- Пожалуйста… пожалуйста… позволь мне… хочу, чтобы ты меня взял… я прошу тебя…

Глаза защипало так резко, что Росс зажмурился. Быстро вдохнул, перехватывая, сдавливая в горле зарождающийся крик, и притянул к себе Джареда. Обнял, крепко, изо всех сил прижал к себе.

- Ну что ты… Всё хорошо… Успокойся. Всё нормально, слышишь?.. Перестань…

Джаред снова вцепился в него. Обхватил длинными руками и ногами, вжался так, словно хотел вплавиться под кожу, захлебывался резкими вздохами и шептал что-то невнятное, уткнувшись лицом ему в волосы. Росс гладил его по спине и отчаянно пытался перелить в него все те остатки спокойствия, что еще мог в себе найти. Правда, черт побери. Какой же он идиот!.. Вот такого – Джаред точно не заслуживал. Ты долбанный кретин, Росс!..

Когда дыхание парня чуть успокоилось, тот зашевелился, вытер лицо где-то над плечом Росса и, кашлянув, хрипло прошептал:

- Дженс… посмотри на меня. Пожалуйста. Мне нужно почувствовать… Нужно знать, что ты все еще со мной.

Росс закрыл глаза. Конечно, Джаред. Всё, что захочешь.

Он вошел в мир нитей и быстро оглянулся на собственное плетение. Определить, где какие воспоминания, у себя почему-то оказалось сложнее. Но он справился, ориентируясь на боль. Боль – очень хороший советчик. Замаскировав опасные нити соседними, он глубоко вздохнул, наполняя себя теплом и силой. Вот так. Это ведь тоже в нем есть, это тоже правда. Та правда, которая нужна сейчас Джареду.

Кокон Джареда по-прежнему тянулся к нему, тревожно вспыхивал. Росс приблизился и бережно, мягко положил руки на его нити, успокаивая, щедро делясь теплом. «Дженс…» - услышал он тихое дуновение, и шар вспыхнул знакомым светом, засиял восторгом и нежностью, укутал прозрачным доверием… Росс почувствовал, как предельно натянутая, звенящая от напряжения струна внутри понемногу начинает отпускать. Так хорошо. Так правильно и хорошо.

Когда он вернулся, Джаред долго смотрел на него опухшими, покрасневшими глазами. Смотрел и почему-то гладил по лицу. Обводил линии скул, касался ресниц, дрожащими пальцами трогал губы. Словно пытался понять и запомнить, будто слепой.

Росс осторожно взял его руку, поцеловал ладонь и тихо прошептал, согревая дыханьем кожу:

- Давай немного отдохнем, а? Я просто хочу побыть с тобой рядом. Только с тобой.

- Только со мной?..

- Только с тобой. Всегда.

Они укрылись одеялом и тесно прижались друг к другу, переплетая руки, взгляды и дыханье.

 

СЧ-12-40-98-Т

Корабль вынырнул из гипера в трех световых секундах от Сучки и еще почти сутки полз на второй космической, высеивая в пространство сотни спутников наблюдения. Однако космос был пуст и благостен, остальные корабли постепенно их нагоняли, сообщая о благополучном прибытии, и первоначальная нервная дрожь, маскируемая под громкое воодушевление, сменялась недоуменной обидой на то, что их здесь, похоже, не ждали. Экипаж немного растерянно слонялся по кораблю и делал ставки на битву терпения с целесообразностью. Всем было интересно, сколько времени намерены здесь торчать командиры, если Чужие не появятся вообще.

Морган каждые несколько часов приставал к Россу, требуя хоть какой-нибудь определенности, и даже пару раз в сердцах подсказал, где ее поискать. Росс, который тоже был на взводе, послал отца-командира в ответ, за что потом долго и униженно извинялся. Обижать Джеффа он действительно не хотел, тем более что как никто другой понимал его чувства. Их маленькая эскадра ползла в полную неизвестность, без резервов, без данных разведки и сведений о противнике, и слишком многое зависело от того, кто первым обнаружит врага.

Пытаясь хоть как-то отвлечься от давящего напряжения, Росс продолжал заниматься с урсом и налаживать отношения с экипажем. С последним складывалось получше, и Росс утешался этим, когда в очередной раз выползал от Грлана, измочаленный до нервного тика «слушаньем Мира». Россу казалось, что у него не получается – и не получится никогда, но урс, как ни странно, был доволен и постоянно подбрасывал ему новые невероятные и невнятные задания. Когда они зависли на орбите Сучки, Грлан потребовал, чтобы Росс, ни много ни мало, «услышал» целую планету. То хаотичное, огромное и живое нечто, которое, в конце концов, нащупал Росс, выбило его из колеи на несколько часов. Во время обеда он жалобно перечислял Джареду старинные способы приготовления медвежатины. Он специально залез в информ.

Джаред смеялся долго. Слишком долго.

Казалось, у парня появилось новое хобби, которому он отдался со всей страстью своей широкой души. Его целью стало показать, насколько всё нормально. Как будто не было того вечера и утра, не было сомнений, тревог и ошибок, не было откровенных признаний и отчаянных просьб. Он смеялся, болтал и шутил, он всерьез обсуждал проблемы, он был собран и деловит, вот только все это – немножко слишком. На его старания было больно смотреть.

Росс и не смотрел. Он отворачивался к зеркалу, чтобы подправить выражение собственного лица.

Достигнув орбиты планеты, корабли разошлись в боевом построении, разослали по системе маяки и стали дожидаться доклада от болидов, которые на всякий случай были отправлены просканировать ближайшее пространство «вручную». Росс, запершись в каюте, занимался тем же самым. Отделив, наконец, свой кокон от корабля – отдавать энергию и дальше было опасно, – он раскинул энергетическую сеть наблюдения по системе и тщательно обследовал всю ту область, до которой мог дотянуться. Результаты, что у эскадры, что у Росса, получились одинаковыми. Пока что люди в системе были одни.

Выслушавший все доклады Морган позволил себе сдержанно порадоваться и назначил общее совещание командиров кораблей, как только техники смогут наладить общую связь. Вызвав Росса, предложил ему присоединиться, но у того оказались свои планы. Вместо того чтобы снова говорить о сотню раз переговоренном, Росс попросил разрешения воспользоваться спасательным катером дестроера.

- Сейчас? – удивленно вскинулся Морган на экране интеркома. – Но у нас пока…

- Вот именно, у нас пока есть время, - резко перебил его Росс, предупреждающе сощурившись – Джаред сидел рядом. – Я хочу опуститься на планету и попробовать поговорить с аталанами. Вдруг они смогут чем-то помочь. Кроме того, я обещал им, что вернусь всё рассказать, а рассказать определенно есть о чем.

Капитан недовольно нахмурился.

- Твои аталане не вступают в конфликты, ты сам это говорил, так чем они могут помочь? Выстроиться внизу с флагами и плакатами? А болтовню с обещаниями ты вполне можешь отложить на время после боя.

- Нет, Джефф, - мягко сказал Росс, глядя ему в глаза. – Лучше сейчас.

Лицо Моргана закаменело, он на миг отвел взгляд и кашлянул, прочищая горло.

- Хорошо, лети. На катере мощная станция, он может связаться с кораблем с поверхности. Во всяком случае, пока мы неподалеку. Если будут новости – я сообщу. Но ты же не будешь сидеть внутри, когда приземлишься? Можно взять пилота, чтобы он отсигналил тебе на комм. Падалеки?

- Нет, - категорично ответил Джаред одновременно с россовым «Можно». – Я, разумеется, полечу, но в кабине не останусь. – Он повернулся к Россу и в упор посмотрел на него, вскидывая бровь с выражением «Ну давай, попробуй начать спорить!».

- Ладно, - чуть усмехнувшись, пожал плечами тот. – Возьмем пилота КСОПа.

Росс не стал объяснять, что в этом нет нужды, что он и так узнает о любых новостях раньше Моргана. Если капитану будет спокойнее от налаженной связи – тем лучше. А Джареду уж точно не помешает сменить обстановку на несколько часов.

Перед самым вылетом оказалось, что сменить обстановку жаждет не только Падалеки. Урс занялся откровенным шантажом, подняв тоскливый пронзительный вой на весь корабль. Даже Джаред посмотрел на Росса как на изверга, не говоря уж о глохнущем экипаже дестроера. Когда Росс понял, что его заверениям «эта мохнатая задница притворяется» никто не верит, то зашел в каюту запугать самого урса, который как раз набирал воздух для очередного вопля, меланхолично почесывая пузо. Однако на Грлана не подействовал даже аргумент об опасности для жизни – они ведь действительно не знали, насколько физиология урсов совместима с условиями на Сучке. Покровительственно фыркнув Россу в нос, Грлан заявил, что уже «поговорил» с планетой, и та его не обидит. Устало закатив глаза, Росс клятвенно пообещал, что сам «обидит» урса, если с тем что-нибудь случится, и повел довольного упрямца устраиваться в катере.

Вот такой тесной и не совсем обычной компанией они второй раз прибыли на Сучку.

 

***

 

Они вошли в атмосферу над северным полушарием, ориентируясь на координаты их бывшего лагеря. Росс сканировал поверхность, всё пытаясь нащупать следы хоть чего-то необычного, чего-то указывающего на присутствие аталан. Но из общего естественного фона планеты не выбивалось ни одного странного сигнала. Либо Координатор был прав, утверждая, что «отступники» прекрасно маскируются, либо аталане окончательно закрыли вход в свой мир. Почему-то при этой мысли Росс почувствовал острый укол тоски.

Катер приземлился неподалеку от знакомых предгорий на случайно обнаруженной довольно большой проплешине с краю леса. Сучка встретила их бешеным ночным ливнем, ветвистыми молниями и запахом гари. Смуглый крепыш Янис, пилот КСОПа, который с любопытством первооткрывателя лез к выходу, на пороге люка попятился и, пробормотав: «нет, спасибо…», спрятался обратно в кабину. К удивлению Росса, Грлан тоже не бросился обследовать окрестные заросли, черно-белыми негативами проявляющиеся в свете молний. Высунув морду в люк, он несколько минут жадно принюхивался к новой планете, потом обернулся и обиженно поскреб мокрый нос.

«Вода в озере – хорошо. Вода в ушах – плохо. Подожду».

Росс хмыкнул и уже хотел закрыть люк, чтобы дождаться окончания грозы в комфорте, как вдруг Джаред схватил его за руку.

- Постой. Дженс, пойдем прогуляемся?

- А тебя не смущают климатические условия?

- Не-а. – Джаред мечтательно улыбнулся. – Я всегда любил грозу.

Взглянув в азартно заблестевшие глаза парня, Росс пожал плечами.

- Ну, пошли.

- Отлично! – Джаред шагнул на трап, и, словно дождавшись сигнала, из глубины леса донесся угрожающий рев. – О… Хм… Может, взять лазерник?

- Ни в коем случае. – Росс подтолкнул его к лестнице. – Будем наслаждаться единением с природой.

- Это когда нас сожрут и переварят? – пробормотал слегка упирающийся Джаред. – Я в своих мечтах о единении так далеко не заходил.

- Значит, тебя ждут невиданные открытия.

- Угу, свет в конце туннеля. – Джаред фыркнул. – Знаешь, никогда не задумывался, что судьба еды настолько оптимистично завершается.

Росс ухмыльнулся, собираясь ответить, но в этот момент они вышли из-под прикрытия мощного корпуса катера. Обычный дождь, который уже дотянулся до них брызгами, вдруг превратился в нечто несусветное. Потоки воды обрушились на них с такой силой, что мгновенно залили лица, и смотреть стало почти невозможно. Порывы ветра хлестали водными плетями, нападая то слева, то справа. Ослепительно-жгучие молнии полнили небеса и, устремляясь вниз, стальными змеями вгрызались в землю. Вспышки слепили со всех сторон, а чудовищные раскаты грома оглушали невероятным грохотом, сотрясавшим весь мир до основания. Насыщенный электричеством воздух кусал легкие с каждым вдохом, тяжелой борьбой вырванным из мечущегося вихря. Ослепленные, оглушенные, качающиеся от ветра, они сделали несколько неуклюжих шагов и остановились, невольно вцепляясь друг в друга, боясь потеряться и сгинуть в этом чёрно-слепящем аду.

- Темновато! – проорал Джаред, перекрикивая очередной грохот и сухой треск молний. Его лицо в потоках воды сияло сумасшедшей, восторженной улыбкой.

Росс засмеялся в ответ и запрокинул голову, захлебываясь бушующей, неистовой стихией. Ливень словно прошивал его насквозь, смывая тяжелую усталость, порывы ветра унесли в горизонт тревогу, молнии щедро делились обжигающей радостью жизни – пусть ненадолго, пусть только вспышкой, но вот она – Жизнь! Бери, вдыхай полной грудью, впитай всею кожей, почувствуй сердцем! Будь живым!!!.. И Росс безудержно смеялся, раскинув руки, крича вместе с громом, летя вместе с ветром, растворяясь с водой, впервые чувствуя то, чего так стремился достичь. Свободу!

Мир словно раскрылся перед ним, и он ощущал всю планету, каждый трепещущий лист, каждую волну в океане, каждый вдох живых существ – бегущих, спящих, охотящихся, пьющих воду, взлетающих в вышину… Столько жизни, такое невероятное пространство жизни, как же раньше можно было не видеть этого?!.. И он сам – не где-то снаружи, не смотрит со стороны – он в каждом порыве ветра, в каждом изгибе корня, в каждом взмахе крыла… Так вот что такое – слушать Мир?!..

Изумленный, растерянный и неистово благодарный за подаренное чудо, Росс вернулся в себя, когда услышал, что Джаред зовет его. Тот стоял рядом и, блестя глазами от смеха, повторял его имя.

- Дженсен!.. Дженс!.. Давай, возвращайся!.. Эй, Росс!.. Ты своим демоническим хохотом распугал всю грозу!.. Дженс!..

Росс моргнул, расплываясь в улыбке, и ошалело огляделся вокруг. Рассветная розовая дымка затягивала мокрую поляну. Ласковый дождик едва шелестел по умытым листьям. Чёрные тучи ушли, втянулись куда-то в горы, и добродушный гром тихо ворчал вдали, укладываясь спать в затененных тайных долинах. Мир робко просыпался, шуршал травой, окликал птичьей трелью, вытягивал мокрый любопытный нос навстречу новому дню. Росс встряхнулся, замотал головой, разбрызгивая капли воды с волос, и снова расхохотался на возмущенный вопль Джареда:

- Прекрати меня мочить! Я и так уже в лужу превратился!

- Тогда тебе уже все равно, - ухмыльнулся Росс, вытирая лицо и стряхивая на парня воду с рук.

- Дженс, тебе еще не холодно? – Джаред мстительно улыбнулся. – Скоро будет. А в катер нельзя!

Росс, словно по команде, почувствовал мурашки от мокрой холодной одежды, прилипшей к телу.

- Почему это нельзя? – Он удивленно оглянулся на сверкающий боками в рассветных лучах катер.

- Потому что Янис свихнется от твоей неземной красоты и врежет по нам обоим из бластера.

Росс уныло сморщил нос, встряхивая рукавами.

- Глаза?

- Ага. – Неизвестно чем довольный Джаред насмешливо фыркнул. – Сверкают как бриллианты… Тьфу ты, изумруды! Слушай, а давай соберем хворост, и ты своими фонарями его подпалишь? Согреемся!

Росс хмыкнул, пихая его в живот, и задумчиво поежился.

- А тебе что, не холодно? Ты как-то слишком оживлен.

- Холодно, - согласно кивнул ухмыляющийся Джаред. – Но меня очень согревает твой нелепый взъерошенный вид. Понравилась гроза?

- Понравилась. – Он не смог удержать мечтательной улыбки.

- Давно подозревал, что тебя надо почаще вытаскивать из океана мировых проблем. Глядишь – и человеком станешь!.. – Весело задравший подбородок Джаред внезапно осекся и встревожено глянул на Росса. Но тот лишь безмятежно улыбнулся, качая головой.

- Человеком – вряд ли. Но идея с вытаскиванием была хороша. Мне действительно понравилось.

Джаред облегченно чихнул и начал растирать себе плечи, утаптывая чернильную грязь под ногами. От земли все сильнее тянуло гарью, и Росс огляделся, рассматривая пустынную проплешину и обугленные стволы на краю леса.

- Мы приземлились на месте пожара. Наверное, молнией подпалило. Чувствую, когда поднимется солнце, здесь будет нечем дышать. Давай прогуляемся чуть дальше в предгорья, хорошо бы сориентироваться, как далеко мы от пещеры. Кстати, заодно согреемся.

Они неспешно зашагали к подножиям гор, вершины которых уже сверкали многоцветной ослепительностью восходящего солнца.

- Дженс, а ты не можешь высушить одежду энергией? – с любопытством спросил Джаред, пытаясь отлепить от ног штанины форменных брюк.

- Могу.

- Серьезно?! – он даже остановился. – Так чего ж ты молчишь?! А как?

- Ни малейшего понятия.

Росс насмешливо оглянулся на застывшего Джареда, возмущенно хлопающего ртом.

- Двигайся, халявщик. Высохнешь по дороге. – Дождавшись парня и увернувшись от ожидаемого тычка, он пояснил: - Энергией можно делать что угодно. Только нужно знать, как. Я пока еще очень мало знаю, а начинать эксперименты по сушке прямо сейчас – несколько несвоевременно, может ослабнуть контроль над окружающим пространством, и стая неведомых тварей из тех зарослей таки схарчит нас на завтрак.

Джаред снова резко остановился, разворачиваясь к недалекой кромке леса.

- Это ты опять так шутишь?

- Если бы я хотел пошутить, то сказал бы, что змея возле твоего правого ботинка – ядовитая.

Посмотрев вниз, Джаред издал невнятный утробный вопль и отпрыгнул в сторону.

- Твою мать, Дженс!.. А предупредить нормально ты не мог?!

Росс, едва сдерживая смех, присел на корточки и погладил по спине изящную серо-зеленую ленту.

- Она не опасна, я же сказал, что шучу.

- Шутки у тебя… - слегка побледневший Джаред, отдуваясь, отошел еще на пару шагов. – Слушай, давай-ка вернемся к катеру, я хоть шокер возьму, мне как-то спокойнее будет.

- Больше доверия, мой бледнолицый друг. – Ухмыляющийся Росс поднялся. – Я героически встану на пути твоего единения с природой. Отмахаюсь от мошек и вырву из цепких лап муравьев. Кстати, один из них прогрызает дыру в твоем кармане.

Бормоча ругательства, Джаред начал судорожно отряхивать одежду. Росс с наслаждением потянулся, ероша высыхающие волосы, и взглянул на комм.

- Знаешь, что? Двигай действительно к катеру. Я узнал местность, отсюда до пещеры километров пять от силы. Я подожду здесь, если Янис что-то захочет спросить, пусть звонит на комм. Мы на планете уже два часа, незачем терять время, собирай все вещи, и пойдем. Захватишь мой походный костюм, я здесь переоденусь.

- А… что насчет обитателей зарослей? – с опаской уточнил парень, поглядывая на далекий, но ясно видимый катер.

Шагнув ближе, Росс притянул его за талию и лизнул в послушно раскрывающиеся губы.

- Тебя никто не тронет. Я позабочусь об этом.

Джаред закрыл глаза и блаженно выдохнул в поцелуй.

 

***

 

Они сделали привал возле устья пещеры, посбрасывали рюкзаки и развалились на чуть влажных камнях, лениво оглядывая окрестности. Достали пайки и неспешно позавтракали, отогреваясь в теплых объятиях солнца. Росс надеялся дождаться аталанских стражей, Джаред – урса. Грлан периодически исчезал в зарослях всю дорогу, и сейчас снова где-то затерялся. Джаред утверждал, что урс «метит территорию», Росс ухмылялся, но не спорил. В принципе, Грлан этим и занимался, Росс следил за ним и чувствовал, как тот зарывается носом в землю, втягивая пряное разнообразие запахов, чешет спину о корявые стволы, избавляясь от лишней шерсти, гоняется за окрестным зверьем, восторженно удивляясь его непуганности. Вероятно, местные хищники были значительно медлительнее урса, которому пришлось расти в суровых условиях холодной и малозаселенной планеты, и поэтому здесь урс наслаждался самой возможностью в любой момент добыть себе пищу. Он уже обгрыз куст с местными ягодами, загнал и сжевал какой-то аналог козла, а в данную минуту выползал к ним на площадку, задумчиво кося глазами на собственный нос. Из пасти у него свисал, покачиваясь, чей-то длинный лысый хвост, и Грлан, видимо, никак не мог определиться, насколько съедобно то, что копошилось у него во рту.

Джаред, который несколько переживал за здоровье «мохнатого психа», выпучил глаза и подскочил с камня, хватаясь за лысый хвост с воплем: «Фу! Выплюнь немедленно эту гадость! Отдай, кому говорю!». Грлан заинтересованно моргнул и аккуратно открыл пасть, заметив Россу: «Твоя самка голодная». Росс закрыл лицо рукой, трясясь от смеха. Вытащенная зверюшка бодро встряхнулась и заверещала. Из недалекого леса ей ответили злорадным хохотом – видимо, у зверюшки была дружная семья. Джаред, крутанув рукой, отправил ее в полет – больше к небу, чем к лесу – и с чувством выполненного долга умиленно вздохнул: «Теперь она воссоединится с родными!». Грлан, задумчиво поковырявшись в пасти, потребовал объяснения ритуалу, а Росс свалился с камня и схватился за живот, задыхаясь от хохота. Утро на Сучке расцветало яркими красками.

Наконец, успокоившись и собрав все вещи, они вступили под широкие своды пещеры. Ход плавно сужался, увлекая их вниз, и постепенно сумерки переходили в кромешную тьму. Джаред зажег фонарик, освещая неровный пол, Росс моргнул, переключаясь на сдвоенное зрение. Пространство вокруг было пустынным и тихим, и даже достигнув центрального зала, Росс не мог уловить ни малейших признаков чужеродной энергетики. Знакомая арка проявилась изяществом линий в свете фонарика, но на глубинном восприятии Росс видел только пустое место. Неужели аталане действительно ушли?..

Осторожно и медленно Росс подошел к арке, погладил прохладный камень рукой, с надеждой шепнул: «Натс?..». Но застывшая тишина была ему ответом. Тогда он прошел через арку туда и обратно, снова мысленно позвал стражей, веером послал короткие импульсы энергии, надеясь задеть какой-то следящий контур… Он так и не понял, что из этого сработало. Но пространство в глубине арки вдруг мигнуло синими искрами, и пещеру начал затягивать холодный светящийся туман. Чувствуя нарастающее головокружение, Росс крепко ухватился за плечи подбежавших напарников. Мир приглашающе крутанулся, и Росс ощутил себя той самой зверушкой, которую зашвырнул в небеса Джаред…

В этот раз переход дался ему легче. В какой-то момент он почувствовал странное давление и нарастающую боль в груди, но ощущения быстро растворились в сумраке безвременья. А потом он вновь осознал себя. В глазах почти сразу прояснилось, комната веселым галопом протанцевала вокруг него пару кругов и застыла, притворяясь скромницей. Тёплая волна приветствия смыла тяжелый туман в голове, и Росс удивился своей вспышке радости, когда услышал знакомое:

«Говорить?»

Комната была прежней, вот только теперь Росс ясно видел энергетические поля, из которых сформированы стены. Не такие уж плотные, кстати; он чувствовал, что свободно может пройти сквозь них. До чего же странно понимать, насколько он изменился…

«Ты в порядке?»

Он, наконец, повернулся и взглянул на Натс. Темный водопад волос, хрупкая фигурка, огромные зеленые глаза смотрят приветливо и чуть настороженно. Сложное и потрясающе гармоничное плетение её шара мягко пульсировало, словно биение сердца.

«Привет. Я рад тебя видеть» - с улыбкой передал Росс.

Она порывисто вздохнула, прижимая руки к груди, и робко улыбнулась в ответ.

«Я тоже рада. Долго чувствовала, что ты жив, потом связь оборвалась. Я боялась, что тебя больше нет»

Росс кивнул, он знал, когда это произошло. Поединок с Координатором разорвал много нитей и связей. Не все из них Россу удалось восстановить.

«После этого вы усилили свою маскировку?»

Натс пожала плечами.

«Мы больше не пускаем стражей гулять в вашем пространстве. В остальном – все осталось так, как было раньше. Изменился ты»

Росс вздохнул, поднимаясь с пола, подошел к ней ближе и внезапно ощутил легкое сопротивление – Натс с испугом отшатнулась, выставляя защитный экран. Он грустно усмехнулся.

«Не бойся. Я не причиню тебе вреда. Ты же должна чувствовать намерения?»

Она виновато опустила голову.

«Прости. Но я чувствую только твою силу. Больше ничего. Наверное, мне не хватает опыта. Мой взгляд словно соскальзывает с твоего узора, будто ты покрыт тонкой пленкой льда. Как тебе удалось создать такую защиту?»

«Ты думаешь, что это специально? Против аталан? – Росс насмешливо вздернул бровь. – Нет, милая. Я самоучка. Сделал так, как догадался и как считал необходимым. – Он прислушался к чему-то и внезапно спросил: - Натс, а ты эти стены каждый раз заново создаешь? Ничего, если я их сломаю?»

У девушки изумленно расширились глаза.

«Зачем?!»

«Джаред волнуется. Ты помнишь Джареда? Он не чувствует меня сквозь эти поля»

Натс понимающе кивнула и нахмурилась.

«Я перемещу его сюда. А второй? Это твой новый питомец?»

«В какой-то мере, - ухмыльнулся Росс. – Давай его тоже сюда, иначе он скоро начнет скандалить»

«Тогда… у меня к тебе тоже просьба. – Она испытующе взглянула ему в глаза. – Ты не будешь возражать, если я позову старшего? Раз ты вернулся, значит, будешь говорить о чем-то важном, да?»

Росс вздохнул, качая головой.

«Да без проблем. Зови хоть десяток старших. Я сказал правду – я не собираюсь нападать на тебя, мои спутники – тем более»

Натс неловко и смущенно пожала плечами, а затем исчезла.

Через несколько минут в комнате стало ощутимо тесно. Джаред с облегчением уселся на лежак рядом с Россом, крепко ухватив того за руку; урс нарезал энергичные круги вдоль стен, время от времени заинтересованно скребя их когтями. Натс появилась в сопровождении «старшего» - вполне молодого на вид невысокого худощавого мужчины, который был очень похож на саму Натс. Такой же изящный и хрупкий, с длинными густыми волосами и большими пронзительными глазами, в которых ярко светилась переливчатая зелень. Его плетение полнилось такой силой, что кожу начинало пощипывать, словно от электричества. Натс представила его вполне традиционно для аталан – бросив в Росса картинку с разноцветным узором. Росс почесал затылок и нарек аталанина «Фрост», тот действительно отличался совершенно отмороженным лицом. Однако любопытство в нем полыхало ничуть не меньше, чем в Натс, Росс чувствовал, что мужчина едва сдерживает лавину вопросов, переводя цепкий взгляд с одного гостя на другого.

Глубоко вздохнув, Росс решительно поднялся с лежака, становясь напротив аталанина.

«Ты меня слышишь? Понимаешь?.. Хорошо. У меня не так много времени, ты потом поймешь, почему. А рассказать нужно о многом. Натс прошлый раз говорила что-то о слиянии разумов. Насколько я понял, при этом ты узнаешь всё, что знаю я?»

Мужчина азартно сверкнул глазами, его нити колыхнулись волнами согласия.

«И это не займет много времени?» - уточнил Росс, и, дождавшись подтверждения, обернулся к Джареду.

- Слушай, у нас тут намечается одна процедура, связанная с энергиями. Я ненадолго отключусь от тебя, ладно?

Джаред нахмурился и неохотно кивнул. С момента, когда Росс восстановил между ними связь, Джаред потребовал, чтобы она была постоянно. Он хотел чувствовать Росса не только кожей, и его не пугало, что при этом он сам становился абсолютно открытым. Росс укрепил фильтры на передаче информации – и согласился. Ему тоже было намного спокойнее, когда он непрерывно «слышал» и понимал Джареда.

Однако сейчас это могло быть опасно. Росс собирался убрать все защиты, и он совершенно точно не хотел, чтобы Джаред увидел всю правду. Поэтому, усилив восприятие, он осторожно развел в стороны их почти слившиеся коконы и поставил жесткую блокировку на связывающей их нити.

«Я готов, - обернулся он к аталанам. – Что нужно делать?»

Натс с некоторым недоумением посмотрела на Джареда – видимо, аталане заметили манипуляции Росса – и кивнула головой.

«Ты – убираешь щиты. Мы сделаем остальное. Я клянусь, что твое доверие не будет обмануто. Ты тоже узнаешь про нас всё, поэтому дай такое же обещание»

Росс мысленно повторил фразу Натс и аккуратно убрал все защитные слои.

Вначале была просто щекотка в висках, и он поморщился от воспоминания о Координаторе. А потом… Он думал, что это будет похоже на мысленный диалог, на открывание файла, но он ошибся. Новая память вспыхнула в нем ярким взрывом, он словно проснулся и мгновенно вспомнил всю свою жизнь, все знания и поступки, увиденные картины и услышанные звуки, странные создания и ошеломительные пейзажи, сотни миров, которые он помнил совершенно ясно – вот только столь же ясно знал, что не был там никогда. Он пропитался до донышка восприятием аталан, он видел вселенную их глазами и понял, как много любви и красоты в их Мире. Словно тихая прекрасная музыка заполнила его сердце, и он сморгнул набежавшие слезы, вдыхая заполнившее его восхищение… А потом связь резко оборвалась.

Росс тряхнул головой, с трудом приходя в себя, и услышал взволнованное рычание урса. Картинки чужой памяти всё мелькали перед глазами, и он с усилием потер руками лицо, концентрируясь и вспоминая себя настоящего. Когда он открыл глаза, увиденное заставило его броситься вперед и упасть на колени возле лежащей на полу Натс.

«Что с ней?!» - мысленно проорал он Фросту.

Тот медленно и сосредоточенно водил руками над распростертым телом.

«Ты показал много страшного. Она отключилась. Скоро вернется, - вполне спокойно ответил он. – Займись своими питомцами»

Росс испуганно обернулся. Джаред сидел на полу возле лежака, закрыв лицо руками и свернувшись в тугой неподвижный комок. Рядом беспокойно маялся Грлан, осторожно тыкая носом в его плечо.

«Что случилось?» - спросил Росс, чувствуя, как холодные мурашки ползут у него по спине.

«Тёплого слишком много. Услышали все» - печально пояснил Грлан.

Жестким усилием воли Росс задавил панику и быстро восстановил слои защиты.

«Много услышали?» - уточнил он, подходя к Джареду и осторожно опускаясь перед ним на корточки.

«Сила и боль, - пояснил урс. – Для самки – слишком много»

«Прекрати называть его самкой! - внезапно взорвался Росс. – Он такой же, как я!»

Урс отшатнулся и, нелепо взмахнув лапами, упал на задницу, словно его толкнула резкая волна. Чуть слышно заскулив, он отполз в сторону. Росс прикусил губу, чувствуя, как вина тяжелым камнем ложится ему на грудь.

«Прости, Грлан, прости, я не хотел»

«Не сердись, тёплый. Я буду тебя слушаться» - В ответе урса было слишком много страха, чтобы успокоить Росса.

Черт возьми, он теряет контроль над происходящим!.. Над собой. Росс глубоко вздохнул и заставил себя собраться. Послал урсу мягкий согревающий импульс. И осторожно восстановил связь с Джаредом.

Потребовалось несколько минут, чтобы успокоить сжавшегося, словно закутавшегося в паутину страха Джареда. Росс долго гладил его нити, наполняя теплом и светом, осторожно возобновляя чуть не потерявшееся доверие. Наконец, Джаред поднял голову и внимательно, пристально вгляделся в его лицо, словно пытаясь отыскать знакомые черты в неизвестно откуда появившемся опасном чужаке. Росс уже понял, что Джаред не узнал никакой информации, просто ощутил энергетику, но этот взгляд снова наполнил его леденящим чувством неуверенности.

- Джаред? Всё в порядке? – он попытался задать вопрос как можно спокойнее.

- Не совсем, - хрипло ответил парень. – Росс, скажи честно – кому ты врал? Сейчас аталанам, или всегда – мне?

Росс не отвел взгляд. Он знал, что этого делать нельзя. Но смотреть в глаза Джареду было неимоверно сложно.

- Я не врал никому. Просто, как сказал Грлан, меня слишком много. Я блокирую энергетику. Частично.

- Частично? – Джаред болезненно усмехнулся. – Меня чуть не разорвало в клочья. И аталане еще прибавили. – Он тяжело вздохнул и поморщился, потирая переносицу.

- Голова болит? Я сейчас уберу…

- Нет. – Джаред категорично выставил руку. – Мне на сегодня хватит. Я… просто хочу понять. Я чувствовал… не знаю… это словно падение в центр звезды. Когда кости трещат и рассыпаются от радиации, а кожа плавится от непредставимого жара... Я… - он сбился и закашлялся, словно действительно вдохнул обжигающее пламя. Росс быстро скользнул по нити и вытянул на себя волну ужаса, которая вновь поднималась в парне. Заодно, наплевав на запрет, забрал и головную боль.

- Эй… Джаред, всё уже закончилось. Прости меня, я не знал, что вас зацепит. Вообще не ожидал такого. Я бы сделал по-другому, придумал бы…

- Заткнись на минутку, а? – прохрипел Джаред, с трудом переводя дух. Он отдышался и тяжелым движением откинул назад мешающие волосы. – Ты ведь понимаешь, о чем я хочу спросить. Это… Ты действительно такой внутри?

Росс неловко пожал плечами и уселся рядом, опираясь спиной на лежак и наконец-то позволяя себе опустить голову.

- Я никогда бы не причинил тебе вред.

- Понятно, - прошептал Джаред, тоже отводя глаза.

Росс взглянул на аталан. Натс уже пришла в себя, и теперь они сидели друг напротив друга, переплетясь взглядами и энергиями. Кажется, Фрост делал то же, что недавно Росс – вытягивал из девушки отголоски пережитого ужаса. Просто замечательно всё получилось. Ты можешь гордиться собой, Росс. «Слияние» с тобой станет лучшим аттракционом в галактике. Приглашаются все, кому не хватает острых ощущений. Хотите быстро и болезненно сойти с ума? А вот вам адресок подходящего монстра, обращайтесь!..

Росс сжал кулаки, останавливая бьющую изнутри дрожь, и встряхнулся, поднимаясь на ноги.

«Ну как? Всё уже в порядке?» - спросил он, подходя к аталанам.

«Да» - Натс подняла голову и чуть виновато улыбнулась подрагивающими губами.

«Прости меня, я не хотел, чтобы так получилось. Я не предполагал, что… Я не подумал»

«Это ты меня прости. - Натс плавно встала и вновь улыбнулась, тепло и открыто. – Я ведь тоже не подумала, насколько твоя жизнь отличается от нашей. В любом случае – спасибо за доверие. Я только теперь понимаю, почему тебе было так нелегко решиться на слияние. Ты очень многое прячешь внутри»

Росс почувствовал, как его лицо застывает мертвенной маской, и с усилием расслабился. Хватит истерить, он сам принимал это решение.

«Главное-то получилось? Вы нашли сведения о Координаторе и планах Чужих?»

«Да, мы всё поняли. Спасибо тебе! - Она благодарно улыбнулась, и стоящий рядом Фрост тоже послал теплую волну признательности. – Мы очень благодарны за объяснения и предупреждение. Но – ты ведь тоже теперь понимаешь нас лучше. Ты понимаешь, что мы не можем воевать?» - В глазах Натс вспыхнула вина.

Да, Росс понимал. Он помнил благоговение аталан перед жизнью – любой – и теперь ясно чувствовал, что их неприятие уничтожения, убийства – не притворство, а глубинная суть. Что ж, на самом деле он и не слишком на них рассчитывал.

«Прости нас» - Натс огорченно вздохнула.

«Не за что извиняться, - с улыбкой покачал головой Росс. – Я только надеюсь, что у нас всё получится»

Девушка шагнула ближе, нервно переплетая руки.

«В тебе очень много силы. Очень. Наверное, как у наших старейших. Но ты слишком быстро её развил. Понимаешь?»

Росс недоуменно покачал головой.

«Ты не успел к ней привыкнуть, - пояснила Натс. – Эта сила разрывает тебя на части. Словно огромная приливная волна, она подхватила тебя и тащит за собой, лишая ориентиров, разбивая о камни на дне. Обнажается глубинное, то, что ты давно спрятал, и в этом хаосе тебе все трудней удержать равновесие. Ты сжигаешь свою сущность в этом напряжении. Твоя сила выросла быстрее, чем ты сам, и либо ты подтянешься к ней, либо потеряешь себя».

Росс вздрогнул и прищурился, смаргивая холодную пелену страха, внезапно закружившую голову. Он знал, что всё это – правда. Он давно это чувствовал. Только упорно гнал от себя эти мысли, прятался от них, как последний трус, выдумывал себе новые задачи, хватался за любые предлоги, изматывал себя до изнеможения – лишь бы не думать о том, что он уже на грани. Перед ним была пропасть, и он не был уверен, что сможет научиться летать.

Аталане вдруг подошли к нему и мягко положили руки ему на плечи, делясь спокойствием и поддержкой. Сзади раздался шорох – встревоженный Джаред поднялся на ноги.

- Дженс… Всё нормально?

Росс глубоко вздохнул, впитывая успокаивающую прохладу энергии, щедро отдаваемую аталанами. Незачем сейчас волноваться о пропасти. Скорее всего, Чужие решат эту проблему за него.

- Да. Всё в порядке.

«Спасибо, что сказала это. - Он постарался улыбнуться искренне. – Если у меня когда-нибудь получится вернуться к вам, я попрошу научить меня оседлать эту волну»

«Мы будем ждать тебя» - Натс ярко улыбнулась, кончиками пальцев касаясь его щеки.

Росс шагнул назад, уже собираясь прощаться, но Фрост задержал его.

«У тебя внутри чужая энергия. Это опасно»

Усмехнувшись, Росс иронично вздернул бровь.

«Неужели? А я и не догадывался. Вы можете ее вытащить?»

«Можем. Но нужно время. Требуется создать канал выхода, а потом зарастить»

«Еще одна дыра во мне? Замечательно. Сколько времени?»

Фрост переглянулся с Натс и, подумав, ответил:

«Для твоего понимания времени – несколько месяцев»

Росс невесело хмыкнул.

«Увы, сейчас у меня не сложится с отпуском. А по-другому, быстрее – не получится?»

«Только если разорвать контур»

«Что это значит?»

«Поле твоей энергии разорвется. И само не восстановится. Не советую пробовать. Ты понимаешь?»

Росс на мгновение отвел глаза. Что ж, где-то так он и предполагал.

«Ясно. Тогда не будем пробовать. Сейчас мне это совсем не ко времени»

Фрост понимающе кивнул.

«Приходи потом»

«Если смогу»

На этой оптимистичной ноте они и завершили общение с аталанами.

 

***

Сучка сияла и нежилась в жарких лучах полуденного солнца. Похоже, на этот раз сдвиг во времени то ли не произошел совсем, то ли был незначительным. Они вышли из пещеры и, не сговариваясь, тяжело расселись на валуны, которыми пестрела площадка перед входом. Урс жадно втягивал в себя воздух и почесывался, Джаред невидящим взглядом вперился в горизонт. Росс проверял сигналы от следящей паутины, развернутой в космосе. Пока что в системе было тихо. Он сосредоточился на каких-либо знаках от предчувствия, но не уловил ни малейшего отзвука тревоги. Значит, Чужие не появятся в ближайшие часы. Или дни. Сколько же их еще ждать?.. Для очистки совести Росс забросил точку внимания к Моргану и услышал, как тот чихвостит командира звена истребителей за игры с реверсом на глиссаде. Судя по въедливости Железного Капитана, ничего более серьезного, чем дуреющие от безделья летуны, за прошедшее время не произошло. Что ж, в таком случае можно отдыхать.

Росс криво усмехнулся, поймав себя на том, что не слишком рад невольной паузе. Ладно, будем «отдыхать». Он повернулся к урсу.

«Грлан, ты на меня сердишься?»

«Я понял. - Грлан подошел и успокаивающе фыркнул в ухо Россу. – Я слушал тебя с теми двумя»

«Подслушивал, - уточнил Росс, сурово нахмурившись. – Среди людей, между прочим, это не принято»

Грлан озадаченно почесал дергающийся нос.

«Ну, твой человек и не подслушивал. А больше там людей не было. Как мне называть того, кто принадлежит тебе?»

Росс покачал головой, чувствуя, как невольно расплывается в улыбке.

«Он не принадлежит мне. Его зовут Джаред, и ты даже можешь это прорычать. Впрочем, будет вполне достаточно, если ты просто перестанешь окрашивать его образ в цвета самки. Я разберусь, что ты говоришь о нём»

«Ты веселился, когда это видел. Я думал, тебе приятно»

«Нет, мне было смешно, это другое. Но сейчас мне больше не смешно. Извини, что я запутал тебя»

Грлан снова согласно фыркнул и поинтересовался:

«Почему те двое не спрашивали обо мне?»

«Я передал им всю информацию, они знают столько же, сколько и я об урсах. Думаю, им просто сейчас не до этого – боятся Чужих, хотят спрятаться. Думаю, они позже появятся у вас дома, чтобы узнать больше»

«Они мне понравились, тёплые. Пусть приходят. Мы возвращаемся на большой корабль или пойдем охотиться?»

«Ты можешь охотиться. Я буду с Джаредом. Позову тебя, когда придет время»

Грлан довольно зарычал и скатился по склону, исчезая в ближайших кустах с фиолетово-красными листьями.

Росс вздохнул и нервно потер ладони о жесткую ткань защитного костюма.

- Джаред?

Тот нехотя перевел на него взгляд.

- Пойдем, прогуляемся? – предложил Росс.

Парень безразлично пожал плечами и поднялся, поправляя рюкзак.

- Ты не связался с катером.

Росс послушно нажал кнопки на комме и коротко переговорил с Янисом, который ожидаемо сообщил, что новостей нет.

Они спустились к лесу и вошли в тенистые густые заросли. Пряные запахи цветущих лиан, влажного мха и прелой листвы окружили их плотной стеной, заставляя бороться за каждый вдох. Под ноги лезли хрустящие сучья и поваленные стволы, юркие зеленые ветки хватали за плечи, а сверху на головы сыпались подозрительные ошметки и возмущенные птичьи крики. Росс с самого начала взял энергичный темп, Джаред недоуменно хмыкнул, но старался не отставать. Окрестное зверье с опаской застывало, провожая изумленными взглядами парочку сумасшедших, которые с бешеной скоростью ломились сквозь джунгли, будто укушенные в стратегически важные места.

Примерно через час они вывалились на небольшую полянку, по краю которой звенел чистый веселый ручеек, видимо, бравший начало в горах. Запыхавшийся Джаред рухнул перед ним на колени и утопил раскрасневшееся лицо в прохладной воде. Росс довольно потянулся, расправляя плечи, снял рюкзак и тоже присел рядом, на всякий случай очищая энергией, а затем и пробуя изумительно вкусную, освежающую воду. Джаред вынырнул, чтобы тоже сбросить рюкзак, и снова приник к ручью, теперь уже окуная всю голову. Когда он выпрямился и встряхнулся, разбрызгивая вокруг сверкающие на солнце капли, Росс не смог удержать громкий веселый смех.

- Развлекаешься? – нарочито недовольно буркнул Джаред, хотя глаза его тоже искрились весельем. – По-твоему, это называется «прогулка»?

Он уселся рядом, пытаясь вытряхнуть воду из уха. Росс оглядел поляну, послал короткий угрожающий импульс и проследил за неровно шевелящейся травой – местные жители временно освобождали территорию. Подхватив свой рюкзак, он выбрал местечко в относительной тени и растянулся на мягкой траве, довольно расслабляясь.

- Всё, нафиг прогулки. Будем отдыхать.

- Скажи еще – загорать, - фыркнул Джаред, устраиваясь рядом и тоже подкладывая рюкзак под голову.

- В принципе, можно. Но мне лень раздеваться, - улыбнулся Росс, закрывая глаза и наслаждаясь знакомой вибрацией хорошо поработавших мышц.

- Ты это серьезно? – удивился Джаред. – А как же протокол безопасности на чужой планете?

- Я серьезно, загорай, если хочешь. Ну, ложиться все же лучше на костюм.

Росс открыл глаза и внимательно взглянул на Джареда. Тот заметил его взгляд и усмехнулся уголком рта.

- Проверяешь, насколько я тебе теперь доверяю?

- Да, - честно ответил Росс.

Джаред закатил глаза и неспешно поднялся, по дороге стукнув Росса по животу. Разулся, стянул с себя защитный костюм, поежился от легкого порыва ветерка и снова улегся рядом, вытягиваясь на небрежно брошенной ткани.

- Доволен?

- Ага. – Росс неудержимо улыбался, почесывая отбитый живот.

Они полежали в уютном молчании, слушая шорох листьев, птичий гомон и журчание ручейка. Потом Джаред глубоко вздохнул, потягиваясь, и широко, с удовольствием зевнул.

- Пригревает. Я не загорал уже чертову прорву времени. Такое странное ощущение. Особенно если вспомнить, что это не Земля. А ты вообще практически белый весь.

- Не такой уж я белый, - усмехнулся Росс. – Но загорать действительно не люблю.

- А как же твой тропический рай? Чем ты занимался на острове, если не загорал?

- Просто отдыхал. Ходил на яхте. Отъедался свежими натуральными фруктами. Плавал.

- Хорошо плаваешь?

- На рекордсмена не потяну, - лениво улыбнулся Росс.

Джаред повернулся набок, подпирая голову рукой.

- Ты обещал когда-нибудь рассказать об острове. Может, сейчас?

Росс чуть заметно пожал плечами. Рассказывать о себе, как всегда, не хотелось. С другой стороны – уж лучше это, чем возвращаться к тому, что произошло у аталан. Он приоткрыл глаза, проверяя настроение Джареда. Лицо у того застыло в ожидании, ни малейших признаков сна. Жаль. Впрочем, история с островом – это подходящий случай намекнуть на незаконченное дело. Росс вздохнул, вытягивая из глубин памяти воспоминания.

- Первый раз я попал на остров, когда мне было… Сколько же мне было?.. Ну, наверное, как тебе сейчас, может, чуть моложе. – Он помолчал, задумчиво почесывая подбородок. – Случайно о нем узнал, прельстился, ты правильно угадал, на «дикость». Там действительно почти ничего нет, местных – сотни две всего, обслуживают яхтклуб и торгуют потихоньку самолично выращенными продуктами с материком. В общем, я снял бунгало и наслаждался полным одиночеством и возможностью не разговаривать неделю кряду. Однажды поздно вечером, гуляя по берегу, заметил какую-то подозрительную возню у воды. Там дрались несколько местных ребят. Я свистнул, спугнул их – честно говоря, от нечего делать. Один не смог убежать – его сильно избили. Пацан еще совсем, ему лет тринадцать было. Не знаю, что на меня нашло, наверное, от скуки. Забрал его к себе, притащил в бунгало, подлечил, насколько мог. Серьезных повреждений у него не было, хватило клея и заживляющей мази. Он сожрал все мои запасы продуктов и через два дня сбежал.

Росс весело усмехнулся, подкладывая руки под голову.

- Его зовут Иларио, на местном наречии это означает «шустрый», и ему очень подходит это имя. Задорный, юркий и неуловимый как ртуть, ни минуты не может провести без движения. Впрочем, тогда, в первую встречу я этого еще не знал. Он прятался от меня по комнатам и почти все время молчал, что меня вполне устраивало. Когда он исчез, я облегченно вздохнул и выбросил его из головы. – Росс немного помолчал, собираясь с духом. – Второй раз я прилетел на остров года через полтора. Это было после… После той работы, которая мне недавно снилась. Я не очень хорошо себя чувствовал… и… - Он кашлянул, прочищая захрипевшее горло, и заставил себя расслабиться. – Если честно, я был вообще никакой. Месяц в больнице, несколько операций, и все равно я еле ползал. А психологически… назвать адекватным меня было нельзя даже с натяжкой. Спецы корпорации со мной, конечно, поработали, но память стирать не стали – опыт и знания, все дела.

- Вам стирали память? – негромко спросил Джаред. Его глаза потемнели почти до черноты, а пальцы снова начали дрожать. Росс заметил, как тот сильно сжал кулаки, и прикрыл веки, отворачиваясь.

- Стирали иногда. Редко к сожалению. Ну, вот такой развалиной я и появился на острове. Снял то же бунгало на отшибе, забился там в нору, не двигался и не думал, просто ждал, когда пройдет время. Время тоже стирает память, жаль только, что медленно и не без последствий... Я не знаю, каким бы я сейчас был, если бы не Ларито. Не знаю, как он меня вычислил, но однажды появился – залез в окно – и больше не уходил. Готовил еду и настырно подсовывал ее мне под нос. Непрерывно болтал и смеялся, доводя меня до бешенства. Заставлял пить лекарства, килограммами втирал в меня мазь, тормошил и пинал, пока я не начинал делать упражнения. Я так хотел его выгнать, что мне это даже снилось. А он не обращал внимания на мою ругань, терпеливо уворачивался от затрещин и ловил минуты, когда у меня уже не оставалось сил спорить. Тогда он подходил, обнимал меня, гладил, ластился всем телом и смотрел невыносимо влюбленными глазами… Он подставлялся так откровенно, что в какой-то момент я не выдержал и трахнул его.

Росс открыл глаза и в упор посмотрел на шокировано застывшего Джареда.

- Ага. Тебе не послышалось. Я трахнул почти ребенка и девственника. Как я уже говорил, ты многого обо мне не знаешь.

Джаред судорожно вздохнул и отвел взгляд.

- Это… Ты ведь его не заставлял… Я тоже в пятнадцать впервые влюбился…

- И переспал со взрослым мужчиной? – Росс жестко улыбнулся. – Не думаю. Я взял его не потому, что он влюбился. Я просто хотел почувствовать себя живым. Убедиться, что я еще что-то могу в постели, потому что были сомнения. А на пацана мне было наплевать. – Он отвернулся, уставившись в далекое просторное небо. Стая птиц чертила плавные узоры в прозрачной зеленоватой глубине. Короткие тёмные черточки, словно стежки ниток, маскирующие почти невидимый разрыв. – Я думал, что больше не увижу его. Но он появился на следующее утро, с сияющими глазами и счастливой улыбкой на распухших губах. Сказал, что мечтал обо мне с первой встречи. Кретин малолетний.

Джаред шумно выдохнул и упал на рюкзак, разворачиваясь на спину.

- Ну, я могу его понять, - тихо пробормотал он, не скрывая облегчения.

- Чушь! - отрезал Росс. – Мечтать о таком как я – это полное дерьмо. Ларито со временем это понял. Надеюсь. Во всяком случае, в последний мой приезд он хвастался, что живет с девушкой. Что, впрочем, не помешало ему ночью забраться в окно моей спальни. – Он куснул губу, чуть улыбаясь. – В общем, я появляюсь… появлялся на острове раз или два в году, когда купил его – чаще. Потом, когда Ларито окончил школу, я отправил его на материк учиться. Он всегда хотел стать врачом, но из семьи у него только старшая сестра, так что это тоже было из области мечтаний. Сейчас он уже оканчивает университет, дома появляется только на каникулах и увлеченно составляет для меня бизнес-план по модернизации местной больницы. Кажется, он решил отомстить мне, разорив до последних трусов.

Джаред расхохотался, толкая ухмыляющегося Росса в бок. Тот потянулся и сел, разминая шею. Так, теперь осторожнее.

- Смех смехом, а с больницей на острове действительно надо что-то решать. Она там устарела на столетие. Даже стазисной камеры нет; не поверишь – в прошлом году умер ныряльщик от яда какой-то местной рыбы, просто не успели переправить на материк. У «дикости», к сожалению, не только благостные стороны. Мне бы очень хотелось, чтобы проект с модернизацией был доведен до конца.

Он повернулся и внимательно взглянул в глаза Джареду.

- Раз уж я это начал, надо закончить, правда? – Дождавшись уверенного кивка, он улыбнулся. Ну вот, и с этим удачно сложилось. Еще один долг списан. Джаред сделает всё что нужно. Росс прищурился на заходящее солнце и глубоко, всей грудью втянул в себя горьковатый и такой живой воздух бескрайней планеты. - Ну что, будем собираться? Там Железный Капитан уже начинает нервничать. Наши каникулы тоже подходят к концу.

 

 

Отчаянный

 

Дестроер вращался на орбите, поджидая свой загулявший катер. Когда они возвратились, осоловевший от новых впечатлений и объевшийся урс мгновенно заснул в своей каюте, а Росс и Джаред зашли к капитану, который не спал, несмотря на глухую полночь по корабельному времени. Тот довольно спокойно воспринял отказ аталан сотрудничать в противостоянии Чужим, подтвердил, что ничего существенного за это время не произошло, и отпустил их до утра, злорадно напутствуя советом закусить мясом урса, так как ужин давно прошел. В целях сохранения собственного спокойствия Росс не стал уточнять, какое именно мясо имеется в виду – замороженное в холодильнике или сопящее в каюте.

Спрятавшись у себя и раздевшись, они с удивлением обнаружили, что Джаред таки умудрился обгореть на солнце, причем какой-то странной пятнистостью: живот, частично бедра и левое плечо. Парень радостно чесался, вспоминая почти забытые ощущения. Росс попытался найти какие-то следы на нитях, но вынужден был сдаться – Джаред выглядел вполне здоровым. Идти в медблок обоим было лень, поэтому они махнули рукой и попробовали устроиться спать как всегда вдвоем, но через несколько минут Джаред спихнул лежащего с краю Росса на пол, уже не очень радостно сообщив, что кожа печет. Росс закатил глаза и полез на верхнюю койку, тщательно скрывая удовлетворение. У него намечалась работа, которую лучше было делать на расстоянии.

Дождавшись, пока Джаред уснет, Росс плотно от него закрылся и начал разбираться с тем багажом знаний, который он получил в результате слияния с аталанами.

Некоторые приемы работы с нитями привели его в полный восторг, заодно наградив грызущим чувством стыда – его схемы были намного более неуклюжими. Кое-что было отброшено как ненужное – он не собирался в ближайшее время дышать под водой или менять состав почвы для растений. Но главное знание, то, что он страстно искал и хотел получить, то, из-за чего, в общем-то, и затеял это слияние, раскрылось перед ним во всем своем блеске совершенно неожиданно, мгновенно затмив и предыдущие восторги, и недоумения. Теперь он знал, как перемещать свое тело по нитям. Да, пресловутая телепортация аталан оказалась не каким-то волшебным появлением или исчезновением, они удивительным образом пропускали через себя те нити мира, которые вели в нужном направлении, и было даже не до конца понятно – то ли они скользят стремительными бусинами по нитям, то ли сами нити движутся сквозь кокон, притягивая за собой мир. Впрочем, для Росса это было неважно. Главное, что теперь он мог почти мгновенно попасть в любое место, о котором знал. Ну, наверное, мог. В принципе. Потенциально. Хорошо бы еще попробовать…

Пробовать было страшно. Он-то конечно знал, но знать и уметь… А что если он размажется по нити тонким слоем?.. Росс представил себе, как Джаред утром обнаруживает на койке его полупрозрачную ногу, уходящую в переборку каюты… А голова в это время будет валяться в кустах где-то на Сучке… Может, не вся голова… М-да… Висящий на ветке глаз мигнул, обозревая перспективы. Получилось как-то нерадостно.

Однако делать что-то надо. Росс глубоко вздохнул, мысленно отвешивая себе пинка. Глупо в нынешней ситуации получить такое знание и не воспользоваться им. Он встряхнулся, решительно выбрал ближайшую нить и прыгнул по ней вперед…

Когда он кое-как справился с головокружением и открыл глаза, вокруг было темно. А ногу его щупала какая-то когтистая лапа. Росс издал невнятный булькающий звук и задохнулся, когда лапа поползла выше… Похоже, он сейчас заорет…

«Тёплый ищет самку?»

Ох, чёрт… Это же Грлан!.. Волна облегчения чуть не свалила его с ног. Росс часто задышал, пережидая адреналиновый всплеск. Хренов урс со своими когтями…

«Лапу убери!» - мысленно рявкнул Росс.

Грлан убрал лапу и обиженно засопел. Росс на автомате потянулся проверить, всё ли внизу осталось на месте… и тут до него дошло. У него получилось!!! Черт побери, сработало! Он переместился по нити!.. Он не выдержал и таки заорал от восторга – хотя бы мысленно. Он может это делать!!! Да!!!..

«Теплый придумал, где найти самку?»

Росс расхохотался и, присев на корточки, взъерошил шерсть на урсе.

«Почему ты всё время о самке?»

Урс довольно заворчал под его руками, почесываясь и подставляя живот.

«Теплый сам говорил, что люди без одежды, когда моются или спариваются. Ты не моешься»

Логично. Росс хихикнул, вставая и снова нащупывая нить.

«Я просто тренируюсь быстро двигаться. Самка не нужна»

И он поспешно переместился в свою каюту, искренне надеясь, что разочарование в прощальном вздохе Грлана ему только почудилось...

Всё оставшееся время ночи Росс провел в хаотичных метаниях по кораблю, а под утро таки рискнул и прыгнул на Сучку. Уж лучше сделать это сейчас, пока они на орбите. Соображение было довольно глупым, ведь для этих перемещений расстояние играло значительно менее важную роль, чем представление о месте «выхода», но Росс чисто психологически тормозил, когда вспоминал о тысячах километров. Впрочем, несмотря на трясущиеся поджилки, у него всё получилось. Он оказался там, где и планировал – у входа в пещеру аталан, оцарапал себе задницу, шлепнувшись на камень из-за вращающегося мира, послушал ночные вопли окрестного зверья, неожиданно для самого себя тоже заорал во всю глотку, разбудив психованное эхо в изумленных горах, и с очумелыми растрепанными мыслями вернулся в свою каюту, радостно бухаясь на койку. Наверное, надо было поспать, но мир вдруг оказался таким огромным, и близким, и зовущим, и Росс никак не мог успокоить восторженное трепыханье сердца. Черт возьми, вот это свобода!..

Он едва дождался, когда проснется Джаред. Нет, Росс не собирался рассказывать о своих новых способностях, просто хотелось что-нибудь делать, куда-то бежать, болтать и смеяться, поделиться с ним настоящей, не вымученной радостью. И Джаред подхватил волну, сразу безошибочно почувствовал, и закружился вместе с Россом в этой хаотичной бестолковости, хохоча и брызгаясь в душе, жонглируя яблоками в кают-компании (во всяком случае, он старался), подравшись с урсом за кусок мяса (не то чтобы Грлан старался) и, в конце концов, затащив всех в учебный зал, где подбил Росса провести с ним воздушный бой на симуляторах. Который с блеском выиграл, сорвав оглушительные аплодисменты от собравшихся взглянуть на невиданное зрелище летунов. Звено истребителей в полном составе радостно охаживало Джареда по плечам, благодарное за отстаивание чести пилотов перед уже как бы своим, но всё-таки гражданским мутантом. Росс тоже получил свою порцию добродушно-снисходительных возгласов одобрения и, между прочим, был удивлен не меньше, а то и больше остальных – если на флаере Джаред казался просто хорошим пилотом, то за пультом истребителя он был невероятен. Он словно чувствовал машину всей кожей, срастался с ней сознанием, раскидывал руки-крылья, обнимая пространство, и вытворял такое, что не прочтешь ни в одном учебнике. Это был талант, который шел из сердца, и Росс со щемящей грустью подумал, что Джаред ни под каким предлогом не согласится остаться на корабле во время настоящей схватки. Что ж, значит, и обсуждать это не имеет смысла.

Настроение светящемуся от удовольствия Джареду не испортила даже новость о том, что вчера он пропустил первый настоящий вылет звена. Сегодня дестроер маневрировал в космосе, занимая оптимальную позицию по отношению к Сучке, поэтому следующие вылеты планировались на завтра. Джаред, мечтательно блестя глазами, обсудил с остальными полетные планы и договорился встретиться снова после обеда. Подслушивающий Росс удовлетворенно кивнул – он хотел поговорить с Морганом без свидетелей.

Обед почему-то показался Россу невероятно вкусным, словно приготовленным специально для него. Джаред хихикал, наблюдая расплывшегося от удовольствия Росса, который всё никак не мог остановиться, подхватываясь за добавкой. Выходя из кают-компании, Росс уже с трудом мог разговаривать и только кивал окликающим его людям с осоловелой сонной улыбкой. Джаред отвечал за него, под общий хохот комментируя россову невменяемую обжористость. Дотащив его до каюты, Джаред сгрузил блаженно улыбающееся тело на койку и, ухмыляясь, приказал отоспаться до вечера, так как вечером… Что будет вечером – Росс понять не успел, потому что почти мгновенно отрубился.

Он узнал о том, что будет, через несколько часов. Когда проснулся от обжигающего, запредельного, рвущего его на части воя предчувствия.

 

***

 

Росс лежал на койке, вперившись в плотную темноту каюты, и пытался заново научиться дышать. Предчувствие никак не утихало, сдавливало грудь стальным панцирем, диким бешеным воем вгрызалось в голову. Он ожидал, что будет хреново, но настолько?!.. В какой-то момент он понял, что если не сделать что-то немедленно – он просто потеряет сознание. Тогда он изо всей силы прикусил губу – жестко и безжалостно, мгновенно чувствуя кровь на языке – и вцепился в выброс адреналина, как утопающий в спасательный круг. Этого хватило, чтобы упасть в мир нитей полностью.

Он почему-то думал, что здесь он встретит бурю, какое-то немыслимое волнение, что-то проявленное и извращенное – но в мире нитей царила оглушающая тишина. Всё было как обычно, и только его собственный кокон дергался припадочным шмелем в паутине. Это было настолько странно, что Росс на минуту застыл, придавленный и ошарашенный разницей ощущений, но смутно пробивающийся даже сюда визг предчувствия заставил его встряхнуться. Он быстро промчался по своей сигнальной сети, проверил маяки дестроера, дотянулся до спрятанных вдалеке болидов… и растерянно остановился, не зная, что еще предпринять. Всюду было спокойно. Никаких следов Чужих, никаких объектов в космосе, ни малейших изменений энергетики в пространстве. Но почему тогда его так встряхнуло?!.. Росс понял, что вот сейчас – когда все ответы пропали вообще – он начинает нервничать по-настоящему. Ведь он же был уверен, абсолютно убежден, что это о Чужих! Он ведь ждал такого сигнала уже несколько дней! Это должны быть они, просто обязаны! Да где же эти сволочи?!!..

Он почувствовал, что готов заорать от ярости, и вдруг очнулся. Светлые небеса, он, кажется, всерьез обиделся, что Чужие опаздывают к нему на встречу! Словно он назначил свидание и мается с увядшим букетом под часами. Он рассмеялся, представив нереальную картинку. Да, похоже, предстоящая встреча будет его первым и последним свиданием. Как невежливо со стороны Чужих запаздывать!.. Он сжал зубы, почувствовав, что теряет контроль над смехом. Нельзя оглядываться. У него есть работа и нет права на истерики.

Итак, предчувствие воет, а никаких следов не заметно. Что это может значить?.. Он собрал разрозненные ощущения в кучу и попробовал понять хоть что-нибудь. Вокруг спокойно, никакой видимой опасности ни для него, ни для корабля. Может ли это означать, что она просто еще не проявилась? Росс вытянул из реальности тонкий ручеек своих ощущений и забросил его в окружающее пространство, расслабился, становясь максимально открытым и восприимчивым… Да, вот оно. Где-то очень далеко, почти призрачно, словно чей-то пристальный взгляд в толпе. Мазнул – и поплыл дальше, еще не узнав, но уже выискивая… Всё-таки это они. Росс даже понял, с какой стороны. Просто пока еще далеко. Будут здесь… часов через шесть.

Он аккуратно свернул свою сеть и тщательно подчистил пространство от любых следов. Незачем давать им повод насторожиться. Осмотрев дестроер, постарался максимально скрыть энергетический щит. Потом все же не удержался и подсадил на один из спутников свой маленький и почти незаметный маячок. Совсем без предупреждения он не выдержит. Слабак.

Росс выдернул себя в реальность и чуть поморщился, садясь на кровати. Голова болела почти терпимо, а вот губа распухла до неприличия. Ничего, у него есть еще время всё исправить. Есть время сделать то, что он должен, и даже то, что хочет. Он просто богач с таким-то запасом времени!..

У него осталось целых шесть часов.

 

***

Моргана он в каюте не обнаружил и посмеялся сам над собой – можно ведь было созвониться по комму заранее. Похоже, мозги все же работают со скрипом. Росс набрал капитана и прислонился к стене в ожидании. Подошедший через несколько минут Морган явно разрывался между нетерпением и настороженностью.

- Какие новости у нас сегодня? Ты решил, что хочешь прогуляться на дестроере к местной звезде?

- У тебя потрясающая интуиция, капитан. – Росс неспешно отлип от стены и кивнул на дверь каюты. – Зайдем, поболтаем?

Морган с некоторым раздражением оттянул воротник кителя, другой рукой нажимая пластину замка.

- Эклз, я не понимаю, как тебя все эти годы терпело начальство. Будь ты моим подчиненным, я бы уже сидел за жестокое злоупотребление служебным положением.

Развалившись на стуле, Росс похабно улыбнулся.

- Капитан, очень стесняюсь спрашивать, но воображение не дает покоя. Так что бы ты хотел со мной сделать?

Морган с усталым вздохом закатил глаза.

- Боюсь, мои мечты не осилить даже твоей фантазии. Поэтому не испытывай судьбу еще дольше. Что у тебя?

- У меня новая пища для твоих мечтаний. Хотя, признаюсь, несколько грустно отвлекать твои мысли от моего великолепия. Чужие будут здесь через шесть часов.

Капитан дернулся, резко вдыхая, шагнул вперед и жестко прищурился на Росса.

- Говори! – отрывисто приказал он.

- Предчувствие сработало, - спокойно пояснил Росс. – Да, только что. Нет, осечек не бывает. Я уверен. Количества пока не знаю. Идут быстро, но пока еще далеко. Ваши спутники засекут через несколько часов. Направление покажу. Какие вопросы я не предусмотрел?

Побледневший Морган перевел зачастившее дыхание и деревянно уселся напротив, опираясь на стол и переплетя пальцы так, что протезы натужно скрипнули.

- Ты… Значит, уверен, да?.. – Он плотно сжал губы, обрывая поток уже ненужных вопросов. Лицо капитана застыло, а взгляд провалился куда-то внутрь – Морган явно уже обрабатывал информацию. С невольным уважением Росс удивленно качнул головой – капитан невероятно быстро принял шокирующее известие.

Немного подумав, тот потянулся к интеркому и вывел на экран карту звездной системы.

- Показывай, где они.

- На два часа от местного солнца. – Росс поднялся, тыкая пальцем в экран. – Только это – не где они, а общее направление. Оттуда я их чувствую, и, вероятно, оттуда они придут.

- Но гарантий ты дать не можешь?

- Увы. – Росс пожал плечами. – Только выдумывать что-то им нет смысла. Они не ожидают встретить здесь нас. Думаю, будут двигаться так же, пока не наткнутся на твоих «шпионов».

Морган сосредоточенно вглядывался в карту, медленно барабаня пальцами по столу.

- Если ты прав… нам надо немного изменить построение. Они будут подходить с освещенной стороны Сучки… Если рассредоточить корабли по орбите и максимально заглушить, то можно прикинуться этаким поясом астероидов… Рассчитать точно время, выстрелить вперед экраны и кружить без управления…

- А стелс?

- Сработает стелс или нет – мы заранее не узнаем. Зато солнечная сторона планеты замаскирует наше тепло. При некоторой доле удачи они вполне могут принять нас за мусор. И тогда первый залп будет за нами. Ладно, допустим… Выпустить одновременно ракеты и истребители, а потом выходить на траекторию атаки… - Еще немного помолчав, он решительно поднял голову. – Мне надо поработать с вариантами. В рубку пойдешь?

Росс вновь уселся напротив и поймал взгляд капитана.

- Джефф, выход на тактический компьютер есть и в дублирующей рубке. Подумай еще раз. Шесть часов.

- Хочешь сказать, что люди перегорят, если сейчас объявить? – мгновенно понял Морган и недовольно выпрямился.

- Сколько уйдет времени на нужные маневры?

Снова мазнув взглядом по карте, тот уверенно ответил:

- Не больше двух часов.

- И что будут делать экипажи дальше? Думаю, ты знаешь. Нервничать. Причем в полной неизвестности, потому что сигналов от спутников не будет еще долго. Когда сигналы придут – люди заведутся по новой, а через пару часов – как раз к началу боя – они издергаются так, что начнутся совершенно дурацкие ошибки. – Росс взглянул на комм. – Через полчаса время ужина. Дай людям хотя бы поесть спокойно, а уж потом пугай.

Морган невесело усмехнулся.

- Экий ты стал заботливый. Однако рациональное зерно в этом есть. Ладно, подождем пару часов. Может, действительно от спутников что-то придет. Надо, кстати, их заглушить по всей системе, оставим с десяток на заданном направлении. Эклз, ты абсолютно уверен во временных рамках?.. Хорошо, тогда берем командира дестроера и пока посидим за компьютером, это в любом случае необходимо.

- А я-то вам зачем? – вскинул брови Росс.

- Чтобы задавать идиотские вопросы, - отрезал Морган. – Пошли.

Они просидели в дублирующей рубке втроем около часа, и Росс очень старался исполнить возложенную на него капитаном миссию – доставал обоих армейцев самыми каверзными вопросами, давая им возможность построить наибольшее количество сценариев боя. Они решили, что пора заканчивать, когда компьютер три раза подряд выдал им укоризненный темный экран с надписью «невозможно проанализировать». Замороченный Морган объявил перерыв на ужин и, противореча своим же словам, вновь задумчиво склонился к тактическому столу. Росс понимающе дернул бровью и направился к двери, но на полдороге обернулся.

- Когда будет объявлена общая тревога?

- Мм… В восемь тридцать по корабельному, если со спутников ничего не будет раньше.

- Джефф, ты не хочешь пригласить меня поужинать у тебя?

- А?.. – Капитан поднял голову и озадаченно нахмурился. – Ужинать?.. Да без проблем, можем и у меня. Погоди, сейчас пойдем.

- Спасибо, Джефф, но у меня другие планы. – Росс подмигнул изумленному Моргану и с кривой ухмылкой вышел за дверь.

Джареда в каюте еще не было – тот звонил пару раз, говорил что-то невнятное и пытался зазвать в кают-компанию, но Росс отговорился делами. Он подозревал, что вряд ли сможет изобразить сейчас прием пищи. В любом случае, пауза – это хорошо, значит, есть время для еще одного разговора.

Урс не скучал – он, кажется, вообще не умел этого делать. Когда Росс вошел, то обнаружил, что Грлан выломал из креплений стенки душа и теперь с помощью кусков пластика и одеял строит себе что-то вроде шалаша возле стола.

«Грлан, ты же понимаешь, что здесь не может быть дождя?» - уточнил Росс, усмехаясь.

«Это не от дождя. - Урс деловито почесался и уселся на пол рядом со своим творением. – Это для теплого»

Удивленный Росс присел на корточки, заглядывая внутрь шалаша.

«И что я там должен буду делать?»

«Залезай» - Урс повелительно махнул лапой.

В полном недоумении Росс залез внутрь, оказавшись в темном, тесном и, как ни странно, довольно уютном закутке. Грлан подполз ближе и почти полностью заслонил своим громадным телом вход.

«Закрой глаза и сиди так»

Росс пожал плечами, но послушно закрыл глаза – он уже привык к порой непонятным, однако всегда имеющим разумное объяснение инструкциям урса.

Стало совсем темно и тихо, только медленное ритмичное дыхание Грлана убаюкивало своей размеренной постоянностью. Росс чувствовал близкие стены вокруг, которые словно мягко обхватывали его со всех сторон, чувствовал, что его будто отделили от остального мира. Он глубоко вздохнул и положил руки на согнутые колени, опуская на них голову. Странно, но ощущение тесноты не давило, наоборот, он с удивлением понял, что расслабляется, что скованные каменным напряжением мышцы постепенно становятся мягкими и теплыми. А ведь он даже не заметил, насколько был напряжен…

Он разрешил себе побыть несколько минут в этом теплом уюте, отбросил все мысли и планы, просто погрузился в абсолютную пустоту и ощущение спокойствия, волнами расходящееся от Грлана. А потом с мягкой улыбкой выпрямился и потянулся, задевая потолок локтями.

«Так лучше?» - с любопытством спросил Грлан.

«Да. - Росс благодарно почесал урсу шею, и тот довольно заворчал. – Ты построил пещеру для этого?»

«Я слышал тебя. - Грлан махнул в сторону стены, за которой была каюта Росса. – Страшно и холодно. Я хотел помочь»

Росс опустил голову, на мгновение прикусывая губу. Черт, а он ведь думал, что хорошо закрылся… Что ж, по крайней мере, это не Джаред.

«Ты очень помог. Спасибо тебе. Грлан, а ты чувствуешь сквозь стены Джареда?»

«Когда он недалеко» - Урс отодвинулся, выпуская Росса, и внимательно посмотрел ему в глаза.

«Тогда у меня к тебе будет просьба. Я сейчас буду с ним у нас в каюте, потом уйду. Джаред останется. Мне очень важно, чтобы он оставался на месте, пока не придет капитан Морган. Ты ведь сможешь сломать переборку и остановить его, если он попытается уйти?»

«Теплый идет убивать врагов?»

Росс постарался, чтобы его состояние ни на йоту не изменилось. Это не последняя ложь. И не самая трудная.

«Нет, Грлан, я только пойду посмотреть, что они задумали. Но для Джареда это будет опасно. Поэтому я хочу, чтобы он оставался в каюте. Ты сможешь мне помочь?»

«Я помогу» - уверенно передал урс, и Росс облегченно улыбнулся.

«Спасибо. - Он поднялся и, подойдя к урсу, мягко погладил лобастую голову. – Грлан, я очень рад, что узнал тебя. Скажи, твое мнение о людях изменилось? Они тебе понравились?»

«Мне нравишься ты. - Грлан забавно подергал ушами. – Но люди лучше, чем мы раньше решили. Я расскажу об этом дома» - Он полузевнул-полурыкнул и куснул Росса за руку. Тот рассмеялся.

«Хорошо. Я очень хочу, чтобы ты это сделал. Чтобы люди и урсы не были врагами. Мне пора идти. А ты учись пока сворачиваться рулетом»

«Зачем?!» - урс изумленно дернулся от увиденной картинки.

«Потому что когда я вернусь, то затолкаю тебя в твою пещеру!»

И Росс, улыбаясь, вышел, оставив урса возмущенно рычать на перспективы.

 

***

 

Джаред обернулся на звук открывающейся двери и с какой-то странной жадностью впился глазами в лицо Росса, продолжая разговаривать с кем-то по комму. Росс прислонился к стене возле двери и сунул внезапно задрожавшие руки в карманы. Весь мир вдруг отодвинулся, стал мелким и незначительным, и остался только он – Джаред, который небрежно откидывал с лица волосы, озадаченно хмурил брови, морщил нос, покусывая палец, делал два шага и оборачивался, снова стремительно ловя его взгляд – так знакомо, привычно… так, как никто другой. Только он. Единственный. Поймавший в свои крылья ветер.

Дышать почему-то было больно, но Росс смог улыбнуться, когда Джаред подошел к нему.

- Майерс, командир нашего звена, изменил планы на завтра, - пояснил тот, выключая комм, продолжая пристально вглядываться в его глаза. – Ну что, разобрался со своими делами?

- Очередное совещание с Морганом. – Росс говорил негромко, боясь, что голос сорвется. – Ты поужинал?

- Ага. А ты, разумеется, нет. Пойдем в кают-компанию или принести?

- Капитан после совещания пригласил меня к себе на ужин. Так что всё в порядке.

- Точно? – Джаред протянул руку и осторожно коснулся кончиками пальцев его щеки. Чуть надавил, словно хотел проверить, что это настоящая, живая кожа.

Росс сильнее вжался в стену спиной, отклоняя голову. Каждое прикосновение было как ожог. Ему не нужно сейчас тепла. Только не сейчас.

- Всё нормально, конечно. Хочешь, посмотрим новый фильм? Или можем просто лечь спать. Ты не устал?..

- Дженс. – Парень шагнул ближе и бережно, но твердо обхватил ладонями его лицо, заставляя смотреть в глаза. – Что случилось?

Росс удивленно изогнул брови, изо всей силы впиваясь ногтями в сжатые кулаки.

- Да ничего не случилось, ты о чем вообще?

- Я почти не чувствую тебя, - тихо объяснил Джаред. – Только давление, будто резиновый шар, который вот-вот взорвется. Что происходит, Дженсен?

- А, ты об этом. – Он заставил себя улыбнуться. – Аталане показали мне некоторые новые техники. Пробую другой защитный слой, но еще не отрегулировал. Извини, что не предупредил. Завтра будет уже по-другому, я обещаю.

Джаред нахмурился, ища что-то в его лице, и Росс не стал уклоняться от этого взгляда. Прости, мой хороший, но я уже научился. Я обману тебя правдой, и ты не увидишь лжи.

…Он поверил. Словно через силу, но поверил, опустил голову и с коротким вздохом ткнулся лбом в лоб Росса.

- Я думал… Не знаю. Эта твоя защита мне не нравится. Но если только до завтра…

- Конечно. Так чем займемся? – Росс чувствовал, что слишком спешит. Но до объявления тревоги оставалось десять минут.

- Да мне всё равно, - пожал плечами Джаред. – Майерс предлагал вечером собраться, в карты поиграть. Хочешь?

- Нет.

Прозвучало слишком резко, и Росс быстро пояснил:

- Просто хочу побыть только с тобой. Ладно?

Парень улыбнулся с загоревшейся хитринкой в глазах.

- Только при условии, что ты вытащишь, наконец, руки из карманов и найдешь для них подходящее применение.

Росс почувствовал, как мгновенно застыло всё тело. Как спасительный панцирь холода затрещал, покрываясь шрамами. Он не хочет касаться Джареда. Он не сможет потом уйти.

- Договорились, - прошептал он на выдохе и крепко сжал губы, останавливая дрожь. – Тогда топай в душ. Ты весь пропах пластиком.

- Договорились! – эхом повторил Джаред, и лицо его засветилось ярким удовольствием. – Хотя я раньше как-то не замечал, что тебе это мешает. – Он хихикнул, лизнул Росса в нос и быстро развернулся, на ходу начиная раздеваться.

Росс просто не успел, не успел подумать, не успел крикнуть себе «нельзя!», не успел остановиться. Его притянуло, словно на жестком аркане, швырнуло вперед, и он вцепился в плечи Джареда, вжался всем телом, обхватил руками и прилип – грудью, животом, бедрами, спрятал лицо в волосах, прижался изо всех сил – до боли, до стона, до гулко бьющегося сердца в ладони… И ничего не осталось – ни мира, ни мыслей, ни Росса… Только сердце, горячим пульсом стучащее в ладонь. Сердце Джареда.

- Что ты? Что, Дженс?.. – Джаред выдохнул неровно, прижал руку к груди, накрывая, вдавливая еще сильней ладонь Росса. – Скажи мне…

- Я…

Оглушительный вой сирены безжалостно смял шепот Росса. Он вздрогнул всем телом, приходя в себя, и одним судорожным рывком оторвался от Джареда. Метнулся к столу и выключил интерком.

- Это очередная учебная тревога, Морган предупреждал, не обращай внимания!.. – Он говорил слишком громко, слишком быстро, слишком фальшиво. Он должен восстановить контроль. Сейчас же. Немедленно. Росс улыбнулся, на миг задыхаясь, раздавливая себя между двумя ледяными стенами. Не смей. Только не теперь. Имеет значение только Джаред. – Представляешь, совершенно вылетело из головы, наверное, из-за твоих блистательных форм. Но ты же не бросишь меня здесь одного, не променяешь на свой дурацкий скафандр?

Джаред часто дышал и все еще прижимал ладонь к груди, туда, где несколько секунд назад лежала рука Росса. Наверное, искал свое сердце.

- Дженс… Ты…

Росс не выдержал.

- Я хочу тебе кое-что сказать. Просто дай мне пару минут. Иди пока в душ, хорошо?

Джаред медленно, молча, кивнул и, с трудом оторвав взгляд от Росса, неровной походкой ушел в ванную комнату.

Росс не смотрел ему вслед. Есть работа. Просто работай. Всё.

Он вытащил нужные вещи из шкафа, аккуратно расковырял ножом пластик под интеркомом и выдернул плату. Любые общие сообщения будут лишними. Впрочем, и личные тоже. Он выключил брошенный на стол комм Джареда и сунул его под сумки в ящик. Со временем найдет. Совсем без связи нельзя. Дождавшись шума воды в душе, сковырнул защиту на контейнере с сонным газом и, приоткрыв дверь, быстро закатил небольшой цилиндр в ванну. Посчитал про себя до тридцати. Потом включил проветривание. Пока ждал, наговорил короткое сообщение для Моргана на своем комме и спрятал его более надежно. Когда будут разбирать вещи, то обнаружат. Если будет кому разбирать. Капитан имеет право знать о том, что Росс с ним сделал.

Через пару минут он осторожно заглянул в душ и принюхался. Нормально.

Он перенес спящего Джареда на постель и укрыл одеялом. На всякий случай сдернул с верхней койки еще одно – парень был мокрым, еще простудится. Выставил теплый режим на кондиционере. Всё, можно уходить.

В коридоре, ломая пластину замка возле двери каюты, он почувствовал вибрацию корабля – «Отчаянный» маневрировал, ловя оптимальный курс. Значит, Морган, скорее всего, в рубке. Нужно просмотреть план атаки, который они выбрали, согласовать действия, успеть уйти достаточно далеко от эскадры. Предстоит еще много дел, и нельзя оглядываться. Просто иди вперед и больше не думай.

Росс сжал дрожащие пальцы в кулак, сохраняя биение пульса в ладони. Когда делаешь все правильно, должно получаться легко?..

 

***

Железный Капитан действительно оказался в рубке, проводил общее совещание командиров кораблей, и Россу пришлось подождать. Впрочем, время не потерялось даром – он заодно выслушал предварительный план атаки. Предварительный – потому что никаких сигналов от спутников-шпионов до сих пор не поступало. Собственно, Росс даже не соврал насчет учебной тревоги, Морган именно её и объявил, ведь кроме слов Росса никаких сведений у него не было, а позориться невнятным «предчувствием» он перед экипажами не рискнул. Так что команды кораблей работали в штатном спокойном режиме, хотя, подгоняемые «учениями», делали всё быстро и четко.

Освободившийся Морган подошел к Россу, и тот кивнул на дверь – в рубке всё же было слишком людно.

- Ко мне? – спросил выходящий в коридор капитан.

- Незачем, я на пять минут. – Росс прислонился к стене напротив рубки.

- Собираешься улетать?

- Да.

Морган коротко вздохнул и излишне четкими движениями оправил китель, оглядывая коридор.

- Я возьму катер и постараюсь хорошо замаскироваться где-нибудь в стороне, - продолжил Росс. – Думаю, если попрусь вперед, они меня слишком рано засекут. А мне внезапность нужна даже больше, чем вам. Мне надо их просканировать и определить ключевые фигуры, самых сильных. Поэтому первый удар вам придется принять на себя. Дальше я постараюсь выбить главных. Думаю, при их помешательстве на порядке и координации, после потери руководства у них начнется хаос, и станет значительно легче их задавить. Если… будет возможность – я попробую сделать что-нибудь с их щитами. Теперь о главном.

Внимательно слушающий Морган настороженно поднял голову. Росс поймал взгляд капитана, жестко глядя ему в глаза.

- У меня с собой, скажем так, бомба. Если у меня не получится… Если они придавят меня раньше, чем я их – бомба взорвется. Можешь мне поверить – ты этого не пропустишь. Будет большой бум. – Росс усмехнулся. – Я постараюсь, чтобы их зацепило максимально. Но гарантировать не могу, тут уж как карта ляжет. Вот после этого – очень внимательно проанализируй положение, у тебя уже будет достаточно сведений. И если будут сомнения в победе – уводи корабли. Без меня вы с ними не справитесь. Идите к Земле и готовьтесь встречать их там. Всё понятно, Джефф?

Морган скрестил руки на груди и прищурился.

- Нет. Не всё. Что за бомба и откуда? Почему сработает только при таких условиях?

- Потому что она у меня внутри. – Росс с усмешкой похлопал себя по животу. – Можешь теперь дразнить свою фантазию, представляя, как она туда попала. – Он убрал с лица улыбку и покачал головой. – Это неважно, Джефф. Вытащить и отдать её вам я не могу. Могу только взорвать, если не останется другого выбора. В остальном – всё понятно?

Лицо Моргана как-то нервно дернулось, и он снова отвел взгляд.

- Уходить или нет – я уж решу сам, если ты не против. В остальном – понятно.

- Джефф, ты сейчас лучший боевой командир в Федерации. Ты просто не имеешь права сдохнуть здесь без шансов. Помни об этом, - бесстрастно сказал Росс.

На скулах капитана заходили желваки, и он резко выпрямился, опуская руки.

- Что-то еще? – отрубил он тоном «да пошел ты!..».

- Да. – Росс оттолкнулся от стены, тоже становясь ровно. – Джаред заперт в нашей каюте. Проснется через три часа. Когда найдет комм, будет тебе звонить. Сам он вряд ли выберется. Не выпускай его.

- Он тебе не простит.

- Я знаю.

Росс кивнул, собираясь уходить, но Морган вдруг быстро шагнул к нему и положил руку на его плечо.

- Эклз… Росс. Постарайся вернуться. – Он сжал плечо, слегка встряхнул и обхватил ладонью затылок Росса – плотно и надежно. Пристально посмотрел в глаза. – Постарайся. Слышишь?

Росс сглотнул холодный комок в горле. И растянул по лицу почти настоящую улыбку.

- Я постараюсь, Джефф. И… спасибо тебе.

Он отвернулся и быстро пошел к шлюзу, чувствуя, как обжигает спину прощальный взгляд Моргана.

 

***

 

Стандартный спасательный катер для кораблей среднего тоннажа не отличался мощными двигателями или способностью к маневрированию, зато был необычайно прочным и обладал восхитительно понятливым автопилотом. Росс забил в систему свои требования и начальную информацию, и компьютер катера тут же выдал ему координаты нескольких точек в пространстве, где можно было с наибольшей вероятностью скрыться от возможного наблюдения, попутно оставаясь наблюдателем. Интуитивно выбрав одну из них, Росс подтвердил приказ для автопилота и включил максимальную скорость. Не то чтобы он торопился, но спасательный катер отнюдь не болид. По расчетному времени компьютера лететь до места два с половиной часа. Когда Росс увидел эту цифру, сердце глухо бухнуло и провалилось куда-то в живот. Он не сможет не думать два с половиной часа. Черт.

Набрав нужное ускорение, катер обласкал Росса невесомостью, и тот выпутался из ремней, оглядываясь в поисках какого-нибудь, пусть самого дурацкого занятия. Из глубины кабины длинное нутро катера было похоже на мохнатую трубу – ряды амортизационных кресел по всей окружности с ровными стрелами проходов между ними и петлями мягких поручней. Росс оттолкнулся и рыбкой нырнул в трубу, промчавшись по центральной оси катера. Если задрать голову, то кажется, что летишь вверх, а входной люк с пугающей скоростью падает тебе на макушку… Он ударился об люк плечом, в последний момент извернувшись, и громко выругался. Резкие слова испуганной толпой заметались по жадной пасти безмолвия и исчезли в бездонной глотке пустоты. Тишина снова подползла ближе, глумливо сощурилась – ну, что еще придумаешь?.. Росс тяжело сглотнул и закрыл глаза, вспоминая сотни своих одиночных полетов, сотни спокойных часов, когда рядом никого не было… Почему же сейчас он настолько один?..

Хотелось свернуться в комок и больше не двигаться. Хотелось ничего не чувствовать. Хотелось, чтобы всё уже закончилось – без разницы, как. Хотелось закричать.

Росс вытер мокрые глаза и медленно проплыл до кресла пилота, аккуратно пристегнулся. Вывел на центральный экран бездонную черноту космоса и заставил себя потеряться в холодном сиянии звезд.

…Сигнал от маячка пришел, когда до выбранной точки оставалось еще двадцать минут полета. Росс встряхнулся, выдирая себя из ледяного безразличия, и осторожно потянулся сознанием к спутнику, на котором оставил свой маячок. Чужие приближались, и теперь их уже можно было ощутить. Огромные шары плотно свернутой энергии, которые безжалостно вспарывали пространство. Казалось, даже местное солнце отшатнулось в испуге, когда они проносились мимо. Росс облизнул вмиг пересохшие губы и нажал клавишу связи, выстреливая узконаправленным лучом в сторону дестроера.

- «Отчаянный», говорит катер SEG-24-2. Дайте мне связь с адмиралом.

На том конце луча сердито затрещали мыслями – Росс не использовал стандартный код. Но ему было наплевать. Чужие пока что вряд ли могли засечь передачу, а уж если засекут – то без разницы, что именно он скажет.

Морган, похоже, разделял его взгляд на ситуацию, потому что в его голосе не слышалось ни малейшего намека на осуждение.

- Катер, слушаю тебя.

- Вам пришел сигнал от спутника?

- Пока нет. – Голос капитана сгустился – ему не нравилось, что разговор слушают связисты.

- Будет в ближайшее время, - ровно продолжил Росс. – Четыре корабля. При теперешней скорости подойдут на расчетное расстояние примерно через семьдесят стандартных минут. Направление прежнее. Маскировки нет. На первый взгляд, все корабли с одинаковой степенью защиты. Всё.

- Спасибо, катер, - хладнокровно ответил адмирал. – От тебя еще ждать известий?

- Нет, больше не рискну, - усмехнулся Росс. – Не забудьте заглушить спутники. Удачи вам.

- Тебе тоже удачи. Отбой. – И канал связи зашуршал, рассеиваясь среди колючей космической пыли.

Росс глубоко вздохнул, отжимая клавишу, вывел на экран таймер и откинулся в кресле, погружая себя в мир нитей. Ему нужно было слепить для катера надежную маскировку.

 

***

 

Корабли Чужих действительно походили на шары, и это удивило – Росс ожидал увидеть нечто, подобное той пирамиде на астероиде. Но, видимо, корабль Координатора был чем-то вроде курьерского болида – маленький, верткий и рассчитанный на одного. Приближавшиеся к орбите Сучки звездолеты были больше, значительно больше. Огромные, гладкие, почти идеально круглые, они напоминали зеркальные капли, положенные на бок острием назад. Оптимальная форма для безвоздушного пространства. Очевидно, они не были рассчитаны на полеты в атмосфере – так же как и все земные суда размером больше дестроера. А значит, у них на борту прячутся машины поменьше.

Росс цепко и осторожно просканировал ближайшее к планете пространство, но пока кроме четырех «капель» ничего нового не появилось. Земная эскадра вяло дрейфовала над экватором Сучки, притворяясь маловероятным ожерельем. Впрочем, чего только не бывает в космосе. Например, жгучей ярости Джареда тут определенно быть не должно. Однако же вот она, кусает горячими брызгами, отвлекает внимание, ввинчивается криком в виски. Сколько ни отгораживайся, парень словно находится рядом, дергает изо всех сил за нить, требует, умоляет… Росс неистово жалел, что не придумал, как усыпить его на сутки. Жаль, что у него не было подходящих препаратов, и жаль, что он настолько туп и непоследователен. Можно ведь было воздействовать энергией, да и сейчас еще можно. Но он не мог себя заставить. Это был бы уже не обман. Что-то другое. Словно… предательство.

Ты глуп, Росс. Он всё равно не простит.

Впрочем… уже ведь и неважно.

Росс снова уплотнил барьер, хотя самому себе уже казался неповоротливым свинцовым булыжником. Нормально. Просто не отвлекайся, кретин.

Корабли Чужих мчались к Сучке, стремительно приближались к рассчитанной точке первой атаки и не сбрасывали скорость. Казалось, они собираются протаранить планету насквозь. Казалось – у них может это получиться. Росс дернул плечами, сбрасывая оцепенелое ощущение жути. Черт, воображение разыгралось. Только бы выдержали нервы у землян. Сиди тихо, Джефф. Они затормозят, они должны затормозить. Просто подожди.

«Капли» резко замедлились, когда столкновение, казалось, было уже неизбежным. Совершенно непонятно, как они справились с инерцией движения таких огромных масс. Росс почти услышал фантомный скрежет пространства, когда энергетические щиты кораблей вспухли, расширились, потекли вперед, раскрываясь гигантскими зонтами по ходу движения, собственной плотностью тормозя материальные корпуса. «Не сейчас, только не сейчас!..» - взволнованно прошептал Росс, обращаясь к Моргану, на секунду забывая, что между ними тысячи километров. Начинать атаку сейчас было бы самоубийством!.. И Железный Капитан словно услышал его, а может, сработала интуиция опытного тактика, но ни один корабль землян не дернулся, ни одна вспышка не нарушила пустынную тишину космоса. И Чужие купились на эту тишину. Энергетические щиты плавно сложились, уменьшились, прилегая к кораблям, и «капли» застыли над планетой в холодной мертвенной неподвижности. «Пора», - уверенно прошептал Росс.

Время словно замедлилось, растянулось резиновой лентой, и в каждой секунде вмещался немыслимый год. Вот корабли землян оживают, наполняясь движением. Вот целый рой, несколько сотен точек отделяются от их боков. Вот эти точки вспыхивают, наполняясь яростным, ярким огнем, и, сбившись в тучу, словно огромный кулак, устремляются к вражескому кораблю. Все – к одному.

Пространство будто ахнуло в изумлении, когда ракетный кулак землян врезался в щит Чужих. Слепящая вспышка – десятки взорвавшихся ракет – встряхнула замерзший космос. Щит выгнулся, замерцал в последнем усилии – и лопнул, не выдержав давления, разбрасывая в стороны ошметки испуганной энергии. А «Стрекозы» землян ликующе устремились вперед и впились в беззащитное тело гиганта.

Только сейчас Чужие начали реагировать на происходящее. Атака земной эскадры – само присутствие земной эскадры на орбите планеты – застала их врасплох, и несколько минут были потеряны впустую. Да, они начали действовать быстро, слишком быстро, к сожалению, – их щиты уплотнились и расширились, «капли» стремительно разошлись в стороны, лазерные вспышки замелькали, сбивая подлетающие ракеты, – но уже было поздно. Атакованный корабль вздрогнул всем своим массивным корпусом, зеркальное тело покрылось змеящимися трещинами, а на боку стала шириться и расплываться в стороны черная дыра с неровными краями, сквозь которую всё еще ныряли внутрь прорвавшиеся ракеты. В звенящей тишине безвоздушного пространства большой корабль, медленно вращаясь, уплывал куда-то в сторону неуправляемой темной глыбой, и лишь редкие взрывы в черной дыре вспыхивали затихающим биением огромного сердца…

Ошеломленный и полностью захваченный зрелищем катастрофы, Росс с трудом пришел в себя. Облизнул пересохшие губы, глубоко вздохнул – казалось, он вечность этого не делал – и заставил себя расслабить руки, намертво вцепившиеся в панель управления катером. Первая атака землян оказалась успешной – еще какой успешной! – Росс почти слышал ликующие крики экипажей. И это замечательно, – вот только осталось еще три корабля Чужих. И теперь они настороже.

Росс от всей души пожелал удачи Моргану, потому что знал – только теперь начинается настоящий бой. Удачи и мужества, Железный Капитан. Они тебе понадобятся.

Отстегнув фиксирующие ремни, Росс максимально удобно устроился в кресле и закрыл глаза. Странно, но он чувствовал себя удивительно спокойно. Все решения приняты, все долги отданы. Игра началась.

 

***

 

Мир нитей принял Росса в себя и ослепил многоцветьем ярости. Волнение пространства накатывало штормовыми волнами. Нити по всей системе звенели натянутыми струнами, вибрировали и полнились силой, как провода под высоким напряжением. Казалось, поле взаимной ненависти можно было потрогать рукой.

От планеты тянулась вверх короткая цепь оранжево светящихся бусин – корабли землян спешно набирали скорость для маневров. От них постоянно отделялись темные точки ракет и вспахивали пространство между эскадрой землян и группой чужих кораблей. Среди ракетных трасс яркими звездочками головокружительно вертелись истребители, добавляя свои залпы к острым уколам основных орудий. Энергетические щиты звездолетов напоминали выгнутые лужи с цветными разводами нефти, по которым безжалостно лупил мелкий жестокий град. Однако они держались. Держались, казалось, без особого труда, лишь иногда недовольно встряхивались и отползали в сторону от самых интенсивных атак, как потревоженный слон лениво отходит на пару шагов от тучи мошкары. Первый великолепный залп, разрушивший одну из зеркальных капель, повторить пока не удавалось.

Росс сосредоточился и нырнул сознаньем вперед, настороженно ввинчиваясь во внутреннее пространство ближайшего корабля Чужих. Атмосфера на корабле царила странная – никакой видимой беготни и хаоса, каждый, казалось бы, занят вполне конкретным делом, но при этом над всеми сгущался плотный туман растерянности и страха. Росс подавил вспышку неуместной радости – бой еще не выигран. Найдя два энергетических кокона, отличавшихся наибольшим уровнем властности и силы, он постарался запомнить их характеристики и легким сквозняком метнулся к следующему кораблю.

Он сразу понял – здесь. Ощущение холодной мощи прошило насквозь, словно ураганный ветер швырнул в лицо пригоршню острых льдинок. Росс сжался, пытаясь стать как можно более незаметным, подобраться поближе, чтобы лучше понять, с чем предстоит иметь дело.

Просторное помещение с наибольшей энергетической напряженностью оказалось чуть в стороне от основного источника активности. Вероятно, аналог земной рубки управления был не здесь. Тишина обманчивой периной укутывала троих существ, сосредоточенно застывших перед какими-то сложными машинами. К счастью – действительно лишь машинами, Росс не чувствовал ничего похожего на живую пирамиду с астероида. Морозные коконы Чужих переплетались между собой запутанной паутиной взаимосвязей, и создавалось странное ощущение, что на самом деле здесь не три, а одно существо, единое сознание, которое принимает решения и отдает указания при помощи трех пар снующих по пультам рук. Росс не знал, зачем они соединились, но паутинная конструкция вызывала безотчетную тревогу, и он решил, что в первую очередь необходимо разрушить именно её. Он выбрал Чужого, в котором чувствовался руководящий центр паутины, осторожно повесил рядом с ним направляющий маячок и прыгнул обратно в свое тело. Вероятно, можно было действовать и на расстоянии, но ему показалось, что он слабее, когда тело находится далеко. А еще он иррационально чувствовал себя увереннее, когда имел потенциальную возможность не только придавить врага энергией, но и двинуть в челюсть кулаком. Может, это и глупо, но почему бы не использовать всё, чем одарила природа?..

Он стабилизировал катер в одной точке пространства, поднялся, разминая плечи, и сжал в кулаке метательный нож. Ну что ж, мироздание или что там еще, если имеет смысл к тебе обращаться – помоги. Помоги мне сейчас. Самое время.

 

Он появился возле Чужого и с ходу ударил энергией по паутине, разрывая ее на сотни мелких клочков. Один из операторов вскрикнул, привлекая внимание Росса, и тут же получил в шею нож, который словно по собственной воле вылетел из руки. Второй помощник выхватил оружие, похожее на то, что было у Координатора, но выстрелить не успел – ударной волной Росс швырнул его к стене, и живой, но оглушенный, тот остался валяться в углу грудой темного неподвижного тряпья. Самым умным вполне ожидаемо оказался руководитель трио. Когда Росс выбросил руку в направлении его шеи, то наткнулся на твердый экран – первым делом, даже не оглянувшись, Чужой активировал генератор защитного поля. Ну, хоть что-то интересное, а то ведь можно и заскучать. Росс усмехнулся и отошел на пару шагов, давая возможность Чужому подняться с кресла.

По земным меркам Чужой выглядел довольно молодым. Угловатое, но миловидное лицо было почти человеческим, лишь глаза выглядели неестественно узкими и вытянутыми к вискам. Странно, у Координатора Росс такого не заметил. Индивидуальная особенность? Волосы тоже были весьма индивидуальными – насыщенного бордового цвета, уходящего почти в черный – то ли еще одна особенность расы, то ли дело личного вкуса. Чужой с холодным интересом оглядел Росса и неожиданно мелодичным голосом спросил:

- Стрен дес пар?

Догадаться было несложно. Усмехнувшийся Росс иронично дернул бровью.

- Извини, красавчик, думаю, нам нет смысла знакомиться. Вряд ли ты проживешь настолько долго, чтобы успеть позаигрывать.

Чужой, как и Росс, не понял слов, но вполне понял интонацию. Холодно блеснув глазами, он без дальнейших разговоров метнул в Росса жесткий пучок энергии. Словно черная звезда с бритвенными краями, та впилась в защиту Росса, разрывая слой за слоем и почти достигнув живого уязвимого кокона. Невольно отшатнувшись, Росс зло оскалился и обхватил звезду своим полем, растворяя и впитывая ее в себя. Ничего, что тошно, зато он стал еще немного сильнее.

Чужой явно не ожидал такого и на секунду растерялся. Эта ошибка стала для него роковой. Привычно собрав энергию в шар, Росс швырнул раскаленный комок в голову врага и прыгнул следом. Шар прорвал силовое поле, заставил его лопнуть, огненным ветром опалил красивое лицо. Громкий крик Росс безжалостно оборвал ударом в горло.

Дальнейшее заняло не больше пары минут. Чужой все еще кричал, пусть беззвучно, но Росс чувствовал нарастающий пиком ужас, заполнявший собой пространство. Быстро склонившись над ним, Росс четким движением свернул ему шею и оглянулся в поисках ножа. Если решил убивать – делай это быстро. Милосердие профессионалов. Росс цинично усмехнулся, сглатывая неожиданную и неуместную горечь. Мысль, что это враги, почему-то не приносила облегчения. Похоже, он изменился даже сильнее, чем думал. Зло отшвырнув в сторону кресло, он шагнул к последнему Чужому и лишил его возможности очнуться. Пульт рядом мигал тревожными всполохами и чередой непонятных значков. Разобраться в этом было невозможно, поэтому, недолго думая, Росс всадил нож в центр панели и, не обращая внимания на искры и энергетические удары, начал полосовать упругие сенсорные экраны. Возможно, ему повезет испортить что-нибудь существенное.

На стене сбоку вспыхнул большой прямоугольник, дверь разошлась многолепестковой мембраной, и Росс, краем глаза увидев входящих, метнулся за край искореженного пульта. Может, его защита и выдержит выстрелы, но проверять это прямо сейчас явно не стоило. Быстро нащупав нужную нить, Росс под нарастающий вой тревоги перенесся к себе на катер.

Тишина как-то вдруг оглушила, словно давлением заложило уши. Росс вытолкнул себя из мира нитей и неуклюже дернулся от внезапного ощущения невесомости. Неловко ухватившись за спинку кресла пилота, он перевел дыхание, огляделся. Привычный серый металл, привычный экран созвездий, привычно оставлял опустошенным уходящий адреналин. Взгляд упрямо проваливался в мертвенную пустоту вокруг. Петли поручней чуть шевелились, подхваченные невесомостью.

Легко, это должно быть легко, он помнил.

В голове пронзительным эхом кричала чужая боль.

…Джаред, я ведь всё делаю правильно?..

Он тряхнул головой, жестко прищурился и, сунув за пояс нож, нащупал дорогу к следующему кораблю.

Вторая «капля» была так же не готова к появлению Росса, как и первая. Он определенно принял верное решение, когда поспешил и прыгнул сюда почти без разведки, лишь бы не потерять время. Троица здешних операторов действовала чуть успешнее: один скрылся за пультом и немного потрепал Россу нервы и защитное поле своим оружием; а руководитель не стал самонадеянно нападать чистой силой, вместо этого подобно Координатору попытавшись залезть Россу в голову. Десятки энергетических щупалец змеиными бросками таранили защиту Росса со всех сторон, и он так увлекся борьбой с «осьминогом», что чуть не проворонил главную атаку, лишь в последний момент поймав странное ощущение апатии, накатывающее откуда-то изнутри и почти заставившее его прекратить сопротивление. Да, этот Чужой был явно опытнее бордововолосого. Спешно собравшись, Росс плюнул на защиту и бросил всю энергию на один мощный удар, который и поставил точку в затянувшемся противостоянии. Росс воспользовался оружием Чужих, чтобы в хлам располосовать их же управляющие машины, и, крепко ухватившись за почти забытое удовольствие от победы, нахальным призраком растворился в хаосе нитей.

На третьем и последнем корабле удача его покинула.

***

 

Это была та самая, первая «капля», которую Росс осмотрел и оставил на потом как не слишком опасную. Двое увиденных операторов были явно слабее Координатора, возможности которого являлись своеобразной точкой отсчета для Росса. Третьего он не заметил вовсе, и лишь появившись здесь снова, понял – почему. Третьим оператором был сам корабль.

Предыдущие быстрые схватки чуть успокоили Росса, вместе с легкой усталостью накрыли обманчивым чувством самоуверенности. И потому он не сразу понял, что происходит. Появившись в углу просторного зала, он по уже установившейся схеме метнул нож в одного из операторов, одновременно ударяя второго потоком энергии. Чужие должны были свалиться замертво или, по крайней мере, растеряться, упустив инициативу. Однако оба оператора вполне спокойно повернулись и встали со своих кресел, с пристальным интересом рассматривая Росса. Нож, ударившись о невидимую стену, растерянно зазвенел на холодном гладком полу. Воздух вокруг Росса начал стремительно густеть, превращаться в плотное тяжелое желе, сдавливать грудь, лишая живительного кислорода. Силовое поле превращало его в глупую муху, застывшую в янтаре.

Спешно бросив всю энергию на создание защитного панциря, Росс лихорадочно обдумывал положение. Совершенно очевидно, что здесь его уже ждали. С какой-то из пострадавших «капель» успели сообщить о непонятном чужаке, возникающем из ниоткуда и убивающем командный состав. Но почему тогда здесь нет стрелкового взвода? Почему лишь те же два оператора, не слишком сильные по сравнению с предыдущими тройками и наверняка уже знающие, что его не останавливают личные защитные поля? Почему, если уж говорить о полях, он до сих пор не может сдвинуться с места?!..

Чужие подошли ближе, коротко переговариваясь между собой. Узкие глаза с любопытством шарили по лицу Росса, бликуя отраженьем зеленого огня. Они были совершенно спокойны, но самое удивительное – Росс не видел в них никакого напряжения, словно это не они удерживали ловушку, которую Росс пытался пробить изо всех сил. И лишь сейчас он догадался проверить энергетические нити, плотной сетью накрывающие весь зал. Действительно, это были не они. Корабль оказался живым, таким же полуразумным созданием, как пирамида Координатора. Огромным, наполненным мощью существом, накрепко связанным с разумами операторов. Этот корабль не собирался откликаться на призывы Росса.

Чужие еще немного постояли рядом, попробовали обратиться к Россу, но тот не собирался отвечать на вопросы, даже если бы понимал язык. Полностью уйдя в мир нитей, он пытался нащупать уязвимые места сложного энергетического конструкта. Операторы, вероятно, решили заняться им после боя и вернулись на свои места, больше не обращая на Росса внимания. Их уверенность в том, что он никуда не денется, неприятно кольнула холодной иголкой в сердце.

Застывшей нелепой статуей Росс стоял в углу зала и боролся за каждый вдох. Давление силового поля никак не менялось, оставаясь ровно на той грани, чтобы не дать ему пошевелиться, но не раздавить окончательно. Росс мысленно усмехнулся, вспомнив свои рассуждения об использовании всего, чем одарила природа. В данный момент наличие тела стало для него тюрьмой. Впрочем, возможно, хотя бы мысли еще свободны? Осторожной тенью он скользнул по одной из нитей… и ликующе оглянулся на собственное тело с другой стороны зала. Не то чтобы его привлекала роль бесплотного духа, но ведь так можно сделать хоть что-нибудь! Вот теперь бы еще решить, что делать…

Росс быстро расширил сознание, легким облаком охватывая окружающее пространство. Его присутствие на корабле не вызвало никакого волнения, вероятно, о нем знали лишь операторы. Остальной экипаж был полностью сосредоточен на бое, который и не думал затихать. Живой корабль успешно отражал атаки земных ракет; выдвинутые за границы поля стволы сыпали лазерными вспышками, делая корабль похожим на ощетинившегося ежа. Периодически из открывающихся по всему корпусу отверстий в космос вылетали какие-то небольшие беспилотные аппараты и самоубийственно бросались навстречу земным «Стрекозам», заставляя их взрываться на безопасном расстоянии. Расположенные впереди основные орудия посылали короткие мощные импульсы в сторону земной эскадры. Один из таких импульсов растекся недалекой вспышкой, оборванным криком ввинтился в голову Росса. Под выстрел попал один из истребителей. Знакомые лица летучего отряда чередой пронеслись в сознании. Кто?.. Лучше об этом не думать. Лучше не думать о том, что из семи земных кораблей осталось лишь пять. Что десятки людей исчезнут здесь навсегда – потому что сюда их привел Росс. И пусть он будет последней сволочью, но все надежды и силы он бросит на то, чтобы остался целым «Отчаянный». Да еще – на победу.

В последний раз окинув взглядом картину боя, Росс заставил себя закрыться от происходящего снаружи. После его диверсий одна из «капель» потеряла защитное поле, и у землян появилась хорошая возможность её додавить. Если получится сделать то же самое и на этом корабле – вероятность победы в бою резко увеличится. А значит, у Росса должно получиться.

Он сосредоточился, изучая характеристики живого корабля. Тот явно не обладал свободой сознания, выполнял лишь прямые команды операторов. Заставить его выпустить Росса не получится. Значит, надо заставить Чужих. Росс вытянул ниточку из своего кокона, сформировал тоненький жгут энергии и по едва заметной тропинке на мягких лапах пробрался в голову ближайшего оператора. Тихо, осторожно, едва касаясь, он начал тонкую перестройку сознанья Чужого. Ты спокоен. Ты в безопасности. Ты чувствуешь интерес к странному пришельцу из ниоткуда. Ты хочешь узнать о нем больше. Потом его заберут, и ты ничего не узнаешь. Но ведь это твой пленник, твоя добыча. Ты можешь узнать всё сейчас, а знание всегда дает больше силы, больше власти. Пришелец сломлен, испуган, слаб. Его можно выпустить, можно изучить. Он интересен, он даст тебе больше власти, расскажет свои секреты. Нужно выпустить его, отключить поле. Ты можешь заставить его делать всё, что захочешь. Ты сам можешь заставить его, показать всем, что ты силен. Отключить поле. Ты хочешь изучить пленника. Хочешь отключить поле…

Оператор поднялся, разворачиваясь к Россу, и нажал кнопку на пульте.

За долю секунды Росс упал обратно в себя, свернул в шар энергию и выстрелил ею в поднявшегося. Он сам пошатнулся, настолько стремительной и большой была потеря энергии, а оператора вместе с защитным полем просто смело с места. Его швырнуло на пульты, с треском вдавило в экраны, из-под затылка брызнуло красным, и даже не успев вскрикнуть, он ушел в небытие вместе с насмешливой благодарностью Росса. Одним меньше, остался еще второй.

Они ударили одновременно – повернувшийся оператор и шагнувший навстречу Росс. Чужой отвернулся от пульта, и в этом была его ошибка – он теперь не мог отдать команду кораблю. Как только он начинал двигаться, Росс усиливал давление и делал еще один шаг вперед. Чужой просто боялся выпустить его из поля зрения, поэтому, не отрывая взгляд от Росса, выкачивал по общей сети энергию из корабля и пытался отжать Росса к стене. Это было противостояние чистых сил, вот только запас прочности у энергетического конструкта был явно больше. А еще он наверняка не чувствовал боли. Росс оскалился, задыхаясь, наклоняясь вперед, будто под ураганным ветром, который нещадно рвал его на клочки. Он здесь, чтобы выиграть. Он выиграет. Любой ценой.

…Внезапно его встряхнуло, опалило жутким огнем, немыслимо близким криком ударило в голову. «…Дженсен!!!..» - голос Джареда ярким отчаяньем заполнил собой весь мир.

 

Громкий сигнал тревоги набатом звенит в кабине. Перегрузки сдавили грудь, вышибая последний воздух. Оглушающий шум в ушах, и черные искры безжалостно-остро впиваются, режут глаза… По стенам жадно змеится паутина огненных трещин, перчатки скафандра плавятся на раскаленном пластике… Не удержаться, не улететь от боли, не спастись...

Дженсен…

Неуправляемый истребитель покореженной грудой металла падал вниз, на бескрайнюю твердь планеты. Покинув темный простор небес, ломая крылья, в плотных слоях атмосферы сгорал умирающий «Серафим»…

 

Нет!!! Это был только сон!!! Не надо больше!!!

Это всё неправда, ведь Джаред на корабле!!!

Это другой пилот, другой истребитель, другое время!!!

Этого просто не может быть, только не с ним!!!

…Боль – простая, надежная как верный друг – ф